Государственная политика в сфере театральной деятельности конца XIX – первой трети XX века (на примере Южного Урала)

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Государственная политика в сфере театральной деятельности конца XIX – первой трети XX века (на примере Южного Урала)

Олешкевич  В.М. 1
1Муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 42»
Кривошеев  Н.С. 1
1Муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 42»
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В современном российском обществе идут процессы системной модернизации культурной жизни. Эти процессы захватили и театральный мир. В средствах массовой информации идет дискуссия о судьбе русских театров. Театральная общественность высказывает серьезные опасения за судьбу театра, который не сможет конкурировать с массовой культурой. В этом контексте исторический опыт формирования и развития русского театра в условиях смены социально-экономических систем представляется важным для изучения, что частично доказывает нашу гипотезу.

Художественное творчество, а в частности театральная деятельность, никогда не существовало само по себе, не было замкнуто на своих проблемах. Испытывая действие различных общественных процессов, искусство само оказывает влияние не только на отдельного человека, но и на общественное сознание. Роль театров, которые способны предоставить определенные ориентиры поведения в обществе, существенно возрастает в переломные моменты истории. На современном этапе развития нашего общества, как и в первые десятилетия XX века, Россия переживает рубежный период своей истории. Происходящие в обществе процессы трансформации политической и экономической системы, смена идеологии, культурных приоритетов заставляют обратиться к вопросу о степени влияния происходящих изменений на деятельность учреждений культуры и в частности театров.

Обращаясь к изучению театральной сферы, мы стремились охватить период, в котором отразились основные тенденции развития дореволюционного театра и процесс становления советской театральной модели. Это период наиболее сложный в Российской истории, когда шло взаимодействие и взаимовлияние различных идеологий, мнений, приоритетов.

Научная новизна работы состоит в исследовании развития театральной культуры Южного Урала конца XIX – первой трети XX века. Достижение цели исследовательской работы предполагается возможным изучению материалов периодической печати, труды отечественных ученых-историков, содержащих материал по различным аспектам исследуемой проблемы.

Объект исследования: театральная культура Южного Урала развития конца XIX – первой трети XX столетия.

Предмет исследования: деятельность театральных учреждений и организаций в динамике исторического развития конца XIX – первой трети XX столетия.

Цель исследования состоит в исследовании дореволюционной и советской театральной культуры южно-уральского региона.

В соответствии с поставленной целью в работе решены следующие задачи:

1) Рассмотреть преобразования театральной деятельности в конце XIX – первой трети XX века;

2) Выделить особенности идеологического контроля в театральной деятельности.

Мы выдвигаем следующую гипотезу: театры Южного Урала были включены в общероссийские театральные процессы и являли собой составную часть театральной культуры российской провинции.

Методы исследования: анализ, синтез, аналогия, обобщение.

Теоретическая значимость: обобщение теоретического представления о деятельности театров в переходный период Отечественной истории.

Практическая значимость: использование материалов на уроках краеведения, мировой художественной культуры, во внеурочной деятельности, а также к публикации работы в научном журнале для школьников.

1. Преобразования театральной деятельности в конце XIX – первой трети XX века

С начала XIX века на уровне государства поднимаются вопросы организации деятельности театра. В середине XIX века происходит сосредоточение в руках государства театрального дела: правительство вводит монополию на театральные предприятия в столицах дирекции императорских театров. С опубликованием в 1854 году «Правил о публичных концертах, балах с лотереями и других увеселений в столицах» театральная монополия оформляется в законодательном порядке. Данное постановление было официально отменено указом Александра III в 1882 году, что положило начало широкому распространению деятельности частных театров не только в столицах, но и в провинции.

В России возникновение первых профессиональных антреприз относится к XVIII веку. К концу XIX века в провинции, свободной от монополии казенных театров, появилось большое количество театральных предпринимателей, которые создавали основу провинциальной театральной жизни.

