Гроза в «Грозе» А.Н.Островского и иллюстрации С.В.Герасимова

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Гроза в «Грозе» А.Н.Островского и иллюстрации С.В.Герасимова

Мишкилеева Т.А. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа Гурского сельского поселения Комсомольского района Хабаровского края
Магзюмова А.В. 1Мишкилеева А.А. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа Гурского сельского поселения Комсомольского района Хабаровского края
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Шедевры…- «исключительные по своим достоинствам произведения искусства, литературы, образцовые создания мастера» («Словарь русского языка» Ожегова С.(Сергея) И.(Ивановича)). Какие они разные! Пьесы Александра Николаевича Островского и стихотворения Фёдора Ивановича Тютчева, романы и повести Фёдора Михайловича Достоевского и Ивана Андреевича Крылова…

Но есть такие литературные шедевры, о величии которых говорят как о чём-то само собой разумеющемся, скорее исполняя некую «обязательную программу», по привычке, наивно полагая при этом, что в особом, серьёзном творческом комментарии они не нуждаются. Гениальное произведение гениально с самой первой строки – с заглавия. Вроде бы ну какого пояснения

могут требовать заглавия романа Ивана Андреевича Гончарова «Обломов» или поэмы Александра Трифоновича Твардовского «Василий Тёркин», стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова «Смерть Поэта» или рассказа Антона Павловича Чехова «Попрыгунья»? Вот «Война и мир» Льва Николаевича Толстого, «Горе от ума» Александра Сергеевича Грибоедова или, скажем, «Мёртвые души» Николая Васильевича Гоголя – другое дело. О смысле названия этих произведений – целые главы в некоторых учебниках. А как же быть с теми произведениями, на которые для этого школьная программа не отводит времени? Так произошло и с пьесой Александра Николаевича Островского «Гроза».

А между тем алгоритм постижения духа и буквы произведений, названия которых на первый взгляд и так понятны, всё тот же. Ведь заглавие, имя – это не только лаконичная, до предела сжатая информация о теме и идее произведения, это очень часто – его судьба, так как, по Павлу Александровичу Флоренскому, «…по имени и житие, а не имя по житию»*.

Слайд 3:

Цель исследовательской работы: аналитическое прочтение «Грозы» А.Н.Островского и литературы, посвящённой изучению этого произведения, нахождение фактов и аргументов в понимании смысла названия пьесы; познакомиться с творчеством художника-иллюстратора С.В.Герасимова.

Для этого используются данные исторические, биографические, литературоведческие с опорой на известные исследования некоторых учёных.

Данная цель определила задачи:

Изучить литературу о значениях слова гроза, познакомиться с поверьями о ней.

Произвести отбор действий, явлений в пьесе «Гроза» А.Н.Островского, отражающих изучаемую проблему, а также иллюстрации художников к произведению.

Исследовать отношение автора к влиянию грозы на мотивы поступков персонажей в поэтике художественного текста, и как это отражено в иллюстрациях художника С.В.Герасимова.

О результатах исследования информировать учащихся школы, педагогов и родителей.

Методы исследования: поисковый, лингвистический, литературоведческий и сравнительный анализы.

__________________________________________________________

*Флоренский П.А. Высказывания.

Основная часть работы.

Итак, А
лександр Николаевич Островский назвал свою пьесу «Гроза».

Сегодня слово гроза мы понимаем в первую очередь как «атмосферное явление — бурное ненастье с громом и молнией». Слово используется и тогда, когда речь идет «о чем-нибудь, наводящем ужас, внушающем силь­ный страх»*. Но обратимся к «Толковому словарю живого великорусского языка» В.(Владимир) И.(Иванович) Даля**, первый том которого увидел свет спустя четыре года после создания «Грозы» (1859). В нем первое значение у слова гроза — «угроза, острастка», далее — «опасность или беда, бед­ствие»; «строгость, строгий надзор, страх в значении кары, наказа­ния»; «строгий, сердитый человек, каратель»; «гром и молния, туча с грозой, с громом, молнией и дождем или градом». Первые два по­нятия связаны с проявлением действий какой-то высшей абстракт­ной силы, а третье и четвертое, метафорически связанные с пер­вым и вторым,— с реальной силой человека.

