Город судьбы моей...

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Город судьбы моей...

Кирилина М.С. 1
1МОУ СОШ №16
Беликова Н.П. 1
1МОУ СОШ №16
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Осень, радуя нас яркими красками, постепенно уступала холодным ветрам зимы. Гуляя под падающими листьями, по промокшим от дождя дорожкам, я восхищалась аллеей.

Еще в конце лета деревья медленно, словно бы неохотно, но начали менять свою крону. Ветер постепенно стал холодать, неминуемо приближая всеобщую осеннюю меланхолию. Но теперь и осень скоро уйдет, предоставляя зиме снова погрузить все живое в спячку.

Но город и не собирался засыпать, успокаиваться. Дети, играющие на маленьких площадях, оглашали пространство звонким смехом. Взрослые же, наблюдая подобную картину, грустно улыбались своим мыслям. Цветы, увядая, медленно покачивались на ветру.

Подсев к какому-то старику, я порывисто вздохнула. Открыв книгу на нужной странице, я продолжила прерванное чтение. Книга, пахнувшая старой бумагой и станком, уносила мои мысли куда-то далеко-далеко, где уже началась долгожданная весна. Темный шрифт отсырел, местами сильно поблек, но кто обращает внимание на такую мелочь?

Вот только почитать мне так и не дали. Старичок, кашляя, так и порывался что-нибудь сказать. То он ронял свою шапочку, которую мял в руках, то как-то грустно вздыхал, косясь в мою сторону. В конце концов он выпустил из рук свой пакетик. Оттуда посыпались лекарства и сладости, выпала пара газет. Нагнувшись, мы в две пары рук собирали его пожитки. И вот я, закончив, улыбнулась в ответ на его благодарность. Снова углубившись в чтение, я почувствовала чье-то прикосновение. Старик, потянув меня за рукав, вопросительно начал:

- Девушка, что читаете?

- Оскара Уайльда, может помните его сказки? Детство вспоминаю.

- Детство... - протянул неизвестный, пожевав губами. Прищурившись, он хитро на меня посмотрел, - а ты ведь тут родилась, милая?

- Да. Правда, уехала давно, но вернулась.

- Тут, значит... а как звать?

- Карина.

- Карина, Калинушка... Меня дедой Мишей зови, милая. Не хочешь чайку?

В любой другой день к любому другому человеку я бы ни за что не пошла в гости — сейчас на улицах слишком много темных личностей. Но этот загадочный «деда Миша» смог покорить мое сердце — слишком уж похож на моего покойного дедулю. Только тот умер, когда мне исполнилось всего двенадцать. Тогда я еще долго не могла выходить из дома — красные глаза, опухшее лицо, тяжелый взгляд. И на душе кошки скребли. Будто что-то оборвалось, раскололось на тысячу осколков внутри.

Дом у дедушки Михаила был прост, но уютен. Присев на край дивана, я осторожно приблизила чай с малиной к лицу. Темная жидкость приятно пахла, паром обжигая замерзшие щеки.

- А ты почему вернулась? - спросил Михаил Иванович.

- Домой захотелось, - честно призналась я, не кривя душой.

- А я вот за женушкой вернулся. Ну, тогда еще будущей, - усмехнулся он, посмотрев на портрет молодой женщины. Фотография была черно-белой, но было ясно, что волосы светлые. Свободно падающие на плечи, они немного завивались. А глаза я представляла голубые. Нет, даже синие. Такие яркие-яркие, будто озера. Аристократически бледное лицо было чистым, словно кукольным. Вызывающе поднятый подбородок и некая холодность во взгляде. Да, за такой женщиной можно и возвратиться. Ее внешность сильно отличалась от моей: мои темные волосы, собранные в хвост, торчали в разные стороны, словно иглы. Серые глаза так и не научились смотреть пренебрежительно и вызывающе — не из того теста я, не из того.

- Света у меня красавица была, не один я за ее юбкой бегал. Добрая была душа, но го-ордая...

Отхлебывая чай, я вопросительно на него взглянула. Он, положив на стол передо мной ватрушки, продолжил:

- Вот понравилась ты мне. Да только грустная такая сидела.Где работаешь-то?

- В издательстве. В газете колонку пишу.

- Писательница, значит... а что сюда приехала? Просто соскучилась, что ли?

- Да, грустно мне стало там одной. Я же всех родных тут оставила. А там вообще одна была. Ни друзей, ни знакомых... Так три года жила, представляете? Из дому — ни ногой. В магазин — на работу, но гулять там, знакомства заводить — никак не получалось.

- Зря ты уезжала. Образование, конечно, хорошо, но дом не там, где выгодней. Он там, где сердце осталось. Не уезжай ты,оставайся, в гости ко мне приходи.

- С радостью. Но разве можно быть там, где, в общем-то, и на хлеб не заработаешь?

- Ишь, какая! Тебе что, мильёны подавай? Устраивайся в нашу городскую газетку, а счастье тебя и найдет.

- На самом деле я очень свой город люблю. Даже размеры, не сравнимые с Москвой и Питером, не могут мне помешать любить свой город детства. Здесь живут все, кто мне дорог. Именно здесь я и чувствую себя дома. И на душе так хорошо стало, мирно, что ли. Думаю, что и правда останусь... Деда Миша, а можно тебя спросить?

- Конечно, милая.

- А ты тоже приехал и не захотел уезжать?

- Да Светка моя уехать не хотела... а потом и я подумал: на кой мне сдался этот Петербург. Здесь вырос, здесь и умру.

… В тот вечер я поняла, что мне не надо журавля в небе. И в руках мне его не надо. Моя синица куда красивее и роднее — да и люблю я ее, птичку мою ненаглядную. Деда Миша снова пригласил меня в гости , вот только...

Придя однажды по знакомому адресу, я поднялась на второй этаж, постучалась в квартиру № 7. Но открыл мне далеко не мой Михаил Иванович, а незнакомый мужчина. Да, бывает же такое... Выслушав меня, он впустил в квартиру, недоверчиво косясь в мою сторону. Я рассказала ему все в подробностях, и о себе тоже. Но он заливисто рассмеялся, тут же резко остановившись. Звали незнакомца Александром, и жил он тут уже ровно год.

- Говоришь, деда Миша...

- Да, собственной персоной.

- Любил он такие штучки выкидывать, да... Помню, пригласил в дом ребенка, накормил сладостями... Так ребенка искали везде, весь город перерыли. Думали что все, за границей...

- Любил? Что значит любил…

- Да вот, умер он уже. Год назад. Как раз вчера и была годовщина. Потому и дома меня не было, что с родней деда вспоминали...

- Да хватит шутить уже, не смешно же совсем!

- А кто шутит, кто тут шутит-то?! Это ты тут, пришла...

И тут мы услышали звонкий смех. Громкий такой смех, заливистый. И смеялся не он. И не я. Испугавшись, мы подхватили куртки и рванули. Я и Саша до сих пор вспоминаем это и не понимаем — наваждение или реальность? Наверное, второе все же. Но страшно нам тогда было... Саша у друга остался спать, а я всю ночь со включенным светом спала.

...Прошло время. Я устроилась редактором местной газеты, вышла замуж за Сашу. Так и не смогли мы оставить этот город, в который нас действительно привела судьба. Судьба, у которой с юмором все в порядке.

Не покидайте свой город. Ведь он — наша малая родина. Частичка нашей России, частичка нас самих. А счастье, оно само найдет нас…

Просмотров работы: 100