Что читают герои Достоевского

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Что читают герои Достоевского

Каменская Т.А. 1
1МБОУ СОШ №6 г. Реутов
Афонина  И.А. 1
1МБОУ СОШ №6 г. Реутов
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Романы Ф.М. Достоевского с момента публикации и до настоящего времени вызывают неослабевающий интерес как у читателей, так и у критики. Один из великого «пятикнижия», роман «Преступление и наказание» стал предметом глубокого изучения отечественными и зарубежными литературоведами. Пристальное внимание к этому произведению объясняется тем, что проблемы, которые поднимает Достоевский, относятся к категории вечных, а значит, интерес к книгам писателя никогда не иссякнет. Мы решили проанализировать читательские интересы героев романа и установить связь между кругом чтения персонажей и их убеждениями. Актуальность данной работы заключается в том, что в ней предложен новый аспект изучения проблематики романа «Преступление и наказание».

Объект исследования:

романа «Преступление и наказание»

Предмет исследования:

анализ роли художественных, публицистических и эпистолярных текстов, которые читают герои произведения.

Цель:

рассмотреть использование печатных и письменных текстов в романе как одну из форм проявления авторской позиции.

Задачи:

- выявить все случаи прямых и косвенных отсылок к различным текстам и их авторам в романе;

- проследить, как с помощью многочисленных аллюзий автор отражает в романе реальное историческое время;

- проанализировать роль других текстов в характеристике персонажей, в выражении авторской позиции;

- доказать связь между читательскими интересами персонажей и их мировоззрением.

Гипотеза:

исходя из жанровых особенностей «Преступления и наказания» как идеологического романа, в основе которого лежит конфликт идей, мы предположили, что Достоевский вводит в художественную ткань романа различные формы других текстов, придавая им новую смысловую нагрузку, важную для общей концепции романа; художественные и публицистические тексты, к которым обращаются герои произведения, помогают понять, как формировалась их жизненная позиция, складывалась идейные убеждения.

Методы исследования:

- выборка фактов из текста исследуемого произведения;

- анализ и систематизация полученного материала;

- изучение литературы по теме исследования;

Источники информации: научные статьи, книги, материалы Интернета

I. «Воздух эпохи» в романе

«Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского - идеологический роман. В нем нашли выражения мысли писателя о состоянии цивилизации, о борьбе добра и зла в душах людей, об идеологии социалистов и идеалах христианства. Писатель разрабатывает и формирует «русскую идею» (Ю.В. Лебедев), (4) которая рождается в то время, когда Россия вступила в переходную эпоху. Начался спад общественного движения, в стране поднялась волна правительственной реакции. Было непонятно, куда идти, чего искать, каких истин придерживаться. Старые идеалы низвергались, а новые не рождались. Духовные искания молодежи происходили в атмосфере идейного бездорожья.

Отображая борьбу идей современной писателю России, Достоевский стремился максимально полно запечатлеть в своем романе факты реальной действительности, из которых складывалась картина общественной жизни 60-х годов 19-го века. Этим объясняется большое количество прямых и косвенных ссылок на публикации в столичной прессе, затрагивающие все сферы человеческой жизни. Герои романа в беседах, идейных спорах в качестве аргументов используют газетные новости. Так Достоевский наполняет свой роман воздухом эпохи, впуская на его страницы дух борьбы, круговорот общественных страстей.

Анализируя комментарии к роману С. Белова, Г. Коган, (2,3) мы узнаем о тех средствах массовой информации, которые оказывали влияние на общественное мнение. Так Коган называет журнал Достоевского «Время», «Современник» Н. Некрасова, «Русский вестник» М. Н. Каткова, «Северную пчелу» Ф.В. Булгарина и др. Газеты и журналы нередко полемизируют между собой, и отголоски этой полемики мы находим на страницах «Преступления и наказания». Так, поминая в романе «безобразный поступок «Века» (с.242), от которого пострадала некая г-жа Толмачева и которому придавалось незаслуженно большое общественное внимание, Достоевский иронизирует и над прессой, пишущей о пустяках, и над публикой, интересующейся только сплетнями и пересудами. Высказывание Лебезятникова о «деятельности, которая стоит …выше деятельности Рафаэля или Пушкина, потому что полезнее» (с. 350), по мнению Г. Коган, относится к высказыванию критиков из журнала «Русское слово», боровшихся с идеями «чистого» искусства во имя практической пользы. Лужин в разговоре с Разумихиным, Зосимовым и Раскольниковым (2 ч. гл. 5) упоминает о судебном процессе, занимающем целые газетные полосы, над мошенниками, подделывающими билеты внутреннего займа. Да и в основу романа, как известно, легли факты из дела Чистова, которые газета «Голос» начала публиковать на своих страницах. Из хроники этого судебного процесса Достоевский взял сюжетную основу романа: тщательно подготовленное убийство, две жертвы, время происшествия между 7 и 9 часами вечера, топор в качестве основного орудия, спрятанные и неиспользованные украденные деньги (5).

