Цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь» как импрессионистическая манера в создании степного пейзажа

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь» как импрессионистическая манера в создании степного пейзажа

Люлькин И.И. 1
1МБОУ "Дубровская СОШ"
Краснова В.И. 1
1МБОУ "Дубровская СОШ"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

29 января 2019 года исполняется 159 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова, прозаика, публициста, драматурга, творчество которого занимает уникальное положение в русском литературном процессе конца XIX – начала XX вв. Чехов завершает развитие классической литературы и в то же время находится у истоков новой художественной эпохи, связанной с символистским искусством. Это обусловило глубокое усвоение писателем всех достижений предшествующего периода, «золотого века» русской литературы, и интерес к искусству XX века. Начиная с творчества А.П.Чехова, поднялась новая волна русской литературы. Его новаторство было во многом связано с преломлением в художественной прозе импрессионистической тенденции.

Актуальность научно-исследовательской работы «Цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь»» обусловлена разнообразием интерпретаций повести, необходимостью более полного комментирования и анализа текста, а также рассмотрением поэтики импрессионизма в повести.

Гипотеза: цвето-звуковые образы, запахи в повести А.П.Чехова «Степь» оказывают влияние на характер и поведение Егорушки, главного героя повести, а также играют важную роль в художественном воплощении степных пейзажей.

Проблемы и противоречия по теме связаны в большей степени с тем, что литературная критика чеховской эпохи не всегда наблюдала художественные открытия писателя. Лишь спустя время было выявлено, что повестью «Степь» наряду с другими чеховскими произведениями открывается другая проза, незнакомая прежде, проза, дающая отклик в произведениях последователей Чехова.

Цель работы: выявление цвета, звука и запаха в повести А.П.Чехова «Степь».

Задачи:

изучить литературно-критические материалы, посвященные повести А.П.Чехова «Степь»;

выявить цветовые, звуковые образы и запах в повести «Степь»;

рассмотреть особенности импрессионистической манеры в литературе;

проанализировать повесть «Степь» с точки зрения импрессионистической манеры.

Объектом исследования в работе выступают цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь».

Предметом исследования стала импрессионистическая манера в создании степного пейзажа.

Используя методыаналитического чтения, сравнения и сопоставления, мы выявили особенности цвета, звука и запаха в повести А.П.Чехова «Степь», попытались понять роль и смысловое наполнение оттенков цвета, их влияние на характер и поведение Егорушки, главного героя повести, уточнили характерные черты импрессионистической манеры в повести.

Основные этапы работы:

комментированное чтение текста повести А.П.Чехова «Степь»;

изучение литературно-критических материалов, посвященных повести А.П.Чехова «Степь»;

рассмотрение характерных черт импрессионистической манеры в повести А.П.Чехова «Степь»;

выявление цветовых, звуковых образов, а также запаха А.П.Чехова «Степь»;

построение диаграммы «Палитра красок в повести А.П.Чехова «Степь»», создание таблицы «Музыка степи»;

выяснение символического значения цветов, используемых А.П.Чеховым в повести «Степь»;

систематизация результатов исследования, создание исследовательской работы «Цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь»».

Глава I. Повесть А.П. Чехова «Степь» в оценке критиков

Последуем совету Г.К.Честертона: «… читайте то, что писали о живых давно умершие люди» и представим обзор литературы по данной теме, начав с критики повести «Степь» современниками А.П.Чехова.

«Степь» открыла новую страницу в истории чеховского творчества. Повесть поразила своими поэтическими достоинствами наиболее чутких современников - Плещеева, Салтыкова-Щедрина, Гаршина. Последний прямо заявил: «В России появился новый первоклассный писатель».

Поразила современников и другая оригинальная особенность «Степи»: в повести нет сюжета, дано простое описание поездки мальчика Егорушки со взрослыми по степи. Но, как правильно заметил первый читатель рукописи «Степи» Плещеев, если в повести нет «внешнего содержания в смысле фабулы», то «внутреннего содержания, зато неисчерпаемый родник» [12].

