РУССКИЙ РОТШИЛЬД (Забытые имена России. Александр Штиглиц)

VII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

РУССКИЙ РОТШИЛЬД (Забытые имена России. Александр Штиглиц)

Совальскова Т.Н. 1
1МОУ "СОШ№2", г. Белоусово Жуковского района Калужской область
Ерхова Н.В. 1
1МОУ "СОШ№2", г.Белоусово Жуковского района Калужской области
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

В словаре С.И.Ожегова дано определение слову «меценат» - богатый покровитель, какому – не будь делу, начинанию. Вторая половина 19 века богата русскими предпринимателями, которые вкладывали свои средства не только в развитие собственного дела, но и покровительствуют науке, искусству, вносят средства на благотворительность.

Это были горячо преданные России люди: Рябушинские, Сытин, Путилов, Морозовы, но одной из самых ярких фигур и на мой взгляд известная фигура 19 века, для нас загадка – Щтиглиц Александр Людвигович.

«Оба Штиглица, отец и сын, немцы по происхождению, навечно вписали свои имена в российскую историю. Людвиг Штиглиц приехал в Россию в 1803 году и вскоре от своего старшего брата Николая получил по наследству торговый дом в Петербурге. Штиглиц разбогател на торговых операциях во время войны России с Наполеоном, а затем в блокаде России с Англией.

Врождённая честность Штиглица снискала ему всеобщее уважение в торговых кругах не только России, но и Европы.

Вексель Штиглицев, по отзывам современников, ценился наравне с деньгами, а слово его ценилось ещё выше векселя», - так отзывался о Штиглицах историк Соловьёв Т.А.

Что же было сделано этим человеком для России, что столь высоко ценил и императорский дом – цель моего исследования.

Путь к знаниям.

Выдающийся российский государственный деятель ХIХ века, финансист, промышленник и меценат барон Александр Штиглиц родился в 1814 году в Петербурге в семье придворного банкира - Людвига фон Штиглица и Анжелики Готтшалк. Отец его, миллионер и ревнитель просвещения, предназначал сына к учебному поприщу, к которому тот и чувствовал склонность. Получив ещё дома прекрасное классическое образование, Александр Штиглиц поступил в Дерпский университет.

Дерптский университет основан в 1802 как (в 1893-1919 Юрьевский). В составе университета были факультеты: биологический, географический, исторический, математический, медицинский, физико-химический, филологический, экономический, юридический, университет. В университете работали многие выдающиеся ученые: астроном В. Я. Струве, физики Г. Ф. Паррот, Э. Х. Ленц, Б. С. Якоби, хирурги Н. И. Пирогов, Н. Н. Бурденко, Л. М. Пуусеп, основатель учения о витаминах Н. И. Лунин, историки И. Ф. Г. Эверс, Е. В. Тарле, правовед В. Э. Грабарь.

Одним из таких выпускников, с прекрасными экономическими знаниями и был Александр Штиглиц, который после получения диплома некоторое время путешествовал по Европе.

В 1840 году поступил на государственную службу в Министерство финансов России, на должность члена Мануфактурного совета.

Шаги меценатства.

Благотворительная деятельность Штиглица, являвшаяся как бы продолжением благих начинаний его отца, касалась больше всего нужд просвещения и интересов его подчинённых. Ещё в 1843 году, тотчас же по смерти отца, Штиглиц был утверждён почётным членом совета Санкт-Петербургского коммерческого училища и действительным членом совета Санкт-Петербургского коммерческого пансиона.

В последнем звании он состоял до самого закрытия пансиона в 1858 году и, за свои заботы об этом учреждении и неоднократные щедрые пожертвования в его пользу. В 1846 году удостоен был Высочайшего благоволения, точно так же, как и за крупнее пожертвование на нужды коммерческого училища в 1845 году.

1 (13) января 1853 года, в день празднования пятидесятилетнего юбилея торгового дома «Штиглиц и Ко», молодой владелец фирмы щедро наградил и обеспечил на будущее время всех своих служащих, причём никто не был забыт, до артельщиков и сторожей включительно.

Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) им было сделано два крупных пожертвования (по 5000 рублей каждое) на нужды российского воинства: в 1853 году – в пользу Чесменской военной богадельни и в 1855 году – в пользу морских чинов, лишившихся имущества в Севастополе.

В 1858 году, одновременно с пожертвованием на сооружение памятника императору Николаю I в биржевом зале, Штиглиц внёс значительную сумму на содержание воспитанников в учебных заведениях столицы в память покойного императора, а в 1859 году, также на нужды просвещения, пожертвовал капитал, в ознаменование совершеннолетия наследника цесаревича.

