Кавказский фронт и кубанские казаки

VI Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Кавказский фронт и кубанские казаки

Солод  А.И. 1
1МБОУ СОШ №1
Штомпель  Г.Г. 1
1МБОУ СОШ №1
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

К ноябрю 1914 на Кавказском фронте находилось уже около 35 тысяч кубанских казаков, многие из которых вошли в состав Саракамышского и Ольгинского отрядов. Кубанцы отличились уже в первых сражениях с турками. Казаки проявили себя в боях у села Омракомы, а также в сражениях за Кирыхские и Азап-Кейские высоты и Клыч-Гядукский перевал. Только по Саракамышскому отряду из 2786 награжденных за 1914 г. было более 980 кубанцев, по Ольгинскому - из 1321 около 440 [1]. Актуальность - работа над данной темой позволила мне узнать малоизвестные страницы участия кубанских казаков в Первой Мировой войне на Кавказском фронте, выяснить, кто из моих земляков участвовал в этих боях, осознать себя частью самой истории своей страны и понять, что только зная правду можно двигаться вперед. Цель – рассмотреть малоизвестные страницы участия кубанских казаков в Первой Мировой войне на Кавказском фронте и выяснить, кто из моих земляков участвовал в боях на этом фронте. Предмет исследования – малоизвестные страницы участия кубанских казаков в Первой Мировой войне. Гипотеза – я надеюсь, что моя работа поможет мне лучше узнать малоизвестные страницы участия кубанских казаков в Первой Мировой войне на Кавказском фронте и выяснить, кто из моих земляков участвовал в боях на Кавказском фронте. Основные задачи исследования: Собрать документальный материал и воспоминания очевидцев о участия кубанских казаков в Первой Мировой войне на Кавказском фронте; провести анализ материалов и обобщить полученные данные. Методология исследования: опирался в своей работе на личностно-ориентированный научный подход; использовал гуманистические принципы. Методы исследования: Эмпирические: наблюдение, изучение продуктов деятельности и документацию, различные виды опросов. Метод качественного (конкретных фактов) анализа. Этапы исследования:Изучение теоретического материала. Работа с живыми носителями информации. Обобщающий, связанный с оформлением самой работы. В своей работе я использовал документы архивов, материалы станичного музея, монографическую, художественную, энциклопедическую литературу.

