Так он жил… (по страницам личных дневников моего прадеда Камарды Павла Евтихиевича)

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Так он жил… (по страницам личных дневников моего прадеда Камарды Павла Евтихиевича)

Куденко  В.М. 1
1МАОУ "Гимназия № 1 г. Рузы"
Смирнова С.А. 1
1МАОУ "Гимназия № 1 г. Рузы"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Актуальность: История – это прошлое человечества. А человечество состоит из отдельных людей, и у каждого человека – свои корни. Будущее невозможно без прошлого и настоящего. Чтобы нас не называли Иванами, родства не помнящими, нам необходимо знать, чем гордиться, что передать в наследство своим потомкам. А для этого следует знать  не только историю своей страны, но и историю своей семьи, какой след оставили предки каждого из нас в истории России и в истории своей малой Родины. Моя работа посвящена моему прадеду Камарда Павла (Пантелеймон) Евтихиевич, который прожил тяжелую, но интересную жизнь.

Проблема изучения истории своей семьи и в современной ситуации является одной из самых значимых. Поэтому возникла потребность в изучении данной темы.

Я выделил гипотезу исследования: если детально изучить судьбу одного из представителей военного поколения, то появится возможность понять, каковы истинные источники Победы народа в Великой Отечественной войне, благодаря чему советские люди смогли превозмочь такого сильного врага.

Объект: документы, фотографии, воспоминания, дневники - биографические сведения из жизни моего прадеда

Предмет: биография моего прадеда

Цель исследовательской работы осветить основные этапы жизни Камарды Павла Евтихиевича и сохранить память о нем, как об участнике Великой Отечественной войне.

Задачи:

- познакомиться с дневниками (воспоминаниями) моего прадеда;

- на основе дневников, воспоминаний дочери и родственников воссоздать историю его жизни;

- выяснить фронтовой путь Камарды Павла Евтихиевича;

- исследовать семейный архив;

- систематизировать материал по годам;

- осветить исторические события, участником которых был мой прадед и члены семьи.

Методы:

- теоретический анализ и обобщение материала из дневников моего прадеда;

- эмпирический метод для изучения конкретных исторических фактов;

- теоретический метод исследования позволил производить логическое исследование собранных фактов, вырабатывать суждения, делать умозаключения и теоретические обобщения.

- Интервьюирование.

- Обработка полученной информации сравнительно – аналитическим методом.

Новизна: дневники моего прадеда изучаются впервые, сведения, содержащиеся в них, никогда ранее не публиковались.

Практическая значимость работы: материалы данной исследовательской работы могут быть использованы как исторические источники на уроках по темам: «Коллективизация», «Голодомор», «Государство и церковь в 30-е годы», «Первый день войны», «Великая Отечественная война».

Так он жил…

Наша задача – помнить о своих истоках, о преемственности поколений, неразрывной связи времен, унаследовать все лучшие человеческие качества, брать пример со старших и не забывать, какую цену заплатили предки за наше право свободно жить, трудиться и учиться.

Выбрав эту тему, я хотел узнать о своем прадеде, чтобы следовать его примеру, унаследовать все его лучшие качества.

В моей семье хранятся дневники моего прадеда. Когда-то их было больше, но сохранились всего три части: 1 часть «Палтуня», «Да здравствует Родина!» и 2 часть «Последний шанс». Павел Евтихиевич на обложке написал «Роман». В своем романе он ведет повествование от третьего лица. По содержанию библиографического «романа» можно изучать историю страны.

«Иди сынок…»

«Иди сынок. Да поможет тебе Бог и добрые люди» - этими словами начинается воспоминания моего прадеда. А было ему 12 лет. И отправился Палтуня (Пантелеймон) в неизвестность, так как в деревне был страшный голод. «Кажется и природа и люди и Бог были обижены на эту деревню, кажется, все они мстили ей, мучили, терзали. Покосившиеся избушки с покрытыми крышами соломой, разваливающаяся изгородь дворов, заросших бурьяном, напоминала каждому, кто заходил в эту деревню о ее бедности, о тяжелой жизни ее жителей» [1.ч.1].. Татьяна Афанасьевна, спасая своего сына от голодной смерти, отправила его в колхоз, который только начинал зарождаться, надеясь, что ему дадут там работу. А работать ее сын умел «с 5 лет стал пасти гусей, с 7 – погонял лошадей при вспашке, с 8 – копал, садил, полол, с 9 лет возил, носил, косил» [1.ч.1]. Она собрала в дорогу все, что могла найти самое лучшее «в сумку положила краюху хлеба, занятую у соседки, 10 сваренных в мундире картошек и две спеченные свеклы» [1.ч.1]. На этих продуктах можно было в то время прожить неделю.

