Мой прадед - герой Ленинградской блокады

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Мой прадед - герой Ленинградской блокады

Бондарев А.Д. 1Пономарева В.С. 1
1МАОУ СОШ № 42 г. Тюмени
Федоровская Н.А. 1
1МАОУ СОШ № 42 г. Тюмени
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Актуальность исследования. Больше 70 лет назад закончилась Великая Отечественная война, но память о ней живет в каждой семье. Почти в каждом доме есть те, о ком помнят дети, внуки и правнуки – солдаты, офицеры, герои великой победы. Но в те страшные годы воевали не только солдаты с автоматами в руках. Воевали связисты, строители, водители военной техники, воевали врачи.

Мой прапрадедушка был военный врач, хирург. Он спас множество жизней советских солдат. Вел операции в невероятно тяжелых условиях Ленинградской блокады. Хотя он не сражался с оружием в руках, но тоже совершил подвиг, память о котором нужно сохранить. Это обусловило актуальность работы.

Цель исследования – восстановить память о моем прадеде, геройски выполнявшем свой долг врача в военные годы.

Чтобы достичь цели, нужно решить следующие задачи:

- рассказать о детстве и юности моего прадедушки;

- собрать документы, подтверждающие, что мой прадедушка был героем блокады Ленинграда;

- провести эксперимент и испечь хлеб по рецепту времен ленинградской блокады;

- узнать о том, как прадедушка воевал после снятия блокады и встретил Победу.

Предмет исследования – жизненный и боевой путь Вацлава Зброжека.

Объект исследования – архивные документы и воспоминания родственников.

Гипотеза исследования. Можно предположить, что мой прадедушка - военный врач внес большой вклад в общее дело борьбы с захватчиками.

Новизна исследования. По рецепту, прочитанному в воспоминаниях участников блокады, был испечен хлеб, который ели защитники города. Это еще раз показало величие их подвига.

Методы исследования: метод поиска документов, метод обобщения, эксперимент.

Литературный обзор. О том, что пришлось пережить ленинградцам во время блокады, написано множество книг. Можно назвать «Блокадную книгу» Д.И. Гранина, «Блокада Ленинграда. Народная книга памяти» А.Д. Константинова, повесть «Дети блокады» М.П. Сухачева. Мама читала мне отрывки из этих книг – страшные рассказы о голоде и страданиях людей. Много хороших книг написано и про фронтовых врачей.

Использованные источники. Поскольку я хотел рассказать о своем прадеде, никаких книг о нем не написано. Мы изучали архивные документы. Личное дело моего прадедушки хранится в Государственном архиве Российской Федерации, а еще его документы хранились в архиве университета им. Мечникова в Петербурге. Нам прислали копии документов. При изучении жизни в блокадном Ленинграде мы читали книги, воспоминания ветеранов. В книге А.С. Киселева «Сквозь годы счастья и лихолетья» описывается жизнь больницы Мечникова, в которой работал мой прадед, в период войны.

Вклад автора: В результате исследования был восстановлен жизненный путь Вацлава Зброжека и материалы о нашем земляке – герое переданы в Тобольский краеведческий музей.

1. Детство и юность прадедушки

Вацлав Ричардович Зброжек – мой прапрадед. Но это слово длинное, и я для простоты буду называть его прадедом или прадедушкой.

Мои предки были ссыльные поляки по фамилии Зброжек. В 19 веке их сослали в Тобольск за участие в восстании 1864 г. – они боролись за независимость Польши от Российской империи.

Фамилия Зброжек образована от прозвища, которое восходит к польскому слову zbroja - «латы, доспехи». Очевидно, это прозвище относилось к числу «профессиональных» именований и указывало на род занятий человека – воин, латник.

Зброжеки были древним дворянским родом, хотя и обедневшим. Род нашей ветви Зброжеков был причислен к дворянству Невельского уезда Витебской губернии, к гербу Крое (Приложение 1).

