Мое прикосновение к поэзии японской

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Мое прикосновение к поэзии японской

Ускова С.А. 1
1МБОУ СОШ №80
Андранович А.А. 1
1МБОУ СОШ №80
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение:

Тема японской поэзии заинтересовала меня на уроке литературы, когда наша учительница рассказала нам о жанре Синквейн и дала задание сочинить стихотворение.

Синквейн – это пятистрочная стихотворная форма, возникшая в США в начале XX века под влиянием японской поэзии. Стихотворение тогда я сочинила про зиму, и оно звучало так:

Составление сиквейна - увлекательное и творческое занятие, подходящее для любого возраста. Оно развивает системное мышление и аналитические способности, учит вычленять главное и формулировать свою мысль.

Про жанр Хокку мне рассказал мой папа. Когда он учился в школе, то сочинял стихи в японском стиле Хокку. Японская поэзия – это очень вкрадчивый, мягкий и основанный на символизме вид искусства.

Цель: написать стихотворение в стиле хокку.

Гипотеза: если я познакомлюсь с правилами написания хокку, то я самостоятельно смогу писать стихи данного вида.

Задачи:

Познакомится с жанром японской поэзии Хокку

Понять замысел стихов Хокку

Сочинить стихотворение в жанре Хокку

Объект исследования: поэзия в жанре хокку

Методы исследования: изучение литературы, анализ содержания стихов

Актуальность темы: На сегодняшний день тема японской поэзии пользуется популярностью. Стихи в разных жанрах сочиняют не только на родине, но и по всему миру. Простая форма содержит глубокий смысл и передает переживания автора.

Глава 1. История возникновения хокку в Японии

Что означает хокку?

Проявив интерес к японской поэзии, я узнала о таких жанрах как:

Танка – короткая лирическая песня.

Сэдока – шестистишье.

Рэнга – цепь словообразов, распадающаяся к концу.

Хокку – самостоятельный жанр, популярный и в наше время.

Ута – пятистишие, служит как приложение к нагаута.

Нагаута – баллада, очень длинная.

Синквейн – 5 нерифмованных строк.

Кёка – сатирический жанр поэзии (безумные стихотворения).

Ракусю – сатирическая поэзия ХІІІ-ХІV веков.

Слово «хокку» (яп. «начальная строфа») первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы -- рэнга «нанизывание строф» - или первую строфу танка. С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали рассматриваться и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Сики в конце XIX века для различения этих форм.

Хайку демократизировали японскую поэзию, освободив поэтическое творчество от свода правил и влияния героического и придворного эпоса. Хайку, по сути, это первая часть танка, но писать трёхстишия было заведомо легче, чем пятистишия танка. К тому же, поскольку хайку были новым явлением, не было ещё никаких канонических школ, и поэты хайку были намного свободнее в своём творческом поиске, чем поэты, писавшие пятистишия. Хайку привлекли в поэзию образованных горожан, как бы «спустив» творчество вниз по социальной лестнице, сделав его доступным тем, кто не входил в дворянское сословие. Это была настоящая демократическая революция в искусстве.

Генетически хайку восходит к первой полустрофе танка (хокку буквально -- начальные стихи), от которого отличается простотой поэтического языка, отказом от прежних канонических правил. В своём становлении хайку прошло несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465--1549) и Ямадзаки Сокан (1465--1553) представляли себе хокку как миниатюру чисто комического жанра (такие миниатюры впоследствии получили название сэнрю. Заслуга превращения хокку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644--1694); основным содержанием хокку стала пейзажная лирика.

2.2. Сравнение стилей Хокку и Синквейн

Классический сиквейн составляется следующим образом :

первая строка - одно слово(существительное или местоимение), выражающее тему,

вторая строка - два слова (прилагательное или причастие), описывающие свойства, признаки темы,

третья строка - три слова (глаголы или деепричастия), описывающие действие темы,

четвертая строка - фраза или предложение из четырех слов, выражающее отношение автора к теме,

пятая строка одно слово(любая часть речи), выражающее суть темы, резюме.

