«Горели небо и земля…» (Староминчанам, положившим свою жизнь за крымскую землю, посвящается)

VII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

«Горели небо и земля…» (Староминчанам, положившим свою жизнь за крымскую землю, посвящается)

Галась К.О. 1
1МБОУ СОШ №1
Штомпель Г.Г. 1
1МБОУ СОШ №1
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

9 Мая – день нашей общей радости и скорби. Мы скорбим о павших в боях, об умерших от тяжёлых ран. Мы скорбим о замученных в фашистских тюрьмах и концлагерях, о тех, кого нет сегодня с нами. Их имена золотом вписаны в летопись борьбы за честь и независимость нашего Отечества и на века сохраняются в памяти народа. Давно нет в живых многих ветеранов Великой Отечественной войны, но благодаря детям советского времени, пионерам – следопытам некоторые страницы великой войны приоткрыты, а наше поколение продолжает славные традиции и занимаясь поисковой деятельностью приоткрывает завесу истории, и старается донести до нас и наших потомков правду о войне и подвиге советских людей.

Цель работы – показатьгероизм и самоотверженностьсоветского солдата на примере судеб нескольких староминчан оборонявших и защищавших Крым.

Актуальность данного исследования определяется тем, что в наше непростое время уходят из жизни свидетели и участники Великой Отечественной войны. Новое поколение, изображая трагические события минувшей войны, часто не утруждает себя достоверностью, а это обедняет нашу историческую память.

Предмет исследования – героизм и самоотверженностьсоветского солдата на примере судеб нескольких староминчан оборонявших и защищавших Крым.

Гипотеза – я надеюсь, что мне удастся на примере судеб нескольких староминчан оборонявших и защищавших Крым рассмотреть ратный подвиг советского солдата.

Задачи исследования: собрать теоретический материал о героизме и самоотверженностимоих земляков оборонявших и защищавших Крым, воспоминания родственников, провести анализ полученных материалов и обобщить данные.

Для написания своей работы я использовал энциклопедическую, монографическую, научно-популярную литературу и воспоминания представителей старшего поколения. Методологической основой данной работы является сравнительно-исторический, проблемно-хронологический и метод актуализации.

План исследования: 1.Изучение теоретического материала; 2. Работа с живыми носителя информации; 3. Обобщающий этап, связанный с оформлением самой работы.

1.Рассказ о простом советском человеке.

Сведения о староминчанине Петре Алексеевиче Корж (см. приложение I рис.1), которыми мы сейчас располагаем, получены исключительно благодаря следопытам СОШ №3 , их неустанному поиску, за что бесконечно им благодарны. Особенно — племяннице Петра Алексеевича, Наташе Корж. Вот ее записи почти тридцатилетней давности.

«Родился Петр Алексеевич Корж в станице Староминской в 1914 году. До призыва на флот работал бригадиром тракторной бригады в совхозе «Староминский». Служить пошел в 20 лет. В 1940 году остался глав старшиной на сверхсрочную.

Отмечая его упорство в овладении знаниями (на флоте он окончил 10 классов), командование направило его на учебу в электромеханическую школу в Севастополь. Здесь и застала его война. Вместе с другими курсантами Петр Корж тут же попросился на свой боевой катер. На катер не попал, попал в морскую пехоту [1].

На одном из участков обороны находился дзот под номером одиннадцать. Небольшой гарнизон дзота жил напряженной жизнью: готовили к бою гранаты, чистили оружие, изучали местность в секторе обстрела, держали связь с другими огневыми точками. И когда на наши позиции обрушился шквальный огонь противника и окрестные дзоты один за другим замолкли, дольше других продержался одиннадцатый.

Наши моряки демонстрировали настоящие чудеса храбрости, однако силы были явно неравные. Истекая кровью, они послали на командный пункт матроса Долю с просьбой о подкреплении оружием и живой силой. Помочь им было невозможно: простреливался буквально каждый метр местности перед дзотом. И тогда моряки поклялись умереть, но стоять до конца.

