Повесть «Детство» Л. Н. Толстого в сопоставлении с повестью «Яша Полянов» Л. Л. Толстого

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Повесть «Детство» Л. Н. Толстого в сопоставлении с повестью «Яша Полянов» Л. Л. Толстого

Бердникова А.Д. 1
1МАОУ "СОШ №120"
Гордеева Л.Н. 1
1МАОУ "СОШ №120"
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Цель нашего исследования – анализ повести о детстве Л.Л.Толстого «Яша Полянов» в сопоставлении с повестью Л.Н Толстого «Детство».

 

Задачи исследования:

Сопоставление образов детства в повестях Льва Толстого «Детство» и Л.Л.Толстого «Яща Полянов».

Сравнение внутреннего мира ребенка в произведениях Л.Л.Толстого и Л.Н. Толстого

Объект исследования – история жизни Л.Л. Толстого, повесть «Яша Полянов»; повесть «Детство».

Предмет исследования –личность и творчество Л.Л. Толстого .

Лев Львович Толстой родился 20 мая 1869 года. И хотя он не был первенцем, появление младенца ждали с трепетом. Домашние называли ребенка Лёвушкой, Лёвой или Лёлей. Когда тот подрос, с ним стал заниматься гувернер – Ф.Ф. Кауфман, выделявший мальчика более других сыновей Толстых. Софья Андреевна считала гувернера добродушным и порядочным человеком. Старшие дети, видя, что их брату взрослые уделяют больше внимания, сердились и не хотели принимать Леву в игры, периодически поддразнивая «Сюськой под соусом». Такое необычное прозвище объясняется, во-первых, тем, что Лёва недостаточно хорошо выговаривал звуки, как бы сюсюкая, а во-вторых, однажды облился соусом.

Лев Николаевич Толстой бегал с детьми наперегонки, носил на плечах, охотился на дичь и ловил рыбу, из Москвы привез новое по тем временам развлечение, которое называлось «гигантские шаги», играл в крокет, утраивал катания на коньках. Фиксировать мысли на бумаге и придавать им стройность маленького Леву приучила мама, занимающаяся с ним освоением родной речи: «Всё, что преподавалось мне в детстве, не вмещалось в моей голове, кроме редких минут удовольствия на уроках русского языка». Особенно тяжело давались Лёве точные науки. Отец помогал в изучении математики, так как считал ее основой всех наук: он брал задачу и начинал объяснять ее, но таким голосом, что сын коченел от страха. В отличие от отца мать никогда не вызывала у сына ужас, и он научился пользовать ее мягким отношением к себе. В 12 лет, когда у Лёвы началась учеба в гимназии, он стал экспериментировать, по-разному ставя подписи в письмах и журнале, когда приходила его очередь дежурить. Поочередно появляются такие: Лёля, Лёвка, Левонтий, Л. Толстой, Лев Толстой. Мальчик никак не мог решить, что из этого лучше. Но уже тогда «начинает формироваться в нем сознание какой-то избранности». Учение в гимназии давалось Лёве достаточно тяжело. Во-первых, потому что в Москве он был предоставлен сам себе. Во-вторых, для Лёвы отрицательные отметки не стали поводом для самоанализа, потому что в своих неудачах, слабостях он был склонен винить не себя, а сложившиеся обстоятельства». В-третьих, настроение мальчика отличалось нестабильностью, от то грустил, то впадал в депрессию, то веселился без особых на то причин. Обобщая сказанное, можно сделать вывод о том, что детские годы Л.Л. Толстого прошли относительно безоблачно: в семье он был долгожданным ребенком, опекаемым родителями, родственниками и гувернерами. С ранних лет чувствовал к себе особое расположение матери; отца, несмотря на требовательность, обожал. По свидетельству близких, Лёва отличался повышенной чувствительностью и впечатлительностью. Первые годы учебы в гимназии оказались для него тяжелыми, поскольку мальчик не был готов к самостоятельности и ежедневному кропотливому труду.