1.Сарыкамыш

Как известно, Турция вступила в Первую Мировую не сразу. Султан не заблуждался насчет слабой подготовки своего войска, и сам на рожон не лез. Но немецкий адмирал Сушон, прорвавшийся в Стамбул в августе 1914-го на линейном крейсере "Гебен" (в сопровождении легкого крейсера "Бреслау"), решил всё за турок: 29 октября его корабли, официально включенные в состав турецкого флота, обстреляли Севастополь и потопили русский минзаг "Прут". Россия в ответ объявила Турции войну. Кавказская армия под командой генерала Мышлаевского перешла границу и повела наступление на Эрзурум (шестью дивизиями). Турки собрали свои резервы и к декабрю смогли остановить русских недалеко от Эрзурума, у г. Хоросан. Более того, они спланировали опаснейший контрудар. Автором плана был начальник штаба турецкой армии, немецкий генерал-лейтенант фон Шеллендорф, В случае успеха более 2/3 русской армии оказались бы отрезанными от единственной дороги, по которой шло ее снабжение. Эта дорога шла через городок Сарыкамыш. Из трех корпусов турецкой 3-й армии один продолжал обороняться под Хорасаном, а два нанесли фланговый удар. Турецкие корпуса двинулись на Сарыкамыш (см. приложение I рис.1). 13 декабря 1914 г (по старому стилю) город обороняли 4 неполных батальона, из них 3/4 необученных. На всех 8 пулеметов и 2 орудия. В этой критической обстановке начальник штаба армии генерал-лейтенант Юденич (см. приложение I рис.2) принял меры к скорейшему подтягиванию в Сарыкамыш всех частей каких только было можно. Также огромную роль в организации обороны сыграл случайно проезжавший через город полковник генерального штаба Букретов, который заменил растерявшегося начальника гарнизона и принял на себя руководство обороной. Два полевых орудия, поставленные на площади, открыли меткий огонь. Турецкая батарея скоро потеряла три орудия. После полудня, несмотря на искусную поддержку пулеметов и артиллерии, русский отряд все же не мог остановить наступления превосходных сил турок, очистил г. Сарыкамыш и отошел в район железнодорожного вокзала, где и вел бой до вечера 13 декабря. В критический момент, около полудня, подошел 1-й запорожский казачий полк, спешивший на выстрелы. Казаки, введя в бой свои пулеметы и бывшие с ними четыре конных орудия, подкрепили изнемогавший в неравной борьбе отряд Букретова. Турецкая атака ослабела и к вечеру прекратилась. В это время к Сарыкамышу подошли батальон 80-го пехотного кабардинского полка, переброшенный на подводах из Хоросана, рота 219-го запасного батальона и 222-й запасный батальон, переброшенные из Карса по железной дороге. В итоге к вечеру 13 декабря в бою под Сарыкамышем собралось до 7 и ¾ батальонов (из них до 75% малоподготовленных), 7 сотен, 6 орудий. Части этой импровизированной группы проявили упорство и, умело руководимые полковником Букретовым, отстояли в критический день 13 декабря базу Сарыкамышского отряда, которой пытались овладеть превосходные силы турок - до 18 батальонов, лично направляемые Энвер - пашой.   Кавалерийские разъезды турок 13 декабря подорвали железнодорожный путь, захватив там санитарный поезд; таким образом, прямая железнодорожная связь Сарыкамышского отряда с крепостью Карс была прервана. Генерал Мышлаевский запаниковал. Поэтому был отдан приказ на всеобщее отступление. Сам Мышлаевский покинул Сарыкамыш и умчался аж в Тифлис. Там он обнародовал "схему наступления" турецких корпусов, так что "для всех совершенно ясной становилась картина окружения и капитуляции Кавказской армии". Паника началась и в Тифлисе, жители штурмовали поезда уходящие на Баку...  14 декабря турки продолжили наступление. Все высшие командиры, включая Энвер - пашу, шли в пехотной цепи с револьверами в руках. Русские, несмотря на почти трехкратное превосходство противника, удержались. В течение дня со всех сторон понемногу прибывали подкрепления (впрочем как и к туркам), в итоге к исходу дня русские имели 17 ¼ батальонов, 7 сотен, 22 орудия и 38 пулеметов против сильно ослабленных 52 батальонов 9-го и 10-го турецких корпусов. 