Защищался гарнизон до последнего патрона, последней капли крови. Погибли все, кроме двоих, в том числе и Петр Алексеевич Корж, уничтожив более двух батальонов противника».

Запись Наташи Корж дополняют воспоминания ее тети, сестры Петра Алексеевича, Галины Алексеевны Яковлевой (Корж), проживающей в настоящее время в Севастополе. Записала она их по просьбе племянницы. Особенно ей запомнился последний приезд ее брата в станицу.

В отпуск он приезжал обычно или глубокой осенью, или зимой. Дома сразу же начинал тосковать по морю. Вечерами много читал и, засиживаясь допоздна, утром любил поспать. «Я была проказница, — вспоминает Галина Алексеевна. — Набрав в сенцах горсть холодной, как лед, пшеницы, я бросала ему ее под тельняшку. Он вскакивал, хохотал и бежал на улицу умываться».

На вокзале Петю провожали родные и его друзья. Они лихо отплясывали «Яблочко», да с такими коленцами, что заглядишься. И были слезы. И были его уговоры: «Ну, что вы плачете, как будто меня хороните?»[2] Откуда ему было знать, что он в последний раз видит отца и мать, сестру и брата?

Такие вот волнительные воспоминания о мирной предвоенной поре. А разве можно без волнения читать письма друзей Петра Алексеевича еще по совместной службе на море? Вот письмо от техника-лейтенанта Якименко, мичманов Кивенко и Шмакова. Написано оно было в память о своем друге сразу же после войны. От друзей-катерников они узнали о его гибели и заверяли родителей Петра Алексеевича, что лучшей памятью о нем будет их честное служение Родине.

А это свидетельство очевидца и непосредственного участника драмы, разыгравшейся при защите Севастополя в одном из его укрепрайонов. Оно от матроса И.Еременко. Письмо большое, но, к сожалению, плохо сохранилось. Приведу из него наиболее существенные моменты: «17 декабря 1941 года, — читаем в письме, — гитлеровцы предприняли новое, второе по счету, наступление на Севастополь, рассчитывая завладеть городом к 21 декабря. Наиболее упорные бои проходили в долине реки Тельбек, у Камышловского оврага и на Менксизиевых горах, где путь к Севастополю преграждал дзот номер 11, бойцы которого входили в состав 1-й пулеметной роты батальона моряков (см. приложение I рис.2). Командовал дзотом матрос Сергей Раенко. В его подчинении было шесть матросов: Г.Доля, М.Погорелов, В.Мудрик, И.Четвертаков, А.Калюжный и я, Иван Еременко. Петра Алексеевича в составе гарнизона вначале не было. На рассвете 18 декабря на нашу огневую точку прибыли три коммуниста — зам. политрука Потапенко и матросы Король и Корж. Они принесли с собой два ручных пулемета Дегтярева и несколько ящиков патронов, рассказали про обстановку в Севастополе, что из города нет выхода, что дети пишут на стенах домов: «Мы стоим на смерть».

18 декабря немцы обрушили на дзот новые свежие силы. Моряки приняли бой, и враг откатил назад, неся большие потери. В небе появились немецкие «юнкерсы», но и это не принесло им успеха. И тогда снова пошла пехота.

Бой продолжался до позднего вечера. Враг оставил много убитыми. У нас погибли Раенко и Мудрик, были ранены Корж (в голову), Король (в ногу), Калюжнин (легко), зам. политрука Потапенко (потерял сознание). Потапенко вынесли из зоны обстрела и передали санинструктору. Корж, Король и Калюжнин категорически отказались от отправки в госпиталь и своею кровью написали клятву, под которой подписались, и тоже кровью, все остальные. Вот ее текст: «Родина моя, земля русская! Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался, как подсказывало мне мое сердце. И я знаю, что мы победим».