Согласно Гербовнику Витебской губернии, «дворяне Зброжек герба Крое, доказывая потомственное дворянство, ссылались на предка своего Казимира Зброжека, подчашего Полоцкого воеводства. Казимир Зброжек был генеральным поверенным князей Чарторыйских, владел по контракту 1691г. староством Велижским в Витебской провинции, и кроме того приобрел в той же провинции поместья и земли Байбороды, Кобыльники, Куковячин, Шелеховку, Латоки и Добрынь; в Минском воеводстве – Сушков и в Ошмянском повете – Жуковщизно. Род дворян Зброжек доказали владение всеми родовыми землями в течение четырех поколений, а также дворянское состояние за те же четыре поколения» [2].

В Сибири Зброжеки поступили на государственную службу. Вацлав Ричардович Зброжек родился 10 марта 1891г. в Ишиме [7] (Приложение 2). Эта дата рождения записана в метрической книге, а согласно анкетным данным – 16 марта 1890г. В то время его отец, Ричард Иванович, занимал должность смотрителя Ишимского тюремного замка. Когда мальчику было 2 года, семья переехала в Тобольск.

Вацлав закончил Тобольскую мужскую гимназию (Приложение 3), и поехал в Одессу поступать на медицинский факультет Новороссийского университета, деканом которого был в то время его дядя, Бронислав Иванович Воротынский. В то время он был молоденьким студентом с мечтательным выражением лица (Приложение 4). Его выбором стала только зарождающаяся в то время специализация отоларинголога. Медицинский факультет он закончил в 1914г., получив степень лекаря [3].

С началом Первой мировой войны прадедушка был призван на фронт. В 1914г. он назначен страшим ординатором лазарета № 2 102-й пехотной дивизии армии Брусилова, Юго-Западный фронт, а закончил эту войну в 1917г. начальником лазарета с одновременным заведованием хирургическим отделением [5] (Приложение 5).

После революции Вацлав перешел в Красную Армию. С декабря 1917г. он – старший врач армейской бригады Красной Гвардии в Казани. С мая 1918г. – начальник санитарной службы группы войск против Чехословакии. В 1919-1920гг. – начальник госпиталя Екатеринбургского фронта. Это была уже вторая война в его пока еще недолгой жизни. На фронте он и встретил свою будущую жену – медсестру Анну Гордееву.

После того, как прадедушка вступил в Красную Армию, он стал скрывать свое дворянское происхождение - в те годы за это могли расстрелять безо всякого суда.

С декабря 1921г. Вацлав заведует отделением Самаркандского военного госпиталя, а в1924г. становится его главным врачом. В 1924-1926гг. он проходит стажировку при Военно-медицинской академии под руководством профессора В.И. Воячека, основателя советской школы отоларингологии.

В 1928г. Зброжек за военно-санитарную службу от руководства РККА был награжден золотыми часами, а за образцовую постановку работы в госпитале награжден Самаркандским отделом здравоохранения серебряными часами. В том же 1928г. его переводят в Ленинградский военный госпиталь.

В 1931г. прадед заболел туберкулезом легких после провала в воду под лед на общеармейских Всесоюзных маневрах. Был уволен из рядов Красной Армии, однако сумел вылечится и вернуться в строй [6].

С 1932г. его назначили заместителем директора по лечебной части 2-го Ленинградского Медицинского института и одновременно заведующим ЛОР – отделением больницы Мечникова. Это была уже высокая врачебная должность.

Прадедушка благополучно пережил репрессии 1937-1938 гг. По воспоминания заведующего ЛОР- кафедры 2-го Ленинградского медицинского института К.Л. Хилова, коллеги знали о том, что Вацлав Зброжек происходил из дворян. Однако его уважали, и донос никто не написал.

Наконец, Вацлав Зброжек в качестве военного врача принимал участие в войне с Финляндией (1939-1940 гг). Это была уже третья война, свидетелем и участником которой он стал. По воспоминаниям родственников и коллег, он был очень энергичным и не мог сидеть без дела, а дело видел только одно – спасать жизни воинов.

Я сделал вывод, что прадедушка Вацлав был талантливым врачом и быстро продвигался по службе.

2. Герой блокады Ленинграда

Началась Великая Отечественная война. Ленинград одним из первых советских городов принял на себя удар фашистов. Вражеские войска окружили Ленинград, и с 8 сентября 1941 года никого не впускали и не выпускали из города, не разрешали привозить продукты. Началась блокада – это значит, изоляция города.

Вскоре у жителей кончились все продукты, стало нечего есть. Начался голод. Люди очень исхудали, у них не было сил двигаться и говорить. Многие умирали.