15 декабря русские усилились настолько, что нанесли по туркам контрудары, пока еще небольшими силами. А вечером в город прибыла пластунская бригада ген. Пржевальского. Всего русских стало 22 ¼ батальона, 8 сотен, 34 орудия и 78 пулеметов. К вечеру 15 декабря весь 10-й турецкий корпус подошел к Сарыкамышу с востока, и кольцо окружения, учитывая восставшее местное население к востоку от Сарыкамыша, было сомкнуто. Задуманный Энвер -пашой план операции, казалось, был выполнен, но в ночь на 16 декабря командир 9-го корпуса донес Энвер - паше, что 29-я пехотная дивизия, выступившая в поход в составе 6 500 человек, имела всего около 300 штыков. Другие были немногим лучше. 16 декабря русские контратаковали, только пластунская бригада уничтожила свыше 500 турок. Однако вечером турки ударили большими силами на узком участке и таки ворвались в город, создав угрозу армейским складам. Остановить их удалось, но с трудом. Как бы то ни было, турки выдыхались. Их 9 и 10 корпуса, имевшие вначале свыше 20000 бойцов каждый, к 17 декабря имели примерно по 1000 штыков. Впрочем, русские контратаки тоже не всегда были успешны - мешал все тот же глубокий снег и усталость войск.  Тем временем русские 1 и 2 корпуса, стоявшие под Хорасаном, согласно приказу Мышлаевского должны были спешно отступить, пройти через Сарыкамыш и двигаться дальше к русской границе. Поспешное отступление ввиду неприятеля могло кончиться плохо, поэтому Юденич задержал войска на полпути до Сарыкамыша. 18 и 19 декабря полуживые 9 и 10 турецкие корпуса отступали, зато 11-й корпус, до того не особо активный, яростно атаковал. Однако и здесь русские удержались, хотя и с трудом. Русскому наступлению оказал большое содействие высланный из Карса импровизированный поезд с пулеметами. Вместе с поездом наступала с севера сотня пластунов, а с юга - рота гунибского пехотного полка, что позволило русским прочно закрепить за собой железную дорогу Карс-Сарыкамыш. 22 декабря сдались остатки 9-го корпуса. 10-й турецкий корпус вырвался из окружения. Его преследование продолжалось до 1 января, при этом было захвачено до 5000 пленных. Всего из 90 тыс человек, насчитывавшихся в начале операции в 3-й турецкой армии, возвратилось в пределы Турции лишь 12 тыс; остальные были убиты, взяты в плен или умерли от голода и мороза, бивакируя в снегу без палаток. В начале января в Эрзуруме удалось собрать еще 12 тысяч дезертиров. 3-я турецкая армия потеряла 13 полевых и до 50 горных орудий. Русские потеряли 30 тысяч убитыми и ранеными плюс 12 тысяч обмороженными. Таким образом, безнадежная казалось бы ситуация обратилась в громкую победу благодаря стойкости русских войск и умелому руководству. За эти успехи Юденич был произведён в чин генерала от инфантерии и назначен командующим Кавказской армией. После провала Саракамышской операции турки отступили к Эрзеруму (см. приложение II рис.1) . Это позволило 4-му Кавказскому корпусу начать наступление между Ванским и Урмийским озерами. Успешному завершению операции способствовал выход в тыл турецких войск кубанских казаков 1-го Хоперского полка, которые, несмотря на отчаянное сопротивление врага, посеяли в его рядах панику [2].

