Образ женщины-птицы в русской и бурятской литературе

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Образ женщины-птицы в русской и бурятской литературе

Цыбенова  С.А. 1
1МБОУ «Дульдургинская СОШ №2»
Цыбенова  И.Д. 1
1МБОУ «Дульдургинская СОШ №2»
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Актуальность исследовательской работы:

Каждый человек с детства, затаив дыхание, слушает загадочные истории, волшебные сказки. Реальное и фантастическое переплетаются в нашей жизни. Особенное чувство мы испытываем, когда наблюдаем свободу и мощь расправленных крыльев птицы. Желание парить над землёй, над будничностью всегда волновали человечество. Мне захотелось разобраться в образах женщин-птиц в русской и бурятской литературе с древнейших времён до современности. Что это: психологическое состояние или духовная потребность? Ведь не зря говорят «летать в облаках», «лечу к тебе», «крылья любви», «спуститься на землю».

Свобода мысли, полёт фантазии, мечты… Все эти понятия зачастую связаны между собой, когда мы, запрокинув голову, обращаем свой взгляд в небо. Ощущение полёта, когда мы в детстве летали во сне, всю жизнь нам не хватает, и потому мы так завидуем птицам. Люди с готовностью принимают этих загадочных существ, наделённых мистическими способностями предсказывать будущее, приносить счастье или удачу.

Тема: Образ женщины-птицы в русской и бурятской литературе.

Объект: Образ женщины-птицы в русской и бурятской литературе.

Предмет: Символика, заключенная в образе женщины-птицы, её общечеловеческий смысл. Гипотеза: Если осмыслить образ женщины-птицы в русской и бурятской литературе с древнейших времён до современности, то можно осознать общечеловеческий смысл данного образа.

Цель: Выявление особенностей в образе женщины-птицы и осознание его общечеловеческого смысла через сопоставление текстов.

Задачи:

отобрать литературные произведения для анализа.

Выявить особенности образа женщины-птицы с древнейших времен до современности.

выявить символику в образе женщины-птицы в произведениях искусства.

Методы исследования: изучение степени разработанности изучаемых аспектов с помощью теоретических и эмпирических методов, опрос, интервью, фотографирование, классификация отобранного материала.

Теоретическое значение:

В данной исследовательской работе прослежена история возникновения образа женщина-птица в русской и бурятской литературе с древнейших времен до современности, составлена их классификация.

Практическое значение: Материалы данной работы могут быть использованы на уроках литературы, истории, МХК, по краеведению в качестве наглядного пособия.

Основная часть

Глава 1. Древние изображения женщин в форме треугольника.

В научной литературе можно встретить описания людептиц с мужским и женским началом. Наше внимание будет обращено на образах птиц, связанных с женским началом, т.к. предметом моей работы являются женщины-птицы.

Треугольник, обращенный вершиной вниз, является лунным и имеет символику женского начала, матки, воды, холода, природы, тела, йони, шакти. Символизирует Великую Мать как родительницу. Горизонтальная линия - это земля; ее цвет - белый. В символике горы и пещеры гора - это мужской, обращенный вверх треугольник

а пещера - треугольник женский, обращенный вершиной вниз.

У египтян треугольник символизирует Триаду. "Они сравнивают вертикальную сторону (прямоугольного треугольника) с мужчиной, горизонтальную - с женщиной, а гипотенузу-с их потомком. Это союз огня и воды, мужчины и женщины.

У греков дельта (треугольник) символизирует дверь жизни, женское начало, плодородие.

У индийцев обращенные вершинами вверх и вниз треугольники - это шакта и шакти, лингам и йони, Шива и его Шакти.

Глава 2.Крылатая дева Сфинкс.

В Древнем Египте к первому изображению людептицы можно отнести Сфинкса. В этом образе можно увидеть защиту тотема, племени от внешних врагов. Это злобное чудовище с телом собаки, крыльями птицы, женской головой и лицом. Крылатая дева убивала юношей, которые не смогли разгадать её загадку, которая звучит так: «Скажи мне, кто ходит утром на четырёх ногах, днём – на двух, а вечером – на трёх? Никто из всех существ, живущих на земле, не изменяется так, как он. Когда он ходит на четырех ногах, тогда меньше у него сил и медленнее он двигается, чем в другое время». Ответ был таков: это человек. В младенческом возрасте он ползает, в расцвете сил он ходит на двух ногах, а в старости – опирается на трость. После того, как Эдип разгадал загадку Сфинкса, чудовище кинулось с вершины горы в пропасть.

