Страницы, пропахшие порохом

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Страницы, пропахшие порохом

Яшина К.С. 1
1МБОУ"СОШ"пгт.Войвож
Шаронова Т.А. 1
1МБОУ"СОШ"пгт.Войвож
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Я, Яшина Кристина, люблю школу, учителей, поселок Войвож, родной край, где я живу. Радуюсь, что надо мной мирное, голубое небо, что мы с братом окружены заботой и любовью родителей. В моей семье хранят память о наших предках, которые оставили славный след в истории нашей страны. Я хочу поделиться этой памятью со своими сверстниками.

Цель моей работы «Страницы, пропахшие порохом» состоит в том, чтобы напомнить о героическом прошлом нашей страны, рассказать о людях, которые ковали победу в годы Великой Отечественной войны. Среди них была сестра моей прабабушки Сокериной Лидии Александровны ( в замужестве Жилиной ), Сокерина Вера Александровна ( в замужестве Данилова ), ушедшая на фронт в первые дни войны, с честью выполнившая свой солдатский долг. После окончания войны она работала медсестрой в республиканской больнице, имела много наград и благодарностей за свой труд. В республике Коми Сокерина Вера Александровна была известным человеком, к сожалению, она ушла из жизни в 2002 году. Ее дневник воспоминаний остался у нее, но при жизни она знакомила моих родственников с его содержанием и многие страницы были переписаны моей прабабушкой Лидой. На основании фотографий, документов, записей, рассказов, которые сохранились в памяти моих родных, я написала эту работу. Моя задача: собрать материал о Сокериной В.А, провести анализ событий, которые происходили в жизни Веры Александровны, показать связь этих событий с историей нашей страны.

Эта работа актуальна сегодня, все меньше остается ветеранов Великой Отечественной войны и людей, переживших военное времени, а это- история нашей страны и мы обязаны о ней знать. Методы исследования: а) беседа с моей прабабушкой Сокериной Л.А. ( в замужестве Жилиной),

б) изучение семейного архива: документов, фотографий, записей моей прабабушки Лиды.

в) обобщение и систематизация изученного материала.

История женщины на войне, Сокериной Веры, дает нам пример стойкости, нравственности, любви к Родине. И в мирной жизни она оставалась честной, справедливой, доброй, трудолюбивой. Работая медсестрой ,всегда была верна клятве Гиппократа, показывая пример милосердия и сердечности по отношению к людям. Мы храним память о медсестре, прошедшей дорогами войны, которая спасла жизни сотням бойцов, о нашей Вере.

Об истории нашей семьи, о военном времени, о ее сестре Вере, я услышала рассказ от прабабушки Жилиной (Сокериной) Лидии Александровны в августе 2016 года.

Вот ее рассказ: « В середине 19 века наш прадед Калина Жилин и два его брата были сосланы из Москвы в Коми край за бунтарский, не угодный царю характер. Наш прадед направлен в деревню Кони, и сегодня в этой деревне в основном преобладает фамилия Жилиных, корни нашей династии остались. История названия деревни такова. Когда-то давно удмурты добирались до наших мест бить белок, которых было много в наших лесах. Белка по-удмуртски «коньи», вот и пошло название деревни Кони. Нашего деда в 30-е годы двадцатого века раскулачили за то, что он имел магазин, в котором торговал керосином и ситцем, привозя эти товары по реке в лодках за 150км. Это был тяжелый труд, но деда репрессировали, признав врагом народа. Колесо репрессии прошлось и по нашей семье. Дед был уже больным и поэтому вместо него поехал строить канал Москва-Волга наш отец. Такие же заключенные, как и он, посоветовали отцу обратиться в Москву о несправедливом решении. Вскоре из Москвы пришел ответ «отца вернуть домой». Отец вернулся домой, а деду возвратили все, что обобрали. Из биографии сестры, Сокериной Веры.

Родилась она в сентябре 1920 года в д. Кони Княжпогостского района. После окончания неполной средней школы в 1939 году уехала учиться в медицинский техникум в Великий Устюг, где окончила фельдшерское отделение. Поступила на работу в райздравотдел Княжпогостского района. Оттуда была направлена учиться в Сыктывкар на помощника санитарного врача. После учебы с 1940 по июль 1941 года работала заведующей райздравотделом в Княжпогосте.