2.  Эрзерум.

Великий князь Николай Николаевич, став Наместником Государя Императора на Кавказе стал вмешиваться в управление Кавказской армией, что не могло понравиться Юденичу. Несмотря на разницу "весовых категорий", Юденич смог удержать планирование операций за собой. Конфликт обострился в ходе Эрзурумской наступательной операции в январе 1916 года. Дело в том, что к весне 1916 года турецкая группировка на Кавказе должна была получить сильное подкрепление: после эвакуации англо-французских войск с полуострова Галлиполи, 2-я турецкая армия перебрасывалась на Кавказ. Дабы не оказаться перед лицом превосходных сил, генерал Юденич принял решение ударить первым и разгромить 3-ю турецкую армию, заодно взяв последнюю мощную турецкую крепость – Эрзерум (см. приложение II рис.2).  На конец 1915 года численность русской Кавказской армии составляла 180 тысяч штыков и сабель против 110 тыс. у турок, укрывшихся в эрзурумском укрепленном районе. Однако, разработанный штабом Юденича план операции против Эрзурума вызвал резкое неприятие великого князя и его помощников. Тем не менее, Юденич настоял на своем, и 28 декабря 1915 части доблестной Кавказской армии бросились вперед. В крепостном предполье были разгромлены турецкие части прикрытия. Уже 7 января 1916 года части 1-го Кавказского корпуса генерала Калитина вышли к поясу фортов крепости Эрзурум. Следующим логическим шагом должен был стать штурм крепости, так как турецкие войска были деморализованы и морально надломлены. В этот момент великий князь Николай Николаевич, не веривший в успех штурма, приказал генералу Юденичу приступить к отводу войск в район Карса, удовлетворившись частной победой перед крепостью. Таким образом, в штабе Наместника успех сражения перед Эрзурумом признавался достаточным.  Однако, противник потерял лишь четверть исходной группировки, и после прибытия 2-й армии из-под Стамбула турки все равно получали бы перевес в силах. В этой обстановке, когда нельзя было терять ни секунды, чтобы турки не успели оправиться от поражения и укрепить крепость еще более, генерал Юденич заявил, что берет на себя всю ответственность. Но для продолжения борьбы требовалось взять из крепости Карс стратегические запасы боеприпасов, так как все наличные патроны и снаряды были уже израсходованы. В Тифлисе же считали, что кризис вооружения, постигший русские Вооруженные Силы в 1915 году и ставший одной из главных причин поражений на австро-германском фронте, еще не окончился. Следовательно, нужно перейти к обороне, дабы не тратить напрасно боеприпасы [3].  Как бы то ни было, но без штурма крепости Эрзурум предыдущие бои теряли свой смысл. Тем более, что победоносные войска и сам Юденич были уверены в своих силах и желании победить. Вырвав уступку у великого князя Николая Николаевича, генерал Юденич продолжил Эрзурумскую операцию (см. приложение III рис.1). В ходе боев с 8 по 30 января русские последовательно заняли все укрепления противника, непосредственно примыкавшие к крепости, и изготовились к штурму. В ночь на 30 января русская Кавказская армия бросилась на штурм крепости Эрзурум. Замысел Юденича состоял в том, чтобы прорвать фронт на северном правом фланге и, обойдя самые мощные оборонительные позиции турок, ударить на Эрзурум с западной, внутренней стороны хребта Деве-Бойну во фланг и тыл 3-й турецкой армии. Чтобы враг не мог усиливать одни участки за счет других, атаковать его предстояло одновременно по всей линии укреплений, десятью колоннами, без передышек, круглосуточно. Свои силы Юденич распределил неравномерно, и наступающие колонны были неравнозначны. Удары наносились как бы со 'ступенчатым' наращиванием и взаимным усилением в сторону правого крыла. В течение двух суток бойцы ударных групп взламывали северный фланг турецкой обороны, беря одну укреплённую позицию за другой, захватывая один неприступный форт за другим, и 13 февраля вышли к самому сильному и последнему рубежу обороны крепости на северном фланге, форту Тафта. 14 февраля форт Тафта, атакованный кубанскими пластунами и стрелками 2-го Туркестанского корпуса, пал. Весь северный фланг турецкой системы укреплений был взломан и русские войска вышли в тыл эрзурумской обороны. Тогда Юденич приказал корпусу Пржевальского изменить направление удара и двигаться не на Эрзурум, а повернуть за запад, на Аш-калу, и перехватить сообщения 3-й турецкой армии. В прорыв была введена конница: Сибирская бригада и полки 5-й казачьей дивизии. Одновременно 1-й Кавказский корпус Калитина возобновил атаки с фронта, и турки заметались - русские выходили им в глубокий тыл, грозя перерезать пути отхода. Турецкие части начали спешно оставлять эти форты - Узун-Ахмет, Кабурга, Ортаюнов, Сивишик. Сам Эрзурум оборонять уже никто не стал. Отступление противника было своевременно обнаружен авиационной разведкой. Вечером 16 февраля 39-я пехотная дивизия ген. Рябинкина вошла в Эрзурум. Преследование бегущего неприятеля, организованное с целью окружения и дальнейшего полного уничтожения остатков 3-й турецкой армии, продолжалось еще шесть дней (см. приложение III рис.2). Поражение под Эрзурумом не только оставило турецкий Кавказский фронт без войск и техники, но и открыло русским дорогу вглубь Малой Азии, так как теперь последняя турецкая крепость оказалась в руках русских. За победу под Эрзурумом, генерал Н. Н. Юденич 15 февраля 1916 года был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени [4]