В Украине, а именно там жил Палтуня в деревне Красиловка, Бахмачского района, Черниговской области в 1932-1933 года был страшный голод. От голода в Украине, известного как Голодомор, умерло, по уточненным данным, от 3 до 3,5 миллионов человек. «Люди ели лебеду и крапиву, клевер и люцерну. Умирали ежедневно по несколько человек. Умирали в домах, в огородах, на улицах и на полях» [1.ч.1]. Павел Евтихиевич так описывает страшную смерть «видел, как умирают с голода. Начинают, пухнут ноги и руки. Кожа становится натянутой, тонкой, блестит, какая-то прозрачная. Потом кожа лопается, из образовавшихся ран течет не кровь, а вода обычная чистая вода. Человек уже не может встать на ноги, часто просит пить. Умирает долго, мучительно». Одной из причин голодомора был план хлебозаготовок.У селян, которые не укладывались в планы хлебозаготовок и задолжали государству зерно, конфисковали любое другое продовольствие. Оно не засчитывалось как уплата долга, и было только карательным шагом. Политика натуральных штрафов должна была заставить крестьян сдать государству вроде скрытое от нее зерно, которого в действительности не было.Комиссары с представителями бедноты и красноармейцами обыскивали весь дом и находили самые тайные схроны. А тех, кто сопротивлялся и не отдавал провизию просто убивали… Для этого существовал специальный Закон, который в народе прозвали «законом пяти колосков» [1.ч.1]. Мой прадед хорошо запомнил, как выносили из их дома последний «излишек» зерна, последние 30 кг «…зашли в избу уполномоченный района, комбедовец Легкий и два сельских исполнителя. Мама очень плакала… клялась, что нет больше зерна…, говорила уполномоченному: «Видишь сколько детей, все еще малые!» Уполномоченный сказал: «Зачем столько настрогала детей, что кормить нечем? Хлеб нужен рабочему классу, Москве, Питеру». И тут же дал команду искать зерно. Железными прутьями шныряли в глиняный пол в хате, в сенях и в кладовке, но ни где не было никакого зерна….В доме уже неделю совсем не было хлеба. При обыске заглянув на печку, и увидал зерно, которое мама высыпала, чтобы подсушить и смолоть, его тут же собрали в мешок и вынесли на подводу. Плакала мать, плакали все дети» [1.ч.1].

Семья у Палтуни была большая: восемь детей и из них только двое взрослых. Мама одна заботилась о семье, отец умер. «Отец будучи тяжело раненым в годы гражданской войны не выдержал обрушившейся на семью нищеты и голода, умер… Будучи добрым он все стремился отдать детям, подорванный тяжелым ранением организм быстро истощался и перестало биться сердце человека, который был добрым и сердечным мужем и отцом» [1.ч.1].

Для Палтуни важно было найти работу и помочь своим близким. Он пришел в колхоз к обеду. Но наряд на работу раздают с утра, поэтому необходимо было где-то переночевать. В поле он нашел скирду соломы и стал готовиться к ночлегу.

Трудовые будни.

Палтуню взяли на работу в колхоз. «Обязанность оказалась не сложной. Чистить молодняк это значило вооружиться щеткой и скребком. Скребок в левой руке щетка в правой и чисть себе животное» [1.ч.1]. Палтуня был рад, работал усердно. А особенно его обрадовало то, что три раза в день давали чечевичную похлебку (сваренная чечевица с водой), 500 гр хлеба на день и ему разрешили брать морковь, которой кормили животных на ферме. Жить его определили здесь же на ферме. «Набросав соломы в кормушку, которая была его постелью на ночь»[1.ч.1]. А через неделю ему дали место в общежитие. Раз в месяц давали выходной, можно было навести родных. Люди, которые приходили «на наряд» в колхоз из ближайших деревень платы не требовали «три раза в день чечевичный или гороховый суп и три раза по 200 грамм хлеба. Это была такая оплата, получать которую каждый считал за большое счастье. Суп съедали, а хлеб заворачивали в тряпицу, прятали в карманы, чтобы унести умирающим от голода детям, престарелым отцам и матерям» [1.ч.1]. Так же поступал и Палтуня, хлеб он берег для своих родных.

Когда животных выгнали на выпас Палтуни дали следующий наряд – собрать бригаду из ребятишек 11-12 лет для борьбы с долгоносиками, которые наносили вред сельскохозяйственной продукции, а именно только, что всходивший свекле. В 5 часов утра выходили из деревни на работу, а вечером с заходом солнце спешили домой в деревню. Когда всходы окрепли, работы в колхозе для ребят больше не было до августа.

Наступил трудный период года. Все, что было из прошлого урожая, поели, а новый - еще не созрел. В это время Палтуню наняли пасти корову за поллитра молока в день. «Появились случаи хищения коров, кур и других животных у зажиточных крестьян. В это время особо ощущалась вражда между беднотой и зажиточными крестьянами. Но они только считались зажиточными. На самом деле они были бедные. Если была еще пташка, то это уже богатый, а если корова, то кулак» [1.ч.1]. В деревне из 520 дворов, коров имели дворов 20. Дети, выгнав коров на пастбище, не заводили игр, а садились в кружок и говорили о еде. «От сильного истощения кружилась голова, а иногда теряли сознания. На некоторое время ребенок засыпал иногда на 3-4 часа, после придя в чувство просыпался. Все переживали и боялись, что он умрет и тогда следующая очередь будет моей. Все искали в своих пустых карманах, нет ли чего съедобного. Чаще всего находилось у кого-нибудь в бутылке пара глотков молока, которая неизменно отдавалась потерявшему сознание» [1.ч.1]. Палтуня ежедневно получал поллитра молока, половину он отливал дома маме, а на четвертушку должен был жить целые сутки.