Значение грозы как атмосферного явления стоит в словаре на пятом месте. Как видим, во времена Даля и Островского слово гроза понималось значительно шире.

О братимся к тексту пьесы. Нетрудно убедиться, что слова с корнем гроз- встречаются в речи персонажей с различными оттен­ками значений. Впервые оно звучит в пьесе в речи Кабановой (действие 1, явление 5,страница 13): «Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уж и не прикрикнуть на нее и не пригрозить?»*** — обращается она к сыну. Слайд 4:

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза» . 1948г.

*Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1984.

**Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.1863.

***Островский А.Н. Гроза. М.: Советская Россия, 1984.

Здесь корень гроз- выступает в значении «строгость, строгий надзор, страх». В этой реплике отражен взгляд Кабановой на внут­рисемейные отношения. Однако приставка при-, означающая в дан­ном случае неполноту действия, явно смягчает смысловую нагруз­ку корня. Напряжение снижается и всей интонацией действия — относительно уравновешенной и спокойной.

Все в том же значении «кары, наказания» звучит корень -гроз- в устах Варвары, успокаивающей перепуганную появлением без­умной барыни Катерину(д.1, явл.9, стр.18): «Вздор все... Чего сама-то боится, тем и других пугает. Даже все мальчишки в городе от нее прячутся, гро­зит на них палкой да кричит (передразнивая): «Все гореть в огне будете!». Слайд 5:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Слово грозит в отличие от пригрозить выступает в более кате­горичной форме, которая поддерживается взволнованно-напряжен­ным состоянием Катерины. Не заостряя внимания зрителя-читателя на этом смысле слова, драматург умело «заглушает» его появлением реальной грозы — атмосферного явления. Слово гроза в этом значении трижды повторяется в речи Варвары. И хотя она говорит о действительно надвигающейся грозе, ее реплики приобретают не­ожиданный оттенок — угрозы, наказания (д.1, явл.9, стр.18): «Что это братец нейдет, вон, никак, гроза заходит». Варвара как будто бы намекает на по­следующие события. Это чувствуется и в другом ее высказывании (д.1, явл.9, стр. 18): «Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то». Наконец, тема страха, наказания явственно слышится в словах(д.1, явл.9, стр.19): «Я и не зна­ла, что ты так грозы боишься. Я вот не боюсь». Действие завер­шается ударом грома. Слайд 6:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Мы видим, что в первом действии значение слова гроза — «кара, наказание» используется автором для выражения взглядов представителей «темного царства» на супружеские отношения. В четвертом действии, явлении втором это же значение слова проявляется на со­вершенно ином социальном уровне. Перед нами люди, не связан­ные родственными отношениями: Дикой и Кулигин. Слайд 7:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

(д.4,явл.2,стр.48)«Дикой. Да гроза-то что такое, по-твоему, а? Ну, говори.

Кулигин. Электричество.

Дикой (топнув ногой). Какое еще там елестричество! Ну, как же ты не разбойник! Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости господи, обороняться. Что ты, татарин, что ли? Татарин ты? А, говори! Татарин?».

Дикой прекрасно понимает, что не переубедит Кулигина, но при их разговоре присутствуют свидетели из горожан, к ним-то и обра­щена эта вспышка гнева. С Кулигиным бесполезно спорить. Он ска­жет (д.4, явл.2, стр.48): «Нечего делать, надо покориться!», но добавит: «А вот когда будет у меня миллион, тогда я поговорю». Те же, что слышали кулигинскую «ересь», должны остаться в повиновении, в страхе перед грозой, перед карой за проступки. Поэтому Дикой нарочно иска­жает слово «электричество», называет Кулигина разбойником, энер­гично привлекает внимание слушателей (д.4, явл.2, стр.48): «Эй, почтенные, послушай-те-ко, что он говорит!»,— но не для того, чтобы те прислушались к мнению Кулигина, а чтобы слушали его, Савела Прокофьевича, приговор Кулигину за «свободомыслие».

Так спор между Диким и Кулигиным, между купцом и часовщиком-самоучкой об атмосферном явлении превращается в спор о власти и подчинении.