Императорские столичные театры находились в ведении Министерства Императорского Двора с 1826 года и подчинялись директору Императорских театров. Согласно 138-й статье Устава о предупреждении и пресечении преступлений, изданного в 1876 году, разрешение театральных представлений было позволено полиции с условием удостоверения в том, что «никакого вреда от этого, частного или общего не произойдет». Это постановление было закреплено в 1905 году циркуляром № 18 Министерства внутренних дел, в котором указывалось, что во власти ведомства находится разрешение на открытие следующих организаций: а) общественных собраний и клубов; б) художественных обществ и кружков (певческих, музыкально-драматических и т.д.); в) обществ трезвости и т.п.

Согласно законам Российской империи театр считался предприятием некоммерческим, и потому в случае финансового краха антрепренеру не грозила долговая тюрьма. Это положение было подтверждено Сенатом в 1906 году, что снимало с государства ответственность за развитие театрального дела в стране, отдавая его на откуп частной инициативе. Благодаря этому в России повсеместно возникали антрепризы, но оборотной стороной была безответственность антрепренера перед труппой в случае неумелого хозяйствования.

Вместе с тем, еще ранее секретным циркуляром Департамента полиции было принято постановление о том, что вследствие недобросовестного отношения к делу некоторых содержателей частных театральных агентств, обращаемые к губернскому начальству ходатайства о разрешении их открытия, должны предоставляться в МВД по предварительному сношению о просителях с Советом Русского Театрального общества.

В провинциальных городах, согласно Городовому положению 1870 года и Городовому положению 1892 года, делами театра ведали городские думы, которые избирали специальную комиссию, обыкновенно получавшую наименование дирекции городского театра или думского театрального комитета. На каждый сезон или на несколько сезонов дума сдавала здание театра антрепренеру. В обязанности думского комитета входило «следить за удовлетворенностью труппы и за правоотношениями антрепренера с артистами».

Нередко вопрос о сдаче театра тому или иному антрепренеру приобретал большую остроту. Под влиянием изменившихся общественных настроений он вызывал разногласия и споры. Местная печать активно вмешивалась в них, голоса членов думы разделялись. И в зависимости от победы той или иной группы решалась судьба театральной антрепризы в городе.

Таким образом, в конце XIX – начале XX века, государственное управление театрами в провинции ограничивалось выдачей разрешений Министерством внутренних дел на организацию того или иного частного предприятия (антрепризы, товарищества). Местные органы власти – городские думы ведали делами театра, однако, в основном эта деятельность включала выбор и приглашение в город театральных трупп.

После установления Советской власти основной стратегической задачей новое правительство считало подчинение всех сфер общественной жизни партийно-государственному контролю. Централизация управления театральной сферой стала одной из главных задач Советского государства в области культуры, к которой приступили непосредственно после основных революционных событий.

Важнейшим документом в области театральной политики первых послереволюционных лет стал Декрет «Об объединении театрального дела». Распоряжением А.В. Луначарского о реорганизации управления театрами функции его были приостановлены. Центротеатром осуществлялось руководство всеми театрами страны. Все театральное имущество было объявлено национализированным, т.е. перешло в собственность государства.

С начала 1918 года местные Советы начинают политику национализации театрального имущества. В постановлении военно-революционного комитета г. Оренбурга от 14 февраля 1918 года говорится, что необходимо «театр немедленно изъять из рук антрепренера и передать театральному коллективу совместно с представителями Совета рабочих депутатов».

Для провинциального театра Декрет «Об объединении театрального дела» имел решающее значение, поскольку устанавливал субсидирование театров государством.

В задачи театрального отдела (ТЕО) входила теоретическая разработка общеэстетических вопросов развития театра и теоретических вопросов в области театрального мастерства. С этой целью на ТЕО были возложены задачи содействия объединению всех творческих и научных сил в области театральной идеологии, то есть организация конференций, съездов, конкурсов по вопросам театра; выработка репертуаров для театров, руководство преподаванием в театральных школах, подготовка актеров и режиссеров, пропаганда правильного понимания театрального искусства и др. В составе ТЕО были образованны следующие секции: педагогическая, историко-театральная, репертуарная, секция театров и зрелищ, секция разговорного театра. ТЕО прекратил свою деятельность в период реорганизации структуры НКП РСФСР.