В августе ребят позвали в колхоз. Надо было очистить поля семенной пшеницы от колосьев ржи, ячменя и других зерновых. Палтуня обошел ребят, собрал всех, кто остался живой. Две недели дети занимались прополкой пшеницы.

Потом Палтуня получил «наряд» носить воду людям, которые работали в поле. «12-летнему мальчику, приходилось носить по два ведра воды на расстояние иногда больше километра» [1.ч.1].

Так в течение нескольких лет Палтуня подработал на сезонных работах. С весны и поздней осени, когда урожай был убран.

Как-то весной Палтуня отправился в колхоз, чтобы получить работу. Работы не было. «Он знал, что появление его дома принесет маме только переживание. Нет, думал он лучше перенести самому, хоть какое лишение горе лишь бы хоть частицу их забрать от мамы» [1.ч.1]. Тогда, чтобы не огорчать маму он пошел, куда глаза глядят. Одному хозяину помог в распилке дров, но хозяин его не накормил. Потом ему встретились двое детей, и они оказали ему помощь, накормили кашей. Вечером вернулся отец этих детей и попросил Палтуню покинуть их дом. Куда идти? И он отравился на ферму, всю ночь шел, целый день он скитался по полю, а ночью пробрался на ферму, там лежала заветная морковь… Но его поймал сторож «Тут же сильной рукой был схвачен. Схвачен за ворот. Изгнившая до предела изношенная одежда затрещала…. Сторож бросил Палтуню на пол и начал усердно стегать кнутом… Он терпеливо переносил боль, не просил пощады не плакал и не кричал. Он жалел только своей истлевшей от времени одежды, от которой из под кнута летели клочья»[1.ч.1]. Сторож привязал Палтуню к столбу и пообещал отвести утром к управляющему. Этого допустить было нельзя. Ночью сторож уснул, и мальчик сумел освободиться. Целую неделю родные лечили Палтуню. А когда раны зажили, мама сама пошла к управляющему и упросила взять его на работу. Всю весну и лето проработал он в колхозе. А осенью помогал в уборке урожая. Сначала «таскал пустую сетку». На сетку запряженную быками нагружали солому, и ее надо было доставить к скирде. А потом пахал землю. «Пахали тогда быками. Взрослые мужчины удерживали плуг, а подросток погонял быков….продолжалась работа 10 часов. Босые ноги были поколоты и поцарапаны до крови… Ноги от десятичасовой ходьбы и многочисленных ранений к вечеру становились как деревянные» [1.ч.1].

Работу выполнял разную, куда даст наряд управляющий. Зимой собирал золу. «Около дворов кадровых рабочих колхоза стояли бочки, в которые выносили золу. Бочки надо было поставить на сани, их помешалось четыре штуки и везти в поле. Там опрокинуть их, высыпать золу, а пустые бочки вновь развести и установить на прежних местах» [1.ч.1].

Однажды его назначили на другую работу, подвозить горючее и воду к тракторам, которых в колхозе было 3 штуки. «Они больше простаивали. Вспашку, как и ранее, производили быками. Была такая низенькая двухколесная тачанка, на нее ставилась бочка с горючим, ставилось ведро солидола и подвозилось к тракторам» [1.ч.1]. В это время начали выдавать впервые зарплату, после вычитав за питание, оставалось 6-7 рублей.

Мудрые науки.

В деревне была 3-х летняя школа. Все дети при Советской власти могли учиться. «Учеба была трудной. Не было бумаги, карандашей. Каждый ученик носил деревянную доску и кусочек мыло» [1.ч.1]. Палтуня учился на отлично, но в школу ходил редко. Когда была работа в колхозе, он работал, зимой в школу не ходил, не было теплой одежды и обуви. Но как только появлялась возможность, он с удовольствием посещал школу. Ему нравилось учиться. И когда в колхозе стали давать зарплату, то половина своего заработка он тратил на тетради, книги и карандаши.

А как-то зимой произошло несчастье. Стояли сильные морозы, а Палтуня ходил в школу в резиновых галошах, ноги обматывал тряпьем. И однажды возвращаясь, домой он обморозил пальцы ног. Выручил дед Рубан, который жил по соседству. Он научил сплести валенки из соломы «мама внесла в дом соломы и тут же коллективно под руководством деда Рубана начали изготовлять валенки: из соломы плели косу такую длинную метров пять. Потом ее скручивали в форму валенок, сшивали один ряд к другому шпагатом. Низ валенок прибивался к деревянной доске служившей подошвой» [1.ч.1]. Вот в таких валенках Палтуня проходил в школу всю зиму.

