Что могут рассказать анекдоты о Петре Первом?

VII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Что могут рассказать анекдоты о Петре Первом?

Насонов Д.К. 1
1МАОУ Одинцовский лицей №6 им. А.С. Пушкина
Кузьмина Г.С. 1
1МАОУ Одинцовский лицей №6 им. А.С. Пушкина
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
 

Введение

В семье всегда ценили чувство юмора. Моя мама и сестра с мастерством умеют рассказывать смешные истории, анекдоты. Нередко анекдоты содержат ссылки на реальные исторические события, упоминаются реальные исторические деятели. Наверняка все слышали анекдоты про Чапаева, про Хрущева, про Сталина и Ленина. Мы знаем, какое отношение к историческим личностям сформировалось в истории, но через анекдоты можно глубже понять события, увидеть реальное отношение простых людей к тому или иному историческому деятелю, ведь анекдоты рождаются в народе! Истинное отношение к политическому лидеру, руководителю страны, царю со стороны простого народа – это проблема в истории, данные темы редко освещаются в наших учебниках. Интересно, а в 18 веке, который мы изучали в этом году на уроках истории, были анекдоты о царях, царицах? Мне это показалось очень интересным, полезным и актуальным, ведь проанализировав анекдоты, родившиеся в первой половине 18 века, можно сформировать представление о личности императора Петра Первого, которая однозначной оценки не имеет.

Поэтому я поставил перед собой цель: на основе изучения анекдотов об императоре Петре Первом сформировать мнение об отношении простого народа к личности царя.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

Выяснить, что такое анекдот как жанр фольклора;

Выяснить, какие анекдоты о Петре Первом дошли до нашего времени;

Провести классификацию анекдотов по темам;

Проанализировать, какое отношение простого народа было к царю, исходя из анекдотов.

Объектом исследования являются анекдоты о Петре I.

Предметом исследования станет отношение простого народа к личности Петра I.

Методы: чтение и анализ специальной литературы, классификация, сравнение.

Гипотеза: мы предполагаем, что именно в анекдотах, произведениях народного творчества, отражается истинное отношение народа к Петру I.

Основная часть

2.1. Что такое исторический анекдот

Сначала я обратился к словарям, чтобы выяснить значение слова «анекдот».

1. Анекдот — это короткий смешной рассказ, обычно высмеивающий кого-либо, что-либо, главный смысл и юмор которого понимаешь лишь в самом конце.

2. Анекдотом в разговорной речи называют какой-то необычный случай из жизни, который может быть и весёлым, и печальным.

Как я выяснил из литературы, в 18 веке анекдотов в нашем сегодняшнем понимании не существовало. Анекдотом называли интересный замысловатый рассказ, чаще всего исторического содержания. Это рассказы реальные и вымышленные, об известных исторических личностях. Если большинство сегодняшних анекдотов смешные, то анекдоты 18 века этим качеством не обладали. И это не потому, что мы, вероятно, не понимаем юмор того времени, они не были смешными и для современников. Поэтому те произведения фольклора, которые мы нашли, в буквальном смысле анекдотами не являются. Историки не имеют однозначной оценки анекдотов того времени. Многие считаю их близкими к мемуарам, другие, такие как Павленко, считают, что анекдоты 19 века – это воспоминания реальных исторических деятелей, поэтому относить анекдоты 18 века к фольклору не совсем верно.

Еще одно обстоятельство, на которое мы обратили внимание: исторические анекдоты о Петре I вышли в свет во второй половине 18 века, поэтому они, скорее всего, отражали отношение к Петру I не столько его современников, сколько людей, живших в эпоху Екатерины II.

Так же мы обратили внимание, что анекдоты 18 века не являются произведениями городской культуры, а рождались они в среде аристократии, а уже позже были распространены в широких народных массах.

Еще одно отличие от современного анекдота в том, что нередко в них называется место и время действия, имена тех лиц, с которыми то или иное событие произошло. Иногда такие повествования складываются в целые циклы.

Примечательно, что русский царь Петр I стал одним из популярных героев европейских анекдотов. Британский исследователь Э. Кросс справедливо пишет о большой роли анекдотов в создании европейского образа Петра I. Английский журнал «Spectator» помещал анекдотические статьи о Петре I еще при жизни царя. Анекдоты органически вписывались в мемуары современников, встречавшихся с русским царем (герцог Сен-Симон, кардинал Дюбуа и др.) «Анекдотами» называли свои записки о царе англичане А. Гордон и П. Г. Брюс. Под названием «Mémoires anecdotes» выходили на французском языке известные записки Ф. Х. Вебера (Гаага, 1729). Д'Алленвиль опубликовал «Анекдоты о царствовании Петра I». Особое место в европейской литературе подобного рода занимают «Анекдоты о царе Петре Великом» Вольтера11. Ему же принадлежит оригинальное определение анекдотов: «…это узкая полоска, где подбирают остатки колосков после обильной жатвы истории; это маленькие подробности, которые долго оставались скрытыми, откуда и происходит название «анекдоты»; они интересуют публику, когда касаются знаменитых персонажей». Но у Вольтера анекдоты о Петре Великом уже становятся произведением на грани истории и литературы, миниатюрным «романом истории».