Театральный отдел (ТЕО) при Художественном отделе Главполитпросвета являлся Всероссийским центральным органом, ведающим всей политико-просветительской театральной работой. Основными задачами ТЕО Главполитпросвета объявлялись: 1) обслуживание агиткампаний и заданий Главполитпросвета путем создания агиттеатра и агитрепертуара в виде посылки агитпередвижных трупп на места и содействия созданию агиттеатров на местах и их руководству; 2) создание революционного классово-пролетарского театра; 3) управление профессионально-театральными учреждениями; 4) руководство работой самодеятельных театральных начинаний трудящихся. Театральный подотдел художественного отдела состоял из отделений: техно-постановок, театрального просвещения, театров национальных меньшинств, библиотечного, центрального управления театрами и мастерской коммунистической драматургии.

Поворотным в области театральной политики оказался 1925 год, так как в 1926–1932 гг. основные задачи театрального строительства формулировались и решались партией и советской властью в рамках более широкой задачи – обеспечения победы культурной революции.

К 1931 году была образована строгая вертикаль власти с подчинением Сектору искусств Наркомпроса, деятельность которого включала решение всех вопросов театральной политики страны. На местах звеньями театральной системы стали УЗП (Управления зрелищными предприятиями), создание которых на Южном Урале происходило с 1927 по 1931 годы, когда в УралУЗП были включены театры практически всех городов Уральской области. В целом в области управления советскими театрами государство шло по пути централизации: решения всех вопросов театральной политики (организационных, идеологических) находилось в ведении одного органа, каким стал к 1932 году Совет искусств при Наркомпросе РСФСР.

Таким образом, подводя итоги изучения вопросов управления театральными предприятиями в Российской империи и Советском государстве, необходимо отметить следующее:

1. По сравнению с дореволюционным периодом в советском государстве принципиально меняется восприятие театра как сферы общественной жизни. Значимым становится создание специализированных органов управления театральной сферой: управление театром было передано из ведения Министерства внутренних дел в Народный комиссариат просвещения. Этот факт свидетельствовал об изменении отношения государства к театру как к институту, имеющему важное культурно-просветительское значение.

2. Важным мероприятием советской власти становится национализация театров, все театральные здания и сооружения изымаются из ведения различных субъектов (город, общества, частные лица) и сосредотачиваются в руках государства. Это позволяет в пределах всей страны создать механизм управления театральными предприятиями.

3. После революции были существенно расширены функции государственных органов в сфере управления зрелищными предприятиями. Политика государства перестает ограничиваться только лишь выдачей разрешений на открытие того или иного предприятия или постановку определенных пьес и начинает охватывать целый комплекс действий, начиная с организации конференций по вопросам театра и заканчивая пропагандой правильного понимания театрального искусства в стране.

2. Контроль идеологии в театральной сфере

Основной формой государственного идеологического контроля над театральным процессом являлась цензура. Начало театральной цензуры было положено в 1804 году изданием «Указа о цензуре», который затрагивал также цензурное рассмотрение драматических пьес. Согласно этому Уставу пьесы до представления на сцене должны быть рассмотрены цензурными комитетами.

Следующий этап в становлении механизма цензуры наступил в 1828 году. Согласно изданному в этом году Уставу вводилась особая «двухступенчатая» цензура драматических произведений. Одобрение пьес к изданию оставалось в ведении общей внутренней цензуры, но для цензурирования их с целью постановки на сцене пьесы передавались в Третье отделение «собственной его величества канцелярии», то есть в охранное отделение. Этим постановлением был предельно затруднен путь на сцену новым произведениям.

Ужесточение цензуры происходит в период «контрреформ» в Российской империи, что отразилось в изданном в 1890 году Нового Устава о цензуре и печати, в котором уточнялись некоторые положения театральной цензуры, в частности раздел Устава «О цензуре драматических сочинений, назначаемых к представлению на театрах». Согласно данному документу все сочинения, предназначенные для постановки в российских театрах, следовало передавать для рассмотрения особым цензорам, состоящим при Главном управлении по делам печати. Пользуясь общепринятыми цензурными правилами, зафиксированными в уставе, цензор драматических сочинений принимал разрешение о возможности или невозможности постановки той или иной пьесы. Запрещались цензурой произведения словесности, содержащие что-либо: 1) «клонящееся к поколебанию учения православной церкви,.. истин и догматов христианской веры»; 2) «нарушающее неприкосновенность Верховной Самодержавной власти»; 3) оскорбляющее честь и достоинство какого-либо лица «непристойными выражениями и предосудительным обнародованием того, что относится до его нравственности или домашней жизни», а также заведомая клевета.