Мой прадед закончил 6 классов, дальше ему учиться не позволили обстоятельства. Надо было работать, поднимать младших сестер и братьев: «старший брат сказал, чтобы он продолжал работу. Он сказал: «Школа кормить тебя не будет. Работаешь и работай, пока есть возможность». Брат ушел, Палтуня долго и горько плакал…он плакал по школе, которую пришлось оставить, о том, что голоден и полураздетый, оплакивал свою тяжелую детскую долю»[1.ч.1].

2.4.Комсомол – нашей родине честь.

Палтуня стал работать в колхозе постоянно. Ему выделили каморку в клубе, где он жил вместе со своим новым другом Петей. После работы они любили читать, особенно им нравились читать книги про путешественников. Но однажды Петя принес книгу «Вопросы Ленинизма». Палтуня заинтересовался этой книгой. В последствие он прочитал «Историю ВКП(б)» «Капитал» К. Маркса, «Диалектика природы» Ф. Энгельса, «Две тактики социал-демократов и демократической революции» В.И. Ленина, «Шаг вперед и два назад». «Он читал вдумчиво, он читал такие книги, которые все шире раскрывали его кругозор познаний и все с твердой уверенностью убеждали его в правоте изложенных в них идей… Палтуня быстро пришел к убеждению, что марксизм-ленинизм единственно правильная наука для трудящихся, для обездоленных, для угнетенных и бесправных» »[1.ч.1].

И когда летом в колхоз приехал секретарь райкома комсомола с задачей создать комсомольскую ячейку, то Палтуня решил вступить в комсомол. В члены ВЛКСМ его приняли 2 ноября 1938 года.

В колхозе создали комсомольскую ячейку, в ней было 2 человека – Палтуня и его друг Петя. И одним из комсомольских заданий было – заготовка дров, так как они жили в степном районе, то это задание было очень важным. Было решено разобрать на дрова церковь в соседнем селе. С комсомольцами отправили еще четырех рабочих. «По прибытию в село, рабочие приступили к делу, и через каких 20 минут были окружены плотным кольцом крестьян, протестующих разрушению церкви…верующие как осатанелые набросились на рабочих колхоза, повязали всех веревками, привязали к саням и пустили коней по дороге к колхозу» [1.ч.1]. Комсомольцы обратились в райком. Им был выделен сотрудник ГПУ. На второй день вновь поехали в село «работник ГПУ стоял у раскрытых ворот ограды церкви. Застучали топоры, вниз летела кровля, обрешетник, карниз, стропила, потом и бревна стен. Старухи до тошноты выли, проклиная рабочих, их родителей, детей имеющихся и будущих, но никто не решился зайти во двор» [1.ч.1]. На обратной дороге раздался выстрел, и сотрудник ГПУ был убит.

Как-то осенью Палтуню вызвали в райком комсомола и предложили поработать учителем. В стране шла борьба с безграмотностью. Палтуня организовал 2 класса «из списка рабочих колхоза были выбраны все, кто был совсем безграмотен. Их было 60 человек…второй список был, кто окончил 1 и 2 класс. Таких было 36 человек» [1.ч.1]. Возраст учеников от 11 лет до 52 лет. Составили расписание. Посещаемость была 100 %. Перед посевными работами организовали экзамен «комиссия была представительная: от Районо, от Райкома комсомола, администрация колхоза и профкома» [1.ч.1]. Все экзамены сдали, и большинство получили отличную оценку.

Воинский долг Родине.

Была весна 1939 года моего прадеда «вызвали в Райвоенкомат на комиссию, как призывника, а еще через неделю он был призван в армию и зачислен в Брянскую авиационную школу» [1.ч.1].

В школе Палтуня попал во второе отделение, второй роты, второго батальона «не будет удачи в учебе, кругом одни двойки». В начале был «курс молодого бойца». А через два месяца из каждого отделения был отобран один курсант для подготовки из них младших командиров «от второго отделения был отобран Палтуня. Он не сразу не позднее не мог сказать, почему именно его решили подготовить младшим командиром» [1.ч.1]. После прохождения «курса молодого бойца» и дополнительного курса для подготовки младшего командира Палтуня был назначен заместителем командира второго взвода. Начались теоретические занятия: «мы изучали конструкцию самолетов и авиационных двигателей «СБ» И «ТБ», двигатели к ним воздушным и жидкостным охлаждением, вооружение, аэродинамику и многие другие дисциплины» [1.ч.1].

В апреле 1941 года курсанты сдавали экзамены. Палтуня все дисциплины сдал на отлично, ему было присвоено офицерское звание. На протяжении двух лет его учили «что наши самолеты, наше вооружение, наша военная тактика и стратегия самые лучшие в мире. Внушали и то, что солдат капиталистических государств это рабочий и крестьянин, одетый в военную форму, и он не будет драться за своих угнетателей. Создавалось такое впечатление, что солдаты наших врагов при первой же встречи и при первой возможности будут бросать оружие и переходить на нашу сторону» [1.ч.1].