Рассмотрев информационное поле периодической печати, упоминаемой в романе, отсылки к произведениям художественной литературы, мы погружаемся в реальную атмосферу 60-х годов позапрошлого века. А понять ее, глубже прочувствовать истинное и ложное в исканиях героев романа нам поможет анализ их читательских интересов. Перефразируя известную пословицу, мы говорим: «Скажи, что ты читаешь, и я скажу тебе, кто ты».

II. Круг чтения Раскольникова

Рассказывая о судьбе Раскольникова, Достоевский в редких случаях прямо упоминает о прочитанных его персонажем книгах. Но определить круг чтения героя можно, опираясь на цитаты, к которым он прибегает, на многочисленные аллюзии и реминисценции, включающие в себя различные факты, имена писателей, ученых, исторических лиц, мелькающие в его высказываниях.

К моменту встречи читателей с Раскольниковым круг его художественно-публицистических интересов уже сложился. Перед нами образованный, эрудированный человек, он знает творчество Шекспира, Шиллера, знаком с новинками зарубежной литературы: герой вспоминает отрывок из прочитанного им романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери» с описанием переживаний приговоренного к смерти (с.238). Ему знакомо творчество Пушкина, Гоголя. Раскольников хорошо знает труды социалистов-утопистов. Так он иронически цитирует одного из последователей Фурье: «Несу, дескать, кирпичик на всеобщее счастье…» Фраза «О, как я понимаю «пророка», с саблей, на коне: велит аллах, и повинуйся «дрожащая тварь!» (с.325) свидетельствует о знакомстве Раскольникова с Кораном, а возможно, о знании им стихов Пушкина:

Мужайся ж, презирай обман,

Стезею правды бодро следуй,

Люби сирот и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй (5).

В диалогах с Порфирием Петровичем Раскольников упоминает об открытиях Кеплера и Ньютона, о древних «законодателях и установителях человечества» Ликурге, Солоне, Магомете, Наполеоне, что также указывает на его книжные познания. Этот перечень имен победителей позволяет, на наш взгляд, предположить, что мечты героя о переустройстве мира на более справедливых основаниях, представление о себе как о вероятном спасителе человечества сложились во многом под влиянием прочитанного им.

Однако в описываемые в романе дни характер чтения Раскольникова резко меняется. Ни книгам, ни журналам не осталось места в его воспаленном мозгу. Трижды упоминаются покрытые пылью книги в комнате героя: на столе «лежало несколько тетрадей и книг; уже по тому одному, как они были запылены, видно было, что до них давно уже не касалась ничья рука» (с.139). В «толстой запыленной книге» лежит фотография умершей девушки, на которой Раскольников собирался жениться… А потом он и вовсе продал книги. Сейчас он не может думать ни о чем, кроме совершенного убийства и всего, что с этим связано. Важнейшим источником информации, поводом к размышлениям становятся для него письма и газеты. Вот одна из сцен, в которой Раскольников с волнением отыскивает в газете сообщении о совершенном им преступлении: «Он отыскал, наконец, то, чего добивался … строки прыгали в его глазах … Руки его дрожали, перебирая листы, от судорожного нетерпения» (с.238).