После вступления в должность управляющего Государственного Банка 1860 год, Штиглиц озаботился нуждами своих сослуживцев. При его ближайшем содействии, в 1862 году, была учреждена ссудо-сберегательная касса служащих в Государственного Банке. Затем в течение 3-х лет подкреплял средства кассы пожертвованиями (оставляя в её пользу часть своего жалованья), составившими в общем сумму в 10 290 рублей. В 1880-х годах, депутатское собрание кассы придало этой сумме наименование «капитала имени барона А. Л. Штиглица». Из его процентов ежегодно выдавались пособия вдовам и сиротам членов кассы. В том числе на его пожертвования продолжал существование детский приют в Коломне, основанный его отцом.

Завещание, оставленное Штиглицом, вообще представляет образец заботливости о созданных им учреждениях и лицах, находившихся к нему в каких бы то ни, было более близких отношениях. Так, между прочим, в пользу служащих Государственного Банка им было завещано 30000 рублей; не были забыты и личные его служащие: любимые камердинер, например, получили 5000 рублей. Общая сумма, распределённая по завещанию Штиглица между разными лицами и учреждениями, достигла 100000000 р., не считая недвижимостей.

Любопытно отметить, что, будучи человеком, вполне независимым, капиталы которого охотно принимали во всех странах, Штиглиц помещал огромное состояние почти исключительно в русских фондах и на скептическое замечание одного финансиста о неосторожности подобного доверия к русским финансам однажды заметил: «Отец мой и я нажили всё состояние в России; если она окажется несостоятельной, то я готов потерять с ней вместе всё своё состояние». Глубокая преданность интересам России была у Штиглица не одними словами: он доказал его не раз на деле.

Дом на Английской набережной.

Будучи обладателем нескольких домов в Петербурге, барон решил перестроить доставшейся ему от отца дом на Английской набережной. В своё время его отец, Людвиг Штиглиц, купил здесь два участка с домами и перестроил их в одно здание. Александр прибавил к дому отца ещё один участок и на образовавшемся большом пространстве возвёл для себя новый дом-дворец. Для возведения нового здания и оформления своего жилища он пригласил модного тогда архитектора Александра Ивановича Кракао. Так как Кракао составлял проекты и производил начальное строительство, по поручению барона - художник Сверчков в поездках за границу подбирал живопись для будущего дома. Штиглиц слыл пылким поклонником Шиллера и Гете, ему импонировала сдержанная, «сухая» манера живописи немецких мастеров и потому Сверчковым была собрана коллекция немецкой живописи. Кракао А. учитывал размеры полотен при проектировании гостиных, таким образом, что живопись стала неотъемлемой частью интерьеров нового дома.

Строительство здания было начато в 1859 году, а закончено в 1862 г. В результате был возведён великолепный, в венецианском стиле, дворец. Роскошь и убранство его поражали всякого, кто пересекал порог этого дома. Журнал «Зодчий» писал: «Кто в Петербурге не знает это великолепное и грандиозное здание, украшающее Английскую набережную, этот несомненный перл в целом ряде оригинальных творений А. Кракао. Как много вкуса и художественной меры вложил он в обработку деталей, и как талантливо сохранил целостность общего впечатления.

Внутренность дворца, отделённая в стилях итальянского барокко, мавританском и эпох французского ренненанса говорит за тонкий вкус художника и его умение счастливо пользоваться местными условиями и добиться значительных успехов полезной простотой». Итальянский художник Луиджи Примацци выполняет 17 акварелей, запечатлевших интерьеры особняка Штиглица, и мы можем любоваться роскошной обстановкой особняка на Английской набережной во второй половине XIX века.

Штиглиц поселяется в своём новом доме сразу после завершения отделочных работ. В это время он уже состоял на государственной службе и жил на ренту со своего огромного дохода. Этого хватало на широкое покровительство наукам и искусствам. Всё его огромное состояние Штиглиц хранил в русских банках, что мало кто делал в то время

Художественное училище.

Невозможно пройти мимо ещё одного памятника барона Штиглица. Он будто привораживает прохожих, даже те, кто оказался в Соляном переулке впервые, решительно ничего не зная о подвиге просвященной благотворительности, которую, по словам Александра II, совершил здесь филантроп Штиглиц. Это здание на средства барона было возведено в те годы, когда остро стоял вопрос о нехватке квалифицированных мастеров в художественной отрасли. Здесь Штиглиц основал училище технического рисования для лиц обоего пола. Оно обошлось Щтиглицу в огромную сумму. Все преподаватели и студенты получали весьма солидное вознаграждение, сюда были привезены первоклассные образцы произведений прикладного искусства, по которым учились студенты. Автором такого замечательного здания стал талантливейший зодчий Максимильян Мисмахер, построивший дворцы великих князей Михаила Павловича и Алексея Александровича, и многие другие замечательные сооружения. Разностороннему зодчему Мисмахеру и было предложено возглавить училище Штиглица. Несмотря на мягкий характер, Мисмахер сумел свой строгий порядок и дисциплину. Он приглашал самых талантливых преподавателей. Училище готовило рисовальщиков, живописцев, скульпторов для художественной промышленности и учителей рисования и черчения для средних общеобразовательных и профессиональных учебных заведений.