3.Кубанские казаки на Кавказском фронте.

К исходу войны кубанские казачьи полки на Кавказском фронте составляли основу кавалерии русской армии. Условия горной местности не всегда позволяли применять крупные конные массы. Поэтому казачьи части не редко действовали в составе небольших отрядов: вели разведку, арьергардные бои, прикрывали фланги основных сил. Часто такие отряды самостоятельно решали довольно значительные боевые задачи.

Применение небольших кавалерийских отрядов, отнюдь не означало полный отказ от крупных кавалерийских соединений на этом театре военных действий. Примером тому могут служить в конце 1915 г. успешные действия экспедиционного корпуса генерал-лейтенанта Баратова в Персии. Ядро этого корпуса составили кубанские казачьи полки [5]. Особую роль в составе русской армии играли кубанские пластунские батальоны. Пластуны всегда посылались на самые опасные участки фронта. В конце 1914г. 1-я Кубанская пластунская бригада генерал-майора Пржевальского смогла удержать Сарыкамыш и тем самым способствовала успешному завершению операции русских войск. В 1916г. две бригады пластунов впервые в военной истории совершили крупномасштабную морскую десантную операцию и захватили турецкий город Трапезунд. Русским войскам удалось углубиться на 200 - 300 км во внутренние районы Турции, захватив значительную территорию с городами Эрзерум и Трапезунд.Успехи России на Кавказе выглядели еще более значимыми на фоне неудач британского экспедиционного корпуса в Месопотамии. Для поднятия боевого духа союзников на соединение с ними весной 1916 г. была послана сотня 1-го Уманского казачьего полка под командованием есаула Гамалия (см. приложение III рис.3-4). Задача выяснить состав, расположение и текущие задачи англичан, а также расположение турок и немецких наемников,  действующих против союзников. Двигаться нужно было по территории контролируемой воинственными племенами по сложной горно-пустынной местности. Англичане были предупреждены и должны были выслать навстречу казачьему отряду свой. Наш отряд состоял из 5 офицеров 107 казаков и 125 лошадей. Для прокладки маршрута на руках была двадцативёрстная карта (см. приложение IV рис. 1), поэтому заблудиться было легко. Надеялись и полагались на проводников из местных племён. Чехардольский перевал очень крутой и спускается к турецкой границе мелкими труднопроходимыми тропами. Лошадей вели в поводу одну за другой. Крутые подъемы, спуски в ущелья, жажда и другие лишения не могли препятствовать надежде достичь намеченной цели. Когда нанятый местный проводник попытался убежать выяснилось, что у него был приказ завести русских казаков в дебри, где нет воды и выбраться от куда без проводника очень сложно. Угроза быть повешенным способствовала тому, что проводник указал воду рядом с дорогой.  Прибыв в оговоренное место англичан, не обнаружили, там были турки и немецкие наёмники из племени луров. Таким образом, получалось, что отряд оказывается в окружении врага. Необходимо было уходить, а единственная дорога вперёд через воинственное и делающее вид нейтралитета племя. Выйдя к лагерю вождя, заняли оборону  сотники Гамалий и Ахмет-Хан отправились на переговоры. Казакам удалось добиться своего, вождь луров согласился пропустить отряд через подконтрольные ему земли [6].   Гамалий решил выступить опасаясь предательства местных воинов. Проводников дал помощник вождя луров Азра. У Гамалия создалось впечатление, что Азра был лоялен к нашим казакам. Выступили ночью, к утру отряд вышел из ущелья и, передохнув, направился через пустыню. Пустыня встретила неимоверной жарой буквально через пару часов воды ни у кого не было…. Когда вышли к небольшому лагерю арабов - кочевников смеялись, плакали, кричали и восторгались благодаря Бога. Воды было мало, она была горько-соленая, но это было совершенное счастье. Потерявших сознание казаков уложили в тени палаток и приводили в чувство. Медленно они приходили в себя и через три часа смогли сесть в сёдла. От арабов через своих переводчиков узнали, что англичане близко, в трёх часах пути, но пути опять через пустыню. К лагерю англичан  в Али-Гарби подошли незамеченными в половине двенадцатого ночи. И когда вышедший английский офицер понял что из Персии из русской армии прибыли казаки весь лагерь пришел в движение. Казаков обнимали, качали и повели угощать. Лошадей напоили и накормили великолепным ячменём (см. приложение IV рис. 2).  