Прочитанные книги не смогли помочь Раскольникову понять себя, окружающую его жизнь, удовлетворить его духовные запросы. Но по замыслу писателя, жизнь его перевернется во многом благодаря встрече с Вечной Книгой. Потрясенный открытием, сделанным им после убийства, Раскольников переживает глубокие нравственные страдания: он убил, а «черту» не переступил. Его преследует чувство ненависти к себе за то, что оказался не Наполеоном. Он делает мучительную попытку объяснить Соне причины, побудившие его пойти на убийство. Во время этого разговора он приходит к той книге, под влиянием которой впоследствии изменится его жизнь: «На комоде лежала какая-то книга. Он каждый раз, проходя взад и вперед, замечал ее; теперь же взял и посмотрел. Это был Новый завет…» (с.362)

Сцена чтения Соней и Раскольниковым Евангелия ключевая в романе. Каждому из них оно помогло понять истину, что станет для них путеводной. Соня, для которой Евангелие было «своим», читала его из душевной потребности. Она во всей полноте восприняла евангельскую заповедь о любви к ближнему. Выбор пути, сделанный под давлением жизненных обстоятельств, определен духом евангельского текста. Не слепо, а осознанно она вступает на путь греха, жертвуя собой во имя детей. И поддерживает ее вера в возможность воскрешения. Эта вера отчетливо звучит в той страсти, с которой она читает Евангелие Раскольникову: «Руки ее дрожали, голосу не хватало. Два раза она начинала, и все не выговаривалось первого слога». И Раскольников понял, что поддерживало девушку в ее положении, что помогло ей не сойти с ума, не броситься в воду.

Герои читают притчу о Лазаре. Выбор ее не случаен. Мотив воскресения после физической и духовной смерти чрезвычайно важен для писателя. Достоевский убежден: обрести счастье человек может, только испив до дна чашу страдания, пройдя через испытания и жертвы. Именно эта спасительная мысль лежит в основе романа. Но Раскольников в эпизоде чтения Евангелия еще не готов прийти к ней. Соня, отказываясь разумом осознать весь ужас своего положения, находит опору в вере, почерпнутой в вечной книге. Раскольников же, отринув веру, руководствуется только логикой рассудка, «арифметика» заменила ему Евангелие. И вследствие этого он попадает под влияние распространенных среди молодежи того времени идей, в том числе идеи наполеонизма. Этот вечер над великой книгой не стал, да и не мог стать для него поворотным. Он еще далек от мысли о возможном собственном воскресении. Более того, попросив Соню почитать о Лазаре, он иронически замечает про себя: «… на седьмую версту милости просим!» (2) Но для писателя этот эпизод исполнен глубокого смысла: в нем заложена идея о предстоящем возрождении к новой жизни, исцелении от «безобразной» мечты. Воскрешение после духовной гибели, считает писатель, возможно и неизбежно: Лазарь воскрес на 4-й день после смерти, и Раскольников пришел к Соне на 4-й день после убийства.

В эпилоге автор еще раз упомянет Евангелие. Раскольников попросил книгу у Сони, и теперь она лежала у него под подушкой. Он не раскрыл ее. Но переворот, произошедший в его душе, ясно говорил о том, что самый дух этой книги стал ему понятен и близок. Евангелие соединило не только двух людей, оно помогло связать в душе героя расколотый прежде мир, в котором в «новой, доселе совершенно неведомой действительности» начнется новая жизнь Раскольникова, «постепенное обновление человека».

III. Книга в жизни Сони

Важнейшее место занимало Евангелие в жизни Сони. По признанию Мармеладова, Соня воспитания и образования не получила. Отец «пробовал с ней… географию и всемирную историю проходить», но «как сам был некрепок, да и приличных руководств не имелось», ничего из этого не вышло. Остановились они «на Кире Персидском».