Глава 3. Образ женщины-птицы в мифах.

Наши предки зависели от природы, были беззащитны перед стихиями, и каждое мифическое существо отвечало перед людьми за отдельную часть этих стихий. Люди надеялись на их заступничество или старались не сердить понапрасну. Среди существ, приближенных к богу, были птицы, которым доступны одновременно и земля, и вода, и небо. Птицы и птицелюди стали посредниками между людьми и богами.

Миф об Алкионе, дочери древнегреческого Эола говорит о том, что она стала супругой Кеика, и оба так гордились свои счастьем, что именовали себя Зевсои и Герой. За это были наказаны Зевсом. Кеик был настигнут бурей и погиб в море, жена находит его тело на берегу и от горя превратилась в птицу, издающую жалобные крики. На берегу моря птица алкиона делает гнезда, но они уничтожаются волнами. Зевс из жалости приказал ветрам семь дней до зимнего солнцестояния установить спокойствие, чтобы Алкиона смогла высидеть птенцов. Это тихое зимнее время носит название «алкионовы дни».
В славянских мифах мы можем встретить миф о Стратиме, которую считают прародительницей всех птиц и птицелюдей была Стратим-птица или Стрефил-птица. Стратим-птица взмахивала крылом — море начинало волноваться, кричала — поднималась буря, а когда летела — закрывала собой белый свет. На море вздымались огромные валы, корабли шли ко дну, и вода смывала с берегов всё живое. Птица воплощала самые разрушительные силы природы. В описание птицы Стратим существует мнение, что она появлялась в момент опасности, нависшей перед древними славянами и таким образом она отгоняла врагов.

Глава 4. Женские фигурки из Велестино.

Датировки этих изображений: VII век (Велестино), XII-XIII века (две женщины с древнерусских браслетов), XV век (Радзивилловская летопись, изображение на миниатюре древлянской женщины во время свадебного обряда "умыкания") и XX век (костюм для танцев, Тамбовская губерния). Роднит эти изображения то, что с ними связаны ритуальные действия с музыкальным сопровождением.

Обратим внимание на первую фигуру с поднятыми вверх руками. Скорее всего, это лебединые крылья, так как мелкие и длинные перья крыла более всего напоминают лебедь. Здесь женщина имитирует взмах крыльев. Колени мы не видим, поэтому степень согнутости ног под платьем определить трудно.

Теперь рассмотрим голову, по краю которого идёт пунктир, которое образует некое свечение, что характерно для изображения святых. Женщина повёрнута к нам фронтально и мы видим глаза со зрачками. Большой круглый рот раскрыт.

Итак, можно сделать вывод, что фигурка женщины-птицы из Велестино изображает молющуюся жещину.

Древлянская женщина-птица с миниатюры Радзивиловской летописи XV века.
Мы видим женщину, имитирующую длинными рукавами платья крылья птицы. Ученые пришли к мнению, что на миниатюре изображена женщина во время свадебного обряда «умыкания». Все три фигурки показаны в движении во время ритуала с музыкальным сопровождением. Об этом говорит фигурка гусляра.

Оранта из Софийского собора Киева XI век.

Руки Оранты согнуты в локтях и обращены вверх ладонями к нам. Она подняла их так, как это делали русские женщины во время призыва весны. На ярославской иконе XII века мы видим женщину, где руки больше вскинуты вверх, чем согнуты. По этой позе мы можем утверждать, что женщина молится.

Промежуточный вывод: Древние фигурки женщин с руками крыльями на миниатюрах, на браслетах, на иконах изображали женщину во время молитвы и совершения обряда «умыкания».

Глава 5. Птицедевы Алконост, Гамаюн и Сирин.

Особенно почитаемы были птицы Алконост, Гамаюн и Сирин. Жили птицедевы в раю — в Ирии, цветущем саду, где росло Древо жизни, били источники живой воды и обитали крылатые души умерших. Когда пели птицедевы, и души и живые люди забывали обо всём на свете.

