Мурманск в годы войны в воспоминаниях союзников (по материалам музея истории Полярных конвоев гимназии № 9)

VII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Мурманск в годы войны в воспоминаниях союзников (по материалам музея истории Полярных конвоев гимназии № 9)

Лакиза А.Н. 1
1МБОУ Гимназия №9
Ермолина Е.В. 1
1МБОУ Гимназия №9
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

О Великой Отечественной войне, о боевых действиях в Заполярье написано тысячи книг. Тем не менее мало известно о жизни тружеников тыла. Мы заинтересовались этой проблемой. Ей посвящена монография А.А. Киселева «Как жили и сражались мурманчане в войну». К сожалению, почти не сохранилось дневниковых записей того периода. Рядовые мурманчане не имели ни времени, ни возможностей для описания своей жизни. Исключение – дневник В. Локтева. Поэтому в качестве источника мы решили использовать письма и воспоминания участников Полярных конвоев, которые хранятся в фондах нашего школьного музея.

Мы изучили воспоминания Джона Хейнса (морская охрана, США, транспорт «Элдена»), Алана Хиггинса (радист, Великобритания, крейсер «Эдинбург»), Джона Чутера (матрос, Великобритания, транспорт «Капира»), Томаса Чилверса (матрос, Великобритания, транспорт SS Empire Baffin), Дэвида Крейга (радист, Великобритания, транспорт «Довер Хилл»), Вильяма Шорта (механик, Великобритания, транспорт «Индуна»), Остина Берна (матрос, Великобритания, транспорт «Индуна»), Бьерна Хегланда (матрос, Норвегия), Джефри Гэлли (авиамеханик). Используя письма ветеранов, мы постарались изучить повседневную жизнь мурманчан в годы войны.

Конечно, не следует преувеличивать значение писем, как исторических источников. Время стирает из памяти даты, детали, времена. Восприятие одних и тех же событий у разных людей различно. Но в то же время только письма, как никакой другой источник, способны передать скрытые за строкой официального документа детали, ощущения, дух времени.

В меньшей степени, чем исторические исследования, воспоминания подвержены влиянию политической конъюнктуры. В рассуждениях о союзных отношениях ни один из ветеранов не касается тем, являющихся до сих пор предметом острых политических дискуссий.

Тот, кто хоть раз прошел по маршруту Северных конвоев, не станет спорить о вкладе той или иной нации в победу. Сложно передать в специальном исследовании чувства, переживания, боль, которые испытывали моряки во время войны.

Цель нашего исследования – доказать важность писем и воспоминаний союзников как источника по изучению истории Мурманска в годы войны.

Задача нашей исследовательской работы:

- изучить и проанализировать воспоминания ветеранов;

– определить, какую информацию, важную для исторической науки, можно узнать из этих писем и воспоминаний.

Таким образом, объект нашего исследования – история Мурманска в годы войны.

Предмет нашего исследования – отражение повседневной жизни мурманчан в воспоминаниях ветеранов Полярных конвоев.

Методы исследования включают в себя интервьюирование ветеранов, изучение и анализ их писем и воспоминаний. Специально-исторический метод – историко-описательный.

Наша гипотеза заключается в следующем - письма и воспоминания союзников содержат важную информацию по истории Мурманска в годы войны, которую невозможно найти в официальных изданиях.

Мы считаем наше исследование актуальным, так как воспоминания союзников о жизни военного Мурманска ещё недостаточно изучены. Кроме того, наша работа напоминает о плодотворном сотрудничестве с Великобританией и США , времени, когда перед лицом общей угрозы наши страны были союзниками. Сохранение этой памяти особенно важно на современном этапе, когда в отношениях России, Великобритании и США возникло немало причин для конфронтации. 

Глава I Военный Мурманск

В письмах и воспоминаниях союзников содержится информация о военном Мурманске. Моряки, прибывавшие в советские порты, были поражены ситуацией на Восточном фронте. Они были шокированы непрекращающимися бомбежками, нехваткой продовольствия и медикаментов.

