Особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в "Слове о полку Игореве"

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в "Слове о полку Игореве"

Шабашова П.И. 1Виноградова В.Е. 1Кашина В.Е. 1
1Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 2 городского округа город Буй Костромской области
Климанова Е.А. 1
1Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 2 городского округа город Буй Костромской области
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

На сегодняшний день историки и исследователи «Слова о полку Игореве» имеют разные точки зрения на вопрос об авторстве, подлинности данного произведения. Существует огромное количество переводов «Слова», как на русский, так и на другие иностранные языки (английский, украинский, белорусский, польский, французский, монгольский, немецкий, иврит), что определяет актуальность выбранной темы.

Новизна данного исследования заключается в том, что употребление приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в «Слове о полку Игореве» является недостаточно изученным.

Цель исследования: изучение особенностей употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны.

Данная цель конкретизируется в следующих задачах:

1. Дать понятие «аллегория».

2. Рассмотреть разные точки зрения о подлинности и авторстве «Слова о полку Игореве».

3. Выявить отличительные особенности переводов «Слова о полку Игореве» разными авторами.

4. Охарактеризовать особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в «Слове о полку Игореве»

Для того чтобы раскрыть особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны проработана теория по данному вопросу. Понятие «аллегория» широко даётся в толковом словаре русского языка Ожегова С. И.

Вопрос об авторстве широко освещён Е. В. Барсовым в работе «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси»; В. А. Келтуялой в пособии для самообразования «Курс истории русской литературы». В. Ф. Ржига в статье «Композиция «Слова о полку Игореве» » более глубоко изучает само произведение и эпоху его создания. В. Буйначев в «Тайнописи «Слова о полку Игореве» » приписывает авторство самому князю Игорю. А. Никитин в труде «Слово о полку Игореве. Тексты. События. Люди» высказывает мысль о подлинности «Слова». П. Н. Берков обращает внимание на рассказ о гибели коллекции А. И. Мусина-Пушкина, в которой могло быть «Слово». Историю «обретения» Хронографа восстанавливает в своей книге «Спасо-Ярославский Хронограф и Слово о полку Игореве» Г. Н. Моисеева.

Материалом исследования являются следующие источники: переводы «Слова о полку Игореве» Н. А. Заболоцкого, А. Н. Майкова, В. А. Жуковского, С. Д. Сахарова.

Проблема: недостаточность изучения особенностей употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны.

Объектом исследования послужили тексты переводов «Слова о полку Игореве»» разными авторами.

Предметом исследования явились особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны.

Методы исследования: в исследовательской работе были использованы такие лингвистические методы, как описательный метод, метод синтеза и анализа, метод сравнения и обобщения.

Теоретическая ценность работы заключается в том, что данное исследование углубляет изучение особенностей употребления приёма аллегории в образах главных героев «Слова о полку Игореве».

Практическая значимость работы определяется тем, что материалы данного исследования могут быть использованы в изучении темы «Образы главных героев в «Слове о полку Игореве» в 9 классе и помогут обучающимся лучше усвоить использование приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны.

Ожидаемый результат: создание методического материала«Особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в «Слове о полку Игореве» ».

Структура работы: Введение, теоретическая глава «Научный подход к изучению «Слова о полку Игореве» », практическая глава «Особенности

употребления приёма аллегории в образах главных героев в «Слове о полку Игореве» », Заключение, Библиографический список и Приложение.

ГЛАВА 1

Научный подход к изучению «Слова о полку Игореве»

§ 1. Разные точки зрения о подлинности и авторстве

«Слова о полку Игореве»

Говоря об истории создания «Слова о полку Игореве» (далее «Слова»), следует учитывать тот факт, что в данном произведении по-прежнему остаётся много «тёмных мест», касающихся степени его изученности. Вопрос об авторстве оказался особенно интригующим.

В «Слове» нет никакой приписки, в которой автор сообщал бы своё имя и указывал на место и время написания.

Е. В. Барсов выяснил, что автор – уроженец и житель Новгород-Северской земли или черниговец, так как его занимает судьба Ольговичей черниговских князей и их прародителя Олега Гориславича-Святославича. Главный герой – новгород-северский князь, с 1198 г. до 1202 г. княжил в Чернигове. [1.1]

В. А. Келтуяла предположил киевское происхождение автора «Слова»: Святослав Киевский – двоюродный брат Игоря, Ольгович, изображен как победоносный князь-полководец, нанесший половецкой Степи тяжкие раны, как величественный правитель. Его образ идеализирован. Следовательно, «Слово» создано по инициативе, по заказу Святослава Всеволодовича. [1.3]

Исследователь «Слова» В. Ф. Ржига назвал автором произведения певца-сказителя, жившего при дворе Святослава Киевского. [1.8]

Несмотря на колоссальное количество наработок по данному вопросу, исследователь оказывается в ситуации информационной неопределённости.