В о втором действии пьесы мы находим еще два слова с корнем -гроз-, не имеющих отношения к грозе как атмосферному явлению. «Вот она теперь ему и надает приказов,— говорит Варвара о мате­ри (2явл.,стр.24),— один другого грозней, да потом к образу поведёт, по­божиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано». Слайд 8:

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Здесь корень -гроз- в слове грозней означает «угрозу, острастку».

Уровень семейных отношений дома Кабановых еще ярче под­черкивается репликой Тихона, которую он произносит после беседы с «маменькой» (д. 2, явл. 4, стр.26): «Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, ...так до жены ли мне?». Слово гроза в этом случае может быть отнесено непосредственно к Кабановой и понято как «сердитый, строгий человек, каратель».

Для Катерины, как и для Тихона, Кабанова — гроза дома. Слайд 9:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Ин­тересно, что Островский, не вкладывая в уста героини такого опре­деления свекрови, ее словами рисует атмосферу, складывающуюся в семье: «Сделается мне так душно дома, что бежала бы» (д.1,явл.7,стр.17; Катерина); «Ну, те­перь тишина у нас в доме воцарится» (д.2,явл.8,стр.28; Катерина). Тишина и духота наблю­даются перед грозой в природе. Это искусно использует Островский для характеристики персонажа. Называя Кабанову «грозой» лишь один раз в реплике Тихона, драматург разными способами под­тверждает, что слово произнесено не случайно.

Еще более чуток автор пьесы при создании образа Дикого. Ведь если Кабанова — гроза семьи, то грозой всего Калинова (слайд 10)

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

является Дикой (различие их функций подчеркнуто замечанием самого Ост­ровского о том, что Савел Прокофьевич «значительное лицо в го­роде», а Марфа Игнатьевна — «вдова»). Но по отношению к Дикому слова с корнем -гроз- не употребляются, однако само значение — «строгий, сердитый человек, каратель» — полностью реализовано в образе. Слайд 11:

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Его существование в городе для всех истинное бедствие (д.1,явл.3, стр.7): «А беда, как его по утру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем -придирается!» — говорит о Диком Кудряш. Тут же и Борис заме­чает (д.1,явл.3, стр.8): «А вот беда-то, когда его обидит такой человек, которого он обругать не смеет; тут уж домашние держись!». Слово гроза заме­няется синонимом беда (вспомним, что в словаре Даля гроза в зна­чении «беда» поставлено на втором месте).

Кроме того, и Кабанова (д.3,явл.2,стр.33), и Кудряш (д.1,явл.3,стр.8), и Шапкин (д.1,явл.3,стр.8) настойчиво назы­вают Дикого воином. Ясно, что слово используется ими не в ос­новном своем значении. Это — прозвище, несколько иронически оценивающее определенные качества персонажа: его стремление во всем одерживать верх, подчинять, командовать. В этом случае слово воин сближается со словом гроза в значении «строгий, сердитый человек, каратель». Такое сближение можно рассматривать как сти­листический прием Островского. В народном сознании понятия «война» и «гроза» издревле тесно связаны. Вот что писал замеча­тельный русский фольклорист Александр Николаевич Афанасьев в статье «Гроза, вет­ры и радуга», вошедшей в сборник «Поэтические воззрения славян на природу»: «Обаятельная сила старинных преданий долгое время властвовала над умами наших предков; в атмосферных явлениях она рисовала изображению их картины ожесточенной борьбы и за­ставляла видеть в них пророческие знамения грядущих войн, по­бед и поражений»*.

Наконец, у героев пьесы Дикой вызывает ассоциации с природ­ной грозой — атмосферным явлением (д.4, явл.3,стр.49). Как боится человек удара молнии во время грозы, так и Шапкин пугается приближающегося Дикого, поспешно предлагая Кудряшу (д.1,явл.1,стр.5): «Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй». В третьем явлении того же действия (стр.8) Бо­рис вспоминает о том, как на Волге, на перевозе, Дикого обругал гусар: «После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам».

Первое появление Дикого на сцене создает атмосферу тревоги, напряжения аналогично тому, что переживают люди перед грозой. Его приближение замечают еще издали. Первая же его реплика так фонетически оформлена автором, что напоминает раскат гро­ма (д.1, явл.2,стр.6): «Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом!». По своей интонационно-синтаксической структу­ре речь Дикого состоит из кратких, отрывистых, бессвязных, логи­чески не вытекающих друг из друга, чаще всего повелительных предложений**.