2.2. Петр Первый в анекдотах

В конце XVIII в. И. И. Голиков напечатал с дополнениями семнадцатый том «Деяний Петра Великого, мудрого преобразователя России». В этой публикации содержатся многочисленные сведения о деятельности царя, в том числе приведены и «Анекдоты, касающиеся до Петра Великого». Среди опубликованных в сети интернет материалов также есть перепечатанные записи современников Петра, или людей, записавших эти предания со слов очевидцев (Голиков, Неплюев, иностранные источники). И лишь совсем небольшое количество подлинно фольклорных преданий, записанных из уст народа в конце XIX, начале XX века.

Петр Великий во всех записанных собирателями фольклора преданиях и побывальщинах выступает как совершенно эпический (на грани мифологического) героя, в котором только положительные черты: чувство долга, ответственности за благо народа, безграничная, на грани фантастики, отвага, смекалка, целенаправленность и разумность действий, физическая сила, находившаяся на грани возможного, трудолюбие, скромность и простота, доступность простым людям, справедливость. И все эти качества определяются, обуславливаются и реализуются, как обычно в фольклорном творчестве, благосклонным отношением к герою судьбы, которая спасает его в самых опасных, самых рискованных ситуациях.

Но, кроме того, в этих произведениях звучат критические замечания, в которых говорится о подчас чрезмерной жестокости Петра, хотя и справедливой, о его вспыльчивости и нетерпимости.

Из сказанного можно сделать вывод. Подавляющее большинство таких повествований относится к кругам, близким к Петру (речь идет не только о боярском и дворянском сословии, но и о купцах, мастеровых и крестьян-предпринимателей, которые непосредственно общались с царем). Необходимо иметь в виду, что анекдот как жанр не был нацелен на то, чтобы всеобъемлюще показать деятельность Петра I как реформатора, полководца, законодателя. Образ Петра создавался здесь с помощью малых эпизодов и характерных штрихов.

Каким же представляется образ Петра? Воображение людей из петровского окружения, независимо от их сословной принадлежности, поражало прежде всего необычное для царского сана пристрастие к простому, черному физическому труду. «Вот-оно царь так царь, – восторженно отзываются о нем люди труда, - даром хлеба не ел, лучше бурлака работал».

         Вторая необычная для царского сана особенность – пренебрежение сословными привилегиями и ограничениями с ними связанных, которые еще так недавно на Руси лежали в основе взаимоотношений людей. Петру ничего не стоит возвысить трудолюбивого слугу-калмыка, слугу ленивого дворянина Спафариева. Сюжет этот также широко использован в художественной литературе, в кинофильмах о Петре.

         Одно из наиболее часто упоминаемых качеств Петра в русских преданиях и побывальщинах – его справедливость. Да, нередко царь оказывается беспричинно вспыльчивым и даже жестоким. Но каждый раз в преданиях побеждает чувство справедливости, стоит только Петру узнать причину того или иного проступка. И его гнев сменяется милостью.

         Кстати сказать, жестокость Петра, ставшая притчей во языцех у русских и иностранных повествователей о царе, признавалась и им самим, как необходимость для достижения высоких целей преобразования и европеизации России, что он считал целью всей своей жизни. В опубликованных преданиях о Петре не осталось не отмеченной и такая необычная для царского сана черта как бережливость. Широкую огласку получило предание о гневе царя на дворянина Корсакова, приехавшего из-за границы, панталоны которого оказались богаче и роскошнее, чем одежда самого государя. Сам царь гордится своими заплатанными чулками.

Анализируя сборники анекдотов о Петре Великом, некоторые ученые выделяют в них до 33 основных сюжетов и мотивов.

Среди них имеются и такие, которые вызвали у меня неподдельный интерес. Это:

справедливый суд (справедливое решение) царя;

милостивый суд (милостивое решение) царя. Здесь выделяется несколько сюжетных вариантов: прощение виновного по просьбе, заступничеству; прощение за прежние заслуги; прощение за находчивость, смекалку; прощение за прежнее наказание; прощение за чистосердечное признание и раскаяние;

наказание (наказание виновного; наказание невиновного; наказание смехом; несостоявшееся наказание);

попранная и восстановленная справедливость. Сюжетные варианты: челобитная на царя (Сенат); благодеяние неузнанного императора; устранение едва не допущенной несправедливости.

Несмотря на то, что каждый сюжет проиллюстрирован несколькими десятками историй, собственно анекдотов среди них, как мы уже отмечали ранее, практически нет.

Для российского народа была и остается такая черта, как вера в «доброго царя» (князя, императора, президента…). Суть этих представлений заключается в том, что правитель – хороший, он честен, справедлив, порядочен, добр и т.д. Однако окружающие его (бояре, дворяне, чиновники и пр.) – плохие. Они скрывают от монарха правду о жизни народа, врут ему, что все хорошо, не дают достоверной информации. Отсюда и стойкое убеждение, что для разрушения этой порочной системы нужно «прорваться» к первому лицу государства, рассказать ему «всю правду». А уж правитель найдет порядок: накажет негодяев, наградит достойных, восстановит справедливость… Этому посвящено немало историй.