Еще одну попытку образовать Соню предпринимает Лебезятников. Он предложил ей «одну книжку – «Физиологию» Льюиса», которую она «с большим интересом прочла и даже нам отрывочно вслух сообщала…», - говорит Лебезятников. Странным кажется этот интерес необразованной девушки, чье обучение закончилось «на Кире Персидском», к «Физиологии обыденной жизни». Почему Достоевский упоминает именно эту книгу? Материалистически настроенная русская молодежь 60-х годов позапрошлого века увлеченно читала труды Дарвина, Льюиса, Бюхнера (в романе Тургенева «Отцы и дети» Базаров советует Аркадию вместо «бесполезного» Пушкина дать отцу книжку Бюхнера.) Эти авторы решали «с естественнонаучных позиций вопросы морали и нравственности» (3), что для Достоевского было совершенно неприемлемо. Писатель с явной иронией говорит о Сонином «интересе» к этой книжке. Ирония адресована Лебезятникову, который усердно просвещает девушку. Поняла ли что-нибудь Соня из этого трактата? Наверное, что-то показалось ей интересным, раз «отрывочно вслух читала». Но сравним это замечание с описанием величайшего внутреннего волнения, с которым она читала Новый завет: «Она уже вся дрожала в действительной, настоящей лихорадке … Голос ее стал звонок, как металл; торжество и радость звучали в нем и крепили его. Строчки мешались перед ней, потому что в глазах темнело, но она знала наизусть, что читала» (с. 365). В Евангелии Соня нашла жизненную опору. Эта книга стала для нее «своей». Раскольников понял, что чувства, вызванные в ней чтением книги, «составляли настоящую и уже давнишнюю… тайну ее». Б.Н. Тихомиров считает, что с этого совместного чтения Нового завета Соня начинает «обретать себя». Раскольников увидел в ней не только грешницу, но и страдалицу («Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился»). «Только через Раскольникова, его глазами смогла героиня взглянуть на себя со стороны — увидеть и оценить значение своего страдания как искупления. И это оказывается воистину спасительным для нее» (7).

Таким образом, история воскресения Лазаря послужила не только Раскольникову. В ней и Сонечка почерпнула надежду на собственное спасение, возрождение к новой жизни.

В эпилоге романа мы читаем: «Их воскресила любовь». Не только Раскольников обрел наконец смысл своего существования, но и Соня воскресла от прошлой жизни. Ее вера в чудо, почерпнутая в великой книге, привела девушку к счастью спасения и обретения любви.

IV. «Вы – Шиллер, вы – идеалист!»

Известно, что Достоевский находился под сильным влиянием идей немецкого романтика поэта Фридриха Шиллера. Писатель неоднократно подчеркивал роль Шиллера для культурного формирования своего поколения. Как пишет А.Б. Криницын, «для поколения 30-х-40-х годов Шиллер выступал прежде всего как революционный гуманист и эстетический идеалист». Критик отмечал, что «с юношеских лет все существо Достоевского было проникнуто идеалами всечеловеческой любви и политической свободы, на которые его вдохновил Шиллер» (8). По утверждению Криницына, шиллеровские мотивы широко разработаны в «Братьях Карамазовых». Но, исследуя текст «Преступления и наказания», мы также не раз встречали в речи героев фамилию поэта. Только в «Преступлении и наказании» имя Шиллера упоминается, по нашим наблюдениям, в ироническом контексте.

Впервые оно звучит из уст Раскольникова после прочтения им письма матери: «И так-то вот всегда у этих шиллеровских прекрасных душ бывает: до последнего момента рядят человека в павлиные перья… и хоть предчувствуют оборот медали … обеими руками от правды отмахиваются, до тех самых пор, пока разукрашенный человек им собственноручно нос не налепит» (с. 151). Становится ясно, что Раскольников не просто знаком с творчеством Шиллера, он глубоко понимает его идеи, и они вызывают у него раздражение. Ирония, даже озлобленность звучит в его словах: ему кажется, что мать с сестрой не хотят знать всей правды о Лужине. Но Раскольников материнскую любовь к первенцу Роде, желание помочь ему, жертвуя и своим покоем, и судьбой Дуни, принял за прекраснодушие и наивность, вызвавшие его злобу. А ведь сцена в гостинице ясно показала, что Пульхерия Александровна вполне понимала, каков на самом деле Лужин.

Знаком с Шиллером и Порфирий Петрович. Он советует Раскольникову: «Станьте солнцем, вас все и увидят. Солнцу надо быть прежде всего солнцем. Вы чего опять улыбаетесь: что я такой Шиллер?» Ирония в словах следователя говорит о том, что он, как и Раскольников, отрицает, судя по всему, шиллеровский идеализм. Ему он противопоставляет свое знание жизни и человеческой натуры.