Во всех воспоминаниях участников Полярных конвоев содержится практически одинаковое описание города. Половина домов в Мурманске была деревянной, половина - каменной. Моряков удивлял тот факт, что деревянные дома были построены из огромных бревен только при помощи топора. Немцы сосредоточились на бомбардировках деревянной части города. Союзники вспоминают, что немецкая авиация использовала полярный день и ясную погоду для налетов на город. Налеты на Мурманск совершали бомбардировщики JU 88, хотя также иногда появлялись ME 110 and JU 87 Stukas . Их прикрывали истребители ME 109. Атаки предпринимались с севера на большой высоте или с юга на малой высоте, при этом немцы использовали в качестве прикрытия окружающие город сопки. Немецкие самолеты были выкрашены снизу серебристой краской, а сверху – темной, поэтому в них было сложно попасть на большой высоте. Самолеты прорывались к городу, прижимаясь к сопкам, старались быстрее миновать пространство над Кольским заливом, простреливаемое со всех сторон зенитной артиллерией, сбрасывали свой смертоносный груз и скрывались за сопками. Моряки были поражены тем фактом, что город большей частью лежал в руинах, улицы завалены обломками. Каменные здания повреждены, деревянные разрушены полностью, торчали только печные трубы. Особенно пострадала северная часть города. Примерно одна треть домов стала непригодной для жилья. Ни в одном здании не осталось стекол, окна были заколочены досками. Над городом постоянно висел запах гари. Светомаскировка была очень проста. Если в окне появлялся свет, кто-нибудь из проходящих мимо солдат выпускал туда одну-две пули просто как бы намекая.

Повсюду видны были приметы военного времени: воронки от бомб, битое стекло, брошенные искореженные автомобили и обломки сбитых фашистских самолетов. Можно было увидеть практически совершенно целый двухмоторный немецкий бомбардировщик. Из радиорепродукторов неслись звуки военных маршей, повсюду висели плакаты, посвященные воинам Красной Армии.

Одно из самых ярких описаний Мурманска военных лет можно найти в дневнике Томаса Чилверса, моряка с корабля SSEmpireBaffin, который прибыл в порт 30 мая 1942 г. Чилверс участвовал в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев. Он придерживался коммунистических убеждений и симпатизировал Советскому Союзу. Отрывок из его дневника передает картину жизни военного Мурманска:

«Понедельник, 1 июня. Дивный жаркий день. Сирена вновь прозвучала сегодня утром. За долю секунд небо превратилось в поле боя. Ужасающий заградительный огонь - и четыре самолета подбиты.
Вторник, 2 июня. 4 налета в чистом голубом небе. Днем во время налета одна бомба попала на причал и разрушила его. Еще одной бомбой была потоплена шхуна. Сирена прозвучала вновь, после чего толпа побежала в убежище. Когда мы вышли из укрытия, мы увидели загоревшийся многоквартирный дом в 180 метрах от нас. Наблюдали за героическими усилиями пожарных Мурманска. Снова раздался свист падающей бомбы, и мы вернулись в убежище.

Пятница, 19 июня. Только мы подумали, что небо сегодня чистое, Элфи заметил 20 самолётов в облаках над головой – и затем советские бойцы атаковали их. Я прыгнул в убежище, бомбы разорвались довольно близко – все в убежище нагнулись и легли. Я подумал, что наш конец близок. Когда дым рассеялся мы увидели, что два квартала были окутаны пожаром, должно быть, были два налета одновременно”. [15, c.6]

Записи Т. Чилверса перекликаются с дневником В. Локтева, мурманского подростка, чья семья во время войны жила в доме на Жилстрое:

«2 июня 1942 г.

Тревога: 12 час. 25 мин. Со стороны солнца появились девять “юнкерсов”; они шли высоко по направлению к заливу. Зенитки били по ним здорово, тогда они свернули вправо и потом стали пикировать на залив. Наши “ястребки” были снизу их, но были и сверху; они сразу их атаковали. Тревога длилась минут сорок.