Из дневника Сокериной Веры.

« 22 июня июня 1941 года молодежь Княжпогоста собрались возле клуба. Было много народу, играла музыка, смех, веселье. Собрались сдавать нормы ГТО. Вдруг нас пригласили слушать радио. Оказывается, гитлеровская Германия напала на нашу страну в 4 часа утра без объявления войны. Все побежали по домам. Меня вызвали в военкомат. Мне, как заведующей отделом, приказали организовать комиссию. Все люди шли на войну добровольно, в основном молодежь. Я тоже подала заявление военкому: «Хочу пойти добровольно на фронт, чтобы оказывать первую медицинскую помощь раненым». Я была членом ВЛКСМ.

9 июля 1941 года военком вручил мне повестку. Домой меня не отпустили. Провожать приехал отец с сестрой, с мамой попрощалась по телефону, мама плакала. На прощание отец наказал, чтобы не попала в плен. Всю войну помнила его слова. 10 июля 1941г. в десять часов утра нас отправили с Княжпогоста на грузовой машине до Усть-Выми, а там пароходом до Архангельска. В пути познакомилась с фельдшером Ниной Чукичевой, ехали вместе, нас стало двое. Из Архангельска через три дня нас отправили в Вологду, ехали поездом. В Вологде получили с Ниной назначение в одну дивизию, которая формировалась в военном лагере «Кащуба». Командиром полка был майор Молоков. До нас уже приехали девушки, фельдшера, и нас поместили в одну комнату. Меня назначили командиром санитарного взвода 3 батальона 991 стрелкового полка. У меня было 45 человек бойцов. Вставили в 6 часов утра и шли к бойцам проверять санитарное состояние, а днем учеба. Учили бойцов оказывать первую медицинскую помощь раненым, вытаскивать их с поля боя. Ходили на стрельбище. Командиры учили нас разбирать винтовку, автомат, пулемет, гранату, поднимали ночью по боевой тревоге. Название нашей дивизии – 263-я стрелковая. Командиром особого отдела был Белов Лев Сергеевич. В Кущубе встретила фельдшера Клавдию Лыткину (сейчас Луценко). Мы всегда были в одном полку. После первых тяжелых боев встречались: живы или нет? В нашей дивизии в первоначальном списке было 2500 человек из Коми АССР. После формирования и учебы боевая тревога, нас погрузили в вагоны и отправили в Архангельск. Получен приказ на оборону Архангельска и всей области. Там были до сентября 1941 года. Стояли вдоль Белого моря. По боевой тревоге нас, 10 девушек, вдруг собрали и повезли в Молотовск для погрузки на поезд. Едем и размышляем: кого-то из нас убьют или кто-то будет инвалидом. Договорились, что если такое случиться, сразу застрелить на месте. С такими думами мы поехали на фронт. Приближаемся к фронту. Нас позвали к окну и сказали: «Скоро фронт. Видите вдали зарево, все небо горит – это и есть фронт». Приехали на место ночью, на 14-й разъезд. Выгрузились. Нам выдали по пистолету и по 2 гранаты. Мы уже умели ими пользоваться. Это было масельское направление. Мы взяли санитарные сумки на плечи, противогазы и пошли пешком. Я со своим батальоном, Нина со мной. До рассвета сидели в лесу. Мои санитары сделали шалаш из елок, поставили железную печку и говорят: «Отдыхай». Какой там отдых! Кругом рвутся снаряды, автоматные очереди. Уже светало, когда командир батальона собрал офицеров. Впереди 15-й разъезд, станция Масельская, за поселком железная дорога. Задача нашего полка – освободить станцию и железную дорогу, А там еще, окруженная немцами, 289 стрелковая дивизия. С нашего 3-го батальона отправили в разведку 8 человек. Наши стреляли из миномета, было видно, что снаряды летели очень низко. В это время все командиры стояли вокруг сосны, наш комбат на лошади. Мы с Ниной тоже стояли рядом, я