Образ коня в бурятском фольклоре и литературе

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Образ коня в бурятском фольклоре и литературе

Цыренжапова Ц.Ж. 1
1МАОУ "Агинская окружная гимназия-интернат"
Цыренжапова Г.С. 1
1МОУ "Агинская СОШ №2"
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Не наделив человека крыльями,

Небо взамен даровало ему коня.

(Из народной мудрости)

Тема моей исследовательской работы «Образ коня в бурятском фольклоре и литературе». Если мы рассмотрим историю цивилизации и человечества в целом, то увидим, что многие поворотные моменты прямо или косвенно были связаны с появлением коня. Именно лошадь, прирученная человеком в глубокой древности, верно и преданно сопровождает его и сегодня.

Приручение коня вызвало первые крупные передвижения народов, когда человек смог проникнуть в пустынные и труднодоступные территории, сделав их обитаемыми, а также использовать ресурсы этих районов для скотоводства, охоты. Благодаря верховому коню стали расширяться географические познания кочевников, устанавливаться новые контакты с жителями вновь открытых земель.

Никогда не надо забывать свое прошлое. И в этой своей работе я хочу вспомнить, как жили наши предки, кто был им подмогой в хозяйстве, верным другом в боях, «собеседником» на привале. Я хочу поговорить о конях, которые вплоть до недавнего времени были основным транспортным средством и верным помощником народа.

Актуальность: Процесс национального возрождения, начавшиеся в конце XX века, обусловил повышение интереса материально-духовной культуре своего народа. Конь пользовался большой любовью, к нему относились как близкому другу, называя эрдэни-драгоценность. Буряты в прошлом кочевой народ, поэтому лошадь была неотъемлемой частью жизни. Она играла значительную роль, как и в сугубо-материальном, так и в духовном плане. И это отразилась в бурятской литературе и в фольклоре.

Объект исследования: бурятский фольклор и литература

Предмет исследования: образ, роль и место коней в бурятском фольклоре и литературе.

Цель данной работы состоит в том, чтобы показать значение и роль лошади в фольклоре и литературных произведениях; проанализировать описание коня в бурятском фольклоре и литературе;

Задачи:

1. показать значимость коня и для бурята-кочевника, и для современного бурята. Об их отношении к коню как символу удачи;

2. проследить, как изображен образ коня в бурятском фольклоре и литературе.

Методы исследования: изучение бурятского фольклора; художественной литературы; сбор народных песен «мориной соло», анализ и обобщение собранного материала, анкетирование.

Практическая значимость заключается в том, что данное исследование может стать основой для аналогичных работ в плане сравнения и сопоставления при изучении фольклора и произведений бурятской литературы; на уроках литературы, истории, культурологии.

Глава. Теоретико-методологические основы исследования

1.1Ученые-исследователи о культе коня в фольклоре и литературе.

Теоритико-методологическую основу исследования составили труды теоретиков и исследователей (Бальжинимаев Б.Ц., Лодон Линховоин, Бабуева В.Д., Галданова.В.Б., Батуева И. Б., Зориктуев Б. Р., Алексей Бадаев, Николай Бестужев, Ланче и т.д.)

Основные ключевые моменты, которые просматриваются в работах этих ученых выделяется в основном роль и значение коня в жизни бурята. Конь имел огромное значение для своего хозяина. Ведь для мужчины было позором не иметь коня. Достоинство мужчины определялось не по количеству денег в его кармане, а по состоянию его лошади и его сбруи лошади.

Бурятская лошадь отличалась большой выносливостью и позволяла ездоку быстро передвигаться. Поэтому лошадь рассматривалась как превосходный транспорт. Известный декабрист Николай Бестужев в своём очерке «Гусиное озеро», еще в середине 19 века, написал:

«Бурят, у которого есть лошадь, ни за что не пойдет пешком, даже если расстояние ходьбы не превышало версты». Самостоятельный бурят обязательно должен иметь табун лошадей. Ученый, дипломат Петра I Ланче отличал:

«Считается плохим тот, кто не имеет от 400 до 500 лошадей, не считая остального скота» Без большого количества лошадей бурят не имел веса в обществе!

1.2 Роль и значение коня в жизни бурят.

Прежде всего, я хочу остановиться на том, что в работе в одинаковой степени будут использоваться два слова: «конь» и «лошадь». Поэтому вспомним их этимологию.

В словаре В. И. Даля сказано так: «Конь-м. стар. Комонь, славянс. клюся, стар. араб. фарь; лошадь добрая, не кляча».

Конь для бурята – не только средство производства, а скорее дар богов, который надо беречь и лелеять. В бытовом обиходе буряты называют скот словами ухэр мал, адуу мал, адууhан. Но для его обозначения существует также более поэтизированное обобщенное название табан хушуун мал (пять видов скота). Перечисляют их традиционно в следующей последовательности: морин эрдэни (букв. «конь драгоценный»), ухэр (крупный рогатый скот), хонин (овцы), ямаан (козы), тэмээн (верблюды). Первое место в этом перечне всегда занимает конь. Отношение к ней как к самому дорогому другу являлось следствием огромной роли в жизни кочевников – скотоводов и охотников. Запрещалось ругать, бить лошадей, особенно по голове, наступать на удила.

До сих пор сохранился у бурят обычай хии морин (воздушный крылатый конь) хиидхуулэхэ. Согласно буддийской традиции это означало обеспечение здоровья, счастья и процветания как одного человека, так и всей семьи, группы людей. Иконам хии морин придается большое значение. После освящения их вывешивают высоко над землей на деревьях либо привязывают к шестам в почитаемых местах на вершинах святых гор и около дацанов, в определенной для каждого человека стороне. На одном хии морин желательно записывать не более двух имен.