Тревога: 14 час. 2 мин. Погода испортилась, стала облачная. Когда я вышел на крыльцо, слышу, гудят самолеты, но их не видно. Потом стали бить зенитки; они трахали по облакам; через несколько минут вынырнули пираты. Два, еще два и еще - всего их было семь; среди них были и "ястребители". Они отрывали бомбы и сразу поворачивали обратно. Смотрю, летят бомбы совсем близко - оглушительный взрыв, и за улицей М. Горького вспыхнуло на секунду ярко-багровое облако; с убежища посыпался песок, а у нас открылось окно. Бомбы упали около горы на Халтурине. Одна попала в щель, другая - в дом, но весь не разрушило… Поблизости в домах с окон все доски сорвало и стекла вылетели. На сталинской бомба попала в каменный дом, стоящий рядом с десятой школой. Пробило до самого подвала, и одна сторона рухнула, загорелся к тому же. Еще одна бомба попала на линию около подстанции.

19 июня 1942 г.

Сегодня было семь тревог, но бомбил он (враг) только два раза. Один раз в Росте, другой - в городе». [5, c.25 ]

В городе не работал общественный транспорт. На улицах можно было увидеть только военные грузовики, танки, мотоциклы. Гражданское население передвигалось пешком, а также пользовалось повозками, запряженными лошадьми, и оленьими упряжками. В городе работали несколько магазинов и почта. В магазинах можно было купить только самую необходимую кухонную утварь. Д. Хейнс был удивлен, увидев в витрине одного из магазинов ветчину, колбасу, рыбу, но все продукты оказались муляжами, сделанными из дерева. Невозможно было купить продукты в магазинах, поэтому деньги не представляли особой ценности. Местные жители предпочитали обмен. Банка молока или буханка хлеба менялись на бутылку водки или гитару. Дети приносили землянику к поездам на станциях, но не продавали её, а тоже меняли на какие-нибудь продукты.

В своих воспоминаниях ветераны описывают медицинские учреждения города. С одной стороны, они отмечают, что не было обезболивающих для ампутации отмороженных конечностей и очень мало лекарств. С другой стороны, они признают, каким бы неудовлетворительным и удручающим нe было лечение по британским стандартам, не было недостатка доброты или внимании; советские медики относились к союзникам так, как они относятся к своим раненым, возможно, с еще большим вниманием.

Билл Шорт, механик парохода «Индуна», пишет: «В госпиталь была превращена школа. Представьте огромный спортзал с рядами коек, между которыми минимум пространства, - это палата». Множество ампутаций нет времени для косметической хирургии, конечности просто ампутировали, открытые раны…Таковы были условия в госпитале. Представьте тяжелый запах, потому что все окна были заколочены. Мурманск бомбардировали постоянно». [ 17, c.1] Однако, проведя время в мурманском госпитале, раненые понимали, что им повезло находиться на лечении у врачей и медсестер, которые были специалистами в лечении обморожений и опасных случаев.

В военном Мурманске единственным развлечением для иностранных моряков было посещение Интерклуба, где можно было пообедать, иногда посмотреть фильм и потанцевать. Все развлечения проходили под строгим контролем властей. Моряков предупреждали , что девушки, которых они встретят в Интерклубе являются агентами НКВД , и рекомендовали им быть осторожнее в разговорах. Также моряки посещали гостиницу «Интурист». Хейнс вспоминает, что войдя в гостиницу, он оказался в другом мире. Здесь была красивая мебель, люди были лучше одеты, несколько старших советских офицеров и англичан беседовали на английском языке. «Среди них я увидел эффектную, яркую женщину в роскошном наряде с отделкой из меха горностая. Даже на ногах у нее была обувь из великолепного меха, а двигалась она с достоинством и грацией настоящей принцессы. Мой друг Пол и я сразу в нее влюбились. Я так и не узнал, кто она, и больше никогда ее не видел, но тот день стал для меня 4незабываемым благодаря этой женщине».[4, c.24] Т. Чилверс также посещал Интерклуб, где встретил своих сослуживцев – участников гражданской войны в Испании.