В 1899 году отдельным изданием выходит повесть «Яша Полянов». И все это время Лев Львович чувствуют, как его сравнивают с отцом, что вызывает у него сильную досаду. Одним словом, сын вступает в долгую изнурительную борьбу против отца за право обрести собственный голос – как литератора, журналиста, общественного деятеля. Однако Лев Николаевич при каждом удобном случае старался объяснить Льву Львовичу, что писателя формирует жизнь. Кроме того, писателю необходимо внутреннее спокойствие, которого у Левы нет, так как он нервен, неровен и писать по-настоящему никогда не сможет, считал отец.

Обожавший отца с детства, следовавший за ним во всем, сын отдалился от него, потому что страстно хотел доказать свою литературную состоятельность и самостоятельность. Если бы он выбрал другой путь, ему не пришлось бы конфликтовать с отцом. Но он встал на самый сложный, который оказался ему не по силам.

Результаты соперничества сына с отцом были плачевны: Лев Львович не состоялся личностно, творчески, бессмысленно растратил все то, что имел. А имел немало: большую, разнообразную, сложную, но очень богатую различными возможностями родительскую семью, любящую и понимающую его мать, несомненную одаренность.

ОБРАЗ ДЕТСТВА

В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Л.Л. ТОЛСТОГО И Л.Н. ТОЛСТОГО

Интересно и важно посмотреть, как соотносятся содержательно образы детства, созданные Л.Н. Толстым и Львом Толстым-младшим.

Знакомясь с главным героем повести Л.Н. Толстого «Детство», читатель видит десятилетнего Николеньку Иртеньева, живущего в селе Петровском, имении родителей. Мальчик помнит себя достаточно отчетливо с шестилетнего возраста. Время, проведенное в родительской семье, напоминает ему идиллию: «жизнь ребенка укрыта, защищена и согрета» заботой самых близких людей.

Детские забавы детей Иртеньевых были самыми разнообразными.

Николенька частенько прибегал к Наталье Савише и, не стесняясь присутствия другого человека, начинал вслух мечтать: «когда я буду генералом, женюсь на чудесной красавице, куплю себе рыжую лошадь, построю стеклянный дом». Мальчику было особенно приятно находиться возле мамы: она садилась за рояль, а дети располагались рядом и начинали рисовать под звуки классической музыки. Как-то у Николеньки оказалась всего одна краска, с помощью которой он захотел отобразить свои впечатления, полученные на охоте. Маленький художник нарисовал «синего мальчика верхом на синей лошади», после «синих собак», затем «синего зайца, потом нашел нужным переделать из синего зайца куст».

Ни в рисунке, ни в реальности охота в тот день Николеньке не удалась. Как и у взрослых, у барчука была своя лошадь. Испытывая предвкушение перед настоящим делом, он сел в седло, всем видом показывая: «Будь покоен: мне не в первый раз». Но если верхом он ездил хорошо, то охотиться совсем не умел. Сидя в засаде, Николенька быстро заскучал и отвлекся на красивую бабочку. В это время Жиран, охотничий пес, учуяв зайца, рванул. От неожиданности ребенок «закричал неистовым голосом, пустил собаку и бросился бежать». В результате «заяц сделал прыжок, и больше я его не видал».

Досадное недоразумение было не единственным, произошедшим в детстве. Случались ситуации много серьезнее: ссора с Натальей Савишной, отъезд в Москву, расставание с домом, смерть матери. Тем не менее, детство Николеньки – «счастливая пора», время «лучших наслаждений», которому присуща «свежесть, беззаботность, потребность любви и сила веры». Неслучайно в повести звучит риторический вопрос: «Какое время может быть лучше того, когда две добродетели – невинная веселость и беспредельная потребность любви – были единственными побуждениями в жизни?».

В отличие от Николеньки, главному герою повести Льва Львовича Толстого «Яша Полянов» только семь лет. Усадьба его родителей находилась в селе Михайловском. Первые воспоминания Яши о собственном детстве связаны с периодом младенчества: «Я ползаю на четвереньках, встаю на ноги, но еще боюсь ступить больше двух шагов, если нет передо мной няниных протянутых рук». Память выхватывает эпизоды, «как выучился выговаривать первые слова, как выучился есть с ложечки».