То, что автором «Слова» должен быть какой-нибудь князь, резко сужает круг кандидатур. Высказывалась гипотеза о безызвестном ратнике из войска Игоря. Трудно предположить, что он решился бы по своей воле столь резко высказываться о русских князьях . Среди авторов некняжеского рода называли книжника Тимофея, певцов Митусу, Ходыну, конюшего Тимофея Рагуиловича, тысяцкого Мирошку Наздиловича, летописца Петра Бориславича и других.

Интересно, что сам князь Игорь мог быть автором. Эта очень популярная гипотеза высказывалась И. Кобзевым, писателем Чивилихиным, поэтом-переводчиком Шарлеманем. Недавно эту гипотезу поддержал В. Буйначев. [1.2] Несмотря на разные предположения, исследователи сходятся в одном: автором «Слова» был «Пушкин XII века», только талантливый писатель смог создать такое гениальное произведение.

Вопрос о периоде создания произведения и его подлинности остаётся открытым. Знаменитая древнерусская поэма «Слово о полку Игореве» написана, скорее всего, в XII веке. С этим спорят долго и упорно.

«Слово» уникально своим языческим характером. Его история таинственна, содержание «оптически» точно. Важная особенность – обращённость к частному человеку. Это произведение мировой литературы.

Первоначальная рукопись «Слова» (если это не подделка XVIII века) не сохранилась. Было несколько поколений переписчиков. Единственно известный, но не дошедший до наших дней список поэмы, относящийся предположительно к XVXVI вв, обнаружил собиратель древних рукописей граф А. И. Мусин-Пушкин в 80-х годах XVIII века.

Эта рукопись сгорела в огне пожара г. Москвы во время нашествия Наполеона. А. Л. Никитин в труде «Слово о полку Игореве. Тексты. События. Люди» писал о том, что П. Н. Берков, крупный знаток культуры и литературы XVIII века, обратил внимание на рассказ о гибели коллекции А. И. Мусина-Пушкина, сообщённый княгиней С. Ф. Мещерской, внучкой Мусина-Пушкина.

По ее словам, летом 1812 года А. И. Мусин-Пушкин, уезжая в ярославское имение, убрал ценные рукописи в подвальные кладовые и замуровал их. Когда неприятель подошел к Москве, граф велел вывести в деревню все картины, серебро, статуи. До замурованных кладовых не решились дотронуться. Для охраны дома осталось несколько семей. Он был сразу занят французами. Стена разобрана – коллекции растащены, остальное погибло в огне, но сам дом не горел. С. В. Мещерская считала, что некоторые рукописи и подлинное «Слово» были спасены, так как находились в то время у историографа Н. М. Карамзина. Его библиотека полностью сгорела, сам он писал И. И. Дмитриеву о том, что уходил пешком, унося черновые рукописи «Истории государства Российского».

Рассказ о сгоревшей рукописи – миф, запущенный Мусиным-Пушкиным. Ему было нужно, чтобы рукопись «Слова» исчезла после публикации в 1800 г. Для графа могли существовать неизвестные нам мотивы. Споры о подлинности начались ещё при его жизни. Историк, детектив Калайдович приложил все старания, чтобы втереться к графу в доверие и узнать все обстоятельства дела.

Мусин-Пушкин дал прочесть «Записки для биографии… графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина». Калайдович опубликовал их в «Вестнике Европы». Граф был недоволен. По его мнению, в рукописи есть такие обстоятельства, которые никому не известны, потому ясно, что она им сочинена, и незнающие назовут графа лжецом. После смерти Мусина-Пушкина К. Ф. Калайдович опубликовал «Биографические сведения о жизни учёных в трудах и Собрании российских древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина», частично переписал «Записки» графа и упомянул об истории обретения «Слова о полку Игореве».

У архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля граф купил все русские книги, также «Слово о полку Игореве». Монастырские «любители словесности» понимали цену старинных книг. Хронограф хранился в ризнице среди других ценных книг и не мог быть изъят просто так.

Историю «обретения» Хронографа восстановила в своей книге «Спасо-Ярославский Хронограф и Слово о полку Игореве» Г. Н. Моисеева. Она выяснила, что Иоиль отдал Хронограф Мусину-Пушкину на время с возвратом. Спасо-Ярославский монастырь был преобразован в Архиерейский дом, и составлена полная опись имущества, всех книг и рукописей. Рядом со словом «Хронограф», на полях, чернилами другим почерком было написано ещё одно слово, потом жирной чертой зачёркнуто. Оптико-фотографическая экспертиза установила — раньше там было слово «отданъ». (Такие зачеркнутые надписи ещё возле трех ценных рукописей в том же списке) [1.6]

Значит, к моменту упразднения монастыря, к 1787 г., Хронограф был у Мусина-Пушкина. В 1791 г. Екатерина II подписала указ о сборе в церквах и монастырях старинных рукописей с последующим возвращением их обратно. Эта работа была поручена обер-прокурору синода графу Мусину-Пушкину. В Архиерейском доме появился архиепископ Арсений Верещагин. У него с Мусиным-Пушкиным сложились очень близкие отношения. Тогда в новой описи рядом с Хронографом (и еще в трех местах) появилась надпись: «За ветхостию и согнитием уничтожен». А в старой описи слово «отданъ» зачёркивается. Иподьякон Соколов поставил рядом четыре вопросительных знака и свою подпись. (Приложение 1)

С тех пор до пожара 1812 года Мусин-Пушкин считал рукопись Хронографа своей собственностью. Для Екатерины была снята копия «Слова» с рукописи ХV-ХVI вв. Мусин-Пушкин прославился своим интересом к древностям и одновременно оказался окружен многочисленными подозрениями. Калайдович солгал, объясняя, как Хронограф оказался в его коллекции. Тайна «обретения» остается неразгаданной.