Единственным способом, с помощью которого простой человек мог обратиться к царю являлась подача челобитных. В период правления Петра в России проводилась целенаправленная политика, целью которой было приближение власти к народу; сохранялась традиция непосредственного участия монарха в решении не только общегосударственных вопросов, но и проблем индивидуального характера. Для справедливого суда надо обращаться к самому царю-батюшке, потому что суду не очень-то и доверяли…

Но непосредственно обратиться простому человеку к монарху в реальности было не так-то просто. В 1699 году Петр I подписал указ, разрешавший подачу челобитных напрямую царю, только если спорное дело уже было рассмотрено судом и его решение не удовлетворило челобитчика. Как видим, запрета на подачу челобитных не было, однако вводились существенные ограничения этого права.

Несмотря на законодательные ограничения, челобитные продолжали активно подаваться царям. Об этом свидетельствуют не только сохранившиеся архивные документы, но и анекдоты.

Подтверждением нелюбви императора к челобитным является следующий анекдот:

Великий государь, ненавидя крайне ябедников, издал закон: кто на правого бьёт челом и то сыщется, то поступить с челобитчиком так, чему бы достоин был ответчик, ежели бы оказался виновным.

Один московский купец бил челом на соседа, что корова его, ворвавшись к нему в огород, поела его капусту и причинила ему убытку на 300 рублей, и просил убыток сей взыскать с него. И как его величество в сие время находился в Москве, то и не сокрылась от него таковая ябеда. Он приказал суду тому свидетельствовать в городе его, сколько поедено капусты и причинено ему убытку, и поелику не могло уже быть пристрастное свидетельство, то найдено, что капусты поедено (в чём и весь убыток тот состоял) не больше как рубли на три. Донесено о сём государю, и монарх повелел с бессовестного сего просителя взыскать 300 рублей и отдать оные ответчику, соседу его, а сверх того взыскать с него же в казну 3000 рублей и употребить оные на построение мундиров солдатам Преображенского полка. А дабы коварный проситель и всё московское купечество такого решения не забыли, повелел впредь писаться ему Капустиным.

Несмотря на то, что Петр не любил разбирать жалобы, он всё же взялся за рассмотрение этого дела. Монарх выносит справедливое решение: обманщик-челобитчик платит и ответчику, и в казну. Более того, Пётр I проявляет остроумие, давая истцу и всем его потомкам фамилию «Капустины», «дабы коварный проситель и все московское купечество такого решения не забыли».

Причина, почему же все-таки Петр I лично периодически участвовал в отправлении правосудия, видна, как нам представляется, в следующем анекдоте.

Императрица, узнав, что государь ношию беспокоился и мало почивал, на другой день спрашивала его о причине, на что он ей отвечал:

Ах, Катенька, какой сон начальнику, когда судьи его спят.

Из этого анекдота следует, что Петр не может доверять никому. Точно известно, что Петр I часто действовал по принципу: «Хочешь, чтобы было сделано хорошо — делай сам!». Но в масштабах государства реализация этого принципа невозможно!

Еще один анекдот, из которого мы можем узнать, как царь относился к казнокрадам: Царь Петр Великий, заседая однажды в Сенате, услышал о разных грабительствах, случившихся за несколько дней, в великое пришел негодование и во гневе сказал сии слова: «Клянусь Богом, что я наконец прерву проклятое сие воровство». Потом, взлянув на тогдашняго генерал-прокурора Павла Ивановича Ягужинскаго, сказал ему: «Павел Иванович! Напиши сей час от моего имени генеральный указ во все государство, что ежели кто и столько украдет, чего будет стоить петля, тот без дальных допросов будет повешен». Генерал-прокурор, которой уже взял в руки перо, помешкал еще по выслу-шании сего строгаго повеления и со удивлением говорил царю: «Петр Алексеевич! Помысли о следствиях такого указа». «Пиши, — подтвердил царь, — как я тебе сказал». Ягужинский, еще не писав, со смехом повторил монарху: «Всемилостивейший государь! Разве вы хотите остаться императором без подданных. Мы все воруем, только с тем различием, что один более другаго». Царь, слушавший сии слова в задумчивости, начал шуточному сему замыслу смеяться и без дальнаго повеления оное оставил.

Этот анекдот свидетельствует, что в эпоху Петровских преобразований воровство не только имело место, но с ним пытались активно бороться, в том числе и на высшем государственном уровне. Петр I лично «слушал» дела такого рода в Сенате, и они вызывали у него справедливое негодование. Очень эмоциональный правитель требует ввести жесткие меры по отношению к ворам (вешать всех). Однако более реалистично мыслящий генерал-прокурор П.И. Ягужинский в шутливой форме переубеждает царя. И каков же в итоге получился результат праведного порыва правителя? Никакой! Петр I принял аргументы генерал-прокурора, рассмеялся, замолчал и больше не ставил вопрос подобным образом, борясь в дальнейшем с отдельными преступниками, но не системой в целом. Вероятно, выходом из ситуации он видел назначение на государственные должности честных, достойных, справедливых людей.

Еще один сюжет – о справедливом суде императора.