До конца дней это учебное заведение становилось любимым детищем Александра Людвиговича Штиглица, который продолжал приобретать все новые экспонаты, тратя на них баснословные суммы. Вскоре возникла идея пристройки к училищу – музея. На его открытие в 1896 году всем присутствующим, во главе с царствующей фамилией, стало ясно, что ничего подобного, ни по мыслям, ни по богатству художественного оформления, Россия ещё не знала. Самыми удивительными здесь стали уникальные залы, исполненные в разных стилях, которым точно соответствовали мебель и предметы декоративно-прикладного убранства.

Дом на Большой Морской.

И уж совсем нельзя обойти вниманием еще один петербургский дом, связанный с именем Александра Людвиговича Штиглица. Это дом на Большой Морской, ныне Дом архитектора. Штиглиц подарил его, с миллионом в придачу, своей дочери, Надежде Михайловне, в день ее свадьбы с Александром Александровичем Половцовым. Следует сказать, что, не имея своих детей, Александр Людвигович удочерил внебрачную дочь великого князя Михаила Павловича, которой дали имя Надежда Михайловна Юньева. Фамилия дана по красивой легенде, согласно которой супруги Штиглицы нашли новорожденную девочку в июне 1843 года в кустах сирени. Когда Надежде Михайловне исполнилось 17 лет, она вышла замуж за 28-летнего дворянина, в то время служащего Сената, Александра Половцова. А так как со дня ее рождения Надежде Михайловне покровительствовали члены императорской фамилии, ее муж стал быстро расти по службе. В 1865 году он производится в статские советники, в 1867 назначается обер-прокурором Первого департамента Сената, а в 1876 становится сенатором.

Известный Сергей Юльевич Витте характеризовал Половцова как человека "несомненно умного, толкового и даже с государственным умом". В то же время все его современники, в том числе и Витте, говоря о его человеческих качествах, отмечали надменность, напыщенность и непомерное честолюбие. Как бы там ни было, мы, потомки, благодарны Александру Александровичу за оставленный дневник, которым широко пользуются исследователи. И, конечно же, за издание "Русского биографического словаря", осуществленное Половцовым на свои средства. Ввиду научной точности фактов описанных биографий этот словарь не утратил справочного значения до настоящего времени.

После смерти барона дворец на Английской набережной унаследовала его дочь. Половцовым нравился их собственный особняк на Большой Морской, где замечательные архитекторы создали незабываемые интерьеры, и вскоре встал вопрос о продаже дома на набережной. Надежда Михайловна дорожила домом, который так много значил для Штиглицев, а так как она очень любила своего приемного отца, ее главным условием продажи было то, чтобы дом попал в хорошие руки. Дворец вместе с произведениями искусства, там находившимися, оценивался в 3 миллиона и, несмотря на это, когда в 1887 году нашелся достойный покупатель, великий князь Павел Александрович, дом был продан ему за 1 миллион 600 тысяч рублей.

На службе Отечества.

А. Штиглиц будучи банкиром, являлся также владельцем имений и фабрик, владелец суконной и льнопрядильной фабрик в Нарве, бумагопрядильной в Екатериногофе, но отличался большой гуманностью: крестьяне в его имениях и рабочие на фабриках в полном смысле слова благоденствовали. Условия труда для работников фабрик Штиглица были созданы по тем временам образцовые. В 1872 году на Кренгольме прошла всколыхнувшая всю Россию стачка нарвских ткачей, недовольных своим положением. В связи с расследованием причин предреволюционного выступления отмечалось, что на Кренгольме чрезмерный труд, особенно детский. Газета «Ээсти постимеэс» публикует письмо рабочего: «… что суконно-льняной фабрике семьи Штиглица другие правила, и люди не так изнуряются работой, как на Кренгольме».

А. Штиглиц в 1840 году был назначен членом мануфактурного совета при министерстве финансов. Был председателем Биржевого комитета, и образовал образцовую биржевую артель его имени, где уже тогда занимались биржевыми торгами. 13 лет преданной службы, о нем тогда писали: « Имя его пользуется такой известностью, как имя Ротшильдов. С векселями его, как с чистыми деньгами, можно было объехать всю Европу, побывать в Азии и Америке. Нет городка в Европе, где бы ни приняли его векселя». Во время Крымской войны Штиглиц содействовал в заключение иностранного займа. Россия за 10 лет получила пять заграничных займов. Через их банкирский дом правительство поддерживало отношения с банками Амстердама, Парижа, Лондона, Варшавы.