В годы блокады в зданиях больницы Мечникова, где работал прадедушка, было развернуто около 1500 оперативных коек и организован госпиталь. Вацлав Зброжек был назначен начальником оперативных коек. Койки госпиталя предназначались для наиболее тяжелых раненых и больных, нуждавшихся в различных видах специализированной хирургической помощи, а также для больных, которых нельзя было перевозить - имевших ранения в грудную клетку, живот, череп [4, с. 76]

Больница Мечникова в те годы находилась почти за городом. Это сейчас она окружена жилыми домами, а тогда стояла на самой окраине. Из центра города, где жил прадед, до больницы было идти пешком 12 километров. Никакой транспорт уже не ходил. Замерзшие пустые трамваи и троллейбусы всю первую зиму блокады до весны сиротливо стояли, занесенные снегом, там, где их лишили электротока. Население постепенно обдирало с них все, что можно было сжечь для отопления жилищ.

Работникам больницы, которые тоже страдали от голода, было очень тяжело ходить такие большие расстояния. Даже в настоящее время для здорового человека пройти 12 километров – это много. А по дороге можно было легко погибнуть под обстрелом… Вскоре руководство больницы разрешило выделить для врачей палату с кроватями, где они могли бы ночевать. Так прадедушка стал практически жить при госпитале.

Он был отличным хирургом. Сам ослабевший, опухшими от голода пальцами, прадед выполнял сложнейшие челюстно-лицевые операции. Под бомбежками сшивал нервы и лохмотья кожи.

Отопления в городе не было. С помощью печки-буржуйки и дров в операционной едва поддерживался минимально приемлемый уровень температуры. Топили уже всем, что горело – старыми обоями, рамами от картин, табуретками из столовой.

Часто раненные поступали в таком тяжелом состоянии, что невозможно было сделать рентген и понять, где именно в голове засели осколок или пуля. Тогда Зброжек оперировал почти вслепую, полагаясь на свой опыт и чутье:

В ленинградской блокадной стуже

Нож хирурга тоже оружье.

Вацлав Зброжек сегодня нужен,

А раз так – то нельзя упасть.

Лигатура, пинцет, зажимы –

Ничего, что согнуло спину,

Нужно вынуть осколок мины,

Сохраняя над жизнью власть.

Крючит руки проклятый холод, Отнимает все силы голод.

Он, конечно, уже немолод,

Но назавтра – опять на бой.

Да, таланта Господь отмерил,

Надо только в победу верить.

Он ведет этот бой со смертью,

И немного - с самим собой [8].

Согласно характеристике, данной В. Зброжеку его руководителем, профессором Константином Львовичем Хиловым, Зброжек «как исключительно дисциплинированный человек умел воспитать и передать свою дисциплину всем сотрудникам клиники. Быстрое и беспрекословное исполнение его приказаний отмечалось его исключительным административным талантом» [6].

По свидетельству вышестоящего руководства, именно благодаря моему прадеду Вацлаву Зброжеку «больница Мечникова в период блокады, в трудную зиму 1941-1942 успешно преодолела все трудности бытового порядка, не снижая качества лечебного обслуживания, и вернула в строй тысячи раненных и больных бойцов и командиров» (Приложение 6). Также, по отзывам коллег, В. Р. Зброжек обладал хорошей хирургической техникой. Он был автором 19 научных трудов. Ученая степень кандидата медицинских наук присуждена Вацлаву Зброжеку без защиты диссертации [5]/

Думаю, мой прадед Вацлав Зброжек был настоящим героем. Он защищал нашу Родину не автоматом, а скальпелем, спас жизни многих бойцов и просто жителей города, раненных под обстрелами. Этот героизм не остался незамеченным. 20 февраля 1943 г. Зброжеку Вацлаву Ричардовичу, зам. директору 2-го Ленинградского медицинского института, присвоено почетное звание заслуженного врача РСФСР (Приложение 7).

3. Блокадный хлеб

Мы попытались представить, в каких условиях жил и спасал жизни людей Вацлав Зброжек.