Стольник Желябужский впал в такое преступление, которое, по справедливости, заслужило публичное наказание и ссылку, к чему воинским судом он был приговорен. Сын его, человек молодой и видный, узнавший о таком приговоре, при выходе государя из дворца пал к стопам его и со слезами возопил: «Государь, надежда наша! Не дерзаю умолять тебя, меньше же негодовать на приговор, учиненный судом отцу моему, — зная, что оный правосуден, а прошу только из единого милосердия твоего: преступление отца и заслуженное им наказание перенесть на меня. Он, при старости и слабости своей, наказания твоего перенести не может, а я, по молодости и крепости своей, удобно снесу и заплачу тем за рождение свое. И таким образом, без нарушения правосудия твоего, спасу и мать мою, которая не может перенести столь горестного лишения мужа, малолетних же братьев и сестер избавлю от несносного сиротства и бесчестья всего нашего рода».

Государь, чувствительно тронутый таковою сыновней нежностью, поднял его и, поцеловав, сказал: «За рождение такого сына, как ты, прощаю твоего отца и возвращаю его семейству, а тебя жалую чином и местом его, надеясь, что исполнишь должность лучше, нежели отец твой».

Опять мы видим знакомый ход, сын Желябужского обращается к Петру I именно как к «доброму царю», к последней надежде. Любопытно, что он просит не просто освободить отца от наказания, а предлагает себя взамен него. И Петр I ведет себя в данной ситуации не в соответствии с требованиями закона, а отвечая ожиданиям просителя и окружающих от него «милостивого» справедливого поступка. А ведь ни у кого не вызывает сомнения, что от наказания был освобожден действительно виновный человек, и суд, вынося ему обвинительный приговор, был справедлив.

Совершенно не важно, имел ли на самом деле место такой факт, послуживший основой анекдота, однако он весьма показателен в плане выявления особенностей населения России, в среде которого ходили истории подобного рода.

Из следующего анекдота мы можем узнать много интересного не только о личности царя, но и находим подтверждение тому, как дворяне сопротивлялись введению всего нового.

Одна дворянка-вдова, быв принуждена строгостию указов разлучиться с считающимся в недорослях осмнатцатилетнимлюбезным сынком своим, привезя его в Петербург, записала в Ингермаландской полк в солдаты.

Пред несколькими же пред тем годами, сею же вдовою отдан был в солдаты дворовой ея человек по имени Иван; сей, научася в службе грамате, проворством и расторопностию своею скоро дослужился в сем же самом полку до сержантов, и прежний его барин, помянутый недоросль, сделался по команде от него зависящим. Но городской дворянин мнил, что сержант его все еще тот же Ванька, которой был и прежде, и что потому не может он им повелевать; сие было причиною, что не хотел он исполнять приказов его. Сержант за ослушание жестоко наказал его палкою, а он разжаловался матушке своей, что Ванька больно прибил его.

Мать сия взвыла и мнила найти на Ваньку сего управу у государя, она со слезами просит у монарха на Ваньку управы, объясняя, что он, быв слугою, прибил своего господина не на живот, а на смерть.

Монарх, разспрося ее, кто тот Ванька и кто сын ея, и узнав, что Ванька сержант, а сын ея солдат, приказал обоих их к себе представить, и спрашивает сержанта, за что он бил сына сей старухи? «За непослушание, — ответствует сержант, — я приказывал ему быть в четвертом часу к ученью, а он, преслушав, не пришел. Я, — заключает сержант, — велел его привести силою и наказал как ослушника». Государь, быв на то время весел и ободря его мановением, спросил: «Да как ты его бил?»

Сержант, поняв намерение государя, поставя его в позитуру, дал ему еще несколько ударов палкою, приговаривая: «Не ослушайся, не ослушайся! Вот так я бил его, государь!» Мать завыла, а монарх сказал: «Видишь, старуха, какой Ванька-та твой озорник, что и в моем присутствии не унимается, я советую тебе поскорее отойти, дабы и тебе самой чего от него не досталось; вить за непослушание везде бьют».

В этом анекдоте мы видим, что Перт I даже усиливает наказание, прося сообразительного сержанта продемонстрировать, как тот бил провинившегося. При этом изначальное сословное различие сержанта (бывшего дворового человека) и солдата (дворянина) значения не имеет. Здесь мы видим, как в сознании людей того времени отобразился, реализованный в Табели о рангах и других документах, момент перехода к назначениям на должности не за происхождение, а за личные заслуги.

Мы проанализировали всего несколько анекдотов, но уже они дают нам возможность создать впечатление о Петре Первом как о царе справедливом, честном, ценящем людей не за знатность и достаток, а за ум, находчивость, смекалку.

Заключение

Завершая работу, отметим следующие моменты:

Судя по дошедшим до нас анекдотам о Петре I, в общественном сознании российского населения XVIII века первый император воспринимался в качестве «идеального», «справедливого» монарха.

В анекдотах о Петре I была достаточно четко выражена характерная для русского народа вера в «доброго царя».

Петр I стал воплощением бытующих среди населения представлений о том, что только правитель может стать последней надеждой в споре, защитой от несправедливого суда. Только он может и строго наказать виновного, и оправдать невиновного, и вправе освободить от наказания действительно виноватого, если этого требуют соображения гуманности.