Например:

Наречие

Загадочное, странное

Не умеет склоняться

Сложная пониманию часть речи

Интересно

Хокку

Японский гений находит себя в краткости. Трехстишие хайку — самый лаконичный жанр японской поэзии: всего 17 слогов по 5–7–5 мор   в строке. В 17-сложном стихотворении всего три-четыре значимых слова. По-японски хайку записывается в одну строку сверху вниз. На европейских языках хайку записывается в три строки. Рифмы японская поэзия не знает, к IХ веку сложи­лась фонетика японского языка, включающая всего 5 гласных (а, и, у, э, о) и 10 согласных (кроме озвонченных). При такой фонетической скудости никакая интересная рифма невозможна. Формально стихотворение держится на счете слогов.

Всё кружится стрекоза…
Никак зацепиться не может
За стебли гибкой травы

Изучая японскую поэзию я познакомилась с Мацуо Басё, о его творчестве и о том как понимать хокку я вам расскажу в следующей главе.

Глава 2. Знакомство с Мацуо Басё

2.1. Биография Мацуо Басё

Родился в 1644 году в небольшом замковом городе Уэно, провинция Ига (остров Хонсю) в небогатой семье самурая Мацуо Ёдзаэмона, был его третьим по счету ребенком. Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев, и уже дома он получил хорошее образование. В юности увлекался китайскими поэтами, такими как Ду Фу. В те времена книги уже были доступны даже дворянам средней руки. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был в услужении у знатного и богатого самурая Тодо Ёситады, распрощавшись с которым, отправился в Эдо (ныне Токио), где состоял на государственной службе с 1672. Но жизнь чиновника была для поэта невыносимой, он становится учителем поэзии. Среди современников Мацуо получил известность в первую очередь как мастер рэнга.

В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения». Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами, содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества. Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и Нового времени. В честь Басё назван кратер на Меркурии.

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Несмотря на то, что всю жизнь он страдал от нищеты, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству. В Эдо Басё обитал в простой хижине, подаренной ему одним из учеников.

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб в огне. Поэт сильно переживал утрату дома. После короткого пребывания в провинции Каи он вернулся в Эдо, где с помощью учеников построил в сентябре 1683 года новую хижину и снова посадил банан. Но это действие было лишь символическим возвратом к прошлому. Отныне и до конца своей жизни Басё — странствующий поэт.

Потеряв своё жилище, Басё уже редко хочется оставаться на одном месте долгое время. Он путешествует в одиночестве, реже — с одним или двумя самыми близкими учениками, в которых у поэта недостатка не было. Его мало волнует похожесть на обычного нищего, странствующего в поисках хлеба насущного. В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте он отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и уж точно достаточно известен, чтобы пройти эти преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и чётки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника. После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоистской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мино и Овари, опять прибывает в Уэно, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.

До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Оку но хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником по имени Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришёл в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался в возрасте пятидесяти одного года.

2.2. Поэзия


Рассказ о своём путешествии по Японии Басё озаглавил «Нодзараси кико» («Смерть в пути»). После года спокойного размышления в своей хижине, в 1687 году, Басё издаёт сборник стихов «Хару-но хи» («Весенние дни») — себя и своих учеников, где мир увидел самое великое стихотворение поэта — «Старый пруд». Это веха в истории японской поэзии. Вот что писал об этом стихотворении Ямагути Моити в своем исследовании «Импрессионизм как господствующее направление японской поэзии»: «Европеец не мог понять, в чем тут не только красота, но даже и вообще какой-либо смысл, и был удивлен, что японцы могут восхищаться подобными вещами. Между тем, когда японец слышит это стихотворение, то его воображение мгновенно переносится к древнему буддийскому храму, окруженному вековыми деревьями, вдали от города, куда совершенно не доносится шум людской. При этом храме обыкновенно имеется небольшой пруд, который, в свою очередь, быть может, имеет свою легенду. И вот при наступлении сумерек летом выходит буддийский отшельник, только что оторвавшийся от своих священных книг, и подходит задумчивыми шагами к этому пруду. Вокруг все тихо, так тихо, что слышно даже, как прыгнула в воду лягушка…». Не только полная безупречность этого стихотворения с точки зрения многочисленных предписаний этой кратчайшей и сверхлаконичной формы поэзии (хотя уж кто-кто, а Басё никогда не боялся нарушать их), но и глубокий смысл, квинтэссенция красоты Природы, спокойствия и гармонии души поэта и окружающего мира, заставляют считать это хайку великим произведением искусства.