Высочайшее повеление, устанавливающее особый режим для народных театров, было издано 21 января 1888 года. По новому закону «на сценах народных театров или театров, посещаемых вследствие низкой платы за места преимущественно простолюдинами, могут быть исполняемы только те из разрешенных драматической цензурой пьес, которые будут для него одобрены Главным управлением по делам печати по особым ходатайствам содержателей театров или авторов и переводчиков».

Таким образом, для пьес, которые ставились в народных театрах, назначалась дополнительная цензура: пьесы, запрещенные для обычных театров, были запрещены и для народных, однако для них были запрещены многие пьесы, разрешенные для обычных театров. О том, каким критерием должен руководствоваться цензор при отборе пьес для народных театров, в законе ничего не говорилось.

С 1888 года Главное управление по делам печати начало издавать алфавитные списки пьес, разрешенных к представлению на сценах театров. Эти списки дополнялись и исправлялись на протяжении 90-х годов XIX века. Контроль над исполнением основных циркуляров о цензуре драматических произведений был возложен на местные органы полиции.

Свою роль в дореволюционный период в решении вопроса отношений государства и театра играла Русская Православная церковь. Исходя из мысли о том, что «любое сценическое представление развращающе действует на зрителя», церковь отрицательно относилась к театральным постановкам и стремилась утвердить свою точку зрения в умах представителей российского общества. В местной прессе печатались проповеди священнослужителей, которые, несомненно, оказывали свое влияние на настроение публики.

Оренбургский архиерей практически в каждой своей проповеди упоминал о вреде театральных зрелищ на нравы истинно верующих: «Храмы божьи пустуют, молящихся мало. Их не привлекает благолепие храма… В то же время я, к великому огорчению, становлюсь невольным очевидцем того, как с наступлением ночи к бесовской потешной храмине, именуемой театром, подъезжают беспрерывной вереницей кареты, экипажи с именитыми гражданами города, военными и гражданскими чинами всех рангов и положений, толпятся люди разного звания и состояния… Что же их влечет туда? Нечестивое, греховное зрелище, созданное Диаволом. Там бесстыдные жены с размалеванными лицами вопят истерично или извиваются в бесовской пляске…». Проповеди его печатались в местных «Губернских Ведомостях».

На Южном Урале местные отделения Главлита – Улиты и Гублиты были созданы к 1924 году. В 1926 году Оренбургский ГубОНО рекомендовал «разослать на места списки репертуара с предписанием и указанием, что в рабоче-крестьянских клубах можно допускать к постановке только пьесы по литеру А». Беспокойство у южноуральских Гублитов вызывали «разные труппы, которые устраивали бесконтрольные постановки на селе». Данные постановки классифицировались зачастую как устаревшие или вредные для крестьянских масс. Поэтому Райкомам при проверке или пересмотре репертуара рекомендовалось проявлять особую бдительность. Свое внимание они должны были обратить на произведения, в которых дискредитировались советские учреждения, заведения, предприятия, высмеивались выходцы из рабоче-крестьянской и красноармейской среды.

В 19271929 гг. была проведена унификация театрального репертуара и полная его регламентация. В 19291931 гг. было осуществлено издание трехтомного Репертуарного указателя Главреперткома, в котором все пьесы, оперы и другие произведения были также разбиты по литерам: «Литера А.драматическое произведение, по своей идеологической установке для нас наиболее приемлемое, обладающее значительными формальными достоинствами и поэтому рекомендуемое ГРК к повсеместной постановке. Литера Б.произведение, вполне идеологически приемлемое. Литера В.произведение идеологически не выдержанное, но не настолько, чтобы его запрещать. Для местных органов контроля литера В. является своего рода сигналом о внимательном и осторожном подходе к этой пьесе. Она только терпима и поэтому постановка ее на сцене возможна только в тех случаях, когда социальная приемлемость пьесы будет усилена, но не снижена по сравнению с ее текстом. В связи с этим органы контроля обязаны требовать предварительного ознакомления с режиссерским планом постановки и специального показа первого спектакля». Литера Г. в этом указателе, обозначала пьесы «идеологически выдержанные, но примитивные, а посему постановку их надо приурочивать к различным революционным датам, причем разрешать в основном в рабочих районах».