Блокада Ленинграда длилась 872 дня. Продукты закончились очень быстро, и с 18 июля 1941 года хлеб жителям города стали выдавать по карточкам. Июльскую норму можно назвать щадящей. Рабочим, например, полагалось по 800 граммов хлеба. Но уже к началу сентября ежемесячные нормы стали урезать. Всего понижений было 5. Последнее случилось в декабре 41-го, когда максимальная норма составила 200 граммов для рабочих и 125 для всех остальных.

Запасы продовольствия к тому времени практически подошли к концу. Три дня в декабре в городе вообще не было ни воды, ни хлеба. Замерз основной водопровод. Хлебозаводы встали. Ведрами таскали воду из прорубленных в Неве лунок. Но много ли ведрами натаскаешь?

Только с наступлением морозов, когда по льду Ладожского озера была проложена автомобильная трасса - легендарная «Дорога жизни», - стало чуть легче, и с конца января 1942 года пайки начали понемногу увеличивать.

Блокадный хлеб… Муки нем было меньше, чем жмыха, целлюлозы, соды, отрубей. Форму для выпечки которого смазывали соляркой – масла не было.

Состав блокадного хлеба был такой: пищевая целлюлоза - 10%, жмых -10%, обойная пыль - 2%, выбойки из мешков - 2%, хвоя - 1%, ржаная обойная мука - 75%. Использовалась также коревая мука (от слова корка). Когда в Ладоге тонули машины, везшие муку в город, специальные бригады ночью, в затишье между обстрелами, крючьями на веревках поднимали мешки из воды. В середине такого мешка какое-то количество муки оставалось сухим, а внешняя промокшая часть при высыхании схватывалась, превращаясь в твердую корку. Эти корки разбивали на куски, затем измельчали и перемалывали. Коревая мука давала возможность сократить количество других малосъедобных добавок в хлебе [1, с.26].

Также в хлеб добавляли все хоть немного съедобное, что удавалось найти – полынь, лебеду, столярный клей… Хлеб получался черный и липкий. И этого хлеба полагалось всего 125 граммов на человека в день.

Мы решили провести эксперимент и испечь такой хлеб, какой ели ленинградцы в блокаду. Взяли грубую обойную муку (она так называлась потому, что зерно как бы «обивали», т.е. мололи очень грубо, почти как крупу), отруби, сосновые иглы измельчили, добавили сушеной крапивы (Приложение 8). Замесили тесто и испекли хлеб (Приложение 9). Ни соли, ни сахара в то время было не достать, поэтому мы их не добавляли.

Хлеб получился, как и писали в воспоминаниях ветераны блокады, черным, липким и очень невкусным. Мы взвесили 125 грамм хлеба – это крошечный кусочек. Трудно сейчас поверить, что человек целый день мог не иметь другой пищи, кроме этого липкого кусочка. Не удивительно, что люди слабели от голода, переставали двигаться и умирали.

А прадедушка, даже голодая, находил в себе силы оперировать раненных бойцов.

Эксперимент подтвердил: во время блокады Ленинграда люди жили и работали в нечеловеческих условиях. Практически невозможно представить постоянное чувство голода человека, тело которого или высыхало, или отекало от постоянного недоедания. Жители Ленинграда, в том числе мой прадед Вацлав Зброжек, проявили чудеса стойкости и героизма.

4. Путь к Победе

В 1943г., после прорыва блокады Ленинграда, Вацлав Зброжек был призван на фронт в Польскую дивизию имени Тадеуша Костюшко, которую формировали из этнических поляков, проживавших на территории СССР, для участия в освобождении Польши. Сейчас возникает много политических споров, связанных с этой страницей истории, а тогда советские солдаты выполняли свой долг не рассуждая, кровью заплатив за свободу Польши. Для тех же советских воинов, кто по крови был поляком, это было еще и освобождением земли их предков.

С 1944 по 1945г. Вацлав Зброжек - главный отоларинголог фронта, а после окончания войны – начальник лечебно-профилактического отдела Департамента санитарной службы Министерства Народной Обороны Польской республики [6].

Вацлав Зброжек имел следующие награды:

- орден Отечественной войны II степени;

- дважды кавалер польского Серебряного креста «За заслуги»;

- орден «Восстановление Польши»;

- медаль «За оборону Ленинграда»;

- медаль «За Варшаву» (польская);

- медаль «За освобождение Варшавы».