Здесь не место говорить о традиционной для японской поэзии игре слов, позволяющей создавать в 17 или 31 слоге два, три, а то и четыре смысловых слоя, поддающихся расшифровке лишь знатоками, а то и лишь самим автором. Тем более, что Басё не очень любил этот традиционный приём — марукэкатомбо. Стихотворение прекрасно и без этого. Многочисленные комментарии к «Старому пруду» занимают не один том. Но сущность аварэ — «грустного очарования и единения с Природой» великий поэт выразил именно так. В простоте образов кроется истинная красота, считал Басё, и говорил своим ученикам, что стремится к стихам, «мелким, как река Сунагава».

Высший расцвет поэзии хокку связан с творчеством Мацуо Басе, который создал собственный стиль в поэзии. Это был поэт и философ, влюбленный в природу родной страны. Басе родился в замковом городе Уэно провинции Ига в семье небогатого самурая Мацуо Едзаемона в (1644-1694). Басе – это литературный псевдоним, но он вытеснил из памяти потомков все прочие имена и прозвища поэта. С детства товарищ княжеского сына, большого любителя поэзии, Басе сам начал писать стихи. После ранней смерти своего господина, Басе ушел в город и принял постриг, освободившись тем самым от службы своему феодалу. Однако он не стал настоящим монахом. Басе путешествовал по дорогам Японии, как посол самой поэзии, зажигая любовь к ней и приобщая их к подлинному искусству.

Но именно Басе удалось возвести хокку в ранг высокого искусства, именно в его творчестве произошло превращение поэзии хокку из словесной игры в средство выражения мыслей и чувств поэта. Причем новаторство Басе основывались не на отказе от канонов, а на возвращении к традиции. Полагая, что только на основе глубокого постижения традиции, возможно истинное обновление поэтического стиля, Басе считал поэзию хокку средством самопознания, средством обретения истины, соединения природного и человеческого.

Басе первым заговорил об "истине хайкай" (или хокку) - "хайкай - но макото": "Истина в том, что ты видишь, что ты слышишь". Чувство, испытанное поэтом, становится стихотворением - именно в этом заключается истина поэзии хокку.

По мере того как росла слава Басе, к нему стали стекаться ученики всех знаний. Но школа Басе не была просто школой мастера. Напротив, Басе, сам находившийся в непрерывном духовном движении, поощрял приходивших к нему на поиски собственного пути. Вот почему из школы Басе вышло столько талантливых поэтов: Бонтё, Керай, Дзёсё, Рансэцу, Сико - их имена не теряются в мощном свете поэзии Басе. Еще одним принципом, к которому пришел Басе в последние годы жизни, стал принцип курами (легкость). Курами - это простота, легкость и естественность, возникающая при полном слиянии поэта с природой.

Басе еще при жизни был признан лучшим поэтом своего времени, он создал самую влиятельную школу в поэзии хокку, значение которой не померкло в наши дни. Умер Мацуо Басе 12 октября 1694 в Осаке, во время одного из своих путешествий. Перед своей кончиной он создал "Предсмертную песню":

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным лугам.

Хокку Басе стали на многие века эталоном, мерой, к которой можно и нужно стремиться. И сейчас японские трехстишия хокку часто ассоциируются именно с великим Мастером, с Мацуо Басе!

2.3. Анализ поэзии Мацуо Басё

В 1681 году Мацуо Басё написал знаменитое стихотворение о во́роне и совершенно изменил мир хайку:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.  