В мае 1941 года молодые офицеры были направлены в воинские части. Палтуня был оставлен на аэродроме в Брянске, где базировался 35 авиационная дивизия и зачислен в 219 дальнебомбардировочный полк. Началась практическая учеба в полку. Полеты совершали только в солнечную, безветренную погоду во избежание несчастного случая.

18 июня 1941 года полк был поднять по тревоге, и отправлен на запасной аэродром. «Запасной аэродром без явной угрозы нападения рассекречивать никто не будет. Так 219 авиаполк с 18 июня до 22 июня ежедневно, ежеминутно ждал начало войны и в техническом и моральном вопросе был готов к ней…Личный состав непоколебимо уверен в своих победах над любым врагом» [1.ч.1]..

22 июня 1941 года.

«22 июня в 4 часа 15 минут полк был поднят по тревоге…зачитали приказ, из которого узнали, что немецкие войска напали на нашу родину, приказывалось немедленно вылететь на аэродром в Старый Оскол… К 8 часов утра 23 июня полк был сосредоточен в Старом Осколе, а к 10 часам вылетел в район Каменск-Подольска. С задачей нанести боевой удар по танкам противника…на боевое задание вылетело 94 самолета ДБ-3ф… полк не долетел до передовых подразделений наступающих немецких войск примерно 50 км, как полк встретили 6 истребителей противника. Последовала команда сомкнуть ряды и приготовиться к бою. Экипажи немедленно и четко выполнили команду, и пулеметы были направлены на истребители противника. Немецкие истребители «Мессершмитд 109» взмыли вверх и попарно атаковали полк» [1.ч.1]. Огонь они вели с 1500 метров, а советские самолеты не располагали такой дальностью стрельбы. Самолет ДБ-3ф мог вести прицельный огонь с 500 метров «пилоты врага видимо отлично это знали … и где-то приближались на 700-800 метров разворачивались и заходили на вторую атаку. 6 истребителей рассеяли целый полк наших бомбардировщиков состоящих из – 94 самолетов, при этом 23 самолета были сожжены, 6 самолетов упали на землю из-за убийства пилотов и 32 самолета получили различные повреждения. Таков был трагический первый бой, при этом никакого вреда не принесли противнику, как воздушному, так и наземному. До своего аэродрома дотянули и возвратились 44 самолета: погибли и сделали вынужденную посадку 50 самолетов» [1.ч.1]. Экипаж Палтуни произвел вынужденную посадку. Самолет был поврежден. Надо было принимать решения сжечь самолет и попробовать добраться пешком до аэродрома или вызвать техпомощь? Решили вызвать техпомощь, до аэродрома дозвонились, благо связь еще работала. К вечеру техпомощь приехала, самолет отремонтировали. Через 36 минут экипаж совершил посадку на аэродроме.

В землянке было тихо, каждый был со своими тяжелыми думами. «Как же так? Все время внушали каждому из нас, что наши самолеты лучшее в мире, что мы воевать будем на территории врага…Несмотря ни на что мы страстно любили свою Родину и для ее защиты не жалели ни труда, ни крови, ни самой жизни. Хорошей технике и организованности врага – мы поставили железную волю, беззаветную храбрость и неслыханное самопожертвование. С нами был и помогал всем, чем мог, весь советский народ»[1.ч.1].

Вот так прошел первый день и первый боевой вылет моего прадеда.

Суровые годы войны

26 июня отремонтировав 7 самолетов, они вылетели на боевое задание, вернулось 3 экипажа. А 6 июля полк расформировали «в полку осталось 3 самолета и те повреждены». Палтуню и еще 8 пилотов и 8 штурманов отправили в Москву, а потом они были отправлены в первую высшую офицерскую школу штурманов и летчиков. Выпуск слушателей был осенью 1942 года. Получив очередное звание, экипажи были отправлены на фронт.

«Экипаж Камарда (Палтуня), Борисова, Полянского и Бурлаченко были зачислены во вторую эскадрилью 752 бомбардировочного авиаполка. Эскадрилью командовал Герой Советского Союза майор Харченко» [1.ч.2].