еще успела сказать: «Смотрите, как низко летят». И все. Очнулись мы от крика, звали нас. Мы посмотрели друг на друга – живые, руки-ноги целые. Кругом лежат раненные, комбат лежит около сосны. Оказывается, наш снаряд попал в вершину сосны и взорвался, погибло 9 офицеров. Комбат умер по дороге. А мы остались, приняли первое боевое крещение. Мы с Ниной плакали. Прибыли новые командиры, началось наступление на станцию, которую мы с батальоном освободили и пошли дальше. Новый командир не успел сказать, где мне организовать прием раненых. Вдруг кто-то тащит меня за ноги. Оказывается, командир полка увидел меня и велел привести меня в штаб полка. Явилась и доложила. Командир полка сказал, что мне надо себя беречь, перевязывать раненых, и указал дом, где уже были врачи и фельдшера Нина и Клава. Дивизия -выполнила поставленную задачу, освободила железную дорогу и станцию Масельская, нашу окруженную дивизию. После упорных боев, бессонных ночей без отдыха, нас отвели на оборону в Беломор канал, на 8-9 шлюзы. Там пополнили дивизию новыми силами, техникой, мы прошли подготовку. Наши с передовой не отступили. Всего не опишешь. Хочу подробнее написать об одном эпизоде на Карельском фронте, о наших бойцах. 30 декабря 1941 года в штабе 997 стрелкового полка собрались офицеры и меня пригласили, ШЛИ на лыжах в маскхалатах ДО озера, где 31 декабря 1941 наша дивизия пойдет в наступление. Эта ночная прогулка не забудется. Кругом тишина, светит луна и немного страшновато. Новый 1942 год встретила на поле боя. 31 декабря в 23 часа прибыли на место, где наша дивизия получила задачу за ночь перейти озеро ХИС, и закрепиться за ним. Озеро широкое, на той стороне скалы, оборона немцев. В 12 часов ночи мы уже стояли около берега озера, там был лес – елки, кустарник. В бой пошли первый и второй стрелковые батальоны 997 стрелкового полка. Я была в третьем батальоне. Мой комбат Качанов был из Коми. Мы стояли пока в резерве. Вдруг командир полка вызывает Качанова и меня. Приказывает направить меня со своим санвзводом в первый и второй батальоны оказывать помощь раненым бойцам, Так как остальные санвзводы не подошли. Я пошла со своими санитарами в бой. Там никаких скал, только лес. Было страшно и опасно. Кругом рвались снаряды, свистели пули. Мы вытаскивали раненых в более укрытое место, чтобы перевязать, а кого-то перевязывали на месте. Я бойцов успокаиваю, с ними разговариваю и вдруг слышу, что крикнули меня на коми языке: «Вера, это ты?». Я ушам не поверила, кто же это? Быстро подошла. Лежит раненый боец. Посмотрела, а это мой двоюродный брат Егор Гаврилович Сокерин из деревни Кони. Встреча на поле боя. Его только перевязала, второй по имени зовет. Подошла, а это земляк из Княжпогоста, Габов. Он вернулся с войны и сейчас живет в Княжпогосте. В бою раненых было много, а чтобы их отправить, нет лошадей. Пошла сразу к командиру полка, доложила обстановку. Сразу же дали транспорт, всех раненых отправили. Они прощались со мной, в этом пекле остается жив только самый счастливый человек. Это настоящий ад. Уже начало светать, перешли озеро, там закрепились и двинулись вглубь километров на 12, но фашисты покоя не давали. Мой батальон ушел, а меня до утра оставили около большой скалы. Справа от нас стоял минометный батальон, слева – первый батальон, а мы как раз в середине. Комбат оставил нам еще автоматчиков на всякий случай. Помню, бойцы нашли много холста, сделали на ночь шалаш, соорудили печку, из снега вскипятили чай. Тут к нам из тыла прислали еще одного фельдшера, Риту Калинину (она из Вологды) и 4 санитаров. Но