Будучи одним из богатейших людей России, вкладывал свои капиталы в развитие российского транспорта и промышленности. Штиглиц кредитовал государство на цели промышленного и военного развития, на собственные средства строил железные дороги, одна из которых Петергофская, из Гатчины в Лугу. Были реализованы за границу займы на строительство Николаевской железной дороги, являлся соучредителем Общества российских железных дорог.

При его ближайшем содействии в 1862 г. учреждена была ссудо-сберегательная касса пожертвованиями (оставляя, между прочим, в пользу её часть своего жалования), составившими, в общем, сумму в 10290 р. В 80-х годах прошлого столетия депутатское собрание кассы придало этой сумме наименование «капитала имени барона Ф. Л. Щтиглица». Капитал этот находился в обращении до настоящего времени, и из процентов его ежегодно выдаются пособия вдовам и сиротам членов кассы. Уже в 1866 году Штиглиц имел 3000000 р. годового дохода.

В 1866 году был уволен с должности, но оставлен при Министерстве финансов по кредитной части в качестве почетного члена Совета торговли и мануфактур. В 1862 пожалован в тайные советники, а в 1881 произведен в действительные тайные советники.

За годы служения Отечеству, правительство удостоило А.Штиглица следующих наград:

• Орден Святого Станислава I степени — 1857 год. За постройку Балтийской железной дороги;
• Орден Святого Станислава III степени;
• Орден Святого Владимира IV степени и золотая украшенная бриллиантами табакерка с вензелем Николая I — 1846 год. За успешно реализованные три 4-процентных займа на сооружение Санкт-Петербурго-Московской (Николаевской) железной дороги;
• Орден Святой Анны I степени;
• Орден Святой Анны I степени, украшенный императорской короной — 1864 год. За труды по устройству дел Государственного банка;
• Орден Святой Анны II степени — 1847 год. За услуги, оказанные ведомству министерства финансов;
• Орден Святой Анны II степени, украшенный императорской короной — 1849 год. За труды на должности председателя Биржевого комитета в первое трёхлетие;
• Орден Святого Владимира III степени.

Заключение

В России издана книга нарвского краеведа Андрея Иванена, рассказывающая об истории ивангородской Свято-Троицкой церкви, построенной в 1875 году на средства барона Александра Штиглица. Этот храм находится на крайнем рубеже Северо-запада РФ, своеобразный духовный форпост на границе России и Эстонии.

Стал памятником памяти А.Штиглица – предпринимателя, проводника идеи государственного служения, бескорыстного гражданина России, немца и лютеранина по происхождению, русского и православного по духу.

Не так давно в 2006, 29 июня, в Ивангороде по инициативе регионального общественного фонда «центр национальной славы» прошли торжественные мероприятия по увековечиванию памяти выдающегося российского государственного деятеля 19 века, финансиста, промышленника и мецената, барона Александра Людвиговича.

Торжественные мероприятия в Ивангороде являлись продолжением благотворительной программы по увековечиванию памяти Штиглица, реализуемой центром национальной славы в рамках проекта «Служение отечеству: события и имена».

Оргкомитет по увековечиванию памяти А.Л. Штиглица считает, что вклад этого деятеля в укрепление российской государственности, в развитие российской экономики, культуры и искусства должен быть по достоинству оценен потомками. Возрождение храма Живоначальной Троицы могло бы стать началом восстановления исторической справедливости, началом возвращения имени Штиглица нашей истории, наконец, началом возрождения идеи государственного служения.

Имя Александра Людвиговича Штиглица для многих из нас открытие нашего времени.

Так уж исторически было определено России, быть Родиной не только для россиян, но и для людей другой национальности и веры, пример – семья Штиглица.

Всем сердцем и душой Александр Людвигович Штиглиц принял беды и заботы России, как свои. Не жалея сил и средств верно служил Отечеству, ничего не требуя взамен.

Александр Людвигович Штиглиц один из тех, чьё имя вернулось потомкам, а сколько ещё в, России «героев», имена которых известны неширокому кругу людей.

Литература.

Статья о А. Л. Штиглице на сайте Центрального банка РФ

Штиглиц. Промышленная архитектура Петербурга. – СПб: Журнал «Нева», 1996. – 132с – ISBN 5 – 87516 – 049 – 7.

«Русский биографический словарь» А. А. Половцева.

Прохоренко Г. Е., Власова Г. А. Музей барона Штиглица: прошлое и настоящее. СПб, 1994.

Просмотров работы: 100