Напечатанная в 1888 году в журнале «Северный вестник» «Степь» вызвала растерянность в литературной среде. Критикам сложно было разобраться в художественной форме чеховской повести.

А.А. Измайлов в 1911 году объясняет причины озадаченности в литературной среде привычкой критики видеть «поучения», «морали», но не было понятно, «что собственно хотел сказать автор этой явно талантливой … вещью».

Идеолог народничества, Н.К.Михайловский в статье «Молодость ли?» отметил искусственность и недоуменность чеховской художественной манеры. Это мнение долго оставалось превалирующим над критикой повести [8].

Не увидел интерпретации действительности в авторской фантазии А.П.Чехова и К.Ф.Головин (Орловский). В книге «Русский роман и русское общество» он пишет о «полной бессодержательности сюжета», «схваченных описаниях природы», «случайных впечатлениях» [6].

Среди критиков были и такие, которые наблюдали в повести А.П. Чехова философскую идею, но не могли ее понять и ограничивались предположением. Ю.Александрович пытался обнаружить идею повести в антитезе масштабности природы человеческим страстям. К.Ф.Головин (Орловский) рассматривал понимание жизни в повести, как случайную цепь незначительных событий без всякой связи. Ю.Айхенвальд соотносил чеховскую «Степь» как «унылую степь мира» [9].

Некоторые критики отмечали отсутствие целостности сюжета повести, писали о том, что сюжет разбит на многие составляющие. По мнению П.П.Перцова: ««Степь», как уже было замечено, представляет собственно ряд мелких рассказов, связанных в один большой лишь единством героев и полотном той степи, по которой они идут…» [5]. В.А.Гольцов писал: «Большие его произведения «Степь» и «Огни» отличаются тою же калейдоскопичностью и отсутствием идейного содержания; это не цельные произведения, а ряд бессвязных очерков, нанизанных на живую нитку фабулы рассказа» [8].

Вместе с этим чаще всего эти же критики восторгались чеховским художественным методом. «Эта страница написана пером поэта, изящным и тонким. Ни одного резкого штриха, ни одной яркой краски — все мягко и нежно, все подернуто туманом, весь отрывок точно облит светом лунной ночи. Степи! Как вы хороши у г‑на Чехова!», - экзальтировал П.П.Перцов. Не менее одухотворенно восхищался и В.А.Гольцов: «Никакие географические, этнографические и экономические описания не дают такой целостной и ясной картины степи и ее жителей, как эта «история одной поездки». И какие красивые, одухотворенные описания природы читаем мы в этой повести!».

Вступая в полемику с критиками, видевшими в «Степи» отдельные картинки механически соединенные в одно целое, В.Г.Короленко указывал на то, что это целое заполнено выдержанным настроением. Свои впечатления от «Степи» Короленко выразил таким образом: «Читатель как будто сам ощущает веяние свободного и могучего степного ветра, насыщенного ароматом цветов, сам следит за сверканием в воздухе степной бабочки и за мечтательно-тяжелым полетом одинокой и хищной птицы, а все фигуры, нарисованные на этом фоне, тоже проникнуты оригинальным степным колоритом» [1].

Рекомендации живописцам воспользоваться описанием степных просторов давал Пл.Н.Краснов: «В этом рассказе столько чудных степных пейзажей в различное время дня и ночи, что можно только подивиться, как живописцы не пользуются этим богатейшим материалом степных сюжетов. И такое чудное разнообразие красок, оттенков, полутеней г. Чехов сумел найти в черноземной выгорелой степи в конце июля, когда она наиболее неприглядна!» [8].

В настоящее время в литературоведении представлено немало работ, посвященных изучению художественных особенностей повести А.П.Чехова «Степь». Криницын А. в статье «Семантика образа степи в прозе Чехова» указывает на развитие темы степи, берущей свое начало еще в детском и отроческом мировосприятии будущего писателя, от ранней прозы к зрелому творчеству.