было все тихо, и они ушли обратно. Утром, когда чуть-чуть рассвело, мой часовой меня зовет: «Товарищ командир, выходите, с леса едут автоматчики на лыжах и что-то кричат. Я вышла, посмотрела, действительно, «ура» кричали фашисты. Они внезапно напали на нас, а первый батальон уже снялся и ушел вперед. Командир батальона, уходя, сказал, что если что-нибудь случится, сразу ему сообщить. Но ведь телефона нет. Я послала санитаров, одного, второго, а ответа все нет. Мы приняли оборону. Со мной остался санинструктор и санитар, на троих у нас была одна винтовка, мой пистолет и две гранаты. Нас начали обстреливать. Прибежал командир минометного батальона: Его приказ: сейчас же идти мне самой и доложить комбату об обстановке. Приказ есть приказ. Санинструктор говорит: «Я пойду с тобой, буду тебя защищать, чтобы тебя не догнали и не взяли в плен». Меня уважали бойцы. Мы поползли. По дороге встретили одного санитара, которого отправили с донесением. Он был ранен. Тут нас заметили немцы и начали стрелять. Кругом высотки, а у нас место открытое, мы у них на ладони. Я приготовила пистолет, гранаты, думаю: «Все равно не сдамся, догоните, вместе взорвемся». До леса осталось метров двадцать. Пули свистят, падают по бокам в снег. До сих пор их свист в ушах. Не могу смотреть фильмы про войну и читать книги. С санитаром решили добежать до леса. Так и сделали. Добежали до леса, спустились, а там отделение бойцов. Все им рассказали, и один боец проводил меня к комбату. Все три батальона находились на такой высокой горе, куда я еле добралась. Меня встретил командир второго батальона и спросил: « Что случилось?» Я рассказала, что нас отрезали с тыла фашисты. Связи уже не было, обратной дороги не было. Я объяснила, что мы пробрались ползком, кругом горы, а на горах фашисты. Об этом доложила комбату. Они сразу послали на очистку дороги солдат, пока не поздно. Я перевязала всех раненых, но бинтов не хватило, пришлось резать нижнее белье. Ночью фашисты со всех сторон полезли на эту высотку. Наши заняли круговую оборону. Станковые пулеметы врагов не допустили. К 11 часам утра дорогу освободили. Приехала кухня покормить бойцов. Меня по телефону вызывает командир полка, не верит, что живая. Приказал вернуться с ранеными к озеру, до которого 12км. Потом мы узнали, что другие полки не смогли перейти озеро, и мы оказались в мешке, нас отрезали. Риту Калинину и санитаров убили. С Ритой один санитар был из Сыктывкара (фамилию не знаю), он упал и остался жив, ползком добрался в штаб и доложил командиру полка обстановку. Мы погрузили на лошадь ящики с бинтами и другие вещи. Доехали до озера, а там стояли две санитарные палатки – Нины Чукичевой и еще одного пожилого солдата. Я осталась с ними , а наш батальон отступил через скалу. Днем я еще ходила к ним, снабдила всех бойцов перевязочными пакетами. Вечером и всю ночь шли сильные бои, раненых было много. Дали подмогу 800 человек (моряков), они все в черных шинелях, шли как мишени. А фины сидели на деревьях, их звали «кукушками» и отстреливали их. До утра никого из моряков не осталось. Через мой санвзвод прошло пятьсот человек. Уже светало, враг начал обстрел нашего места, было страшно . Командир полка приказал нам отступать к озеру. Погрузили все в повозку, двинулись. До озера добрались благополучно. Одна пуля попала в ящик с перевязочным материалом. К вечеру финны подошли ближе к озеру, и нас опять попросили уехать подальше за озеро. Раненые еще поступали. Мы с Ниной сказали, что если попадет в нас снаряд, то погибнем вместе, нашли землянку и остались там на ночь»