Прадед принимал участие в Сталинградской битве, на Курской дуге, освобождал Одессу, Харьков, Минск, Брест, Кенигсберг, Любин, Берлин. По воспоминаниям прадеда в боевом вылете над Сталинградом была опасность «чтобы по ошибки бомбы не были сброшены на свои войска» в городе отсутствовала линия фронта. На Курской дуге «5 июля рано утром где-то 4-5 часов полк был поднять по тревоге и через 20 минут экипажи были доставлены на аэродром… В небольшой деревушке где-то за 10 км от передовых линий немцев были хорошо замаскированы танки. При атаке первыми самолетами немцы притаились, старались себя не выдать. Но мы хорошо осветили сабами (светящимися авиабомбами) и хорошо видели метающихся солдат. Только когда загорелось несколько танков, немцы открыли огонь со всего оружия, каким располагали. Но это был уже не тот полк, который был в начале войны. Успешно выполнив боевое задание, полк без потерь возвратился на свой аэродром» [1.ч.2], таких вылетов у прадеда на Курской дуге было несколько, истратив боевой запас и выполнив задание, они возвращались, чтобы заправить самолет, пополнить боевой запас и снова в бой. Из других источников я узнал, что «в ходе белгородско-харьковской операции советская авиация произвела 28 265 боевых самолето-вылетов. В ожесточенных воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 800 самолетов противника» [2]. В дневнике прадеда написано: «После разгрома немцев на Орловско-Курской дуге наш 752 дальнебомбардировочный полк был переименован в 10 гвардейский авиационный полк дальнего действия. За успешное выполнения боевых заданий полку было присвоено наименование Сталинградский» [1.ч.2].

При обороне Бреста немцы применили радиолокаторы для корректировки огня зенитных орудий. Полк потерял 4 экипажа за один вылет. В 1944 году это было очень много. Руководство запретили полеты «через 5 дней командующий привез станиолевые пластинки связанные пучками по 50 пластинок. Мы отнеслись к ним скептически и с юмором говорили: «Ну, держитесь фрицы!» Однако мы ошиблись. При влете в зону ПВО, радисты выбрасывали эти пластики и локаторы бездействовали. Все самолеты вернулись на свои аэродромы» [1.ч.2].

На войне были и диверсии, враг – сильный, готовый к войне. Самолеты стали взрываться в воздухе через полчаса полета. Чтобы не спугнуть врага, всем было объявлено готовиться к полету на Берлин. Летчики изучали маршрут, техники готовили самолеты «на аэродром внезапно для нас на большой скорости подъехали два грузовые машины с солдатами внутренних войск…быстро всех отогнали от самолетов…у всего состава отобрали личное оружие и окружили плотным кольцом. Специальная группа офицеров-инженеров эскадрилий и звеньев начали осматривать самолеты с целью обнаружить причину взрыва самолетов. Логично, что искали в бомбах взрыватели с установленным временем. Но, увы!...старший техник звена обнаружил проводок, закрепленный к двигателю…он протянут в бензобак, а на конце его была обычная зажигательная свеча от двигателя. Все стало ясно» [1.ч.2]. Было проведено расследование и выяснено, что под видом пополнения в полк прибыли два диверсанта немца. Они были расстреляны, а самолеты больше не взрывались.

Но даже на войне были минутки отдыха. Полк перебазировался в освобожденный Харьков «иду по улицам Харькова, каждый 3-ий дом разрушен. Печально стоять стены без крыш, перекрытий, дверей и окон. Убеждало о преступности войны. Насколько же глупый народ и насколько жестокие их руководители, ведущие войны.

Как-то выпал день, что не было вылета, и мы собрались в только что открытый вновь Харьковский театр. С каким вдохновением играли артисты в этом полуразрушенном театре. С какой любовью мы смотрели на них. Абсолютное большинство в театре это мы – военные. Идем поздно ночью. В городе неспокойно нас об этом предупредил милиционер. Но ведь нас группа 24 человека, вооруженных и закаленных в боях. Пришли в часть, и я еще долго не мог уснуть думал о театре, артистах, музыке» [1.ч.2].

А самое неожиданное для моего прадеда было, когда ему разрешили навестить семью, дали 10 суток. Поезда уже в ту пору курсировали «и вот я дома. Мои родные мама, сестры, младший брат все живы. Старшие два брата тоже где-то на фронте» [1.ч.2]. Много горя пришлось вынести семье во время оккупации. Старшую сестру Настю чуть немцы не расстреляли вместе с полугодовалом сыном, за то, что ее муж был председателем колхоза. Нашлись люди, которые прятали ее три месяца у себя в доме. В конце войны прадед узнал, что его старший брат попал в концлагерь «от холода и голода, каторжного труда, от избиений и расстрелов погибали сотнями ежедневно… когда у брата остались кости да кожа, вывели за зону где немцы отбирали себе работников из числа пленных. Брат высокий, стройный, его взял домой немец. Работал от зари до темна и в поле и по хозяйству дома. Кормить его человеческой пищей хозяин не хотел. Поэтому часто приходилось, есть картошку, сваренную для свиней» [1.ч.2]. Но когда пришли русские, то брат снова попал в лагерь, но уже советский. Когда прадед узнал, где находился его брат «командир полка разрешил слетать туда на самолете У-2. Его можно посадить везде. Взял с собой водки, коньяка, спирта, консервов и денег… командовал, по выражению начальника лагеря, этим сбродом, майор. После угощения, подарков и денег майор пообещал, демобилизовать брата по состоянию здоровья» [1.ч.2]. И обещание свое он выполнил.