Работа Ничипорова И.Б. «Цветовое и звуковое оформление степных пейзажей в прозе А.П.Чехова» [11] посвящена выявлению ассоциации степного мира с переживанием юности, оказывающей воздействие на систему цветовых и звуковых образов. «Образы степного мира постепенно прирастают у Чехова новыми смысловыми оттенками, все более разноплановыми становятся пути их художественного воплощения, при этом на первый план нередко выдвигаются цветовые и звуковые детали, передающие многомерность степного пространства, его ассоциативные связи с историческим прошлым, тайнами человеческой души. Цвето-звуковые образы приобретают всеобъемлющий характер, что отчетливо наблюдается в восприятии рассказчика в повести «Степь»».

Роль повести А.П.Чехова в дальнейшем развитии русской прозы обозначает Г.А.Шалюги [13]: «Географическое пространство степи пустынно, но чеховская повесть «Степь» заселена густо. Здесь живут русские, украинцы, евреи, армяне… Обозный народ - люди, которых судьба выбросила на окраину цивилизации, хотя и здесь, как в капле воды, отразились социальные перекосы. С одной стороны, безмерно богатые люди вроде графини Драницкой или предпринимателя Варламова, с другой - откровенные босяки, выходцы из разных русских губерний, все имущество которых умещается в котомке. Это - предшественники горьковских босяков: бывшие певчие, староверы вроде Пантелея, бывшие фабричные рабочие, потерявшие здоровье…».

Повесть Чехова «Степь» вызывала и вызывает живой отклик литераторов. Об этом свидетельствует международная научно-практическая конференция в Таганроге, посвященная этой повести (2008 г.). Представим лишь некоторые имена и темы исследований: Горячева М.О. «Степная тема у Чехова: авторские рецепции и художественная реальность», Страшкова О.К. «Монтаж как художественный прием в повести А.П.Чехова «Степь»». Особенности импрессионистской манеры письма Чехова стали предметом исследования Тамарли Г.И. и Скибиной О.М. [10].

Следует отметить и тот факт, что повесть «Степь» вызывает не меньший интерес и в настоящее время. Вот некоторые направления, в которых изучается повесть [2]:

единство и цельность прозы и драматургии А.П.Чехова (В.Б.Катаев);

тема странничества в идейном содержании повести «Степь» (А.П.Кузичева);

аспекты творческой истории чеховской повести (Е.А.Кожевникова);

особая семиосфера, отражающая общие закономерности построения чеховского текста, на основе анализ антропонимов (А.В.Кубасова);

структура и способы создания диалога в повести (Н.В.Изотова);

степная тема в произведениях Чехова как особенность его художественного мира (А.А.Журавлева, М.О.Горячева).

Таким образом, изучение литературно-критических материалов позволило понять, что вокруг повести велась и ведется полемика: некоторые современники Чехова недоумевали по поводу раздробленности сюжета и отсутствия идейного содержания, многие же восхищались художественной манерой писателя, в настоящее время исследователи находят все новые и новые открытия в небольшой по объему «степной энциклопедии».

Глава II. Импрессионистические мотивы в повести А.П.Чехова «Степь»

Импрессионизм как стилевая манера в произведениях литературы

По мнению Л.Андреева [1], импрессионизм в живописи вполне очевиден, «в литературе приходится его разыскивать», поэтому и в современном искусствоведении проблема литературного импрессионизма признается достаточно сложной.

В русской литературе импрессионизм как стилевая манера рассматривался учеными в лирике А. Фета, в прозе А. Чехова, И. Бунина, в поэзии Серебряного века. Это были лишь поиски в решении важной литературоведческой задачи, которая заключалась в изучении поэтики импрессионизма в литературе.

Импрессионизм начал свое развитие в искусстве во Франции с выставки «Салон отвергнутых». Художники, отступившие от академизма, выставили свои работы в Париже. Искусствоведы оценили их работы как «нехудожественные», но зрители, пришедшие посмотреть на работы отвергнутых художников, восхищенно останавливались перед выставленными картинами. Импрессионизм принес новое понимание личности. Французские художники-импрессионисты (Э. Мане, К. Моне, Э. Дега, О. Ренуар, К. Писарро), а вместе с ними и писатели, увлеченные новым течением (Э. Золя, братья Э. и Ж. Гонкуры и др.), открыли современного человека с уникальным миром его эмоций и субъективных переживаний. Импрессионистов ин­тересовал внутренний мир личности, изменчивый и неповторимый в каждый момент жизни. Для импрессионизма важным является не событие, не внешняя основа, а лирическое впечатление. Поэтому понятие «сюжет» понимается не в том смысле, о чем рассказывается в произведении, а какие чувства и нюансы ощущений переданы на полотне [6].