Гипотеза, выдвинутая нами в начале работы, подтвердилась не вполне. Мы предполагали, что именно в анекдотах, произведениях народного творчества, отражается истинное отношение народа к Петру I. В ходе работы над исследование мы поняли, что в анекдотах отражается отношение к Петру Первому современников, но совсем не народа, т.к. анекдоты о Петре появлялись, в основном, в среде аристократии.

Задачи, поставленные в начале работы, выполнены, цель достигнута. Мы выяснили, что отношение к Петру Первому было разнообразно. Не все понимали, к чему стремился Петр, не все могли сознательно отнестись к преобразованиям. Большинство людей, не только из высших слоев общества, но и из народной массы, поддерживало царя. Эти люди являлись деятельными сотрудниками государя и проводниками его преобразований.

Литература

Курганов Е.Я. Устный рассказ в русском литературном процессе конца XVIII — начала XIX веков: Автореф. дис... канд. филол. наук. — Л., 1988. — С. 4.

Петр Великий: Предания. Легенды. Анекдоты. Сказки. Песни / Сост., подг. текста, вступит. ст. и примеч. Б.Н. Путилова. — СПб., 2009

Анисимов Е.В. Анекдоты // Петр Великий: Воспоминания. Дневниковые записи. Анекдоты. — СПб., 1993. — С. 245—246.

Павленко Н.И. Три так называемых завещания Петра I // Вопросы истории. — 1972. — № 2. — С. 129.

Смирнова Н.В. Подлинные анекдоты о Петре Великом Я.Я. Штелина как источник для изучения деятельности Петра I и его времени: Дис. канд. ист. наук. — М., 2006. — С. 213.

Никанорова Е.К. Исторический анекдот в русской литературе XVIII века: Анекдоты о Петре Великом. — Новосибирск, 2001. — С. 17.

Мезин С.А. Анекдоты о Петре Великом как явление русской историографии XVIII в. // Историографический сборник. — Вып. 20. — Сара¬тов, 2002;

Штелин Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом, слышанные из уст знатных особ в Москве и Санкт-Петербурге, изданные в свет Якобом фон Штелиным, а на российский язык переведенные Карлом Рембовским. — 2-е изд. — М., 1787;

https://statehistory.ru/2080/Anekdoty-o-Petre-Pervom/

Приложение

После подавления стрелецкого бунта 1698 года одна из женщин, у которой в бунте принимали участие три ее сына и все трое были схвачены, умоляла Петра оставить им жизнь. Петр отказал ей, так как вина их была доказана, а преступления, ими совершенные, карались смертью. И все же несчастная мать вымолила у царя жизнь одного из трех - самого младшего. Царь разрешил ей попрощаться с двумя приговоренными к смерти и забрать из тюрьмы младшего. Мать долго прощалась с сыновьями и, наконец, вышла с помилованным сыном на волю. И когда они уже прошли ворота тюрьмы, ее сын вдруг упал и, ударившись головой о большой камень, умер мгновенно. Петру донесли о случившемся, и он был настолько сильно поражен этим, что впоследствии очень редко миловал преступников, если их вина была достаточна и очевидна.

*** Восемнадцатилетний недоросль-дворянин долго избегал службы, но наконец был взят в солдаты и попал рядовым в Ингерманландский пехотный полк. Там оказался он под началом бывшего своего крепостного, взятого на службу раньше его и уже дослужившегося до сержанта. Бывший барин отказался подчиняться своему бывшему крепостному, и, когда однажды не явился в строй, сержант побил его палкой. Дворянин написал о произошедшем письмо домой и просил мать свою защитить его от произвола сержанта. Мать приехала в Петербург и подала Петру жалобу на раба своего Ваньку, который побил барина. Петр велел доставить к нему и солдата и сержанта и в присутствии жалобщицы стал спрашивать: - За что ты бил сына сей старухи? - За непослушание, государь, - отвечал сержант, - я приказывал ему быть к ученью в четвертом часу, а он не пришел. Я велел привести его силой и наказал, как ослушника. - Да покажи-ка, как ты его бил, - попросил Петр, и сержант еще несколько раз ударил дворянина палкой, приговаривая: "Не ослушайся! Не ослушайся!" Мать, увидя все это, завыла в голос. А Петр сказал: - Видишь, какой Ванька-то твой озорник, даже и при мне дерется и не унимается. Отойди-ка ты от него, дабы и тебе самой от него не досталось: ведь за непослушание везде бьют.