В теплое время года дети «целыми днями играли в саду или соседних лесах». С наступлением холодов продолжали свои занятия в доме. Вместе с четырехлетней сестрой Катей они находили общие увлечения. Чтобы было интересно, «устраивали горки и туннели», сквозь которые проводили «с хитрыми выдумками» миниатюрных человечков. Особое удовольствие приносили подвижные игры. Яша придумал «проходить кругом всей комнаты по мебели, не касаясь пола». Девочка, во всем подражавшая брату, с удовольствием откликнулась на предложение, потому что не сомневалась: «эта игра самая лучшая во всем мире».

Развлечения, организуемые для детей стараниями англичанки мисс Эмили, выглядели более спокойно, они играли в лото. Как бы ни были заняты своими делами родители, они выкраивали время для общих забав. Как и в других семьях, в доме любили праздники. Подготовка превращалось в увлекательное занятие, например, на Страстной неделе одним из больших удовольствий было крашение яиц». В гостиную заносили гору ненужных лоскутков ткани; сидя за круглым столом, дети заворачивали яйца в тряпицы, чтобы получить при варке радужные цвета.

За несколько дней до Рождества начиналось обычное золочение грецких орехов, чтобы развесить их в виде украшения на елке, и одевание куколок. В один из праздников Яша получил несколько подарков, особенно осчастливили его новые краски, трафарет и игры солдатиков-турок с русскими, война которых на паркете казалась ему настоящей войной. Но, пожалуй, самым излюбленным развлечением семьи было катание на замерзшем пруду.

Старшие мальчики резво бегали на коньках, соревнуясь друг с другом в ловкости. В один из дней состязание закончилось ссорой между Сережей и Васей плачевно – один толкнул другого. После падения Вася потерял сознание, был доставлен домой, где проспал более суток. К счастью, все обошлось, равно как и с самим Яшей, чуть не утонувшим в проруби, лёд подался под его ногой, и в ту же минуту он очутился в воде по самую шею. Трагедии удалось избежать благодаря находившимся поблизости женщинам.

Обыкновенное детство Яши Полянова кажется во многом похожим на детство Николеньки Иртеньева: в обеих повестях образ детства раскрывается через воспоминание главных героев, Николеньки и Яши и содержит рассказ об играх, семейных развлечениях, традициях, участии родителей в жизни сыновей и дочерей. Вместе с тем в каждой повести есть особенности: Толстой-старший более сдержан в выражении своих чувств, нежели Толстой-младший.

Детство в понимании Л. Н. Толстого предстает временем, когда человек каждый день ищет себя, когда он готов признаться себе в своей неправоте по отношению к другим людям, когда он борется за справедливость и за нравственность, не приемлет ложь. Герой повести «Яша Полянов» в гораздо меньшей степени занят решением нравственных проблем, самоанализом.

По логике повести Толстого «Детство», фундамент духовных качеств человека закладывается с ранних лет. По логике «Яши Полянова» это совсем не так: больше внимания здесь уделяется субъективным переживаниям в связи с обыденной, повседневной жизнью.

По-разному в этих произведениях показано отношение ребенка к другим людям: герой Л.Н. Толстой более чуток и впечатлителен в этом плане, он тяжело переживает конфликт с Натальей Савишной, и на смену барской спеси в нем просыпается чувство неловкости, вины. Тот же диапазон переживаний связан с учителем Карлом Ивановичем. Николенька по ходу повести учится оценивать человека не по социальному статусу, а по его душевным качествам.

Толстой-младший уделяет этой проблеме гораздо меньше внимания – ему, напротив, нравится высокое положение в обществе, он зачастую пренебрежительно настроен к другим детям, в чем мы видим подлинное отражение реальности: отец ценил духовность во всех сферах человеческой жизни, в то время как сын, хоть и разделявший его мнение, признавался себе в том, что материальное для него тоже имеет значение.

Детские годы Николеньки проходят в обстановке любви и заботы со стороны его близких – маменьки, гувернера, няни. Няня – Наталья Савишна – становится образцом самоотверженности и жизни во имя других для Николеньки Иртеньева. Мать он почитает и отводит ей главную в жизни роль. Для Яши же наиболее значимыми людьми являются няня и мисс Эмили, ведь они проводили с ним большую часть времени, в отличие от матери, которая из-за большого количества детей не могла уделить должного внимания сыну.