По мнению В.Т.Захаровой [7], волна русской литературы нового типа поднялась, начиная с творчества А.П.Чехова. Его новаторство было во многом связано с преломлением в художественных произведениях импрессионистической тенденции. Уходит в прошлое «тургеневский ландшафт», обстоятельные картины словесной пейзажной живописи, соотнесенной с переживаниями личности. Природа в литературном импрессионизме дается в мгновенных состояниях. Ее изображение не просто сопоставлено, а сращено с самочувствием героя настолько, что их раздельное восприятие невозможно. Так происходит поиск сиюминутных проявлений общности человека и мира.

Специфическим признаком литературного импрессионизма является ослабление фабулы, когда главенствует не динамика событийного действия, человеческих отношений, а динамика внутренней жизни героя, его настроение, ощущение, эмоции.

Литературному импрессионизму свойственен обобщенный взгляд на жизнь, воспринятый в единстве и одновременно в многообразии и изменчивости. Так сложилось принципиально новое отношение к случайному, «незначительному». Отрывки жизни, в которых случайное и знаменательное присутствуют одновременно, объятые взглядом художника, составляли в целом сложную, противоречивую и яркую картину бытия [3].

Пристальное внимание к неброскому, рядовому течению жизни - еще одна примета литературного импрессионизма. С ней связано выражение «многослойных» настроений и углубление лирического подтекста, активизация музыкального начала произведения. Усиление авторского начала в повествовании приводило к переосмыслению запечатленного, которое приподнималось над обыденным, приобретало большую масштабность, значительность. Опора на чувственное впечатление способствовала появлению особого образного строя произведений: с усилением роли цветописи, звукописи, мелодики, с задачей создания настроения, близкого авторскому, порой еще не оформленного, неопределенного. Стремление что-то объяснить читателю, рассказать - для импрессионистического письма нехарактерно. Главное - чувственно-острый образ, рожденный преломленным личностным впечатлением. Впечатление же зачастую бывает лирически окрашенным, сращенным с тем настроением, которое возникает благодаря ему. При этом главное лирическое содержание нередко переходит в подтекст, так как средством активизации восприятия становится недосказанность, которая не только делает читателя соучастником творческого процесса, но и обеспечивает широкий спектр субъективных ассоциаций, придающих восприятию импрессионистической картины мира объемность и многомерную содержательность.

В живописи импрессионистов открытием стал универсально воспринимаемый принцип постоянного движения, непрерывной изменчивости состояний природы. В литературном импрессионизме этот принцип обрел новую жизнь. Евнин Е. его считает «особой формой психологизма, учитывающего вновь открытые, подсознательные, текучие и трудноуловимые настроения и чувствования». С ним связывают появление нового подхода к функции слова, когда слово емко соединяет в себе «не только обозначение предмета, но и вызываемые им ощущения», а от разнообразия и многозначности этих ощущений «проистекает и многозначность деталей, высвеченная порой новым, непривычным светом момента или субъективного восприятия» [6].

В прозе отразилось двуединство импрессионистического принципа: характер объективного и субъективного вытекал из подвижной их взаимосвязи. При этом субъективное начало, явно превалирующее, всегда исходило от внешнего, реального. С другой стороны, самоуглубление личности было направлено на раскрытие определенных объективных явлений.

Выявив в литературном произведении такие черты импрессионистической манеры, как: мгновенное состояние природы; динамика внутренней жизни героя, его эмоций; представление картины бытия отрывками жизни; усиление роли цветописи и звукописи; лирически окрашенное впечатление; обозначение предмета и вызываемых им ощущений, проанализируем повесть А.П.Чехова «Степь» с точки зрения импрессионистической манеры.