*** Однажды Петру I донесли, что в Москве живет очень ловкий стряпчий, прекрасно знающий все законы и даже дающий за деньги советы московским судьям в особо трудных случаях. Петр решил с ним познакомиться, и тот так ему понравился, что царь назначил его судьей в Новгород. Отправляя на место службы нового судью, Петр сказал, что верит в него и надеется, что он будет справедливо судить и ничем себя не запятнает. А между тем вскоре дошло до царя, что его ставленник берет взятки и решает дела в пользу тех, кто подносит ему подарки и деньги. Петр произвел строгую проверку, убедился в виновности судьи и только после этого призвал его к себе. - Что за причина, что ты нарушил данное мне слово и стал взяточником? - спросил он судью. - Мне не хватало твоего жалованья, государь, - ответил судья. - И я, чтобы не залезать в долги, стал брать взятки. - Так сколько же тебе нужно, чтоб ты оставался честным и неподкупным судьей? - спросил Петр. - По крайней мере вдвое против того, сколько получаю я теперь. - Хорошо, - сказал царь, - я прощаю тебя. Ты будешь получать втрое против нынешнего, но если я узнаю, что ты принялся за старое, то я тебя повешу. Судья вернулся в Новгород и несколько лет не брал ни копейки, а потом решил, что царь уже обо всем забыл, и по-прежнему стал брать подношения. Узнав о его новых прегрешениях, Петр призвал виновного к себе, изобличил в содеянном и сказал: - Если ты не сдержал данного мне, твоему государю, слова, то я сдержу свое. И приказал судью повесить.

*** Петр I не чаял души в Меншикове. Однако это не мешало ему частенько поколачивать светлейшего князя палкой. Как-то между ними произошла изрядная ссора, в которой Меншиков крепко пострадал - царь разбил ему нос и поставил под глазом здоровенный фонарь. А после чего выгнал со словами: - Ступай вон, щучий сын, и чтоб ноги твоей у меня больше не было! Меншиков ослушаться не смел, исчез, но через минуту снова вошел в кабинет... на руках!

*** Оделся как-то Петр 1 в солдатский мундир да и зашел в кабак. Видит: сидит за столом печальный солдат. - Что с тобой, братец? - спрашивает царь. - Друг у меня помер, - отвечает солдат. Пожалел его Петр и вопреки обычаю велел целовальнику подать две чарки водки. Выпили царь с солдатом, и захотел солдат отблагодарить своего благодетеля. А денег у него не было, и заложил он у кабатчика, за два штофа водки свой казенный тесак. Петр его и спрашивает: - Что ж ты наделал, дурья голова? А ну как государев смотр, что тогда? - Эка невидаль - царь! Да что его и надуть нельзя? С тем они и распрощались, а наутро царь приехал в тот полк, в котором служил его вчерашний сотрапезник. - Выстроить полк! - приказал Петр. Полк выстроили, и царь тут же признал солдата. А признав, велел ему: "Руби голову соседу слева!" Знал Петр, что рубить-то голову солдату будет нечем. А у пропойцы-солдата тесак был, да только деревянный, сделанный вечером, наспех, из лучины. - Ваше императорское величество! - взмолился солдат, - за что невинная душа пропадет? - Руби, я тебе приказываю! - повторил Петр. - Выполняю царский приказ! - прокричал солдат. - Только молю царя небесного помочь мне. Царь небесный! Ты выше царя земного! Сотвори чудо! Не дай погибнуть невинной душе! Преврати железный тесак в деревянный! И с тем вытащил из ножен лучину. Петр рассмеялся и одарил солдата серебряным рублем. есть и другая версия этого же анекдота Петр Первый, рассказывают, в простой одежде ходил неузнанным по городу и беседовал с простыми людьми. Как-то вечером в кабаке пил он пиво с солдатом, а солдат за выпивку заложил свой палаш (прямая тяжелая сабля). На недоумение "Петра Михайлова" солдат объяснил: мол, пока вложу в ножны деревянный палаш, а с жалованья выкуплю. Наутро в полку - царский смотр! Царь приехал в полк! Прошел по рядам, узнал хитреца, остановился и приказывает: "Руби меня палашом!" Солдат онемел, головой отрицательно мотает. Царь голос возвысил: "Руби! Не то сей секунд тебя повесят за небрежение приказом!" Делать нечего. Солдат схватился за деревянный эфес, проорал: "Господи Боже, обрати грозное оружие в древо!" - и рубанул. Только щепки полетели! Полк ахнул, полковой поп молится: "Чудо, чудо Бог даровал!" Царь подкрутил ус, вполголоса сказал солдату: "Находчив, сволочь!" - и громко полковому командиру: "За нечищены ножны пять суток гауптвахты! А после направить в штурманскую школу."

*** В царствование Петра Великого трое подрядчиков объявили свои условия Адмиралтейств-коллегий. Один предложил услуги за гривенник с рубля, второй - за пятак, а третий объявил, что будет трудиться бесплатно, из усердия и ревности к государю. Узнав об этом, Петр учинил резолюцию: "Отдать подряд тому, кто требует за труды по гривне с рубля. Другому отказать, понеже пяти копеек ради не из чего трудиться, а третьего, аки плута, отдать на два месяца на галеру, сказав ему, что государь побогаче его".

*** При начале турецкой войны 1711 года молдавский господарь князь Дмитрий Константинович Кантемир перешел под покровительство Петра I. После неудачного для русских Прутского похода, закончившегося поражением русской армии, турки при заключении мира потребовали выдачи Дмитрия Кантемира. Петр ответил: "Я лучше уступлю земли до самого Курска, нежели соглашусь на это, ибо тогда мне еще останется надежда когда-нибудь снова отвоевать потерянное. Но не сдержать данного слова - значит навсегда потерять веру и верность. Мы имеем своею собственностью одну только честь. Отречься от нее то же самое, что перестать быть государем".