Маменьку Николенька боготворит. Она является воплощением доброты, развивает в сыне чувство сострадания к людям и животным, порядочность и ответственность. И страшным потрясением для него становится потеря самого близкого человека. Эта ситуация оказала существенное влияние на становление его характера. Жизнь сталкивала Николеньку со многими людьми, и не только из его круга: кроме родителей, братьев и сестер, он общается с учителями, дворовыми, и отношения с ними влияют на его душевное состояние, мысли и чувства. Важным является то, что Николенька делает правильные выводы в сложных жизненных ситуациях, пытается исправить допущенную неловкость или грубость. Например, когда он, по примеру своих приятелей, потешается над Иленькой Грапом, мальчиком из небогатой семьи, он чувствует, что это не смешно и не весело, что это неправильно, и корит себя за это.

В подобной ситуации Яша Полянов не видит ничего зазорного, он с братьями и сестрами смеется над братом, который упал, катаясь с ними на коньках и причинил себе вред. Неуместный смех Яши не вызывает у него угрызений совести и вообще не становится предметом самоанализа.

Все же следует отметить, что Яша отзывчив, выражает сострадание няне. Добрая, заботливая, отзывчивая, она много значит в годы для мальчика. Он привязывается к ней настолько, что в момент её отъезда к больной матери не хочет её отпускать, убегает, не в силах сдержать слез. Эта сцена является одной из главных в повести «Яша Полянов». Любовь Яши к няне можно приравнять к любви Николеньки Иртеньева к матери.

Об отце Толстой-младший пишет, что его внимания ему существенно не хватало и он предпочел бы жить в семье с меньшим количеством сестер и братьев, к которым, очевидно, ревновал отца.

В заключении повести «Яша Полянов» говорится о том, как важно позволять матерям, бабушкам и няням заботиться о детях как можно дольше – ведь, кроме них, это не сделает никто.

Тем не менее, оба писателя считают детство счастливой порой, для обоих в нем главным и любимым человеком является мать, в жизни обоих есть няни, к которым они искренне привязываются. В описании Л.Н. Толстого мать и Наталья Савишна даны в идеальном ракурсе, герой видит в них лучших и самых близких в его жизни людей, со смертью которых заканчивается и детство.

К сказанному добавим, что оба автора, несмотря на автобиографичность повествования, дали обобщенный образ детства.

Внутренний мир ребенка в повестях Льва Толстого и Толстого-младшего

Внутренний мир ребенка в повести Л.Н. Толстого «Детство» показан словно бы «под увеличительным стеклом воспоминаний взрослого рассказчика». Писатель талантливо изобразил ту гамму чувств, которыми полна душа Николеньки, пытающегося понять, по каким законам устроен мир. Это чувствительный мальчик, обладающий пытливым умом. Неслучайно, находясь на охоте, он проводит свои, детские опыты, наблюдая за тем, как реагируют муравьи на прутик, поставленный на пути: «одни, презирая опасность, подлезали под нее, другие перелезали через, а некоторые терялись и не знали, что делать». С равным вниманием Николенька изучал вьющуюся перед ним бабочку: «Я положил голову на обе руки и с удовольствием смотрел на нее».

Мир природы гармонично сливался с миром звуков, слышимых дома: когда мама играла сонату Бетховена, мальчик переживал какой-то необычный опыт: «казалось, что вспоминаешь то, чего никогда не было». Но больше, чем мелодия, слух ребенка ласкала материнская речь. И неважно, к кому она обращена: «звуки голоса ее так сладки, так приветливы» и «так много говорят сердцу». Николеньке нравилось ее лицо, особенно, когда она улыбалась. В такой момент казалось, будто «кругом все веселело. Если бы в тяжелые минуты жизни я хоть мельком мог видеть эту улыбку, я бы не знал, что такое горе». Детские несчастья мальчик выражал через слезы. Когда отец сообщил, что в скором времени мальчики отправятся в Москву, чтобы учиться, дети испытали потрясение: «новость эта поразила нас ужасно». Николенька стал прощаться со всем, что так дорого. Целуя в морду собаку, он сообщил ей об отъезде, «расчувствовался и заплакал». Потрясенный предстоящей разлукой с домом, мальчик не мог заниматься: «от слез, набиравшихся в глаза, не мог читать». Хуже было во время урока чистописания: «от слез, падавших на бумагу, наделал таких клякс, как будто писал водой на оберточной бумаге. Николенька взрослел, а в мужской среде полагалось быть более сдержанными: «Каждое выражение чувствительности доказывало ребячество и то, что тот, кто позволял себе его, был еще мальчишка». Его сверстники и тем более мальчики постарше старались проявить качества, характерные для мужчин. Таков Был Сережа Ивин: убегая от ребят, он сильно ударился, но сжав волю в кулак, не заплакал, чем вызвал восхищение Николеньки.