19 декабря немцы предприняли новое наступление. Корж истекал кровью, но не отходил от пулемета. Доле оторвало гранатой руку, и мы передали его санинструктору. К вечеру в живых остались трое: Четвертаков, Погорелов и я. Корж и Калюжнин истекли кровью, и их похоронили неподалеку в кустах. Предали тела земле в присутствии жительниц деревни Комишли — С.Л.Николи и ее дочери Светы, 14-ти лет. Они принесли нам молока и хлеба...

20 декабря на дзот пошли отборные части, но снова отступили. И тогда немцы решили разбить дзот с помощью артиллерии. Убило Четвертакова и Погорелова. Я продержался до 21 декабря, но последнего своего боя не помню. Был сильно контужен и очнулся уже в госпитале номер 1567 города Кутаиси»[3].

После излечения он участвовал в боях за освобождение Севастополя, Литвы, Латвии, штурмовал Кенигсберг. 3 мая снова был ранен, попал под гусеницы «Тигра». Провалялся на госпитальных койках до мая 1961 года. Письмо в Староминскую написал уже после окончательной выписки из госпиталя. В честь подвига мужественных бойцов дзота номер 11, сообщал он в своем письме, в городе-герое Севастополе сооружен памятник (см. приложение I рис.3). В части, где служил Петр Алексеевич Корж, установлен его бюст. И дзот номер 11 сохранен — стоит как свидетель боевой славы защитников черноморской твердыни.

2. Они жил по соседству.

У Анастасии Трофимовны и Владимира Григорьевича Булатецких была большая и дружная семья. Владимир Григорьевич был призван на фронт 25 июня 1941 года, прошагал дорогами войны от Кубани до столицы Болгарии — Софии и, хотя вернулся с войны невредимым, вскоре ушел из жизни, и детей — пятерых дочерей и сына Володю — поднимала на ноги одна Анастасия Трофимовна. Впрочем, наш рассказ сейчас не обо всех Булатецких, а только о погибшем Федоре.

Родился он в Староминской в 1924 году. Окончил неполную среднюю школу номер 2, а затем школу ФЗО в Новороссийске. В армию был призван летом 1942 года. Воевал во взводе ПТР (противотанковых ружей) в 900-м горнострелковом полку 3-го горнострелкового корпуса. Был командиром отделения. Похоронен в Балаклавском районе, на восточной стороне высоты 212,1.

...Эдуар Андреевич Широкобородов директор Староминского музея Вспоминал: «С Федей Булатецким мы были соседями по улице: наши дома стояли через дорогу. Феди не стало, когда я и его младший брат Володя пошли в первый класс. Федя погиб, освобождая Крым» [4].

Вот что сообщили Фединой маме, Анастасии Трофимовне Булатецкой, об обстоятельствах гибели ее сына командир подразделения старший лейтенант Дадунашвили, лейтенант Бурчаков, старшина Борзенков, рядовые Макаров, Кулешов, Бурлаков, Жучков, Вапидин (письмо от3 июля 1944 года): «Уважаемая Анастасия Трофимовна! Ваш сын Федя, а наш лучший боевой товарищ и младший командир, был отличным воином Красной Армии. Он отважно сражался против врагов человечества — немецких фашистов — за счастье и свободу своего народа, за счастье многих матерей и отцов. В боях за освобождение Крыма от немецких варваров он погиб смертью храбрых. Мы похоронили его со всеми почестями. Мы хорошо знаем, что потеря сына для Вас — это большая беда. Знайте, дорогая наша мамаша Анастасия Трофимовна, что мы уже отомстили за смерть Феди и будем мстить еще. Память о Вашем сыне будет вечно жить в наших сердцах, а наш народ никогда не забудет героев, павших на полях битвы за счастье своей любимой Родины. Желаем Вам, дорогая Анастасия Трофимовна, здоровья и долгой жизни. Примите наш горячий привет от всех товарищей Вашего сына».

Сохранилось два письма от Федора: одно на почтовой карточке, посвященной 25-летию Красной Армии (1918-1943), другое — обычный фронтовой треугольник. В первом он обращался к маме, сестрам и братику Вове, передавал им горячий красноармейский привет, обещал, что будет живой и немцев из Крыма обязательно выгонет.