До Мусина-Пушкина с Хронографом ознакомился географ Василий Крашенинников и использовал его, когда писал книгу «Описание земноводного круга». Упоминаний о «Слове» у него нет. Но Хронограф был одним из основных источников Крашенинникова. Он цитирует его и пересказывает. [1.6]

Хронограф изучал митрополит Дмитрий Ростовский, но особого внимания его повести не привлекли. В первой половине ХVIII в. составители исторических сочинений не могли оценить «Слово о полку Игореве», и монахи его продали. «Слово» присоединили к Хронографу гораздо позже, переплетая сборники древних книг в библиотеке Мусина-Пушкина. [1.6]

Учёные до сих пор не знают ни настоящих фактов появления рукописи конца ХVIII – начала ХIХ века, ни причин её исчезновения в 1812 г.

Со «Словом» (до пожара) ознакомились около 20 крупных ученых. Никто из них не разоблачил подделки.

Ни один «словист» не прочитал и не мог бы прочитать всё, что появилось с момента опубликования мусин-пушкинской книги в 1800 г. Это тысячи томов.

Таким образом, изучив вопрос об авторстве «Слова о полку Игореве», можно прийти к выводу о том, что это памятник древнерусской литературы XII века. В силу наличия большого объёма информационной неопределённости на сегодняшний день историки и учёные-исследователи не могут прийти к однозначному ответу, кто является гениальным автором данного произведения.

Рассмотрев разные точки зрения о подлинности рукописи «Слова», можно утверждать, что остаётся открытым вопрос о том, сгорела ли рукопись в 1812 г. и существует ли её подлинник.

§ 2. Отличительные особенности переводов «Слова о полку Игореве» разными авторами

«Слово о полку Игореве» переведено многими авторами, наиболее известные из них: Н. А. Заболоцкий, А. Н. Майков, В. А. Жуковский, Д. С. Лихачёв. Каждый стремился внести что-то своё.

Перевод А. Н. Майкова сделан белыми стихами, одним размером. Помимо своих высоких поэтических достоинств он отличается подлинной научностью. Майков проводит ряд самостоятельных изысканий по тексту памятника, консультируется со специалистами по «Слову» и истории Древней Руси.

В 1946 г. выходит первое издание перевода «Слова» Н. А. Заболоцким. По словам автора, – свободное воспроизведение древнего памятника средствами современной поэтической речи, поэтому и не претендует на научную точность.

В. А. Жуковский старался, не нарушая ритма, мелодики и стиля «Слова», приблизить его к современному читателю. Фактически – это текст оригинала с незначительными исправлениями. Автор бережно, скрупулезно заменяет старославянские слова на современные: «сицей» - «такой»; «тугою взыдоша» - «взошло бедою»; «с тугою» - «печалью». Для соблюдения ритмического и рифмического рисунка иногда заменяет слова оригинала синонимами. [2.1]

Для раскрытия образов главных героев «Слова» у всех авторов используется приём аллегории. Аллегория – иносказание, выражение чего-нибудь отвлечённого, какой-нибудь мысли, идеи в конкретном образе. [1.7]

В переводах А. Н. Майкова, Н. А. Заболоцкого и В. А. Жуковского аллегория в образе князя Игоря представлена достаточно широко.

У Н. А. Заболоцкого Игорь сравнивается с ветром, горностаем-белкой, гоголем, серым волком. Н. А. Майков показывает яркий образ князя-горностая, бел гоголя, ясного сокола, волка, используя такое выразительное средство как эпитет. У В. А. Жуковского образ Игоря более всеобъемлющий: прянул горностаем в тростник и белым гоголем на воду, после чего взвергнулся на коня, потом обернулся соколом – полетел над мглами.

Аллегория в образе Ярославны содержит особую таинственность, что вызывает больший интерес к детальному и глубокому изучению её характеристики. В разных контекстах переводов «Слова» каждый автор по-своему раскрывает образ Ярославны. А. Н. Майков, Н. А. Заболоцкий, В. А. Жуковский и С. Д. Сахаров высказывают резко противоположные друг от друга точки зрения о том, какой птицей могла обернуться молодая княгиня. У В. А. Жуковского - это чечётка, у Н. А. Заболоцкого – кукушка, у А. Н. Майкова – ласточка, у С. Д. Сахарова – зегзица и лебедь одновременно.

Таким образом, выявив отличительные особенности переводов «Слова»

разными авторами, можно утверждать, что каждый автор отличается своей неповторимостью, поэтому и переводы произведения обладают определённой индивидуально- смысловой нагрузкой. Образ князя Игоря, несмотря на обилие переводов «Слова», более обобщённый. Образ Ярославны отличается яркостью её характеристики, раскрывая её внутренние качества с разных сторон.