Путь казаков занял десять дней. Они пробились через дебри Поштекуха и пустыни Месопотамии к англичанам кратчайшей дорогой. Англичане старались выведать у наших казаков всё. Гамалия расспрашивал в основном офицер-разведчик лейтенант Фаг. Гамалий не оставался в долгу старался в свою очередь выполнить поручения генерала Баратова. Телеграмму, составленную Гамалием для Баратова, англичане под различными предлогами не отправляли, и когда казалось бы, эта проблема была урегулирована, англичане опять обманули. Сотник впоследствии узнал, что часть его телеграмм так и не были отправлены. Гамалия пригласили в ставку английской месопотамской армии в Басру. Путь занял двое суток на первоклассном пароходе по реке Тигр. В ставке англичане пели нашим казакам дифирамбы и вручали различные награды и подарки.    Наших казаков удивило отношение англичан к местному мирному населению. Офицеры били местных жителей,  если они не вставали при их появлении. Высокая культура, сказавшаяся в образцовой организации тыла армии с одной стороны, а с другой варварство и цинизм по отношению к мирным жителям сильно поразили наших казаков [7]. Гамалий решил надо идти обратно к своим. Англичане пообещали послать с ним до Зорбити три эскадрона кавалерии и батальон пехоты. Но узнав об изменении положения русских войск на Месопотамском пути, ни одного своего солдата с казаками не послали. Вышли в ночь с целью за ночь  пересечь пустыню, а ущелье обогнуть, так как там по данным разведки наш отряд поджидала засада турок и арабов. Двинулись в путь, в горы. Двигались максимально скрытно, опасаясь нападений арабов. Сотнику Гамалию пришлось проявить максимум смекалки и изворотливости, чтобы его отряд буквально просочился сквозь заслоны и засады, выставленные на пути наших казаков. Тем более что ходили упорные слухи о том, что русские войска отступают. Ещё говорили, что лурами была уничтожена сотня русских казаков, стремившихся пройти по дороге, где раньше уже прошел один отряд. Вождь отдал приказ своим племенам делать с казаками, что угодно. Казаками было перехвачено письмо с инструкциями, где кому и как нужно нападать на русских казаков. К месту намеченной встречи с нашим разъездом вместо узкого и опасного ущелья пошли, не имея проводников и скрытно по хребту. Войдя в Керозан, выяснили, что наших разъездов нет, а русские войска действительно отступают. Дальнейший путь шел через богатую долину, указанную в перехваченном письме как место где: Никто из казаков не пройдёт. Гамалий принял меры предосторожности. Связался с ханами местных племён и договорился о проходе своего отряда в обход их лагерей. Ханы были в гостях наших казаков, а отряд группами проходил дальше. Гамалий блестяще выполнил поставленные перед ним задачи. За весь сложный поход не потерял ни одного казака. Отряд потерял лишь 19 лошадей. Казаки привезли важные разведданные о противнике и ценные сведения о союзной армии. Но главное значение рейда казаков не в разведке. Весть об успешном рейде облетела за несколько дней весь мир и имела огромное значение для поднятия духа армий. Радовались по всей России. Заканчивался второй год войны, а доблесть русского солдата не иссякла, и наши воины продолжают творить чудеса. Эту сотню впоследствии называли георгиевской, так как все казаки сотни после рейда были награждены георгиевскими крестами. Это   был второй случай награждения всего подразделения в российской армии [8] (см. приложение IV рис. 3-4). В 1956 году Обще-Казачья станица в Фармингдейле (Нью-Джерси, США) чествовала В.Д. Гамалия по случаю 45-летия его пребывания в офицерских чинах и 40-летия рейда в Месопотамию, вписавшего одну из самых блестящих страниц в историю Русской конницы. А 22 ноября 1956 года полковник Василий Данилович Гамалий умер [9].