Внимательно вчитываясь в текст пьесы, нельзя не заметить присущую «Грозе» фольклорность. Сравнивая пословицы, приведенные Далем в его словаре, с текстом «Грозы», убеждаешься, что мно­гие из них либо перефразированы Островским, либо легли в основу действия или характера персонажа.

«Любить жену —держать грозу», «Жена без грозы — хуже козы» — читаем мы у Даля*. Вспомним, что говорит Тихону Каба­нова (д.1,явл.5,стр.13): «Что ты нюни-то распустил? Ну, какой ты муж? Посмотри ты на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?». По убеждению Кабановой, муж должен «держать грозу», чтобы жена боялась его. Или, например, Кабанова ласково говорит Варваре (д.3,явл.7,стр.28): «Гуляй, пока твоя пора придет. Еще насидишься!» А у Даля мы встречаем та­кую пословицу: «Ты, матушка, грози, а ты, девушка, гуляй».

Пословицы со словом гроза, творчески переосмысленные драма­тургом, выражают взгляды представителей «темного царства» па семейные отношения, подчеркивают традиционность, устойчивость этих взглядов. __________________________________________________________________*Афанасьев А. Н. Древо жизни. М., 1982.

**Ревякин А. И. «Гроза» А. Н. Островского. М., 1962.

Тот факт, что конкретные явления жизни имеют свое отражение в пословице,

говорит о давности их возникновения.

Обратимся снова к словарю В. И. Даля*: «Ты, гроза, грозись: а мы друг за друга держись!», «От грозы —либо все в кучу, либо все врознь». А что происходит в пьесе? Когда на сцене появляется «гроза» — Кабанова или Дикой, все остальные как бы объединяют­ся против них. Но стоит «грозе» отдалиться, обнаруживается без­различие персонажей друг к другу. Это бросается в глаза в первом же действии.

Обратимся снова к тексту. Кулигин любуется Волгой, но Куд­ряшу нет до этого дела. Как только появляется Дикой, тема раз­говора сразу становится общей: она проникнута сочувствием к Бо­рису. Это сочувствие звучит и после того, как Дикой уходит, но оно постепенно ослабевает. Из разговора сначала «выходят» Куд­ряш и Шапкин, остаются Борис с Кулигиным, а Кулигин для Бо­риса, как и для всего Калинова,— загадка. Им трудно говорить. В четвертом явлении Борис остается один.

В пятом явлении на сцену выходит и Кабанова, сопровождаемая Тихоном, Катериной и Варварой. Слайд 12:

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Ни Тихон, ни Катерина, ни Варвара не перечат Кабановой, но в их речах слышна единая нот­ка: скорее бы отделаться от старухи. Как только уходит Кабанова, «единство» между Тихоном, Варварой, Катериной распадается. На вопрос Катерины (д.1, явл.7,стр.14): «Так ты, Варя, жалеешь меня?» — Варвара отве­чает, глядя в сторону: «Разумеется, жалко». Слайд 13:

_________________________________________________

*Даль В.И. Пословицы русского народа. 1957.

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Такое «объединение» и «разъединение» героев нетрудно заме­тить в пьесе. Оно подчеркивается такой же реакцией калиновцев на природную грозу. Слайд 14:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Таким образом, автор подчиняет фольклорный материал свое­му творческому замыслу, ставит его в определенные смысловые от­ношения со всей структурой пьесы.

Итак, в пьесе Островского — три реальные грозы: Кабанова — для своей семьи, Дикой — для всего Калинова (слайд 15

Иллюстрация С.В.Герасимова к

драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

и, наконец, гроза в природе (слайд 16),

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

которая по-разному воспринимается действующими лица­ми: для одних (Дикой, Кабанова) — это небесная кара, наказание, для других (Кулигпн) — благодать, радость. Именно через отноше­ние Кулигина к грозе проявляется в пьесе и авторская точка зрения.