Вывод по 1 главе

Таким образом, рассмотрев научный подход к изучению «Слова о полку Игореве», можно прийти к выводу о том, что в силу наличия большого объёма информационной неопределённости на сегодняшний день историки и учёные- исследователи не могут прийти к однозначному ответу, кто является гениальным автором данного произведения. Остаётся открытым вопрос о том, сгорела ли рукопись в 1812 г и существует ли её подлинник.

Выявив отличительные особенности переводов «Слова» разными авторами, можно утверждать, что образ князя Игоря более обобщённый, образ Ярославны отличается яркостью её характеристики.

Глава 2. Особенности употребления приёма аллегории в образах главных героев в «Слове о полку Игореве»

§ 1.Особенности употребления приёма аллегории в образе князя Игоря

Ипатьевская летопись открывает для нас важное историческое событие: поход новгород-северского князя Игоря против половцев в 1185 г. [2.4]

Рассмотрим особенности употребления приёма аллегории в «Слове о полку Игореве» в образе князя Игоря. Проанализируем наиболее известные переводы русских поэтов: Н. А. Заболоцкого, А. Н. Майкова, В. А. Жуковского.

Обратим внимание на многообразие образа князя Игоря в переводе Н. А. Заболоцкого. Рассмотрим несколько отрывков из текста «Слова о полку Игореве», в котором он изображает главного героя в следующих образах:

В горностая-белку обратясь, И поплыл, как гоголь, по волне,

К тростникам помчался Игорь-князь Полетел, как ветер, на коне [1.4]

Если ссылаться на историю геральдики, то горностай являлся символом осязания. Согласно легенде, один из герцогов Британии Ален Кривая Борода остановился из-за разлившейся реки. На берегу он заметил горностая, убегающего от скачущих лошадей. Он тоже был остановлен рекой. Близко у воды животное резко развернулось, предпочитая смерть. Ален оценил мужество зверька и сказал своим воинам о том, что лучше умереть, чем испытать позор. Его соратники сразу отреагировали на такой наглядный пример – пошли в атаку. [2.5] Игорь сравнивается с горностаем, потому что он обладал храбростью и бесстрашием – один хотел идти на Половецкую степь.

Интересно то, что в образе Игоря есть загадка – он и горностай, и белка одновременно. Выясним, в чём сходство князя с белкой.

Существует индейская легенда о Госпоже Белке, которая любила лакомиться сердцевиной тыквы, нанося вред крестьянскому хозяйству. Никому не удавалось её поймать, так как она была очень ловкой. Ей помогала улитка – предупреждала об опасности (если появлялся хозяин поля). Однажды Белку поймали за её проказы, стукнули палкой по голове – она умерла. [2.6] Помощь улитки была напрасной. В «Слове о полку Игореве» Госпожой Белкой является Игорь. Он желал «съесть седцевину» Половецкой степи – захватить самый её центр, но силы были неравные – князь сильно пострадал (как и Госпожа Белка), но его ранили несмертельно. В образе своеобразного предупреждения в «Слове» предстаёт солнечное затмение. Но Игорь не придал значения подсказке, данной ему природой, как и Белка, которая вела себя самоуверенно.

Игорь – гоголь, плывущий по волне. Гоголь – птица из породы уток-нырков. В. И. Даль даёт следующее объяснение: гоголь - человек, который ведёт себя самодовольно, подняв голову, гоголистый молодец, осанистый и гордый (урал-козач.) [2.7] Князь Игорь – самоуверенный гордец, так как переоценил не только свои возможности, но и силы воинов, которые в несколько раз уступали половцам.

Игорь «летит на коне» так же быстро, как и ветер гонит по небу тучи.

Обратимся к другому отрывку: «Серым волком скачет он домой» [1.4] Игорь уподобляется серому волку, который в русских народных сказках выступает в роли и положительного, и отрицательного героя. Нас интересуют нравственные качества Игоря-волка : сила – главное качество для победы над врагом, и отвага, необходимая для защиты Киевской Руси от набегов.

Аллегория в образе Игоря-сокола представлена шире, чем в предыдущих

образах. Соколы входили в гербы городов и княжеских родов, играли огромную роль в дипломатии Киевской Руси. Они были изображены на гербах украинских городов: Сокаля, Соколова, Вознесенска.

Обратимся к древнему мифу. Сокол у славян – первоптица и первобог мира, который стоял у начала жизни на земле и видел её зарождение. Сокол загнездился на прадереве и снёс «яйце-райце», из которого появился мир. Своим золотым оперением он осветил вечную тьму [2.8] Значит, Игорь – первый князь, отважившийся навсегда прекратить набеги половцев на Русскую землю, чтобы доказать, что за мирное небо нужно бороться, мир – такой же хрупкий, как «яйце-райце».

Второе значение, скрывающееся в образе князя-сокола: сокол, соколик, «финист - ясный сокол» – так ласково называют жениха. С этим можно согласиться в силу того, что князь является любимым мужем Ярославны.