Таким образом, воспоминания ветеранов содержат яркое описание военного Мурманска. Многие факты находят подтверждение в воспоминаниях мурманчан и в работах местных историков. В то же время некоторые факты можно найти только в мемуарах союзников.

Глава II Мурманчане глазами союзников

Интересные факты, относящиеся к менталитету советских людей, можно найти в воспоминаниях ветеранов.

Иностранные моряки отмечали общее равнодушие к пунктуальности. Русские терпеливо ждали и предполагали, что также же будут делать и союзники. Встречи почти никогда не начинались вовремя, за исключением случаев, когда речь идет о старших офицерах. Однако, было одно мероприятие, на которое британский и советский персонала не опаздывали, - это показ фильмов, предоставленных Королевской военно-морской Кинокорпорацией. Русским особенно нравились такие фильмы, как “Робин Гуд” и “Белоснежка”. Адмирал Головко часто запрашивал фильмы для частного просмотра.

Иностранных моряков удивлял прием со стороны советских граждан. Они ожидали благодарности за то, что они доставили военные грузы, рискуя жизнью. Но чассто сталкивались с тем, что с ними не хотели общаться. В воспоминаниях ветеранов можно найти описание мурманчан к иностранным морякам. Д. Хейнс вспоминает: «Прохожие подозрительно относились к иностранцам и не обращали на нас никакого внимания. Они старались избегать разговоров с нами из опасения, что это заметит кто-нибудь из сотрудников милиции и сообщит куда следует». Отношения с гражданским населением исключались, это было серьезным нарушением и грозило тюремным заключением. Если кто-то из команды попадал в переделку, то капитан не мог ему ничем помочь».[4, c.21]

Совсем другими предстают советские люди в воспоминаниях норвежского моряка Бьорда Хёгланда. Он с большой теплотой вспоминает о советских людях, с которыми он встречался в Полярном: «Наше пребывание в Полярном было чрезвычайно интересным. Молодые русские моряки с подводных лодок приходили к нам на чашку чая с английским шоколадом. Прекрасные ребята, которые мечтали о Победе, сейчас им должно быть больше 80 лет. Ещё я запомнил старика, который одолжил нам коньки, и мы катались по маленькому замёрзшему озеру. Но лучше всего я помню старушку, которая привозила свежий хлеб на подводные лодки. У неё была лошадь, хлеб грузился на сани. Наш кок «влюбился» в эту старушку, которая снабжала нас хлебом, а он был освобождён на несколько дней от его выпечки. Хлеб был чёрный, но необыкновенно вкусный.

После отдыха в Полярном, где мы посещали кинотеатр со статуей Ленина у входа и Диной Дурбин на экране, мы продолжили наш путь в Киркинес».[14, с.1]

Д. Гэлли служил авиамехаником и прибыл в Советский Союз с первым конвоем. Он провел несколько месяцев в Ваенге, где участвовал в подготовке советских летчиков к полетам на британских самолетах. Он запомнил советских людей как очень трудолюбивых и никогда не жалующихся. Они невероятно быстро учились. Гэлли заметил, что все усердно работали и не было особой дистанции между офицерами и рядовыми. В то же время царила суровая дисциплина. Д. Гэлли вспоминает, что он нашел теплоту и дружбу, которые он никогда не забудет. На него произвело огромное впечатление приветливость и гостеприимство местного населения. К сожалению, вскоре это было прекращено командованием.

22 октября 1942 года в еженедельнике «The British Ally» было опубликовано очень трогательное письмо, подписанное британскими моряками с парохода «Индуна». Пароход был потоплен 30 марта 1942 года. Моряки провели несколько суток в открытом море и были доставлены в госпиталь Мурманска с серьезными обморожениями. В этом письме они благодарят врачей, медсестер и переводчиков: «Со слезами на глазах и сердцами, полными горя, мы покидали наших русских друзей, чьей доброте и любви мы были обязаны нашей жизнью. Хотя вы далеко, вы навсегда останетесь в наших сердцах. Мы гордимся, что получили наши раны, помогая таким замечательным людям». Далее они пишут, что у некоторых моряков были ампутированы ступни, но несмотря на это они пошли работать на военные заводы: «Если мы не можем доставлять грузы в СССР, то мы сможем изготовлять оружие для тех советских солдат, которых мы встретили в госпитале. Они были замечательные люди, и все хотели вернуться на фронт и воевать с фашистами». Должен сказать, что русские люди были действительно замечательными. У них было очень мало всего, но они не колебались и делились всем, что у них было».[17, с.2] К сожалению, мурманчане не всегда могли показать свое дружеское расположение.