*** Петр I ненавидел льстецов и часто просил говорить о нем самом правду, какой бы горькой она ни была. Однажды в Москве подали ему жалобу на судей-взяточников, и он очень разъярился, сетуя на то, что взятки есть зло и надобно их решительно искоренять. При этом оказался возле Петра генерал-лейтенант Иван Иванович Бутурлин и, услышав грозные и горькие слова Петра, сказал ему: - Ты, государь, гневаешься на взяточников, но ведь пока сам не перестанешь их брать, то никогда не истребишь этот порок в своих подданных. Твой пример действует на них сильнее всех твоих указов об истреблении взяток. - Что ты мелешь, Иван?! - возмутился Петр. - Разве я беру взятки? Как ты смеешь возводить на меня такую ложь? - Не ложь, а правду, - возразил Петр Бутурлин. - Вот послушай. Только что я с тобой, государь, проезжал через Тверь и остановился переночевать в доме у знакомого купца. А его самого дома не оказалось - был он в отъезде. Дома же осталась его жена с детьми. И случилось, что в день нашего приезда были у купчихи именины и она созвала к себе гостей. Только сели мы за стол, как вошел в дом староста из магистрата и сказал, что городской магистрат определил с общего совета собрать со всех горожан деньги, чтобы утром поднести тебе, государь, подарок, и что по доходам ее мужа надобно ей дать на подарок сто рублей. А у нее дома таких денег не оказалось, и она стала старосту просить, чтобы подождал до утра, когда должен был вернуться из поездки ее муж. Однако же староста ждать не мог, потому что было ему ведено к ночи все деньги собрать, и тогда я отдал ей бывшие у меня сто рублей, так как все гости тут же разбежались по домам, чтоб внести свою долю, как только к ним в дома пожалуют люди из магистрата. И когда я дал купчихе деньги, то она мне от радости в ноги пала. Вот они какие добровольные тебе, государь, подарки. Так можешь ли ты от подданных своих требовать, чтоб не брали они ни взяток, ни подарков. - Спасибо тебе, Бутурлин, что вразумил меня, - ответил Петр, и тут же приказал все ранее поднесенные ему подарки возвратить, а впредь категорически воспретил дарить ему что-либо, будь то подношения от частного лица, корпорации или города.

*** Петр I долго и упорно боролся с раскольниками и в конце концов пришел к выводу, что никаким образом нельзя примирить их с господствующей церковью. Тогда он распорядился, чтоб раскольники носили на спине своих армяков и кафтанов двухцветный продолговатый четырехугольник из красного и желтого сукна. Он надеялся, что такая мера сломит все же их упорство. Но этого не случилось: раскольники безропотно носили свой красно-желтый знак, но от веры праотцев не отступали. Через несколько лет после этого Петр встретил на Петербургской бирже среди русских и иноземных негоциантов несколько купцов с красно-желтым четырехугольником. - Что эти раскольники, честные люди или нет? - спросил Петр у нескольких знакомых ему купцов. - Честные, государь, - отвечали все как один. - Можно им верить? - Можно, государь. - Хорошо, - заключил Петр. - Если они таковы, то пусть веруют, во что хотят. И если их нельзя отвлечь от суеверия рассудком, то, конечно, здесь ни огонь, ни меч помочь не в силах, а мучениками за глупость они быть не заслуживают, да и государству от того не будет никакой пользы.

*** Петр I, заседая однажды в Сенате и выслушав множество дел о недавно учиненных кражах и мздоимстве, распалился гневом и велел Павлу Ивановичу Ягужинскому немедленно составить указ, что если на украденные деньги можно будет купить веревку, то вора без дальнейшего следствия должно будет тотчас же повесить. Ягужинский взялся было за перо, а потом отложил его в сторону. - Пиши, что я тебе приказал, - повторил царь. Тогда Ягужинский сказал Петру: - Всемилостивейший государь! Неужели ты хочешь остаться императором без подданных? Все мы воруем, с тем только различием, что один более и приметнее, нежели другой. Царь, погруженный в свои мысли, рассмеялся и замолчал.