Отметим, что русский символист старшего поколения Константин Бальмонт в этом переводе заменил «сухую» ветку на «мертвую», излишне, по законам японского стихосложения, драматизировав это стихотворение. В переводе оказывается нарушено правило избегать оценочных слов, определений вообще, кроме самых обыкновенных. «Слова хайку» (хайго) должны отличаться нарочитой, точно выверенной простотой, трудно достижимой, но ясно ощущаемой пресностью. Тем не менее этот перевод правильно передает атмосферу, созданную Басё в этом хайку, ставшем классическим, тоску одиночества, вселенскую печаль.

Существует еще один перевод этого стихотворения:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко...
Осенний вечер!  

Здесь переводчица прибавила слово «одиноко», которое отсутствует в японском тексте, тем не менее включение его оправданно, так как «печальное одиночество осенним вечером» — это главная тема этого хайку. Оба перевода оцениваются критикой очень высоко.

Однако очевидно, что стихотворение устроено еще проще, чем это представили переводчики. Если дать его буквальный перевод и разместить в одну строку, как записывают хайку японцы, то получится такое предельно краткое высказывание:

枯れ枝にからすのとまりけるや秋の暮れ

На сухой ветке / ворон сидит / осенние сумерки

Как мы видим, в оригинале отсутствует слово «черный», оно только подразумевается. Образ «озябший ворон на оголившемся дереве» по происхождению китайский. «Осенние сумерки» (аки-но курэ) можно трактовать и как «позднюю осень», и как «вечер осени». Монохромность — качество, высоко ценимое в искусстве хайку; изображено время дня и года, стирающее все краски.

Хайку — менее всего описание. Нужно не описывать, говорили классики, а называть вещи (буквально «давать имена вещам» — на-о нору) предельно простыми словами и так, словно называешь их впервые.

Ворон на зимней ветке. Гравюра Ватанабэ Сэйтэя. Около 1900 года  © ukiyo-e.org

Хайку — не миниатюры, как их долго называли в Европе. Крупнейший поэт хайку конца ХIХ — начала ХХ века, рано умерший от туберкулеза Масаока Сики писал, что хайку вмещает в себя весь мир: бушующий океан, землетрясения, тайфуны, небо и звезды — всю землю с высочайшими вершинами и глубо­чайшими морскими впадинами. Пространство хайку безмерно, бесконечно. Кроме того, хайку иcпытывает тяготение к объединению в циклы, в поэти­ческие дневники — и часто длиною в жизнь, так что краткость хайку может превращаться в свою противоположность: в длиннейшие произве­дения — собрания стихотворений (правда, дискретного, прерываю­щегося характера).

А вот течение времени, прошлое и будущее хайку не изображает, хайку — это краткий момент настоящего — и только. Вот пример хайку Иссы — наверное, самого любимого поэта в Японии:

Как вишня расцвела!
Она с коня согнала
И князя-гордеца.

Мимолетность — имманентное свойство жизни в понимании японцев, без нее жизнь не имеет цены и смысла. Мимолетность тем прекрасна и печальна, что природа ее непостоянна, изменчива.

Не следует считать хайку пейзажной лирикой. Сами японцы никогда не писали о хайку в таком духе, хотя и признают, что главная тема хайку — это «поэт и его пейзаж».

Важное место в поэзии хайку занимает связь с четырьмя временами года — осенью, зимой, весной и летом. Мудрецы говорили: «Кто видел времена года, тот видел все». То есть видел рождение, взросление, любовь, новое рождение и смерть. Поэтому в классических хайку необходимый элемент — это «сезонное слово» (киго), которое связывает стихотворение с временем года. Иногда эти слова с трудом распознаются иностранцами, но японцам они все известны. Сейчас в японских сетях отыскиваются подробные базы данных киго, некоторые насчитывают тысячи слов.

В вышеприведенном хайку о вороне сезонное слово очень простое — «осень». Колорит этого стихотворения — очень темный, подчеркнутый атмосферой осеннего вечера, буквально «сумерек осени», то есть черное на фоне сгущающихся сумерек.