Староминчане участники Первой Мировой войны

(Кавказский фронт)

Участие наших земляков можно выяснить по фотографиям которые хранятся в Староминском историко-краеведческий музее. Снимок казаков-пластунов военной поры (инв.номер 7690) (см. приложение V рис. 1) относится к 1915 году — к самому кануну Персидского похода. г. Тифлис. На обороте снимка читаем: «3-й взводъ 2-й сотни 5-го Кубанского пластунского батальона». И поименный список казаков. 1-й ряд: приказный И.Скиба, казаки Д.Помасанъ, Г.Охрименко, Я.Гаврищака, П.Папка, Н.Назаренко, Г.Садковский, М.Мошка, П.Данильченко. 2-й ряд: казак Е.Матвиенко, урядник А.Федоровъ, урядник А.Артюхъ, подъхорунжий И.Касьяненко, урядник П.Куликовъ, казак К.Рыжий. 3-й ряд: казак И.Вовкъ, урядник Л.Бондаренко, казаки Д.Нагаец и С.Маренец. У всех казаков и офицеров нижних чинов на погонах цифра «5». Запечатленный 3-м справа во втором ряду урядник Андрей Артюх — это отец будущего Героя Советского Союза Александра Андреевича Артюха, живым с войны не вернулся. Артюх Андрей Гаврилович, родившийся в ст. Староминской 29 ноября 1886 года. Награжден всеми четырьмя Георгиевскими крестами: IV степени - 12.05.1915 года, III степени - 25.06.1915, II степени - 01.07.1915, I степени - 19.07.1916 года. По некоторым данным, воевал в составе 5-го Кубанского пластунского батальона.  Групповое фото казаков-староминчан, возвратившихся с Кавказского фронта, по счастью, живыми (инв.номер 6921) (см. приложение V рис. 2), относим его к началу 1918 года, когда в станицу возвратились 1-й и 2-й Запорожские полки. На снимке — казаки 2-го Запорожского полка, в котором служил Никифор Афанасьевич Горб (1-й слева в нижнем ряду) (см. приложение VI рис. 1). Портретный снимок староминских казаков Поликарпа Демиденко и Кузьмы Великого (инв.номер 435) (см. приложение VI рис. 2). На обороте снимка надпись: «В память о русско-турецкой кампании 1915 года». Евтихий Дейнега (2-й слева во втором сверху ряду) уже не новобранец, а ветеран пластунского батальона. Батальон снимался с Кавказского фронта, и снимок, что называется, делался на память. Мы относим его к январю 1918 года, когда батальон еще только готовился к отправке на родину. ( Ин. номер 11664) [8] (см. приложение VII рис. 1). Не так давно в нашем станичном музее появились новые данные о староминчанах, полных Георгиевских кавалеров участников Первой Мировой войны (Кавказский фронт), на истории этих героев хотелось бы остановиться. Смитюк Дмитрий Евтихеевич, уроженец ст. Канеловской, 26.10.1888 г.р. Служил во 2-м Запорожском полку, за мужество и храбрость награжден Георгиевским крестом IV степени 28.03.1915 года, III степени – 29.10.1915 года, II степени – 23.12.1915 года, I степени – 23.01.1916 года. Есть у него и другие награды – Георгиевские медали IV степени с надписью «За храбрость» (21.07.1915 г.) и III степени (29.04.1916 г.). известно, что за боевые отличия он был произведен в прапорщики, а 4 октября 1916 года награжден орденом Святого Станислава III степени с мечами и бантом [9]. К 100-летию со дня начала Первой мировой войны членами Староминского районного казачьего общества обнаружена ценная историческая информация о староминчанах - полных кавалерах Георгиевского креста. Один из них – Яков Елисеевич Сушко. И как оказалось, Георгиевским крестом 4-й степени № 115207 наш земляк был награжден в 1914 году… [10]. Сушко Яков доблестно служил в 3-м Запорожском полку и за свою отвагу и подвиги на поле брани награжден Георгиевскими крестами всех четырех степеней.  Яков родился 20 марта 1883 года в ст. Староминской в многодетной семье Елисея Гордеевича и Акелины Васильевны Сушко. В 1902 году он женился на уроженке ст. Староминской Ольге Алексеевне Кузьменко, родившей ему пятерых дочерей: Дарью, Дору, Галину, Раису и Валентину. Перед революцией на ул. Набережной они построили дом, который и сегодня стоит там.  Из воспоминаний близких о своем прадеде Якове Елисеевиче знаем лишь то, что вместе со своим младшим братом Игнатом в 1918 году воевал в добровольческой армии генерала Покровского. В 1919 он погиб в районе ст. Павловской, где в бою сошлось свыше тридцати тысяч человек. Окровавленный конь пришел домой без всадника…  Раиса - дочь Якова Елисеевича в 1930 году попыталась устроиться в колхоз им. Чапаева, но ей отказали, говоря: «Ты белячка!» Спасибо Николаю Яковлевичу Волик, который сжалился над ней и устыдил взрослых: «Это же ребенок, что он вам сделал!» С его легкой руки и стала Раиса Яковлевна работать в колхозе. Позже ее признали труженицей тыла и присвоили звание «Ветеран труда». Близких Якова Елисеевича не могла не заинтересовать его судьба, тем более, что считали они его полным Георгиевским кавалером. Два года назад А.А. Гагай – правнук Я. Сушко - направил запрос в Российский государственный военно-исторический архив. Архивариусы Москвы ответили ему, что «приказом войска 7-го армейского корпуса от 20 апреля 1915 года за № 97 старший урядник 3-го Запорожского полка Кубанского казачьего войска Яков Елисеев [-ч] Сушко был награжден:  Георгиевским крестом 3-й степени № 15217 за то, что «[Будучи послан с разъездом] 16 и 18 ноября 1914 года (для разведки противника, с явной личной опасностью) добыл и доставил важные о противнике сведения».  Георгиевским крестом 2-й степени за № 600 за то, что он и казак П.Я. Мазняк «9 января с.г. [1915 г.], вызвавшись охотниками на опасное и полезное предприятие, совершили оное с полным успехом».  Приказом войскам 7-го армейского корпуса от 12 мая 1915 г. за № 134 старший урядник 3-го Запорожского полка Кубанского казачьего войска Сушко Яков Елисеев (-ч) Награжден Георгиевским крестом № 2953 1-й степени «За отличия, оказанные в делах против неприятеля 12 января с.г. [1915 г.]».   Других сведений о военной службе и награждениях старшего урядника Сушко Я.Е. не обнаружено» [8]

Заключение.