Второе — не такое скупое, как первое, и я приведу его полностью:

«31.05.43 г. Добрый день или вечер, родные мамаша, сестрицы Оля, Дуня, Клава, Рая, Люся и братик Володя, передаю красноармейский привет бабушке и тете Вере. Сообщаю, что я жив-здоров до которого часу, чего и вам желаю в вашей жизни, то есть всего наилучшего.

Сейчас, мамаша, я на самой передовой. Письмо пишу в окопе под грохот пушек и треск автоматов. Здесь уже 2-й месяц. Недалеко от того места, где учился работать киркой и лопатой. А сейчас здесь бьем фрицев.

Здесь их мало осталось, но мы поставили перед собой задачу и этих спихнуть в море купаться. Как только выбьем немцев и я останусь жив, обязательно забегу домой, когда будем ехать на переформировку. Письма от вас сюда почему-то не доходят, за год не получил ни одного письма, а вам писал, сколько у меня бумаги было. Напишите все по разу, и сразу получится семь писем. До свидания».

Из письма товарища Федора Булатецкого — Н.К.Иваницкого — сестре погибшего Оле:

«...На днях я поимел счастье получить от тебя большое письмо, но оно для меня было не в радость, потому что каждый день вспоминаю о своем погибшем друге. Также и мое письмо вас не обрадует. Сообщаю за вашего Федю. Убит он 9 мая 1944 года под селом Каран, похоронен в районе Балаклавы. Убит на моих глазах, потому что мы шли с ним в разведку. Он впереди, и я.

Для меня он был очень хороший друг, и теперь у меня нет такого соседа, как Федя. Я сейчас стою в одном километре от его могилы, а вчера был на кладбище. Там в одной могиле они похоронены все вместе — самые сержанты. Федя награжден за Керчь орденом Отечественной войны. До свидания».

Такие вот скорбные письма. С трудом разбираются отдельные фразы, но мы их должны обязательно разобрать. Даже если время и вытравило из наших сердец былую боль, память о былом не должна померкнуть. Письма с войны помогают нам сохранить эту память. Помогают вести свою войну - войну с забвением [5].

Они погибли в Аджимушкайских каменоломнях.

Андрей хорошо помнил проводы отца на фронт. Ушел глава семейства, и в доме как-то сразу стало пусто и тоскливо. Сын понял, как дорог и близок был для него отец. Помнил и последнюю встречу с ним. В марте 1942 года старший лейтенант Григорий Карпович Мищенко (см. приложение II рис.1) был ранен и определен на излечение в Краснодарский госпиталь. Сын разыскал отца. Весь день они провели вместе. Андрею в то время было восемнадцать. Больно было расставаться с отцом. Григорий Карпович, обняв Андрея, сказал:- Будь достойным сыном советского офицера. Андрей, сделав несколько шагов, остановился, помахал на прощание рукой. Не думал он, что эта встреча будет последней. В начале апреля 1942 года Григорий Карпович снова ушел воевать, последнее его письмо с адресом из Крыма хранилось в кармане гимнастерки сына, как самое дорогое. И когда бывало особенно трудно, он вспоминал отца, мысленно обращается к нему. Как бы он поступил, какое бы решение принял, что посоветовал?