Подобный переворот в сознании мальчика будет происходить не раз. Например, когда он обиделся на Наталью Савишну за то, что она отхлестала его мокрой скатертью; когда негодовал по поводу убитой Карлом Ивановичем мухи, свалившейся на голову; когда взял чужие стихи и, переделав их, вручил бабушке. Эти и другие примеры свидетельствуют о том, что Л.Н Толстого интересуют процессы, которые происходят в душе ребенка.

Таким образом, внутренний мир ребенка, изображенный в повести «Детство», представлен в развитии. Мальчик, осмысляющий законы, по которым живет мир, меняется, взрослеет, становится личностью, внимательной к себе и окружающим.

Между Николенькой Иртеньевым и Яшей, героем повести Л.Л. Толстого, есть существенная разница: первый несколько старше, поэтому познает мир, выстраивая логические связи; второй еще слишком мал, поэтому познает мир через эмоции. Яша Полянов очень тонкий ребенок. Так, видя, что у его матери произошла размолвка с отцом, Яша не может успокоиться. Он прислушивается к шагам за дверью, к голосам, к эмоциям, выражаемым родителями. Только тогда, когда между ними наступило примирение, ребенок счастливо заснул.

Без преувеличения, он пережил вселенскую катастрофу при известии, что в их доме поселится англичанка, призванная заменить прежнюю няню: «Как? Оставить няню, нашу детскую, Катю, Верочку, всё, что я любил, всё, к чему я привык и чем жил с первых же дней рождения». Одна только мысль о переменах приносила невероятное мучение: «Всё это показалось мне в эту минуту чудовищным, невозможным, худшим несчастием, какое только можно было для меня придумать». И мама, и няня для ребенка были одинаково дорогими людьми, у которых он искал утешения: «я уже не мог удерживаться и залился слезами. Закрыв лицо руками, я бросился к няне и, спрятав голову к ней под фартук, затрясся всем телом от рыданий».

Он никак не мог понять, для чего что-то менять, когда «столько лет жили вместе так близко и так горячо любили друг друга». На глазах Яши рушился мир, и взрослые ничего не могли сделать, а главное – они сами были инициаторами разрушения. Другие мальчики, глядя на страдания брата, старались подлить масла в огонь: «братья, особенно Серёжа, второй брат, смеялись надо мной за завтраком, говоря, что дело мое теперь плохо, отдадут меня "к англичанке заморской на съедение"». И хотя мама очень быстро уняла детей, ребенок все равно тогда «почувствовал, что есть на свете то, что люди называют горем».

Мама, близкий и родной человек, как могла, пыталась разрешить проблему, тогда как отец считал протесты сына капризами: «я почувствовал, что он так далек от меня, ему так все равно, что он никогда не поймет моего теперешнего горя». В разговоре с мужем жена старалась объяснить, что они воспитывают ребенка, сильно отличающегося от остальных детей, но понята не была. Еще более сильное воздействие оказывала музыка, которая приносила много «волнующего непонятного наслаждения. Как подходили иногда к моему настроению эти минорные звуки, полные печали и в то же время спокойной, тихой радости. Глаза мои наполнялись слезами». Несмотря на то, что мальчику шел только восьмой год, он начинал делать открытия. Так, после рождения Пети дети сутки не виделись с матерью. Когда же няня повела их в спальню, то Яша увидел, «как ужасно она изменилась в одну только ночь. Так вот что нужно, чтобы у нас рожались новые бебички». И тогда «что-то большое, горячее и сильное повернулось в моей душе».

В другой раз, когда мама и няня разговаривали о похоронах тетушки Анны Ильиничны, мальчик услышал о том, что с физической смертью жизнь не завершается, ибо человек вечен: «И в первый раз в жизни мне стало ясно понятие о бесконечном. И мысль эта в ту минуту страшно поразила и почему-то испугала меня». Выходит, «нет конца всему. Это ужасно. Я умру и опять буду жить, и опять, и опять».