Анализ повести А.П.Чехова «Степь» с точки зрения импрессионистической манеры

В сложном художественном образе А.П.Чехова степь заключено не только эстетическое и философское содержание, но и патриотическое. «… душа дает отклик прекрасной, суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей». Образ степи - это лирический образ родины. «Кому нужен такой простор? Непонятно и странно. Можно в самом деле подумать, что на Руси еще не перевелись громадные, широко шагающие люди вроде Ильи Муромца и соловья Разбойника и что еще не вымерли богатырские кони». В этой «Истории одной поездки» автор утверждает свои поэтические думы о родине, о красоте родной земли, о богатырских силах русского народа, о его счастливом будущем. Но мы постараемся раскрыть еще одну не менее значимую особенность этой повести, повести, написанной в импрессионистической манере.

Природа в повести А.П.Чехова «Степь» дана в быстро меняющемся состоянии. Рассмотрим в качестве примера несколько описаний. «Но прошло немного времени, роса испарилась, воздух застыл, и обманутая степь приняла свой унылый июльский вид. Трава поникла, жизнь замерла. Загорелые холмы, бурозеленые, вдали лиловые, со своими покойными, как тень тонами, равнина с туманной далью и опрокинутое над ними небо, которое в степи, где нет лесов и высоких гор, кажется страшно глубоким и прозрачным, представлялись теперь бесконечными, оцепеневшими от тоски».

«Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако. Оно переглянулось со степью – я, мол, готово – и нахмурилось. Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи. Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот…».

Следует отметить, что изображение природы Чеховым не сопоставлено с состоянием главного героя Егорушки, а слито с ним воедино до такой степени, что восприятие их в отдельности невозможно. «Видел Егорушка, как мало-помалу темнело небо, и опускалась на землю мгла, как засветилась одна за другой звезды. Когда долго, не отрывая глаз, смотришь на глубокое небо, то почему-то мысли и душа сливаются в сознание одиночества. Начинаешь чувствовать себя непоправимо одиноким, и все то, что считал раньше близким и родным, становится бесконечно далеким и не имеющим цены».

Еще одним признаком импрессионистической манеры в повести «Степь» является динамичность и напряженность внутренней жизни героев. «Он [Константин], точно ему неудобно было сидеть, принял другую позу, засмеялся и опять махнул рукой. Совестно было выдавать чужим людям свои приятные мысли, но в то же время неудержимо хотелось поделиться радостью». «Егорушка почувствовал, что с этими людьми для него исчезло навсегда, как дым, все то, что до сих пор было пережито; он опустился в изнеможении на лавочку и горькими слезами приветствовал новую, неведомую жизнь, которая теперь начиналась для него».

На передней план в повести «Степь» у Чехова выдвигаются цветовые и звуковые детали, позволяющие передать разноплановость степного пространства, его связи с тайнами человеческой души. Образы цвета и звука достигают масштабный характер, который наблюдается в восприятии рассказчика: «Не было видно и слышно ничего, кроме степи…».

На систему цветовых и звуковых образов воздействует соотнесение степного мира с переживанием юности. Причем в экспозиции повести мировосприятие Егорушки задает более светлые цвета окружающей действительности: «около высокой белой стены», «уютное зеленое кладбище», «белые кресты», «белые пятна мешаются с вишневыми цветами в белое море». А уже в изображении пейзажа степи просматривается бесконечность горизонта и цветовая насыщенность: «Между тем, перед глазами ехавших расстилалась уже широкая, бесконечная равнина, перехваченная цепью холмов… эти холмы сливаются в возвышенность, которая тянется вправо от дороги до самого горизонта и исчезает в лиловой дали…». Образ лиловой дали постоянно присутствует в повести, словосочетание «лиловая даль» употребляется буквально девять раз. Данный образ воссоздается в повести через призму детского бытового восприятия природы, что позволило автору соединить импрессионистскую неуловимость цветового изображения с повседневным бытом: «Даль была видна, как и днем, но уже ее нежная лиловая окраска, затушеванная вечерней мглой, пропала, и вся степь пряталась во мгле, как дети Мойсея Мойсеича под одеялом».