Сокол – птица, которая высоко летает и обладает острым зрением: Игорь «Словно сокол, вьётся в облака». [1.4] Сила воинского духа, отвага, верность Родине – качества Игоря Святославича как патриота своей страны. Вьётся – защищает Русь, как птица своё гнездо.

Рассмотрим многообразие образа князя Игоря в переводе А. Н. Майкова. Обратимся к нескольким отрывкам текста «Слова о полку Игореве»: «Залетел далече ясный сокол» [2.13]

Переводы «Слова» Н. А. Заболоцкого и А. Н. Майкова имеют много общего: аллегория раскрывается в образе Игоря-сокола. Но у Майкова князь является ясным соколом, что указывает на внутренние качества: одновременно со смелостью подчёркивается его «милый образ», ведь Игорь был достаточно молод на момент похода (34 года). Вспомним, что былинному богатырю Илье Муромцу было 33 года, когда он начал совершать подвиги. Князя можно сравнить с данным героем, так как он обладал богатырским духом.

Рассмотрим следующий отрывок перевода Майкова:

Горностаем скок в тростник князь Игорь, По лугам Донца что волк несется;
Что белгоголь по воде ныряет, Что сокол летит в сырых туманах

На быстр добра коня садится; [2.13]

У Заболоцкого Н. А. Игорь представлен в образе мчащегося горностая-белки, а у Майкова А. Н. он является обычным горностаем. Следует учитывать тот факт, что горностай – ловкое животное, его движения быстры, но несколько суетливы. Перемещается прыжками до 50 см длиной. Майков фразой «скок в тростник» хотел показать ловкость и решительность князя в походе.

У обоих авторов аллегория в образе князя представлена птицей гоголем.

Но у Заболоцкого Н. А. гоголь просто плывёт, а у Майкова А. Н. он ныряет, что говорит о большей подвижности, быстром стремлении победить врага. Также Аполлон Майков расширяет образ Игоря Святославича, называя его не просто гоголем, а бел гоголем. Белый цвет – олицетворение мира, добра и справедливости. Игорь князь хотел, чтобы восторжествовала справедливость –искоренить всё зло, причиняемое набегами половцев.

Сравним образы Князя-волка в разных переводах: у Николая Заболоцкого: «Серым волком скачет он домой» - у Аполлона Майкова: «По лугам Донца, что волк несётся». Поэт Майков конкретизирует образ Игоря. Он не скачет, а несётся с целью быстро исполнить задуманный план.

Майков А. Н. в своём переводе смог показать в образе князя сильное желание защитить свою Родину от половцев.

Рассмотрим следующий отрывок перевода В. А. Жуковского:

Прянул князь Игорь горностаем в тростник, Соскочил с него босым

Белым гоголем на воду. И помчался он к лугу Донца;

Взвергнулся князь на быстра коня, Полетел он как сокол под мглами [2.12]

У А. Н. Майкова и В. А. Жуковского Игорь князь представлен в образе горностая, который не просто скакнул в тростник, как у Аполлона Майкова, а прянул в него. Обратим внимание на глаголы: прянул, взвергнулся – это высокий штиль (теория «Трёх штилей» М. В. Ломоносова). Они могут употребляться только в жанре оды. Ода – торжественное стихотворение, посвящённое какому-нибудь историческому событию или герою. В данном переводе речь идёт о нападении половцев на Русь – это историческое событие. Здесь за счёт особого ритма торжественности превозносятся качества князя. Ему поётся хвала: прянул – стремительно двинулся в путь, взвергнулся – ловко сел на коня.

Значит, В. А. Жуковский хотел показать, что Игорь Святославич не просто главный герой «Слова», а герой, совершающий подвиг во имя спасения Руси.

Интересно, что князь соскочил с коня босым и помчался к реке Дон, он это сделал для того, чтобы обернуться соколом. У Жуковского перевоплощение Игоря из одного образа в другой связано с плавным переходом – взаимодействием с предметом, сапогами (он оказывается босым), что указывает на его решительность.

У Аполлона Майкова и Василия Жуковского князь превращается в гоголя. Но у Майкова – бел гоголь, а у Жуковского белый. Первому автору важна скорость действий. В. А. Жуковский детализирует образ, поэтому использует полное прилагательное белый, а не краткое бел, внося в образ особую красоту.

Во всех проанализированных переводах Игорь представлен в образе сокола, но у Н. А. Заболоцкого он вьётся соколом – кружится над степью, у А. Н. Майкова летит – действие происходит в настоящее время, у Василия Жуковского полетел над мглами – уже яростно сражается с врагом.

Таким образом, рассмотрев особенности употребления приёма аллегории в образе князя Игоря, можно утверждать, что данные переводы «Слова о полку Игореве» имеют сходство: князь представлен в образе горностая, гоголя, сокола и волка. Отличие заключается в том, что каждый автор расширяет конкретный образ Игоря посредством изменения той или иной части речи.