…Письмо пришло нежданно. Было это 29 января 1966 года. На конверте стоял керченский штамп. В письме говорилось, что Григорий Карпович Мищенко был в числе тех, кто до последнего дыхания сражался с врагом. Когда фашистские войска ворвались в Керчь, он с боевыми соратниками ушел в Аджимушкайские каменоломни. Дома считали, что Григорий Карпович пропал без вести. И вот, 24 года спустя, открылась тайна последних дней его жизни. Открыл ее девятиклассник средней школы № 17 города Керчи Валерий Лукьянченко. В каменоломнях он нашел полевую сумку. Останки погибшего воина свидетельствовали, что она была прижата руками к груди. В ней обнаружили две тетради со списками участников обороны каменоломен, партийные билеты, газету «Боевые крымская» за 12 мая 1942 года. В списках командного состава третьего батальона значился старший лейтенант Григорий Карпович Мищенко, указан его адрес. Найдены были останки поименованных в списке воинов. Их было шесть. 26 января останки захоронили на керченском братском кладбище. По адресам, найденным в полевой сумке, полетели письма в разные уголки страны. Писали их пионеры. Они собирали материалы о тех, кто героически боролся с фашизмом, кто погиб во славу Родины [6]. Корреспондент газеты «Степная новь» позвонил по телефону старшему диспетчеру Староминского автохозяйства Андрею Григорьевичу Мищенко и попросил его рассказать о письме керченских юных следопытов. «Двадцать четыре года мой отец считался без вести пропавшим, - сказал он. – Известие о последних днях его героической жизни тронуло нас до слез. Особенно меня. Ведь при освобождении Крыма я воевал в этих местах. Именно здесь, под Керчью, я был ранен и лежал в санбате, не зная о том, что здесь же сражался мой отец. Как жаль, что не сумели мы раньше прийти на помощь героям каменоломен…Керченские ребята сообщили, что мой ответ был первым на их письма. Видимо, я ближе других к Керчи. Ближе по расстоянию, а возможно, и по сердцу. Ведь на той земле пролита кровь не только моего отца, но и моя. Однако я уверен, что и другие родственники павших воинов откликнутся. В своем ответе пионерам я рассказал, что до войны мой отец работал в Староминском райкоме партии, был секретарем райкома, а перед уходом на фронт – райисполкома. Пользуясь случаем, хочу еще раз поблагодарить керченских школьников за их внимание к тем, кто завоевывал им счастье и радость жизни»[7]. Человеческая судьба как песчинка в истории человечества, но как ее история много значит для родных и близких и очень важно, что именно дети помогали в советское время ее сохранить.

В 2014году в городе-герое Керчь проводилась военно-поисковая экспедиция « Аджимушкай-14» (см. приложение II рис.2), проходившая в рамках Международной Вахты памяти-2014, посященной 70-летию освобождения керчи и Крыма от немецко фашистких захватчиков. Организаторами Вахты Памяти, выступили Крымское республиканское учреждение « керченский историко-культурный заповедник» совместно с РОО ВППО «Столица» (г. Москва). В результате было обнаружено заброшенное дивизионное кладбище, где не осталось ни следа, ни напоминания о том, что это за место, и только воспоминания старожилов да найденные в архивах схемы захоронений помогли поиску. И дали объяснения, отчего огромная площадь оказалась много лет необжитой. В месте массового захоронения были обнаружены останки 57 советских солдат, похороненных здесь в январе 1944года (см. приложение II рис.3-5)[8].

Благодаря бесценным находкам: солдатскому медальону – смертнику (вкладыш которого удалось прочесть) и хорошо сохранившуюся медаль « За боевые заслуги» было установлено имя одного из похороненных: Сулейманов Али оглы Рамазанович, уроженца Азербайджана. Медаль была получена за бои на Кубани. Имя бойца помогло найти о безвозвратных потерях 259 минометного полка Отдельной Приморской Армии. Таким образом установлены имена еще 20-ти бойцов, захороненных вместе с Сулеймановым в январе 44года, среди них Шека Николай Степанович уроженец станицы Староминской Краснодарского края (см. приложение III рис.1)[9]. Об этой истории поведал в своей работе «Никто не забыт, ни что не забыто» (Безымянным солдатам Великой отечественной посвящается) Смердин Никита ученик 10 класса СОШ №1 в 2014г. «В мае 2013 года позвонила Дзюба Наталья Юрьевна поисковик, член поискового отряда «Патриот» г. Керчь, что нашли останки моего прадеда Шека Николая Степановича. О судьбе прадеда наша семья ничего не знала со времен Великой Отечественной войны. Знали что Коля погиб в Крыму, а при каких обстоятельствах семья не знала.