Дэвид Крейг вспоминает, что в то время русским было небезопасно заводить друзей среди иностранных моряков. В результате этого, некоторые из иностранцев, кто плохо разбирался в ситуации и провел в Мурманске всего пару недель, возвращались домой и рассказывали, что русские очень не дружелюбны. Крейг не согласен с такой точкой зрения. Он считает, что те из моряков, кто провел в России почти весь 1943 год и позднее много раз приезжал в эту страну, знают, что люди в Мурманске самые добрые и гостеприимные.

Таким образом, сведения о советских людях в воспоминаниях союзников очень отличаются. Во-первых, отношение зависит от политических взглядов моряков. Во-вторых, от того, сколько времени они провели в нашей стране.

Заключение

Изучая воспоминания ветеранов Полярных конвоев, мы установили, что они содержат важную информацию по истории Мурманска в годы войны. Из них можно узнать , как сражались и жили мурманчане в то тяжелое время.

Читая, переводя и анализируя воспоминания участников Полярных конвоев, мы пришли к следующим выводам:

- описание обстановки в военном Мурманске в воспоминаниях союзников содержит факты, которые невозможно найти в официальных изданиях;

- отношение к мурманчанам не всегда объективно, что объясняется политическими взглядами ветеранов. Однако, все они единодушны во мнении, что жертвы Советского Союза несоизмеримы с жертвами их стран. Они признают главную роль нашей страны в разгроме фашизма.

Таким образом, мы установили, что воспоминания ветеранов Полярных конвоев являются важным источником изучения истории Мурманска в годы войны и доказали нашу гипотезу. Мы считаем, что нам удалось исследовать малоизученную страницу истории нашего города на основании новых источников.

Наше исследование было использовано при публикации сборников «И в памяти останется навек» и «Северная сага». Мы считаем, что наше исследование может быть использовано при проведении уроков истории, краеведения, на классных часах посвященных Великой Отечественной войне. Оно может быть интересно тем, кому дорога память об участниках войны и ее событиях.

Литература

1). Киселев А. А. «Как жили и сражались мурманчане в войну: менталитет северян в 1941 – 1945 годах», Мурманское книжное издательство, Мурманск, 1997 г., 510 с.

2). Вудман Р. «Арктические конвои, 1941-1945». Джон Миррей, Лондон, 1994г.,425с.;

3). M. Walling “Forgotten Sacrifice”, “Osprey Publishing”, Oxford, 2012, 284 p.

4). J. Haynes “Frozen Fury”, “Publish America”, Baltimore, 2010, 92 p.

5). Локтев В. П. «Рвется к городу Адольф», Мурманск, МГГУ, 2011, 32 с.;

6). А.Берн, письмо от 16 октября 2005г.;

7). Д. Гэлли, письмо от 25 ноября 2017 г.,

8). Д. Крейг, письмо от 18 июля 2007г.;

9) Р. Моррисон-Стори, интервью от8 мая 2008г.;

10). В. Райан, письмо от 30 марта 2002г.;

11). Ф.Стронг, письмо от 16 декабря 2005г.;

12). С.Тиффин, письмо от 21 августа 2002 г.;

13). А. Хиггинс, интервью от 29 октября 2016 г.,

14). Б.Хегланд, письмо от 13 июля 2006 г.;

15). Т. Чилверс, дневник

16). Д. Чутер, письмо от 20 апреля 2018 г.,

17). В.Шорт, письмо от 29 декабря 1942 года.

18). Ф. Юддел, письмо от 7 ноября 2004г.;

Просмотров работы: 12