§ 2. Особенности употребления приёма аллегории в образе Ярославны

Точные годы жизни жены князя Игоря неизвестны. Её имя в летописях не упоминается. В «Родословнике» императрицы Екатерины II жена Игоря названа Ефросиньей. Исследователь О. В. Творогов предположил, что Ярославне было приписано иноческое имя её матери.

Ефросинья была дочерью галицкого князя Ярослава Владимировича Осмомысла и суздальской княжны Ольги Юрьевны, дочери князя Юрия Долгорукова. Около 1169 г. её выдали замуж за новгород-северского князя Игоря Святославича. В некоторых источниках Ефросинья указывается второй женой Игоря. Дату брака относят к 1184 г. Впервые эта дата появилась в «Родословнике». [2.3]

Ефросинья Ярославна известна благодаря «Плачу Ярославны», начинающему третью часть «Слова о полку Игореве». По мнению исследователей «Слова», «Плач Ярославны» – один из самых поэтических и трогательных фрагментов, который оказал большое влияние на русскую культуру. Ярославна считается символом верной жены, которая может своей горячей любовью сохранить супруга на поле сражения.

В разных переводах «Слова» образ Ярославны представлен с помощью приёма аллегории. Она сравнивается с разными птицами: зегзицей, лебедью, чечёткой, кукушкой, ласточкой.

Рассмотрим аллегорию образа Ярославны в разных переводах. В переводе В. А. Жуковского Ярославна – чечётка. Чечётка – певчая птица семейства вьюрковых отряда воробьинообразных. [2.2] Следует учитывать тот факт, что эта птица вьёт гнёзда на земле, выбрав самый укромный и густой участок. Ярославна в образе чечётки представлена в тексте данного перевода следующим образом: « – Полечу, - говорит,- чечёткою по Дунаю…»[2.12] Ярославна, как любая женщина, хочет создать тёплую домашнюю атмосферу в укромном месте на земле. В поэтическом тексте Ярославна, почувствовав, что её возлюбленный Игорь-князь лежит раненый, в образе чечётки летит его спасать. В певчем голосе чечётки слышны отрывистые звонкие нотки, сопровождающиеся треском. Значит, Ярославна, как чечётка, плакала достаточно громко, жалобно.

В переводе Н. А. Заболоцкого молодая княгиня представлена в виде кукушки. Кукушка – лесная перелётная птица, обычно не вьющая гнёзд и подкидывающая яйца чужим птицам. [2.2] Значит, кукушка – полная противоположность чечётки. Она не проявляет заботу о будущем своей семьи.

Согласно мифам древних славян у кукушки нет пары – она лишилась мужа во время всемирного потопа. В легендах это птица-вдова, которая ждёт и зовёт умершего мужа или сестра, оплакивающая смерть брата. В народных балладах – дочь, покинувшая родительский дом, и впоследствии возвращающаяся в него кукушкой. [2.9] Почему Ярославна – кукушка? Она ещё не стала вдовой.

В данном тексте перевода княгиня-кукушка не кукует, а плачет о том, что её князь лежит весь израненный на поле боя, поэтому она превращается в кукушку: «Обернусь я, бедная, кукушкой, По Дунаю речке полечу…»[1.4]В русских народных сказках, чтобы оживить человека на него сначала прыскают мёртвой, а потом живой водой. Ярославна решила пойти другим путём: имея нечеловеческую силу, которую дала ей природа, она разговаривает с ветром, солнцем и рекой, поэтому сама может оживить князя.

Н. А.Заболоцкий показывает безысходность Ярославны: она кличет – зовёт на помощь силы природы. «Как кукушка кличет на юру» [1.4] Ярославна не просто плачет, она рыдает: «На стене рыдая городской» [1.4]Значит, её сердце наполнено горем и страданием – она не может жить без князя Игоря.

Интересен тот факт, что кукушка – лесная птица, и поэтому над Дунаем летать не может. Именно поэтому стоит рассмотреть переводы других авторов, где Ярославна птица речная или морская.

В переводе А. Н. Майкова Ярославна представлена в образе ласточки: «Там в земле незнаемой, поутру Раным рано ласточкой щебечет…» [2.13] Но князь слышит её щебетание: «Игорь слышит Ярославнин голос…» [2.13]

Рассмотрим аллегорию образа Ярославны, сравнив её с ласточкой. Ласточка – маленькая перелётная птица, живущая в Европе, Азии, Африке и Америке. Её голос похож на лёгкое присвистывание. [2.2] Подойдём к оценке данной ситуации объективно: Игорь, находясь за сотни километров от Путивля, не мог услышать тихое щебетание. Обратимся к легенде о ласточке: ласточки зимуют под толстым слоем льда и если приложить ухо, можно услышать их щебетание. Рыбаки не раз вылавливали из-подо льда целые гирлянды ласточек, приносили их домой, где в тепле те оживали.