*** Петр I во время поездки за границу в 1716-1717 годах собрал при помощи художника и искусствоведа Кселя хорошую коллекцию старых голландских мастеров: Рубенса, Ван Дейка, Рембрандта и других. В это же время Петр приказал послать в Италию Ивана Никитича Никитина (1690-1742), раньше учившегося живописи в Петербурге, для совершенствования в живописном мастерстве. Никитин три года проучился в Венеции и Флоренции и в 1719 году вернулся в Петербург, привезя с собой несколько своих картин. Петр I, узнав о возвращении художника на родину, зашел к нему в мастерскую и, осмотрев его картины, спросил: - Ну, Никитин, что же ты еще писать будешь? - Ничего не буду писать, государь. - Это отчего же? - Пробовал продать хотя бы одну картину, никто и рубля не дает, - ответил Никитин. Петр задумался ненадолго, а потом сказал: - Приходи-ка завтра на ассамблею к Меншикову да принеси с собой все, что захочешь продать. Никитин пришел, и по приказу царя один из шутов устроил аукцион, причем, как он ни старался, за первые восемь картин сумел выручить всего сорок девять рублей. Девятой, предпоследней картиной оказалась "Рождественская ночь" - копия с известного полотна Корреджо. Высшую цену за нее дал богатый петербургский подрядчик Семен Степанович Крюков, производивший казенные работы и в том числе взявший подряд на строительство одного из столичных каналов. Шут уже дважды ударил тростью, как вдруг раздался голос Петра: - Триста рублей! После многократного торга Крюков купил картину за пять тысяч рублей. Когда же петровские вельможи Головин, Апраксин и Меншиков попытались торговаться и дальше, Петр сказал: - А на вас, господа, много казенных недоимок. И лучше внесите-ка вы эти тысячи в казну. А Крюкову Петр сказал: - Спасибо, брат Семен. Из любви ко мне ты сделал то, что за границей делают из любви к искусству. Со временем то же будет и у нас, в России. А я тебя не забуду и велю твоим именем назвать тот канал, что ты прорыл. Так в Петербурге появился Крюков канал и название свое сохранил до наших дней.

*** Шведы одержали победу под Нарвой. Русские потеряли множество пушек. Больше чем три полета. Петр I тогда в Новгороде проживал, смотрел, как город окапывают: шведов ждали... Сидит царь под окошком и видит, что перед домом ходит незнакомый человек: по рваному платью судя, посадский, но очень прилежно и без страху ходит перед царскими очами. Послал царь спросить боярина, чего тот человек хочет, а посадский отвечает: - хочу-де помочь государеву горю. Ведут человека к царю, спрашивает царь посадского: "Какие у тебя ко мне дела? Только говори короче". - "Всемилостивейший государь, - говорит тот посадский человек, хочу помочь твоей беде. Знаю, потерял ты пушечный наряд и гадаешь, где достать медь на литье новых пушек". - "То правда, - сказал царь, - но разговор твой без пользы". - "Всемилостивейший государь, пропился я и задолжал, заложился, вели поднести чарку вина, умираю с похмелья, а денег нет ни полушки¦. - "По дерзости судя, он с делом пришел, - сказал царь. - Дать ему чарку". А тот дерзкий человек отвечает: "Вели дать еще чарку для смелости, потому что скажу я чрезвычайное дело¦. - "Томишь! - осердился царь. - Плесните ему еще чарку!" Выпил посадский и говорит: "Теперь стало все яснее и легче. Так слушай: меди у тебя, царь, много. На колокольнях колоколов за сотни лет понакопилось. Коли швед придет, он те колокола снимет да увезет - так он в лихое время уже здесь делал. Снимем-ка, царь, колокола сами, отольем пушки, врага одолеем: Бог сильных любит, а когда возьмем у шведа пушки, Богу колокола вернем". Так и сделали.

*** Турецкий султан хвастал перед Петром I, что у его бойцов несметная сила. И достал султан из кармана шаровар пригоршню мака: - Попробуй-ка, сосчитай, сколько у меня войска. Петр пошарил у себя в пустом кармане, достает одно-единственное зернышко перцу да и говорит: - Мое войско не велико, А попробуй раскуси-ка, Так узнаешь, каково Против мака твоего.

*** Позвал будто Петр I своего шута Ивана Балакирева и спрашивает: - А ну-ка, поведай, что народ говорит про Питербурх? - А бить не будешь, государь? - Говори! Балакирев знал кипучий нрав царя и на всякий случай стал поближе к двери. - Говорит народ такое, государь, - скороговоркой выпалил шут, размахивая колпаком: - С одной стороны - море, с другой - горе, с третьей - мох, а с четвертой - ох! Вот оно как!... Не успел Балакирев досказать, бомбой вылетел в сенцы. Государь оторвался от токарного станка и кинулся за дубинкой.

*** Петр I не любил носить нового платья, находил его всегда неловким; в бытность в Париже он решился, однако же, одеться по тамошнему, но, когда примерил наряд, голова его не могла выдержать тяжести парика, а тело утомлено было вышивками и разными украшениями. Обрезав кудри парика по-русски, он пришел ко двору в старом своем коротком сером кафтане без галунов, в манишке без манжет, со шляпою без перьев и черной кожаной через плечо портупее. Его новая одежда, странная и никогда не виданная французами, восхитила их, по его отъезде из Парижа они точно ввели ее в моду под названием НАРЯД ДИКАРЯ.

*** Петр I часто обедал в доме у своего повара Фильтена с кем-либо из приближенных и всегда платил за обед червонец, приглашая тем самым и своих спутников сделать то же самое. И все они, подражая царю, платили за обед по одному червонцу каждый. У Фильтена была большая семья, а он был честен и очень вкусно готовил, и потому Петр, таким образом, просто-напросто помогал ему жить в достатке.

*** Петр I, посещая Олонец, лечился там минеральными источниками, но, видя, что лечение идет медленно, сказал как-то одному из сопровождавших его врачей: - Врачую тело водами, а подданных собственными примерами. И в том и в другом вижу исцеление весьма медленное, однако же, полагаясь на Бога, уповаю на то, что все решит время.

Просмотров работы: 11