После освобождения Киева у прадеда состоялась неожиданная встреча. К ним на аэродром прибыл генерал-лейтенант Н.С. Хрущев «Беседовал с нами. Он был очень усталым, переутомленным…Впечатление о себе он оставил хорошее. Одет был чрезвычайно просто… на фронте не разумно отличаться одеждой, быстро убьет снайпер. Да не все это соблюдали» [1.ч.2].

В апреле 1945 года после освобождения города Варшавы, территории Польши, войска подошли к Кенигсбергу «в Кенигсберге был большой гарнизон и город, в сущности, был крепостью…нам зачитали приказ Сталина «18 воздушной армии приказываю стереть с лица земли город Кенисберг»[1.ч.2]. Из других источников я узнал, что противник создал в Кенигсберге мощное оборонительные укрепления. Для обороны города враг привлек около 130 тыс. человек, до 4 тыс. орудий и минометов, более 100 танков и штурмовых орудий, 170 боевых самолетов. От нападения с воздуха город прикрывался 56 зенитными батареями (около 450 стволов) [2]. «В течение трех суток волна за волной подходили авиационные полки и бомбили город без всякой передышки Во время шестого вылета в наш самолет попал снаряд зенитки, точно в стык крыла с центропланом… но к счастью снаряд не взорвался. Мы благополучно долетели до военного аэродрома» [1.ч.2]. За взятие города прадед был награжден медалью «За взятие Кенигсберга»

Когда Кенисберг был освобожден, авиационный полк перебазировался в город Любин «Недалеко от Любина был немецкий лагерь «Майданек». Туда мы поехали, чтобы посмотреть эти гитлеровские лагеря смерти. Меня больше всего поразило среди огромной кучи человеческих волос, маленькая беленькая кудрявая косичка, заплетенная старым шнурком от ботинок или туфли. По сей день помню и вижу как наяву эту детскую косичку девочки, которую сожгли в крематории. Видели и «баню» где травили людей газом. После отодвигали листы в полу, и трупы бросали на вагонетки, которые передвигали под землей от «бани» в крематорий. В крематории было шесть печей, одновременно забрасывали в каждую по пять трупов. Те, кто был в этом лагере, рассказывали, что нередко для забавы и разнообразия забрасывали в горящую печь и живых людей» [1.ч.2].

Мой прадед бомбил Берлин, Гёттинген  и другие немецкие города. Он награжден медалью «За взятие Берлина». Войну он закончил в мае 1945 года в звании майора. Мобилизован 15 июня 1946 года «Указом Президиума ВС СССР» от 20.03.1946 (приложение 8), так записано в военном билете Камарды Павла Евтихиевича.

Родина высоко оценила ратный подвиг моего прадеда. Он был награжден орденом Отечественной войны I и II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».

Мирное время – новые заботы.

Какое счастье было для матери, что с фронта вернулись все ее 4 сына, в том числе, пусть и после ранения, но все-таки – живой, вернулся и мой прадедушка. Многие соседи в селе Красиловка потеряли всех своих родных и близких в этой войне.

Как только настало мирное время, прадед устроился на работу в милиции, многие бывшие военные там работали. Проработав немного милиционером, он в паспортном столе - встретил бабушку, которая, имя красивый подчерк заполняла в милиции паспорта. Вместе они переехали в город Свердловск (ныне Екатеринбург), там у них родились 2 дочери. И было решено поменять имя с Пантелеймона на Павел, дабы у дочерей было бы красивое отчество.

Всю жизнь он проработал на Машиностроительном Заводе имени Я. Свердлова, в те годы он был оборонным заводом и на нем изготавливались танки. Камарда П. Е. был начальником отдела подъемно-транспортных машин. Он окончил 5 курсов высшего Московского технического училища им. Баумана в 1959 году. Получил профессию: инженер-механик. Он особо гордился тем, что за период его работы, а это – более 25 лет, не было ни одного несчастного случая на производстве. Потому что до прихода на эту должность, от производственных травм на заводе погибало, и становились инвалидами около 10 человек в год. А так же после работы читал лекции в Политехническом институте, был неоднократным победителем соцсоревнований (1974,1975гг), а также был награжден именными часами. Дочки его выросли, вышли замуж за военных и разъехались. Одного из мужей – офицера (моего дедушку Андрея) направили служить в военную часть города Рузы, так здесь и живет наша семья до сих пор.

А после выхода на пенсию мой прадед решил вернуться ближе к родным, к теплому климату и изобилию ягод и фруктов. Переехал в Украину и жил там до 70 лет, а в пожилом возрасте его дочь забрала к себе в Рузу – ухаживать за ним и помогать. Умер мой прадедушка, когда мне было 4 года, но я его помню до сих пор, его доброту, его руки с конфетами. Умер он в глубокой старости в 85 лет, в окружении своих близких и любящих его людей – двух дочерей, внучки, внука и меня, маленького 4-х летнего правнука.