Таким образом, изображение внутреннего мира в повести «Яша Полянов» осуществляется через описание эмоциональной сферы мальчика. В силу своего возраста он не способен дать сознательное объяснение событиям и обстоятельствам собственной жизни, но на интуитивном уровне чувствует, что именно происходит. Его наблюдения о мире обогащаются за счет случайно «выхваченных» фактов, обстоятельств, ситуаций.

Потребность счастья, любви, — главные качества, побудившие Л. Н. Толстого описать свое «Детство». Описывая состояние Николеньки, он использует внутренний монолог, который фиксирует изменения душевного состояния героя: от радости к печали, от злости к чувству неловкости и стыда.

Л. Л. Толстой прибегает к этому же способу изображения героя. Так, период переезда к новой няне является показательным этапом в жизни ребенка, который привык жить в окружении мамы, няни и сестер, и не представляет, как вообще возможно в жизни такое «отлучение»: «Как? Оставить няню, нашу детскую, Катю, Верочку, все, что я любил, все, к чему я привык, и чем жил с первых же дней рождения, чтобы перейти в бывшую девичью и спать с чужой англичанкой?».

Вот еще один пример. Минуты расставания с няней Яша описывает с глубокой горечью и любовью: «Это была моя первая привязанность и потому самая сильная…Она первая выучила меня есть после груди матери, выучила ходить и говорить; она первая зажгла во мне чувство любви к себе, то чувство, без которого нельзя жить на свете людям, без чего никто не живет и не умирает. Долго потом я никого так страстно, искренно и чисто не любил».

Однако в повести Толстого-младшего фиксируется сиюминутное состояние в каждый отдельный момент, а не процесс тончайших изменений эмоционального мира героя.

Тем не менее, в повести «Яша Полянов» - несомненно под влиянием прозы отца – отражено состояние души героя, его переживания, связанные с изменением ситуации в семье.

Николенька просто отдален от отца преимущественно силою обстоятельств и в один из критических моментов думает: «Он все равно не поймет меня, он не поймет, как мне одиноко и грустно…». Яша чувствует себя обделенным отцовской любовью, ему кажется, что отец намеренно игнорирует все его «капризы» и предпочитает ему других детей.

Тем сильнее притяжение к матери: «Как глубоко, как безгранично я любил ее, чуткую, добрую, вечную мою заступницу и утешительницу». Скрытой обидой звучит следующее противопоставление: «И пусть балуют нас старые няни и слабые матери. Пусть балуют сколько хотят. Баловство их не опасно, как часто воображают это отцы». Эти мысли являются своего рода итогом внутреннего становления героя. В момент вступления в отроческий возраст Яша, как и Николенька, потерял значимых для себя людей, которые оказывали на него благоприятное влияние и уход которых, произошел по причине установленных норм в обществе.

На наш взгляд, в повести «Яша Полянов» Толстому-младшему удалось показать психологию ребенка, драматизм становления личности. Интерес Л. Н. Толстого к кризисным и переломным моментам в жизни растущего человека учтен Львом Львовичем, который смог достаточно убедительно и вместе с тем во многом идиллически изобразить свое яснополянское детство.

Список литературы

Басинский П.В. Лев в тени Льва: монография / Ред. Е. Шубиной. М.: АСТ, 2015. 509 c.

Берс С.А. Воспоминания о графе Л.Н. Толстом[Электронный ресурс]

Абросимова В.Н. «Милые мои яснополянцы...» // Яснополянский сборник-2008: стати, материалы, публикации. – Тула: ИД. «Ясная Поляна», 2008. С. 254-273.

Толстой Л.Л. В Ясной Поляне. Правда об отце и его жизни. Прага: Пламя, 1923. 103 с.

Толстой Л.Л. Яша Полянов: (из воспоминаний детства); сост.: Л. Милякова. Тула; Ясная Поляна, 2014. 257 с.

ПигалеваЕ.В. Специфика образа ребёнка в повести Л.Н. Толстого «Детство»

Толстой Л.Л. Опыт моей жизни / Комментарии В.Н. Абросимовой. Тула, Ясная Поляна, 2015. 417 с.

16

Просмотров работы: 56