Посмотрите, как изящно Басё вводит обязательную примету сезона в стихотворение о разлуке:

За колосок ячменя
Я схватился, ища опоры...
Как труден разлуки миг!

«Колосок ячменя» прямо указывает на конец лета.

Или в трагическом стихотворении поэтессы Тиё-ни на смерть маленького сына:

О мой ловец стрекоз!
Куда в неведомой стране
Ты нынче забежал?

«Стрекоза» — сезонное слово для лета.

Еще одно «летнее» стихотворение Басё:

Летние травы!
Вот они, воинов павших
Грезы о славе...

Басё называют поэтом странствий: он много бродил по Японии в поисках истинных хайку, причем, отправляясь в путь, не заботился о еде, ночлеге, бродягах, превратностях пути в глухих горах. В пути его сопровождал страх смерти. Знаком этого страха стал образ «Костей, белеющих в поле» — так называлась первая книга его поэтического дневника, написанного в жанре хайбун («проза в стиле хайку»):

Может быть, кости мои
Выбелит ветер... Он в сердце
Холодом мне дохнул.

После Басё тема «смерть в пути» стала канонической. Вот его последнее стихотворение «Предсмертная песня»:

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.

Подражая Басё, поэты хайку перед смертью всегда слагали «последние строфы».

«Истинные» (макото-но) стихи Басё, Бусона, Иссы близки нашим современникам. Историческая дистанция как бы снята в них благодаря неизменности языка хайку, его формульной природы, сохранявшейся на протяжении всей истории жанра с ХV века до нынешнего дня.

Главное в миросозерцании хайкаиста — острая личная заинтересованность в форме вещей, их сущности, связях. Вспомним слова Басё: «Учись у сосны, что такое сосна, учись у бамбука, что такое бамбук». Японскими поэтами культивировалось медитативное созерцание природы, вглядывание в предметы, окружающие человека в мире, в бесконечный круговорот вещей в природе, в ее телесные, чувственные черты. Цель поэта — наблюдать природу и интуитивно усматривать ее связи с миром человека; хайкаисты отвергали безо́бразность, беспредметность, утилитарность, абстрагирование.

Басё создал не только стихи хайку и прозу хайбун, но и образ поэта-странника — благородного мужа, внешне аскетичного, в нищем платье, далекого от всего мирского, но и осознающего печальную сопричастность ко всему, происходящему в мире, проповедующего сознательное «опрощение». Поэту хайку свойственна одержимость странствиями, дзен-буддийское умение великое воплощать в малом, осознание бренности мира, хрупкости и измен­чивости жизни, одиночества человека во вселенной, терпкой горечи бытия, ощущение неразрывности природы и человека, сверхчувствительность ко всем явлениям природы и смене времен года.

Идеал такого человека — бедность, простота, искренность, состояние духовной сосредоточенности, необходимое для постижения вещей, но и легкость, прозрачность стиха, умение изображать вечное в текущем.

Глава 3. Мои произведения в жанре хокку

Мелкие ягоды черемухи

Мертвая черная вода

Как страшно расправа природы

В данном трехстишие я хотела рассказать как бессилен человек перед стихией. Как страшно оказаться в центре стихии.

Снова открылась луна

Радость зеленой дороги

Жизнь я люблю тебя

Человек начинает больше ценить жизнь, когда оказывается на грани потерять ее.

Мать кормит детей – 5

Ласточка строят гнездо - 7

Отец далеко - 7

Здесь показана тема начала жизни, отношения матери и ребенка, забота о потомстве и доме.

Заключение:

Знакомство с японской поэзией оказалось увлекательным и интересным занятием.

Моя гипотеза подтвердилась – познакомившись с правилами написания стихов хокку я и сама смогла сочинить стихотворение данного вида.

Однако, для более осмысленного содержания мне требуется еще жизненный опыт. В дальнейшем я снова вернусь к данным произведениям.

Список литературы:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Хайку

https://lib.rmvoz.ru/bigzal/japan/hokku

https://www.stihi.ru/

http://japanpoetry.ru/

Просмотров работы: 682