В мае 1946г. Вацлав Зброжек был демобилизован из рядов Красной армии. Вернувшись в Ленинград, занял должность главного врача больницы им. Мечникова и доцента клиники ЛОР-болезней (Приложение 10). Смог он и съездить в Тобольск, навестить родственников.

Вацлав Зброжек в качестве военного врача прошел четыре войны (Первую мировую, гражданскую, советско-финскую и Великую Отечественную). Здоровье его было подорвано блокадой и тяготами военной жизни. Умер он в Ленинграде в 1958г. Похоронен на Богословском кладбище, которое находится недалеко от больницы Мечникова.

Узнав жизненный и военный путь моего прадеда, я понял, что должен сохранить память о нем, о его подвиге врача. Все дальше уходит от нас Великая Отечественная война, но память о людях, приближавших Победу, будет вечно гореть в наших сердцах.

Заключение

Проведя исследование, я узнал, что мой прадедушка Вацлав Зброжек был в годы Великой Отечественной войны фронтовым хирургом.

Родился он в Ишиме, а детство и юность провел в Тобольске. Получил медицинское образование в Одесском университете. Прадедушка Вацлав был талантливым врачом и быстро продвигался по службе. Вскоре его пригласили жить и работать в Ленинград.

Во время блокады Ленинграда Вацлав Зброжек остался в городе. Опухшими от голода пальцами делал сложнейшие операции раненным бойцам. Прадеду присвоено звание заслуженного врача РСФСР.

Мы провели эксперимент по выпечке блокадного хлеба. Он получился клейкий и неприятный на вкус. Это подтвердило, что во время блокады Ленинграда люди жили и работали в нечеловеческих условиях. Жители Ленинграда, в том числе мой прадед Вацлав Зброжек, проявили чудеса стойкости и героизма.

После прорыва блокады прадедушка был призван на фронт военным врачом, освобождал Польшу и встретил Победу в Варшаве.

Таким образом, гипотеза исследования подтвердилась: мой прадедушка, военный хирург, внес большой вклад в общее дело борьбы с захватчиками, спасая жизни советских солдат.

Я буду помнить подвиг прадеда и беречь его память.

Список использованных источников и литературы

  1. Воробьева О.В. Блокадный хлеб // Химия и жизнь. – 2015. - № 5. – С. 25-26.

  2. Дело о дворянстве рода Зброжек, по Витебской губернии, 1834 г. / Фонд департамента герольдии Сената Российского Государственного исторического архива // Ф.1343 Оп. 22 Д. 1375.

  3. Дело студента медицинского факультета Новороссийского (Одесского) университета Вацлава Зброжека // Государственный архив Одесской области. Ф. 45 Оп.5 вязка 233 дело 4952/214.

  4. Киселев А.С. Сквозь годы счастья и лихолетья. – СПб.: ВМедА, 2014. – 256с.

  5. Личное дело Зброжек Вацлава Ричардовича // Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Федеральное казенное учреждение «Центр хранения страхового фонда». Ф.9506 Оп. 16а Д.1089.

  6. Личное дело Зброжека Вацлава Ричардовича // Архив Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова

  7. Метрическая книга Тобольского римско-католического костела о родившихся // ГБУТО «Государственный архив в г. Тобольске». Ф. И-156, Оп. 15, д. 725, л. 122.

  8. Стихи Виктории Бондаревой // тест опубликован не был.

Приложение 1

Герб рода Зброжеков

Приложение 2

Запись о крещении Вацлава Зброжека из метрической книги о родившихся Тобольского костела

Приложение 3

Аттестат Вацлава Зброжека об окончании Тобольской мужской гимназии

Приложение 4

Вацлав Зброжек в студенческие годы

Приложение 5

Вацлав Зброжек в годы Первой мировой войны

Приложение 6

Характеристика деятельности В.Р. Зброжека в период блокады Ленинграда

Приложение 7

Копия грамоты Президиума Верховного Совета РСФСР о присвоении Вацлаву Зброжеку звания заслуженного врача РСФСР

Приложение 8

Продукты, используемые для приготовления блокадного хлеба

Приложение 9

Выпечка блокадного хлеба

Приложение 10

Вацлав Зброжек после Великой Отечественной войны, в больнице им. Мечникова

24

Просмотров работы: 100