Таким образом, в советском государстве цензура становится инструментом проведения в жизнь новой коммунистической идеологии через театральные постановки, тогда как Церковь никогда не рассматривала театр как средство пропаганды своих идей. Вместе с тем, и Церковь, и Коммунистическая партия через государственные органы устанавливают контроль над театральным процессом. Театр воспринимается как средство мощного влияния на народные массы, поэтому не случайно и в Российской империи, и в советском государстве особо жесткая цензура и особый репертуар существовали и в отношении народных театров, а после революции – и в отношении постановок для рабочих и крестьян.

В целом театры Южного Урала были включены в общероссийские театральные процессы и являли собой составную часть театральной культуры российской провинции. Они были связаны с достижениями ведущих театров страны посредством антреприз и гастролеров, но, вместе с тем, оставались достаточно традиционными, и новые направления театрального искусства в городах Южного Урала практически не были представлены.

Заключение

Последовательное изучение дореволюционной и советской театральной культуры на Южном Урале в период конца XIX – первой трети XX века, основанное на анализе архивных документов и научной литературы, позволили сделать определенные выводы.

Театральная культура как особое пространство многомерных связей включает взаимоотношения субъектов и объектов театрального процесса. К субъектам театральной культуры мы относим театральных деятелей и театральные коллективы (профессиональные и любительские), театральную публику и критику, органы государственного управления культурной сферой. К объектам театральной культуры мы причисляем театральные здания и сооружения, театральные учреждения и организации.

По нашему мнению, значимым субъектом пространства театральной культуры является государство, оказывая посредством проводимых мероприятий, решающее влияние на театральный процесс. Поэтому мы полагаем логичным рассмотрение культурной политики государства в отношении театрального искусства.

Позиция государства и соответствующая ей линия проводимых мероприятий в отношении театрального искусства в Императорской России и в Советском государстве были рассмотрены нами по следующим позициям: реформы организации театрального дела, идеологический контроль над театральной сферой, роль финансовых мероприятий государства в развитии театрального искусства.

В области государственного управления театральным процессом в Императорской и Советской России можно отметить следующие общие и особенные черты. Общей чертой, характеризующей политику власти по отношению к театральному искусству, являлся государственный контроль над театральной сферой. И в дореволюционной России, и в советском государстве театр воспринимался как значимый и в то же время представляющий определенную опасность для установившегося строя вид искусства, в силу своего эмоционального, воспитательного и мировоззренческого воздействия на широкие слои населения. Вместе с тем, понятие государственного контроля применительно к театрам дореволюционным и советским существенно различается. Это было обусловлено, прежде всего, различием социально-экономических и политических основ общества, различием в понимании политической значимости искусства, его роли в воспитании и просвещении народа.

Таким образом, можно сказать о том, что наша гипотеза подтверждена, так как в целом, театры Южного Урала были включены в общероссийские театральные процессы и являли собой составную часть театральной культуры российской провинции. Они были связаны с достижениями ведущих театров страны посредством антреприз и гастролеров, но, вместе с тем, оставались достаточно традиционными, и новые направления театрального искусства в городах Южного Урала практически не были представлены.

Список литературы

Апфельбаум, С., Игнатьева, Е. Связи с общественностью в сфере исполнительских искусств / С. Апфельбаум. – М. : Классика-XXI, 2003. – 140 с., ил.

Брагиров, Г.Б. Театральное искусство Оренбуржья в 20-х годах XX века / Г.Б. Брагиров // Оренбург вчера, сегодня, завтра: Исторический и социокультурный опыт : мат. и тезисы Всероссийской научно-практ. конф., посвященной 260-летию г. Оренбурга / отв. ред. Л.И. Футорянский. – Оренбург : Печатный дом «ДиМур», 2005. – С. 250–252.