Имя великого романтика несколько раз появляется и в речах Свидригайлова: «Шиллер-то, Шиллер-то наш, Шиллер-то! –А знаете, я нарочно буду вам этакие вещи рассказывать, чтобы слышать ваши вскрикивания» (с. 483). Слова адресованы Раскольникову, с отвращением слушавшему откровения развратного сластолюбца. Предлагая поехать к шестнадцатилетней «невесте», Свидригайлов подтрунивает над ним: «Шиллер-то в вас смущается поминутно…» И далее: «Вы – Шиллер, вы – идеалист! ... вы сами – прелюбопытнейший субъект! А, кстати, вы любите Шиллера? Я ужасно люблю» (с. 474). Он сам иронизирует над своим признанием. Да и Раскольников ему не верит: «В Свидригайлове он убедился как в самом пустейшем и ничтожнейшем злодее в мире». Но может быть, Раскольников прав только отчасти? Может быть, знакомство с творчеством поэта-идеалиста сыграло свою роль и жажда веры в человеческое просветление присуща даже таким типам, как Свидригайлов? Что он искал на страницах книг? Как стать лучше, сильнее, чище и возродиться духовно? Можно предположить, что если Свидригайлов читал Шиллера, то именно это могло повлиять на характер героя: позже он отпускает Дуню, устраивает будущее сирот, дает деньги Соне. …А может быть, на него оказал влияние Раскольников, в ком он увидел «Шиллера», потому что ему хотелось верить в благородство человеческой души, ведь закоулки своей были темны?..

Достоевский, заставляя своих героев вспоминать поэта-романтика, углубляет их характеристики, подчеркивает разницу между светлыми идеалами поэта и состоянием души своих персонажей.

V. Лебезятников-читатель

В пародийном ключе рисует Достоевский Лебезятникова. Идеалы Христа ему чужды. Его пошлый ум не способен воспринимать откровения Вечной книги. В образе человека недалекого, нахватавшегося по верхам идей и теорий, носившихся в воздухе России 60-х годов 19 века, Достоевский выразил резко отрицательное отношение к нигилизму, атеизму, увлечению «направлениями», в которых не было места Христу и его учению. По словам писателя, Лебезятников - один из «молодых прогрессистов», игравших «значительную роль» в «любопытных и даже баснословных кружках». Автор дает ему уничтожающую характеристику: «Это был один из… легиона пошляков, дохленьких недоносков и всему недоучившихся самодуров, которые мигом пристают к самой модной ходячей идее, чтобы тотчас же опошлить ее, чтобы мигом окарикатурить все, к чему они … самым искренним образом служат». В высказываниях «молодого прогрессиста» звучат имена Дарвина, Фурье, Льюиса – авторов работ естественнонаучного направления, но они вовсе не свидетельствуют о широте его образования: о модных теориях и учениях рассуждает он с «третьего голоса». В словах Лебезятникова содержится множество аллюзий на роман Чернышевского «Что делать?» Так, он пытается просветить Соню в вопросах о взаимоотношениях мужчины и женщины. Он высоко ценит ее занятие постыдным ремеслом, потому что видит в этом признаки свободы от морали общества. Но этого ему недостаточно: «Мы пошли дальше в своих убеждениях. Мы больше отрицаем! Если бы встал из гроба Добролюбов, я бы с ним поспорил. А уж Белинского закатал бы!» (К слову сказать, глубоко сожалеет молодой прогрессист, что не может «огреть протестом» своих родителей, потому что они умерли!)

Какова же роль этого карикатурного персонажа в романе? Через характеристику и самохарактеристику Лебезятникова Достоевский спорит с упоминаемыми авторами книг и статей: изменить общество посредством придуманных «головных» теорий невозможно. Путь к оздоровлению общества лежит через христианское учение.

Свои взгляды Лебезятников раскрывает в беседах с Лужиным. Петр Петрович хочет поближе познакомиться с «молодым поколением нашим», стремясь позаимствовать у него кое-какие новые мысли для собственного употребления. И этот интерес к модным идеям имеет под собой основание: в них Лужин нашел рассуждения, весьма ему близкие. Так, он развивает перед Раскольниковым и Разумихиным теорию кафтана. Излагая ее, Лужин не называет никаких имени, заявляя: «Наука же говорит…» Но его высказывания наталкивают на мысль о знакомстве Петра Петровича с идеями английского экономиста и философа И. Бентама (9). Кроме того, мы слышим и отголоски «теории разумного эгоизма» из романа «Что делать?». Герой Чернышевского утверждал, что «жертва – это сапоги всмятку» и каждый человек, заботясь о своей выгоде, обеспечивает и выгоду другого человека. Достоевский, критически относясь к такой позиции Чернышевского, через своего персонажа, пусть не напрямую, но вполне явно полемизирует со своим товарищем по цеху, расширяя поле литературно-художественных и публицистических источников, которые он включает в свой роман. Сатирически рисуя портрет любителей новых «направлений», примитивно перетолковывающих любое учение, автор дает свою резко негативную оценку новомодным теориям развития общества, личности.