Алконост — добрая птица с прекрасным женским лицом. Имя её происходило от имени Алкионы, греческой царицы, что бросилась в море, не дождавшись любимого, и была превращена в зимородка. Алконост же летала в море откладывать яйца. Она погружала их в морские пучины, и пока к концу седьмого дня не вылуплялись птенцы, на море было затишье. Нитка красных бус на её шее обещала женщине счастливое замужество. А её песни приносили ясную солнечную погоду.
Гамаюн имела женское лицо, пела она божественные гимны, кричала, предвещая счастье, и благоухала необыкновенно. Эта птица знала прошлое и будущее богов и людей, зверей и птиц. Она знала всё о сотворении мира и возвещала будущее тем, кто хотел слышать. Она была глашатаем богов, их посланницей на земле и всегда держала в лапах свиток с пророчествами.
Сирин была темной райской птицей, посланницей владыки подземного мира. До пояса она была прекрасной женщиной, от пояса — птицей. Она — родственница гречанок-сирен, злобных женщин-птиц, увлекавших мореплавателей своими божественными голосами, чтобы потом растерзать их. Тот, кто слышал пение Сирин — тоже был обречен на беды и смерть. Райская птица Сирин сродни Алкионе, дочери древнегреческого Эола.

 

Интересно, что славянский миф об Алконосте перекликается с древнегреческой легендой о девушке Алкионе. Согласно древнегреческому мифу, Алкиона, узнав о гибели мужа, бросилась в море и была превращена в птицу, названную по её имени алкион (зимородок). Видимо, так слово попало и в русский язык: это искажение древнерусского выражения “алкион есть птица”. 
Были еще Лебединые Девы, но жили они не в раю, а — в море, в реках и озерах, потому что были дочерьми Океан-моря. Являясь то обольстительными девушками, то белыми лебедями, Девы были добры к людям и дарили им счастье и воду из небесных источников. Сладкозвучные гусли — тоже их дар. Девы умели петь, но их пение слышали только праведники. Девы могли управлять самой природой, обладая сверхъестественной силой.
Те времена канули в Лету. Грустно, что нам, неправедным реалистам, уже не дано увидеть дивную птицедеву, не дано услышать её чудное пение, отводящее горести и печали. Но, может быть там — в райских садах среди душ предков нам удастся услышать голоса Алконост и Гамаюн, испить из небесных источников живой воды и забыть всё, что нас тревожило здесь, в таком не похожем на сказку мире.

Глава 6. Женщины-птицы в русской литературе.

Почитание водоплавающих птиц уходит корнями также в глубокую древность. Знаком с ними человек испокон веков, поскольку люди сами старались селиться у водоемов, к тому же это всегда был традиционный объект охоты.

В произведениях УНТ женщины изображались в виде лебедя, Птицы-Солнца, Уточки. Здесь появляется мотив бегства от нелюбимого мужа. Все эти языческие птицы – женщины с принятием христианства перешли в Сирина, Алконоста, Гамаюна, о которых написано в главе 3.

Подробно остановимся на некоторых из них. В славянской языческой мифологии бог Солнца Даждьбог  дважды в сутки пересекал море-океан на ладье, запряжённой лебедями, утками и гусями. Отсюда пошли русские обереги, или талисманы в форме уточки с головой лошади. Гуси-лебеди неоднократно упоминаются в памятнике древнерусской литературы « Слово о полку Игореве».

Огромное количество художественных произведений связано с утиными: в их числе русская народная сказка «Гуси-Лебеди», сказки Г. Х. Андерсена  «Гадкий утенок» и «Дикие лебеди», балет П. И. Чайковского «Лебединое озеро».

В русской литературе образ женщины-птицы можем найти в памятнике древнерусской литературы «Слово о полку Игоревек».

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу"

Образ Ярославны мы в своей классификации отнесём к группе молящихся женщин-птиц.

Бабу-Ягу мы условно можем отнести к женщинам-птицам, поскольку у неё нет крыльев. Эта отрицательная героиня устного народного творчества вызывает у меня симпатию, так как она способна летать. Эта предприимчивая, мобильная героиня всегда находила выход из сложившихся обстоятельств, придумывала героям трудности, преодолев которые они становились настоящими героями.

В русской литературе ХIX – XX веков к женщинам-птицам мы отнесём Катерину из драмы Н.А.Островского «Гроза». Знаменитый монолог «Почему люди не летают» открывает нам нежную, тонкую натуру этой героини. Обратим внимание, что улететь она хочет от нелюбимого мужа, от «темного царства». По этим признакам отнесем её к группе убегающих женщин-птиц.