Дуков, Е.В. Полихрония российских развлечений XX века / Е.В. Дуков // Развлекательная культура России XVIIIXIX вв. Очерки истории и теории / ред.-сост. Е.В. Духов. – СПб. : Гос. институт искусствознания, 2000. – С. 495–517.

Евстратов, А.М. Массовая культура советского общества. 1920–1930 годы / А.М. Евстратов. – Кострома : Изд-во КГТУ, 2004. – 90 с.

Жидков, В.С. Театр и власть. 1917–1927. От свободы до «осознанной необходимости» / В.С. Жидков. – М. : Алетейа, 2003. – 656 с.

Жидков, В.С., Соколов, К.Б. Культурная политика России: теория и история / В.С. Жидков – М. : Академ. проект, 2001. – 592 с.

Загребин, С.С. Культурная политика российского государства (общенациональные доминанты и региональные особенности): монография / С.С. Загребин. – Челябинск : Изд-во «Абрис» , 2006. – 376 с.

Институты управления культурой в период становления. 1917–1930-е гг. Партийное руководство: государственные органы управления : схемы. – М. : «Российская политическая энциклопедия» (РОСПЭН), 2004. – 312 с. – (Серия : Культура и власть от Сталина до Горбачева. Исследования.)

История культуры Южного Зауралья : монография. В 2 тт. Т.1. Становление древних цивилизаций. Феодальный и капиталистический периоды. – Курган : Изд-во КГУ, 2005. – 508 с., ил.

История культуры Южного Зауралья: монография. В 2 тт. Т.2. Советский период. – Курган : Изд-во КГУ, 2005. – 392 с.

Литвинова, О.А. Власть и театральная культура в Сибирской провинции в годы нэпа. 1921–1928 гг.: монография / О.А. Литвинова. – Барнаул : Аз Бука, 2005. – 219 с., ил.

Литвинова, О.А. Социальный портрет сибирского актера начала 1920–х годов / О.А. Литвинова // Исторический опыт хозяйственного и культурного освоения Сибири. Четвертые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина : сб. науч. тр. / под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. – Барнаул : Изд-во Алт. Ун-та, 2003. – Кн. II.– С. 488–491.

Литвинова, О.А. Театральная культура в годы нэпа: художественные интересы и потребности зрителей / О.А. Литвинова // Философские дескрипты : сб. ст. – Вып.2. – Барнаул : Изд-во Алт. гос. ун-та., 2002. – С. 124–136.

Мельникова, Е.В. Театр и город сибирской провинции. Конец XIX–начало XX века : монография / Е.В. Мельникова. – Омск : Изд-во ОГИС, 2004. – 230 с.

Менщиков, И.С. Становление городской культуры в Кургане в XX веке / И.С. Менщиков // Культура Зауралья: прошлое и настоящее : сб. науч. тр. – Вып. 2. – Курган : Изд-во КГУ, 2009. – С.100–104.

Свифт, Э. Развлекательная культура городских рабочих конца XIX –начала XX века / Э. Свифт // Развлекательная культура России XVIIIXIX вв. Очерки истории и теории / ред.-сост. Е.В. Духов. – СПб. : Гос. институт искусствознания, 2000. – С. 300–316.

Челябинский академический театр драмы : избранные очерки истории и современности. В 2-х тт. Т. 1. 1921–1973 гг. / ред.-сост. : В.Ф. Рыжова, Д.В. Бавильская, Т.В. Палагина. – Челябинск : «Автограф», 2001. – 136 с., ил.

Щукина, Е.Л. Просветительская деятельность театра как фактор духовного развития общества / Е.Л. Щукина // Интеллигенция и мир. – Иваново : Изд-во ИГУ, 2001. – № 2/3 . – С.140–141.

Юнисов, М.В. «Лишний» театр: о любителях и их губителях / М.В. Юнисов // Развлекательная культура России XVIIIXIX вв. Очерки истории и теории / ред.-сост. Е.В. Духов. – СПб. : Гос. институт искусствознания, 2000. – С. 372–393.

Юсупов, М.Р. Культурно-просветительская деятельность Челябинского земства / М.Р. Юсупов // Исторические чтения : мат. науч. конф. «Культура Челябинска: поиски и находки» (1998). – Челябинск : Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска, 2000. – С. 23–25.

Просмотров работы: 35