VI. Роль писем в романе

Важное место в романе Достоевского занимают письма. То, как герои читают их, позволяет лучше понять их психологическое состояние.

Тексты двух писем представлены в романе полностью. Письмо Пульхерии Александровны Раскольникову (с. 141) предшествует убийству старухи-процентщицы.

Из этого послания мы узнаем, что мать бесконечно любит сына, не хочет его расстраивать и чем-либо отягощать. Ее ложь – ложь во благо. Пульхерия Александровна открывается читателю с той же очевидностью, что и Раскольникову: беззаветно любящая, добрая, умудренная жизнью, но и наивная в то же время, она не может скрыть своего намерения помочь сыну ценой счастья Дунечки. Мы видим то глубокое волнение, в котором пребывает Раскольников, получив письмо. Он в нетерпении отсылает Настю, принесшую его: «Письмо дрожало в руках его; он не хотел распечатывать при ней: ему хотелось остаться наедине с этим письмом. Когда Настасья вышла, он быстро поднес его к губам и поцеловал».

Из письма Родион узнает, что мать и Дуня скрывали от него: деньги, которые они ему отсылали, были взяты в долг. В доме, где Дуня служила гувернанткой, случился большой скандал: Свидригайлов осмелился сделать ей «гнусное предложение». Честь Дуни запятнана, и им с матерью пришлось многое пережить. Но теперь она может открыть правду, так как, во-первых, с Дунечки сняты все обвинения и, во-вторых, Дуня дала согласие выйти замуж за Петра Петровича Лужина, которого Пульхерия Александровна хочет показать сыну в выгодном свете: «приятной наружности», «человек весьма солидный и приличный», «небольшого образования, но умный, и, кажется, добрый…». Он «положил взять девушку честную, но без приданого…»

Читая, Раскольников понимает, какую жертву готовы мать и сестра принести из любви к нему. Эта мысль невыносима для него. Дунечка собирается устроить счастье брата и «ради свидания с ним готова уже пойти замуж за Петра Петровича». Раскольников все понял про Лужина. Но дело не в нем. «Чем Дуня лучше Сони?» - вот что ранит его!

«Письмо матери измучило его», - пишет Достоевский. Читая, он плакал, разговаривал сам с собой, «но когда он кончил, лицо его было бледно, искривлено судорогой, и тяжелая, желчная злая улыбка змеилась по его губам» (с. 149). Мучительные размышления последних месяцев – времени созревания «безобразной мечты» - переживаются им со всей страстью. Он думает о себе, о матери, Дуне, Свидригайлове, Соне… «Письмо матери как громом в него ударило … Ясно, что теперь надо было не тосковать, не страдать пассивно… а непременно что-нибудь сделать, и сейчас же, и поскорее». Гнев на себя, на родных, бессильная злость – целый вихрь эмоций обуревает Раскольникова после чтения письма и требует действий. Так прочитанное материнское письмо подталкивает Родиона к роковому шагу.

Второе послание адресовано Лужиным Пульхерии Александровне. Раскольников читает его уже после совершения преступления (2 гл. 3 ч.). Оно, в отличие от предыдущего письма, небольшого объема, по сути, это записка. В ней Лужин объясняет причины, в связи с которыми не смог с ними встретиться, и настоятельно просит, чтобы при встрече Родион Романович не присутствовал, при этом прибегает к клевете, искажая факт выдачи на похороны 25 рублей Соне, «девице отъявленного поведения». Лужин сознательно порочит Раскольникова. Но реакция Раскольникова на прочитанное послание резко отличается от описанной выше. Он дважды внимательно перечитывает его, делает замечания, не относящиеся к существу письма. Нет и следов волнения, с которым он читал материнское письмо. И это объяснимо: он поглощен мыслями о совершенном убийстве. Удивительно мастерство писателя! – Один и тот же прием - чтение письма,- а как по-разному высвечивает он характер героя, его душевное состояние! Но при этом несомненно, что всякое обращение героев к слову, – написанному от руки или печатному, играет важную роль в композиционном и идейно-художественном планах романа. С помощью этого приема автор объясняет поступки героев, ставит морально-нравственные и философские вопросы.