Цветовые характеристики являются одним из главных способов воссоздания облика степи, предстающего в объеме и в переходных тонах: «загорелые холмы, буро-зеленые, вдали лиловые», с преобладанием желтой и зеленой цветовой гаммы. Немаловажным для повествователя становится даже такая деталь, как «розовая подкладка» крыльев кузнечика. В этой цветовой палитре сочетается бьющая ключом жизнь, бездонность мира с переживанием одиночества, «тоски», «зноя и степной скуки».

Важно отметить, что цветовые характеристики в повести «Степь» используются автором не только для описания степи, а также превалируют в создании образов героев, их одежды, внешних характеристик: «рыжее пальто», «красное лицо», «синие шаровары», «красные глаза». В ходе анализа цветовой палитры повести нам удалось установить, какие цвета и в каком количестве использует автор. Результат этой работы представлен в диаграмме «Палитра красок в повести А.П.Чехова «Степь»» (диаграмма 1). Преобладающими цветами являются красный (23%), черный (16%), белый (14%), серый (10%).

Диаграмма 1

Чтобы понять влияние цветового спектра на чувства и поведение героя повести, мы выяснили символическое значение цветов [4] (таблица 1).

Таблица 1

Символическое значение цветов

Красный

Черный

Белый

Серый

В древности слово «красный» означало физическую красоту. В бытовой речи оно значило «светлый», «яркий». Гнев, борьба, опасность. Символ силы и властности

Конец – тьма.

Связь с землей. Земля – рождающее начало. Тьма дает начало неизвестности, а вместе они рождают страх. Часто становится символом протеста

Свет – начало.

Чистая доска, на которой можно написать что-то новое.

Ассоциируется с понятиями чистота, пустота, освобождение от прошлого

Нейтральный цвет, избегает эмоций. Стабильность и холодность. Символизирует настоящее время

Меняющаяся в своих цветовых воплощениях палитра, в большей степени состоящая из красного, черного, белого и серого цветов, в финале повести приобретает психологический смысл, так как ассоциируется с неизвестностью будущей жизни Егорушки. «…он опустился в изнеможении на лавочку и горькими слезами приветствовал новую, неведомую жизнь, которая теперь начиналась для него. Какова-то будет эта жизнь?»

Наряду с цветовым оформлением пейзажей степи в повести определяется система звуковых образов и ассоциаций. В таблице «Музыка степи» (таблица 2) представлены звуковые образы, создаваемые автором.

Таблица 2

Музыка степи

Звук

Описание звука

Телега

«тарахтела, взвизгивала при малейшем движении», «взвизгнула»

Кузнечики, сверчки, скрипачи и медведки

«затянули в траве свою скрипучую монотонную музыку», «убаюкивает как колыбельная песня»

Косы

«издают звук: «вжжи, вжжи!»»

Собаки

«послышался собачий лай», «подняли хриплый рев», «пуще захрипели»

Речка

«ласковое журчанье», «прохладным бархатом прикоснулся какой-то другой воздух»

Бекасы

«в их писке слышались тревога и досада»

Чибисы

«близко плакал», «где-то плакали и жаловались на судьбу»

Ручеек

«мягко картавя, журчал»

Скрипач

«играл на своей скрипке»

Природа

«цепенела в молчании»

Степь

«треск, подсвистыванье, царапанье, степные басы, тенора и дисканты – все мешается в непрерывный монотонный гул», «тоскливый, безнадежный призыв: певца! певца!», «в воздухе по-вчерашнему стрекотала степная музыка»

Колокола

«зазвонили к обедне»

Птица

«грустный крик птицы: «Сплю!сплю!сплю!..»