В марте2015года получили приглашение от администрации города Керчи на торжественное перезахоронение останков погибших воинов и именно моего прадеда, Торжественное мероприятие было заплонировано на 9 апреля 2015года в преддверии 71-й годовщине освобождения Керчи от немецко-фашистских захватчиков. На мероприятие поехали моя мама Смердина Светлана Владимировна (см. приложение III рис.2), со мной и дядя Шека Роман Николаевич cо своей женой Галиной Владимировной.

В торжественной обстановке проходила процедура перезахоронения на городском воинском кладбище останков восьми солдат. Чувства были смешанные, с одной стороны горе, мы хороним родного человека, а сдругой стороны радость , что через 72 года нашли и похоронили, как христианина. После того как в могилу опустили восемь гробов, мы все бросили по три горсти кубанской земли, которую привезли из Староминской и взяли керченской земли (см. приложение III рис.3).

А после трехкратного салюта из боевого орудия и минуты молчания, от лица родственников всех погибших солдат выступила моя мама со словами благодарности всем поисковым отрядам, администрации города Керчь и всем участникам поисковой экспедиции «Аджимушкай-2014»[10].

Заключение.

Эти несколько примеров храбрости и героизма показанные на примере моих земляков в годы Великой Отечественной войны показывающих подвиг всего советского народа в борьбе против фашизма. Достоверно известно, что это далеко не все, кто защищал и освобождал Крым. Их много, некоторых имен я еще не знаю, но мне хотелось рассказать о тех, кто погиб на крымской земле защищая ее и освобождая. Все мы – россияне счастливы, что пять лет назад Крым стал частью российского государства, но обидно, что на Украине поднимает голову фашизм в самых жутких его проявлениях и многое украинцы забыли о том как дорого досталась победа советскому народу и единстве нашей исторической памяти. Рассматривая такую короткую жизнь своих земляков, для себя я сделал вывод, что хотя погибших было очень много в ту войну, но для того, чтобы остаться людьми и патриотами своего Отечества мы должны помнить всех погибших поименно, а для этого должны быть благодарными и пионерам страны Советов и поисковикам нашей современной России. Честь им и хвала за увековечивание памяти погибших героев. Итак, мне хочется отметить, что данная работа несёт в себе элементы научной новизны. Данную работу можно использовать в практике, в образовательных учреждениях (уроки кубановедения, классные часы) и иных учреждениях (музеи, муниципальные органы власти, в СМИ), а так же для продолжения исследования.

Список источников и использованной литературы.

Материалы Староминского музея.

Воспоминания Корж (Яковлевой)Г.А.

Семейный архив Корж (Яковлевой)Г.А.

Воспоминания Широкобородова Э.А.

Семейный архив Мищенко А.Г.

Керчь.Могилы в основном неизвестных. http://fond-opolchenie.ru/component/k2/item/444-v-kerchi-perezakhoronili-111-ostankov-sovetskikh-voinov

Архив семьи Шека – Смердиных.

Смердин Н.И. «Никто не забыт, ни что не забыто» (Безымянным солдатам Великой отечественной посвящается) ст. Староминская 2014г.

Приложение

Приложение I

Рис.1Корж Петр Алексеевич.

Рис.2 Дзот №11.

.

Рис.3Памятная доска на мести гибели защитников дзота №11.

Приложение II

Рис.1 Григорий Карпович Мищенко.

 

Рис.2Военно-поисковая экспедиция «Аджимушкай-2014».

Рис.3-5Фотографии заброшенного дивизионного кладбища, солдатского медальона-смертника, медали «За боевые заслуги».

Приложение III

Рис.1Фотография Шека Н. С. (1926-1944).

Рис.2Фотография Смердиной С. В.

Рис.3Фотографии восьми гробов с останками советских солдат, портретов бойцов 259 минометного полка Отдельной Приморской Армии.

Просмотров работы: 59