За свою трудовую жизнь прадедушка был награжден медалям: «20 лет Великой Победы», «30 лет Великой Победы», «40 лет Великой Победы», «50 лет Великой победы», «50 лет Вооруженным Силам», «60 лет Вооруженным Силам», «70 лет Вооруженным Силам», «Ветеран труда».

Заключение.

В заключение проделанной работы можно сформулировать следующие выводы:

- я прочитал дневники своего прадеда Камарда Павла Евтихиевича, которые мне помогли лучше понять, как протекала жизнь простого народа в 30-е годы XX века;

- изучив необходимую литературу и познакомившись с его воспоминаниями, я открыл для себя много нового и интересного. Павел Евтихиевич – обыкновенный, и вместе с тем уникальный человек.

- в ходе исследовательской работы я узнал о его жизни. Я узнал, каким он был смелым и находчивым, строгим и справедливым, всегда доводил начатое дело до конца.

- исследуя историю моего прадеда, через призму истории моей страны, мне ближе и понятнее становятся события далеких военных лет, я считаю, что история складывается из малых крупиц, судеб простых людей;

- читая дневника прадеда, я понял, что последствия войны простираются далеко во времени, они живут в семьях и их преданиях, в памяти наших дедов, бабушек отцов, они переходят к детям и внукам. Война живет в памяти всего народа;

- я понял, что главный источник победы – это советский народ, «мы поставили железную волю, беззаветную храбрость и неслыханное самопожертвование. С нами был и помогал всем, чем мог, весь советский народ» - так писал мой прадед;

- очень радует то, что он оставил после себя память. Это, во-первых, его дневники. Во-вторых, воспоминания близких и родных.

По-моему, помнить историю своего народа нужно не только потому, что память сохраняет человеческое достоинство, но и чтобы видеть смысл своей жизни, чтобы не быть одиноким и беспомощным.

Исследовав эту тему, я пришел к такому выводу: мы должны хранить память о наших предках, ветеранах Великой Отечественной войны, передавать воспоминания о них из поколения в поколение. Мой прадедушка прожил достойную жизнь, был верным своей Родине, своей профессии и своему народу.

В дальнейшем я планирую еще глубже исследовать эту тему.

Литература:

Воспоминания (дневники) Павла Евтихиевича Камарда: 1 часть «Палтуня» и «Да здравствует Родина!», 2 часть «Последний шанс».

Кожевников М.Н. «Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» - М.: Наука, 1977.

Семейный архив семей Куденко, Ткачевых: фотографии, ордена, орденская книжка, дневники.

Ресурсы интернета:

https://ru.wikipedia.org/(вход 03.01.2018)

https://hyser.com.ua/articles/golodomor-1932-1933(вход 03.01.2018)

http://lib7.com/cccp/509-sovetsko-hozjaistvo-ukr.html (04.01.2018)

http://warspot.ru/2117-bitva-za-stalingrad (04.01.2018)

http://fb.ru/article/138317/kurskaya-duga-bitva-na-kurskoy-duge (04.01.2018)

Дед Евтихия - чистокровный Итальянец, с графским титулом, его хотели убить и он сбежал на Украину и там устроился учителем языка и манер в богатую семью. Где-то лежали даже запросы из Итальянского посольства с подтверждением, но не знаю, куда их дели уже. Итальянская хохлушка с Урала - так в детстве помню шутила бабушка.

Приложение 1.

Дневники Павла Евтихиевича Камарды

Приложение 2.

Официальные документы

Свидетельство о рождении выдано 28.04 1958

Военный билет

Удостоверение участника Великой Отечественной войны

Приложение 3.

Семейные фотографии

май 1941г.

Семья Камарды П.Е.

2006 г. г. Руза, Семья Камарды: Татьяна и Павел с правнуком Куденко Владиком.

Приложение 4

Боевые ордена и медали

Приложение 5.

Юбилейные медали ко Дню Великой Победы

Приложение 6.

Юбилейные медали ко Дню Вооруженных Сил

Приложение 7.

Трудовые награды

Приложение 8.

Указ Президиума Верховного Совета

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

УКАЗ

от 20 марта 1946 года

О ДЕМОБИЛИЗАЦИИ ТРЕТЬЕЙ ОЧЕРЕДИ ЛИЧНОГО СОСТАВА

СУХОПУТНЫХ ВОЙСК И ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ

 

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Провести демобилизацию из сухопутных войск и военно-воздушных сил третьей очереди последующих шести возрастов рядового и сержантского состава.

2. Демобилизацию личного состава в соответствии с настоящим Указом провести в период с мая по сентябрь 1946 года.

3. Материально-бытовое обеспечение, предусмотренное Законом "О демобилизации старших возрастов личного состава Действующей Армии" от 23 июня 1945 года, распространить на личный состав, демобилизуемый в соответствии с настоящим Указом.

Председатель Президиума

Верховного Совета СССР

Н.ШВЕРНИК

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР

А.ГОРКИН

Просмотров работы: 18