Писатель смело вступает в конфликт с языковыми традициями, называя словом гроза понятие, абсолютно противоположное извест­ному значению этого слова: гроза не угроза, не острастка, не беда или бедствие, не строгость или надзор, не страх, не наказание, но благодать. Именно этот смысл он вкладывает в речь Кулигина пе­ред калиновцами (д.4, явл.4, стр.51): «Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каж­дая травка теперь, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боим­ся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать!» Слайд 17:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Правда, Островский прекрасно понимал, что реально такой поворот в сознании забитых людей только начинается, и не случай­но поэтому последний раз в пьесе слово гроза звучит в речи безы­мянного обывателя (д.4,явл.5,стр.51): «Уж ты попомни мое слово, что эта гроза да­ром не пройдет!., потому, смотри, какой цвет необнаковенный!»

Раскрывая смысл названия пьесы «Гроза», мы использовали иллюстрации Сергея Васильевича Герасимова (слайд 18),

которые узнаются сразу же, с первого взгляда, свидетельствуя о его художественной самобытности, о неповторимости сделанного в искусстве.

Проанализировав работы таких художников, как Ильи Сергеевича Глазунова, Александра Сергеевича Кулемина, Алексея Александровича Парамонова, которые иллюстрировали пьесу А.Н.Островского «Гроза», мы пришли к выводу, что именно С.В.Герасимов в своих иллюстрациях тонко передал дух давно ушедшего времени, словно сам был свидетелем тех событий. А также манера работы в графике - чёрно-белый рисунок- точнее раскрывает тему и идею пьесы.

Тема: освобождение сознания человека от обветшалых догм, в том числе религиозных, на примере трагической любви Катерины.

Идея: отжившие своё порядки ломают души и судьбы людей. Конфликт Катерины с «тёмным царством» - борьба нового со старым, горячего сердца с царством деспотов и надежд, противостояние личности и толпы. Самоубийство не безысходность, а протест против «тёмной» жизни, попытка сказать «нет».

Слайд 19:

Иллюстрация С.В.Герасимова к драме А.Н.Островского «Гроза».1948г.

Работы Сергея Васильевича Герасимова по праву считают шедеврами книжной иллюстрации.

Заключение.

Мы, группа исследователей, считаем, если внимательно вчитываться в классические художественные произведения, размышлять о поступках героев, знакомиться с шедеврами живописи и графики, то будешь умным, развитым, образованным и нравственным человеком, способным к самосовершенствованию.

И сила таланта Александра Николаевича Островского сделала нас свидетелями удивитель­ного явления, когда два противоположных значения слова (словар­ное и авторское) слились в понимании названия пьесы. Именно так и следует, очевидно, воспринимать заглавие драмы Островского «Гроза».

Образная многозначность этого слова помогла предельно лако­нично и точно выразить глубоко понятое писателем конфликтное состояние русского общества начала 60-х годов XIX (19) столетия, позволила раскрыть сложную, противоречивую и напряженную борьбу разных мировоззрений, завуалировав под маской атмосфер­ного явления остро-социальную направленность пьесы.

Список используемой литературы

Афанасьев А.Н. Древо жизни. Статья «Гроза, ветры и радуга». М., 1982.

Буравцева Н.Ю., Криуля Л.Г. А.Н.Островский. Драмы: Анализ текста. М.:Дрофа, 2000.

Галушкина А.С. С.В.Герасимов. Л., 1904.

Даль В.И. Толковому словарю живого великорусского языка. 1863.

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современное написание. М.: АСТ.Астрель, 2008.

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия для школьников. М.: ЭКСМО, 2014.

Даль В.И. Пословицы русского народа, 1957.

Герасимов С.В. Иллюстрации к драме А.Н.Островского «Гроза». 1948.

Киселёва Е.Г. Акварели С.В.Герасимова. Журнал «Уроки литературы». М., 2002.

Кравченко К.С. Герасимов. М., 1985.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984.

Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. Новое издание. М., 2011.

Островский А.Н. Гроза. М.: Советская Россия, 1984.

Ревякин А.И. «Гроза» А.Н.Островского. М., 1962.

Флоренский П.А. Высказывания.

Штильман С.Л. Учимся читать классику. М.: Школьная Пресса, 2002.

Просмотров работы: 1103