В переводе Н. А. Заболоцкого княжна летела через реку, а у Аполлона Майкова она мчалась – быстро летела. В данном случае Ярославна сильнее переживает за своего возлюбленного: «На стене стоит и причитает» [2.13]

Образ ласточки-страдалицы можно найти в белорусской легенде. При распятии Христа ласточка вытаскивала гвозди и пыталась снять с его головы терновый венец. Известны такие слова Христа: «Касатушки, птички добрые, вы меня, Иисуса Христа, во как жалеете! А положу я такое слово, чтобы людям вас не трогать, не убивать,… стужи во век не видать, а кто вас забьёт, у того рука отсохнет». Эта птица близка к Богу, поэтому убивать ласточек – грех. Считается, что они произошли из земли, а что из земли, то имеет отношение к самому Богу. Значит, образ ласточки очеловечен ещё в древности. Она до сих пор носит траур по Богу – её оперенье в основном чёрного цвета, грудка белая – надежда на светлое будущее, мир на земле. [2.3] Ярославна, превращаясь в ласточку, сохраняет человеческую душу, страдающую и любящую.

Народ издавна очень тепло и по-доброму относился к ласточке. По мнению этнографов, у греков эта птица считалась символом любви. Волшебная сила любви может спасти человека от смерти. Такой силой наделена Ярославна. Княгиня предстаёт в образе ласточки-спасительницы.

В египетском мифе Исида превращается в ласточку и отправляется искать nело своего мужа Осириса, которое было разрезано на части. [2.10] Ярославна, как и Исида, в облике птицы пытается спасти «израненного» князя Игоря, лежащего у р. Каялы: «По Дунаю ласточкой помчусь я…» [2.13]

Ласточка – предвестник беды. Согласно одной легенде, она предупредила Александра Македонского об опасности, поэтому на Украине любят ласточек, запрещают детям разрушать гнёзда, трогать яйца и птенцов. [2.11]

Ласточка – вестник добра, счастья, начала, надежды, положительного перехода, возрождения, утра, весны, восхода солнца, прилежания, домашнего уюта, отцовского наследия. [1.5] А. Н. Майков показывает, что Ярославна верит, что счастье в её руках, она не теряет надежды в светлое будущее – «возрождает» к жизни Игоря – снова его взору предстаёт природа во всей красе, вновь восходит солнце, эта весна 1185 г не является для него последней.

Существует интересная украинская легенда, которая позволит более полно раскрыть ответ на вопрос: почему А. Н. Майков в своём переводе уподобил Ярославне именно ласточку. Однажды муж порезался, а его жена подошла к нему и стала виться вокруг и утешать. Муж взял её за подбородок и сказал: «Моя ты ласточка!» – и поцеловал. Они обернулись ласточками и полетели. Поэтому у ласточек под горлышком красненькое пятнышко. [2.3] Даже маленькая беда не ускользнёт от чуткой ласточки. Она всегда придёт на помощь своему мужу, что и сделала Ярославна.

В переводе С. Д. Сахарова княгиня грустит, плачет: «На Дунае Ярославнин глас слышится: зегзицею незнаема рано кычет: рано незнаема Лебедью кычет…» [2.14] Аллегория выражена в образах двух птиц: зегзицы и лебеди.

Под Путивлем зегзицей называют чибиса, украинскую чайку. Зегзица – слово-диалектизм, которое употребляется только в данной местности. В «Слове» говорится: «Полечу, рече, зегзицею по Дунаю…» [2.14], то есть речь едёт о полёте чайки над дунайскими волнами. Чайка обитает как на морских просторах, так и на внутренних водоёмах.

Значение слова кычет следует понимать как крик о помощи (кличет – кричит). Незнаема кричит не своим голосом, не узнаёт саму себя.

Лебедь как символ веры, надежды, любви. В природе пара лебедь с лебёдушкой никогда не расстаются, они преданы друг другу. Если с одним из них что-то случается, то другой остаётся навсегда одиноким. Недаром на свадьбах используют фигурки лебедей как отличительный знак крепкой семьи в будущем. Ярославна в образе лебедя – верная, любящая и заботливая жена. Эта птица очень красива и грациозна. Недаром говорят: «Идёт, как лебедь плывёт».

Учёные считают, что «Слово о полку Игореве» написал неизвестный «Пушкин XII века». Сравним образ лебедя в «Слове…» с образом царевны-лебедя в сказке Пушкина XIX века. Следует обратить внимание на то, что образ лебеди встречается у А.С. Пушкина в «Сказке о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди». Царевна-лебедь трижды помогает князю Гвидону. Как и в образе Ярославны, в царевне-лебеди раскрываются такие качества, как: мудрость, смелость, умение сострадать и принимать чужую беду как свою. Но княгиня является страдалицей. Она рыдает, потому что потеряла любимого мужа. А царевна-лебедь – волшебный помощник возлюбленного Гвидона.