Кубанское казачье войско в начале ХХ в. было одним из крупнейших казачьих войск Российской империи. Несмотря на то что в процентном отношении кубанские казаки в русской армии составляли незначительную часть (около 2 %), они внесли существенный вклад в ряд крупных побед русской армии в том числе и мои земляки. Порой именно от действий кубанцев зависел исход того или иного сражения. За годы войны к различным наградам было представлено около тридцати с половиной тысяч кубанских казаков (то есть почти каждый третий казак, участвовавший в боевых действиях). За участие в Первой мировой войне кубанцы заплатили дорогой ценой: около 4 тысяч убитых, 23 886 раненых и более двух с половиной тысяч пропавших без вести или попавших в плен. Цель, поставленную перед собой выполнил. Собран документальный и теоретический материал. Проведен анализ полученных материалов и обобщены данные. Хочется отметить, что такую цель перед собой я ставил в первый раз. Итак, мне хочется отметить, что данная работа несёт в себе элементы научной новизны. Данную работу возможно использовать в практике образовательного учреждения и иных учреждений (музеи, муниципальные органы власти, в СМИ), а так же для продолжения исследования.

Библиографический список:

1. Российский Государственный военно-исторический архив (РГВИА,г. Москва )

2. Ф. 391 (Первая мировая война 1914-1918 г.г.) Он. 2. Д.Д. 2, 4, 34, 111, 135,170.

3.Красильников Олег Юрьевич: лет взятию Эрзурума. Журнал "Самиздат": ok.inseca@yandex.ru11/02/2016.

4. Военно-исторический сборник. Труды комиссии по исследованию и использованию опыта войны 1914-1918г.г. М., 1919-1920. Вып. 1-4.

5.Яков Нетименко.  Иранский рейд российских казаков. http://казачество Москвы.рф

6.Ф. 643 (правление Кубанского казачьего войска) On. 1. Д.Д. 40, 43, 98. Ф.

7.Струкова Е.С.Участие Кубанских казаков в Первой мировой войне.

http://ritratt.ru/

8. Материалы муниципального бюджетного учреждения культуры «Староминский историко-краеведческий музей» муниципального образования Староминский район.

9. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК, г. Краснодар):

10. Материалы Староминского архива администрации муниципального образования Староминский район.

Приложение.

СОЛОД Александр Иванович

Краснодарский край ст. Староминская

МБОУ СОШ №1. 8 «А» класс

КАВКАЗКИЙ ФРОНТ И КУБАНСКИЕ КАЗАКИ.

Научный руководитель: Штомпель Галина Григорьевна

учитель истории и обществознания МБОУ СОШ №1

Приложение I

Рис.1-2 Карта Сарыкамышской операции.Генерал-лейтенант Юденич. 

Приложение II

Р ис.1 Турецкие войска под Эрзерумом.

Рис.2 Эрзерумская операция. 

 

Приложение III

Рис.1-2 План штурма Эрзурумской крепости.Взятие Эрзерума.

 

Рис.3 Персидский казачий рейд. Персия, 1916 г. Сидят: слева - генерал Богаевский,  командир корпуса Баратов (в белой папахе), Походный Атаман  Казачьих Войск Великий Князь Борис Владимирович, за ними стоит подъесаул Гамалий, справа в белой папахе - подъесаул Фостиков.

.

Приложение IV

Рис.1 .Карта с маршрутом Персидскиого казачьего рейда

   

Рис.2 Чествование отряда наших казаков в Месопотамии.

      Рис.3-4 В.Д. Гамалий   В.Д. Гамалий в США (50-е годы XX века)

 

Приложение V

Рис.1 Снимок казаков-пластунов военной поры (инв. номер 7690)

Рис.2 Групповое фото казаков-староминчан, возвратившихся с Кавказского фронта.    

Приложение VI

Рис.1Казак Никифор Афанасьевич Горб, он 1-м справа в нижнем ряду (инв. номер 6941).

Рис.2 Портретный снимок староминских казаков Поликарпа Демиденко и Кузьмы Великого (инв.номер 435).

.

Приложение VII

Рис.1Евтихий Дейнега (2-й слева во втором сверху ряду).

Просмотров работы: 133