На этом записи в военном дневнике заканчиваются, Но Вера Александровна рассказывала своей сестре множество эпизодов из ее военной биографии. Например: в Карелии батальон Веры попал в село, где уже похозяйничали фашисты, оставив засаду. Все жители села были повешены. Когда наши солдаты

вошли в село, то попали в окружение. Командир попросил Веру отнести донесение о помощи. Надо было пройти через лес и озеро. Дело было зимой, был жуткий мороз, ясная погода. Немцы обстреливали девушку, когда она переползала озеро, но попасть в нее не могли. Озеро окружал лес. Пока она бежала к лесу, до которого оставалось метров 15, то упала, запнувшись об корягу, так как на ней были валенки 43 размера (меньших не было), они были велики, и это спасло ей жизнь от пули немецкого снайпера. Добравшись до наших частей, она вовремя оповестила о беде, помощь батальону пришла. Впоследствии прабабушка Вера не раз говорила, что ей везло в этом пекле войны. Будучи всегда на передовой, она не получила ни одной царапины. Как-то шли они с подругой по лесной тропинке. Ее подруга, поверив в счастливую судьбу Веры, решила всюду ходить за ней. Вера шла впереди, а подруга, шедшая за ней, подорвалась на мине. Однажды Вера вынесла с поля боя более трехсот раненых бойцов. Войну она закончила в Будапеште, работала там в госпитале. Рассказывала, что однажды ночью кто-то слушал радио, и вдруг все раненые в один голос закричали : «Ура!», никто не спал, кто мог ходить, те прыгали от радости, кто лежал на кровати, те плакали, все обнимались, целовались. Оказывается, немецкая Германия капитулировала. Вера Сокерина вернулась домой только в 1946 году, так как в госпитале долечивала наших раненых бойцов. До конца жизни прабабушка Вера оставалась по-военному строгой к себе и другим, честной, бескорыстной, мужественной, вместе с тем всегда скромной, готовой помочь в любую минуту. Ее мужество в годы войны и трудолюбие в мирное время были отмечены наградами и благодарностями. ( приложения) Она участвовала в параде Победы в городе Сыктывкаре, где проживала последние годы своей жизни, на городском панно, отображающем этот парад, Вера Александровна в первых рядах. ( приложения, фото). Традиционно 9 мая солдаты ее дивизии встречались в разных городах страны соответственно военной географии их боевого пути. И прабабушка Вера часто ездила на эти встречи. Это был праздник ее души, встреч с дорогими ей людьми, со своей военной юностью. ( приложения, фото)

Эти рассказы и воспоминания можно продолжать, в них духовное величие простой коми девушки из глухой деревни Кони Республики Коми, Сокериной Веры. Эта память стала реликвией нашей семьи. Для меня война – это горе, потеря близких, трагедия страны, человечества.

Уходят в прошлое года,

Но мы верны священным датам.

И не забудем никогда

Тот подвиг, что свершен солдатом.

А.Изадрин

Великая Отечественная война – это героическая и одна из самых тяжелых страниц нашей истории. Эта война названа Великой не только из-за ее огромных людских потерь, материального ущерба, разрушений, но и из-за поистине великого патриотизма советского народа, разгромившего фашистскую Германию. Ни с чем несравнимы потери и разрушения, которые принесла нам война. Она причинила народу горе, от которого и поныне скорбят сердца миллионов матерей, вдов, сирот. Но ничто не смогло сломить волю советского человека. Тяжела была горечь утрат. Но рядом с ней в душе каждого человека жило радостное чувство – чувство победы. Все дальше вглубь уходят от нас годы Великой Отечественной войны. Все меньше остается в живых свидетелей тех огненных лет. К нам на уроки Мужества приходили ветераны Великой Отечественной войны. Это седовласые, больные, усталые люди, которые разменяли восьмой и девятый десяток. Но как молодели их лица в минуты воспоминаний, так как это была их молодость, хотя и пропахшая порохом войны. Сейчас их остались единицы. Не померкнет человеческая память о подвигах советских людей, вставших во весь рост на защиту Отечества, отдавших свои жизни, перенесших трудности в тылу врага и на фронте во имя победы. Я горжусь своей прабабушкой , Сокериной Верой Александровной. Жаль, что ее уже нет с нами, но рассказы близких, ее воспоминания, документы и фотографии, это память, которой дорожит вся наша многочисленная родня.

Список литературы:

1 .О.А. Толченов Москва 2001 год. 239 страниц. 2 По страницам военного дневника Сокериной Веры Александровны.

Интервью с прабабушкой Сокериной Лидией Александровной ,с бабушкой Соболевой Валентиной Евгеньевной.

Сокерина Вера Александровна со своими боевыми друзьями ( третья слева)

Москва, Красная площадь, день Победы 1999 год.

Красная площадь, День Победы . Сокерина Вера Александровна ( второй ряд, четвертая слева) 1999 год. В кругу боевых друзей.

Сокерина Вера Александровна с фронтовыми друзьями, год 1944.

Сокерина Вера Александровна в мирной жизни. Медсестра республиканской больницы г. Сыктывкар.

Военный дневник Сокериной Веры Александровны

Просмотров работы: 100