Заключение

В своей работе мы попытались доказать гипотезу о том, что Достоевский вводит в художественную ткань романа различные формы других текстов, придавая им новую смысловую нагрузку, важную для общей концепции романа. Благодаря прочитанным книгам, газетным и журнальным публикациям происходит становление взглядов героев романа, складываются их идейные убеждения, вырабатывается отношение к происходящим событиям. Чтобы доказать эту гипотезу, потребовалось внимательное прочтение романа, тщательный отбор и анализ материала, знакомство с критической литературой. При этом нам хотелось бы отметить, что исследований поставленной проблемы по роману «Преступление и наказание» нет, поэтому мы строили работу, опираясь, главным образом, на свои наблюдения. К каким же умозаключениям мы пришли в процессе исследовательской работы?

В основе романа «Преступление и наказание» лежит борьба идей в общественно-политической жизни России, и Достоевский стремится предельно достоверно отобразить атмосферу 60-х годов позапрошлого века. По этой причине он включает в художественную ткань романа реальные факты из периодики, художественной и научной литературы. Он использует их и для характеристики эпохи, и для обрисовки характеров. Рассмотрев круг чтения главного героя, мы пришли к выводу, что его книжные знания о сильных мира сего во многом способствовали зарождению «безобразной мечты», появлению на свет дьявольской теории, разрешающей «кровь по совести». Но в то же время мы видим, что знакомство с трудами социалистов-утопистов, романтическими идеалами Шиллера, популярными в России в ту эпоху, не прошло для героя бесследно: Родион сохранил ростки нравственного чувства, которое проявляется в самых разных поступках героя. В его душе на протяжении всего романа происходит борьба добра и зла, противоборство светлых и темных сил, которое разрешается под влиянием Евангелия. Прочитанные прежде книги не смогли помочь Раскольникову понять себя, окружающую жизнь, удовлетворить его духовные запросы. Лишь одна книга перевернет его жизнь – Евангелие.

Особую роль Евангелие сыграло в судьбе Сони. Оно открыло ей красоту христианского учения, помогло выстоять в самую страшную пору ее жизни, способствовало ее духовному воскрешению.

Идеи христианского учения в период работы Достоевского над «Преступлением и наказанием» были для писателя единственно правильными, только они могли помочь человеку избавиться от обаяния бесчеловечных теорий, распространенных в русском обществе в то время. Об этих теориях и отношении к ним писателя мы узнаем, анализируя читательские предпочтения Лебезятникова. Сатирически рисуя портрет любителя новых «направлений», автор дает свою резко негативную оценку теориям развития общества, личности. В высказываниях «молодого прогрессиста» звучат имена Дарвина, Фурье, Льюиса. Писатель спорит с упоминаемыми авторами книг и статей, расходясь с ними в главном пункте: изменить общество посредством придуманных «головных» теорий невозможно. Путь к исцелению общества лежит через христианское учение. Шиллеровские идеи, популярные в обществе в 40-е годы, обесценились для поколения 60-х - отсюда скепсис и ирония, которые сопровождают упоминание имени поэта в романе. Они могли указать путь, но не помогли спасению Свидригайлова, Раскольникова. Исцеление возможно только путем приобщения через страдания к учению Христа. Эту мысль отстаивает Достоевский в своем романе, используя различные художественные приемы, в том числе и через характеристику читательских предпочтений своих персонажей.

Список источников и литературы:

С. В. Белов, «Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», Комментарий», Ленинград, «Просвещение», 1979.

Ф. М. Достоевский, Избранные сочинения, Москва, «Художественная литература», 1990.

Г. Коган, Примечания, «Преступление и наказание», Москва, «Правда»,1987.

Ю. В. Лебедев, Литература, 10 класс, 2 часть, Москва, «Просвещение», 2014.

А. С. Пушкин. Стихотворения, Санкт-Петербург, «Юг», 2016.

https://arzamas.academy/mag/425-crimes

https://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/crime_and_punishment/

https://portal-slovo.ru/philology/45241.php

http://rushist.com/index.php/rus-literature/4060-dostoevskij-prestuplenie-i-nakazanie-chast-2-glava-5-chitat-onlajn#r2

https://www.proza.ru/2013/12/18/1832

Просмотров работы: 4323