Трава

«шуршала, потрескивал бурьян»

Ветер

«со свистом понесся по степи»

Гром

«загремел сердито, покатился по небу»

Дождь

«он и рогожа, как будто поняли друг друга, заговорили о чем-то быстро, весело и препротивно, как две сороки»

Небо

«разломилось страшным, оглушительным треском», «не гремело, не грохотало, а издавало сухие, трескучие, похожие на треск сухого дерева, звуки»

Звуки слышатся читателю в бескрайнем разнообразии оттенков: «С веселым криком носились старички, в траве перекликались суслики, далеко влево плакали чибисы… скрипучая, монотонная музыка». В степной «музыке» создается панорама степного пространства и передается взволнованная радость бытия и степная печаль одиночества.

Егорушка проникается звуками степи, внимательно и сосредоточенно воспринимает звуковую симфонию. «… поймал в траве скрипача, поднес его в кулаке к уху и долго слушал, как тот играл на своей скрипке». Постоянное вслушивание в звуки степи приводит и повествователя к глубокому чувству значимости звуковых деталей в обыденной жизни, расширяет ряд ассоциаций. «В жаркий день… плеск воды и громкое дыхание купающегося человека действуют на слух, как хорошая музыка».

Особое место в системе звуковых образов занимает в «Степи» женская песня, звучание которой представляет собой гармонию природы и человека. «… ему стало казаться, что это пела трава; в своей песне она, полумертвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренно убеждала кого-то, что она ни в чем не виновата…». В песне противопоставляется тоска и дремота мироощущения степи страстной жажде жизни. Песня женщины, вобравшая в себя народные судьбы, демонстрирует измерение вне времени и представляет собой продолжение музыки природы: «точно над степью носился невидимый дух и пел». «Казалось, что с утра уже прошло сто лет… Не хотел ли Бог, чтобы Егорушка, бричка и лошади замерли в этом воздухе и, как холмы, окаменели бы и остались навеки на одном месте?»

Отдельно взятые звуковые образы масштабно воплощают образ степного «гула», в котором воедино сливаются различные мелодии и выражают мироощущение степи. С одной стороны, это торжество красоты, а с другой – «безнадежный призыв» степи.

«… как будто степь сознает, что она одинока, что богатство ее и вдохновение гибнут даром для мира, никем не воспетые и никому не нужные, и сквозь радостный гул слышишь ее тоскливый безнадежный призыв: певца! певца!».

Звуковое оформление степи можно выстроить в триединый ряд, в основе которого положена нераздельность трех уровней воплощения степной музыки (схема 1).

Схема 1

Три уровня воплощения степной музыки

«Трескотня» передает многозвучие степи, «гул» открывает обобщающий вид степного ландшафта, «молчание» вбирает в себя земное и небесное. Мотив степного молчания ярко показан в символичном образе молчания одинокой могилы. «В одинокой могиле есть что-то грустное, мечтательное и в высокой степени поэтическое… Слышно, как она молчит, и в этом молчании чувствуется присутствие души неизвестного человека, лежащего под крестом. А степь возле могилы кажется грустной, унылой, задумчивой, трава печальней, и кажется, что кузнецы кричат сдержанней… ».

Цвет и звук в повести А.П.Чехова «Степь» дополняются еще одной немаловажной деталью - запахом. Автор представляет веер природных ароматов: запах болиголова, кожи и дегтя, рыбной сырости, дождя, овчины, меда. Характеристики запаха, короткие по своему строению, расширяют описания степи: «за холмами прогремел гром, подуло свежестью», «не кричат перепела и коростели, не поют в лесных балках соловьи, не пахнет цветами», «пахнет сеном, высушенной травой и запоздалыми цветами…». Причем следует заметить, что характеристики запаха выстраиваются рядом с характеристиками звука в создании степных пейзажей. Необычно затхлым и кислым почувствовался Егорушке запах в доме Мойсей Мойсеича. Выражение «затхлый и кислый» повторяется трижды. От этого запаха «захватывало дыхание» главного героя.

Итак, анализ повести А.П.Чехова «Степь» позволил выявить особенности импрессионистической манеры:

быстро меняющееся состояние природы;

изображение природы слито с героем воедино;

динамичность и напряженность внутренней жизни героев;

соотнесение степного мира с переживанием юности на основе детализации цвета, звука и запаха.