Княгиня Р., из романа Тургенева «Отцы и дети» оставила Павлу Петровичу Кирсанову перстень с изображением Сфинкса. Мы помним, что эта древнегреческая дева-птица загадывала загадки юношам, претендующих стать её мужем. Кто не угадал, тот погибал. В романе Павел Петрович всю жизнь разгадывал её тайну, искал её за границей, но не нашел. Только семейное счастье Николая Петровича с Фенечкой, рождение у них сына приблизили его к разгадке: счастье в любви, в детях. К сожалению, на осознание этой простой истины у него ушла вся молодость и зрелость.

Глава 7. Женщины-птицы в бурятской литературе.

В бурятской литературе мы можем встретить прекрасный образ женщины-птицы в древних сказаниях-улигерах, в героическом эпосе «Гэсэр». Это Хуун Шубун – дочь неба, а лучше сказать Бога. Приведём пример из бурятского фольклора.

«Бродил Хоридой по берегу озера и увидел трёх лебедей, спустившихся на берег и превратившихся в трёх девиц. Подкрался Хоридой Мэрген и похитил одежды одной из них. Вернулись девицы, и одна из них не смогла улететь, поскольку не могла она без одежд обратиться снова лебедем. И осталась она. Вышла она замуж за Хоридоя и 
родила ему одиннадцать сыновей. А составрившись, попросила лебедь Хоридоя Мэргена свою старую лебяжью одежду, чтобы примерить её. Не ожидал такого Хоридой - оделась жена его и обратилась в лебедя, и улетела через дымовое отверстие в своде юрты. От детей их пошли люди - дети детей Хоридоя - хоринцы. И не причиняют они лебедям ни- какого вреда, потому что грех и святотатство проливать родную кровь»1.

Буряты называют лебедя «дитем небес». У бурят он воплощает вечное материнство и верность нравственным корням. Лебеди — дочери Бога. Лебедь, как и аист, относится к почитаемым, святым птицам. «Такое отношение к нему, — пишет этнограф А.В. Гура (1997)i, — характерно прежде всего для русской народной традиции, для которой, в отличие от других славян, образ аиста мало характерен, а на Русском Севере и вовсе неизвестен».

В своей работе я бы хотела остановиться на бурятских словах «тооно» - отверстие в юрте и слове «тоонто» - место, где родился человек, малая родина. Мне кажется, здесь есть этимологическая связь как в русских словах «родина» и «родник». Лебедь – праматерь бурятского народа родила 11 сыновей и вылетела в тооно. А сыновья остались в тоонто, выросли и от них пошли 11 бурятских родов.

Заключение: Итак, в своей исследовательской работе я проследила образ женщины-птицы с древнейших времен до современности, отобрала иллюстративный материал к исследованию, привела примеры из русской и бурятской литературы. Данная работа обогатила мой жизненный опыт, доставила удовольствие от творческого процесса при создании продукта исследовательской деятельности в виде подарочного изделия и коллажа. Также в результате работы у меня появилась классификация этого прекрасного образа.

Я теперь могу с уверенностью сказать, что без крыльев, душевного состояния крылатости жизнь теряет смысл.

1 Хори буряаддуудай хошуунууд тухай». Буряад хэлэн. Улан-Удэ. «Бэлиг», 1995г., стр57-58

i Гура А. Символика животных в славянской народной традиции

Список использованных источников и литературы

Аникин В.П. «Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии», М., 1963 г.

Бабуев С.Д., Бальжинимаев Ц.Ц. Тематический словарь традиционного быта бурят. Улан-Удэ «Бэлиг». 2004 г.

Бабуева В.Д. Материальная и духовная культура бурят. Центр сохранения и развития культурного наследия Бурятии. Улан-Удэ., 2004.

Гомбоева М.И. Культура Агинских бурят. Учебно-методическое пособие. Чита. 2006г

Гуревич П.С. Человек и культура. М.: «Дрофа», 2001г.

Зенкова Т.М., Цыдендоржиев Р.Ц. Культура агинских бурят. Чита. 2006 г.

Золотой фонд. Большая советская энциклопедия. М. 2007г.

Ожегов С. Толковый словарь русского языка. М., Просвещение, 1986.

Интернет-ресурсы:

http://www.megakm.ru – Толковый словарь русского языка Ожегова

http://www.slovari.ru – Русские словари (институт им. Виноградова)

Просмотров работы: 24