Таким образом, изучив особенности употребления приёма аллегории в образе Ярославны, основываясь на разных переводах «Слова», можно сделать следующий вывод: чечётка, кукушка и ласточка обитают в лесной местности, а чайка часто встречается вблизи водоёмов и питается рыбой; лебедь – водоплавающая птица, умеющая летать. Поэтому Ярославна, плачущая на стене в Путивле, может сопоставляться как с чайкой, так и с лебедем. Но если говорить о внутренних качествах княгини, то достаточно ярко приём аллегории представлен в образе птицы лебеди – Ярославны-хранительницы домашнего очага, беззаветно любящей, верной своему мужу (перевод Д. С. Сахарова). Более полно аллегория выражена в переводе А. Н. Майкова, где образ нежной Ярославны-ласточки – собирательный образ страдающих женщин, девушек, которые являются спасительницами и своего рода оберегами для своих любимых. Если бы один из авторов в своём переводе собрал воедино черты характера и лебеди, и ласточки, то перед нами предстал бы идеализированный образ Ярославны, что в человеческой природе не имеет места быть.

Вывод по 2 главе

Выявив особенности употребления приёма аллегории в образах главных героев в «Слове о полку Игореве», можно сделать следующий вывод: переводы А. Н. Майкова, Н. А. Заболоцкого, В. А. Жуковского имеют сходство: князь представлен в образе горностая, гоголя, сокола и волка. Отличие заключается в том, что каждый автор расширяет конкретный образ Игоря посредством изменения той или иной части речи.

В переводе Н. А. Заболоцкого Ярославна – бедная кукушка, плачущая по раненному мужу. В переводе В. А. Жуковского – Ярославна – чечётка, беспокоящаяся о домашнем уюте. Более полно аллегория выражена в переводе А. Н. Майкова, где образ нежной Ярославны-ласточки – образ страдающих женщин, девушек. Ярко приём аллегории представлен у С. Д. Сахарова в образе птицы лебеди – Ярославны-хранительницы домашнего очага, беззаветно любящей, верной своему мужу.

Заключение

Таким образом, изучив особенности употребления приёма аллегории в образах Игоря и Ярославны в «Слове о полку Игореве», можно говорить о том, что научный подход к изучению «Слова» не даёт возможности широко осветить вопрос об авторстве и подлинности данного произведения. На сегодняшний день историки и учёные-исследователи не могут прийти к однозначному ответу. В самом «Слове» содержится ещё не мало «тёмных мест», которые необходимо рассмотреть, проанализировать и обобщить.

Одним из таких «тёмных мест» является приём аллегории в образах главных героев в «Слове о полку Игореве».

Выявив отличительные особенности переводов «Слова» разными авторами, можно утверждать, что образ князя Игоря более обобщённый. Переводы А. Н. Майкова, Н. А. Заболоцкого, В. А. Жуковского имеют сходство: князь представлен в образе горностая, гоголя, сокола и волка. Отличие заключается в том, что каждый автор расширяет конкретный образ Игоря посредством изменения той или иной части речи.

Образ Ярославны отличается яркостью её характеристики. В переводе Н. А. Заболоцкого Ярославна – бедная кукушка, плачущая по раненному мужу. В переводе В. А. Жуковского – Ярославна – чечётка, беспокоящаяся о домашнем уюте. Более полно аллегория выражена в переводе А. Н. Майкова, где образ нежной Ярославны-ласточки – образ страдающих женщин, девушек. Ярко приём аллегории представлен у С. Д. Сахарова в образе птицы лебеди – Ярославны-хранительницы домашнего очага, верной своему мужу.

Библиографический список

1. Источники информации

1. 1. Барсов Е. В. – «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси. – М., 1887. – Т. 1. – С. 275-276.

1. 2. Буйначев В. – Тайнопись «Слова о полку Игореве», - М «Творческая мастерская», - 2008 – 304 с.

1. 3. Келтуяла В. А. – Курс истории русской литературы: Пособие для самообразования. – СПб., М., – 1906. – Ч. 1. – Кн. 1

1. 4. Литература. 9 класс.: в 2 ч. Ч.1: учеб.-хрестоматия / под ред. Т. Ф. Курдюмовой. – 4-е изд.,– М.: Дрофа, – 2017. – С. 12-20

1. 5. Мифы народов мира, – М., –1980-1982, – 356 с.

1.6. Моисеева Г. Н. – Спасо-Ярославский Хронограф и «Слово о полку Игореве», – Ярославль, – Наука, – 1984

1. 7. Ожегов С. И. – Словарь русского языка, - М: ООО Издательство «Оникс», - 2008, – С. 30

1. 8. Ржига В. Ф. – Композиция «Слова о полку игореве» // Древнерусская литература в исследованиях. Хрестоматия, – М, 1986, – С. 205-253

2. Электронные ресурсы

2. 1. https://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo

2. 2. http://ptushki.org

2. 3. http://mar4586.narod.ru

2. 4. http://www.lrc-lib.ru

2. 5. https://m.wikipedia.org

2. 6. https://ml.volnu.edu Электронная библиотека «Мифы нашего мира»

2. 7. http://slovar.cc

2. 8. www.magiaforyou.mybb.ru

2. 9. www.legendami.ru

2. 10. www.godsbay.ru

2. 11. www.ecoethics.ru

2. 12. https://ilibrary.ru

2. 13. www.drevne.ru

2. 14. http://www.proza.ru

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Опись казенного имущества Спасо-Ярославского монастыря. Написано: «Оный Хронограф за ветхостию и согнитием уничтожен»

Просмотров работы: 60