Также нами выявлено, что преобладающими цветами в повести являются красный, черный, белый и серый. В ходе рассмотрения символического значения цвета установлено, что преобладание данных цветов ассоциируется с неизвестностью будущей жизни главного героя.

Заключение

Подводя итоги, отметим, что в повести А.П.Чехова «Степь» цветовые и звуковые доминанты, а также запах играют значительную роль в художественном воплощении степного пейзажа. Основы этой образной сферы сложились еще в раннем чеховском творчестве, и прежде всего в исследуемой нами повести, впоследствии же обогатились новыми смысловыми гранями в поздних рассказах. В цветовых и звуковых образах запечатлелась яркая палитра степной жизни, в ее тайной сопряженности с ритмами индивидуально-личностного, народного и природно-космического бытия. Предметная точность соединилась здесь с импрессионистским многообразием неуловимых тонов, оттенков, которые прорисованы во взаимопроникновении различных «точек зрения», уровней восприятия, что, несомненно, вписывает «историю одной поездки» в общий контекст поисков обновления художественного языка на рубеже веков.

В результате проведенных исследований было установлено, что цвето-звуковые образы, запахи в повести А.П.Чехова «Степь» оказывают влияние на характер и поведение Егорушки, главного героя повести, а также играют важную роль в художественном воплощении степных пейзажей. Гипотеза нашего исследования подтвердилась. Научно-исследовательская работа «Цвет, звук и запах в повести А.П.Чехова «Степь»» достигла поставленной цели.

Безусловно, краски, звуки, аромат степной природы передаются писателем с изумительной поэтической силой, с поразительным проникновением в тайны степи, в особенности степного пейзажа. А.П.Чехов в своем лирическом монологе в «Степи» говорит о «торжестве красоты», которое «чудится» во всем, что он увидел и услышал в степи. Важно, что эта повесть заставляет нас задуматься о вдумчивом восприятии окружающего мира, проходящей жизни, гармонии человека и природы.

Список литературы

Андреев Л.Г. Импрессионизм. - М.: Наука, 1980. – С.136.

Андреева Н. Импрессионистические мотивы в повести А.П.Чехова «Степь» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://lit.1september.ru/article.php?ID=200102510, свободный

Басинский П. Возвращение. Полемические заметки о реализме и модернизме // Новый мир. - 1993. - №8. - С.235.

Бреслав Г.Э. Цветопсихология и цветолечение для всех. – СПб, 2003. – С.170.

Гольцев В.А. А. П. Чехов (Опыт литературной характеристики) // А.П.Чехов: Pro et Contra. Творчество А.П.Чехова в русской мысли конца XIX – начала XX в. (1887 - 1914). Антология. - СПб: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 2002. - С. 231.

Евнин Е. Два пути в эволюции импрессионизма во французской литературе //Живопись второй половины Х1Х в. и современная ей художественная культура. - М., 1972. - С.147.

Захарова В.Т. Импрессионизм в русской прозе Серебряного века: монография. - Н. Новгород: НГПУ, 2012. – С. 27.

Краснов Пл. Осенние беллетристы // А.П.Чехов: Pro et Contra. Творчество А.П.Чехова в русской мысли конца XIX – начала XX в. (1887 - 1914). Антология. - СПб: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 2002. – С.254.

Криницын А. Семантика образа степи в прозе Чехова // Молодые исследователи Чехова: материалы международной конференции. - М., 1998. - С.138.

Ларионова М.Ч. «Степь» А.П.Чехова: 120 лет //Материалы научно-практической конференции. – Таганрог, 2008.

Ничипоров И. Б.Цветовое и звуковое оформление степных пейзажей в прозе А.П.Чехова [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/philology/39013.php, свободный

Перцов П.П. Изъяны творчества // А.П.Чехов: Pro et Contra. Творчество А.П.Чехова в русской мысли конца XIX – начала XX в. (1887 - 1914). Антология. - СПб: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 2002. - С. 190.

Шалюги Г.А. Великаны и карлики. Степь глазами Егорушки [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://chekhov-yalta.org/ru/nauchnaya-rabota-muzeya/article-page-13.html, свободный

Просмотров работы: 1501