Буряты верили, что существует бог лошадей Солбон (Венера), и посвящали ему живого коня. Для этого выбирали здорового жеребца, совершали обряд брызганья на его голову, спину и хвост, к гриве привязывали ленточки (зала). Посвященного коня (онгон морин) можно было седлать, ездить на нем, работать всем, кроме женщин. Когда священный конь становился дряхлым, мужчины уводили его в лес в тайгу на высокую гору и производили обряд ритуального заклания. Голову, шкуру, копыта, кости сжигали на специальном ритуальном помосте – так лошадь провожали к ее хозяину, богу Солбону, к которому она уходила вместе с дымом.

В связи с культом коня у бурят коновязный столб – «сэргэ» являлся непременным атрибутом. Существует легенда, где Алтан сэргэ приносит счастье, богатство дому, всем живущим в нем дарует здоровье и удачу. Обряд воздвигания сэргэ проходил в торжественной обстановке со строгим соблюдением всех правил. Для коновязного столба могли использовать лиственницу, березу, сосну. На вершине столба имело конусообразный вид. Под конусом вырезали две или три зарубки. Верхняя зарубка предназначалась для коней божеств. В яму под коновязным столбом клали подношения в виде монет, драгоценных и полудрагоценных камней.

Часто образ его бывает крылатым, и бог конь почитался существом небесного происхождения. Место его на небе, Млечный Путь, по представлению древних бурят - это молоко небесной кобылицы. Лошади приписывали не только небесное происхождение, но и магическую силу. Верили, что дом, у порога или над дверью которого прибита подкова, недоступен для злых духов. Чтобы обезопасить себя от змей, место стоянки окружали веревкой, сплетенной из конских волос. Лошадь – символ добра, и она противопоставляется змее, которая олицетворяет злые силы. По преданиям, змея боится лошади, потому что у нее из ноздрей пышет пламя, из – под копыт вылетает огонь. Поэтому лошадь – воплощение добрых сил, в гриве коня прячется «душа» человека.

Бытует сутра «О достоинствах коня» (мориной шэнжын hудар). Краткое содержание ее:

1. Если зрачки лошади темно-красного цвета, значит, сердце ее богатырское. Она ничего не боится.

2. Если ноздри большие, значит, легкие маленькие. И это хорошо, ибо лошадь с большими легкими не годится для дальних расстояний.

3. Если уши тонкие, значит, почки небольшие, такая лошадь считается быстроходной.

4. Если у лошади грудь подобна львиной, холка, как у хайнака - это признак хорошего скакуна.

Пожалуй, ни в одном из языков мира нет столько слов, имеющих отношение к лошади, как в бурятском. Ведь только мастей у лошади около пятисот, а каждая масть имеет свои оттенки.

В Бурятии встречаются лошади около двадцати мастей. Наиболее типичные из них: вороной, рыжий, пегий, бурый, саврасый, соловый, чубарый, сивый. В бурятском языке масти лошадей обозначаются также символами: халюун, сагаан, соохор-хара, хурин хээр, буурал, сабидар, хурин-хара и т.д.

Кони играли огромную роль в жизни и бурята, и поэтому образ этих удивительных животных остался в произведениях писателей и поэтов.

Поднялся конь в порыве на дыбы-

Вот идол Азиатского Востока!-

Каким ходячим трупом надо быть,

Чтоб ни сгореть от дикого восторга!

Мы с лошадью товарищи в веках,

С ней хоть на пашню, хоть на подвиг ратный.

Ценю я человечность в лошадях,

но в людях лошадиное отвратно.

Глава 2. Образ коня в фольклоре и литературе.

2.1 Изображение коня в бурятском фольклоре.

В бурятских улигерах конь всегда пользовался всегда особым доверием героя, нередко выступал в роли советника. Например, в улигере «Бухэ-Хара хубуун» героя, оказавшегося в очень опасном положении, спасает его волшебный конь (Здесь он в роли спасителя). Или вот другой эпизод, где в роли советника. Герой находится перед не проходимой горой Тэбхэн. По совету коня он выдергивает из его гривы три волоса и бросает их, приговаривая: «Коль суждено мне умереть, ты гора, останься горой, какая есть, если мне выжить суждено, то раскинься и стань ханской дорогой!» Заговоренные три волоса делают чудо: гора раступается перед богатырем.

“Гэсэр”, крупнейшее произведение бурятского героического эпоса, справедливо считается главным достоянием эпического наследия бурят, а также и других народов Центральной Азии. И в этом эпосе «Гэсэр» есть удивительная сцена: впервые встречаютя и знакомятся сказочный конь-богатырь и батор Гэсэр. Первым спрашивает конь: «Много ли силы в тебе и насколько она крепка? Отвечает Гэсэр: Не буду хвалиться. Но будь у земли ручка, за которую ухватиться, повернул бы землю и вправо и влево», «А теперь ты отвечай мне»,- говорит Гэсэр: «На сколько ты быстр, чего стоишь, от кого ускачешь, кого догонишь?». Ответ коня: «Три травинки в огне не успеют сгореть, я нашу землю обегу на треть.»

Любовь бурята к лошади проявлялась в огромном труде и мастерстве, затраченном на изготовление праздничного убора для коня. Верховая упряжь состояла из художественно оформленного седла со стременами, уздечки, нагрудного ремня и чепрака. На больших седлах открытые части луки и выступающие концы опорных дощечек ленчика украшены металлическими пластинами, покрытыми серебряной насечкой и иногда дополнительно инкрустированы кораллами или перламутром. Вот так описывается в эпосе «Гэсэр» драгоценное убранство коня:

Скакуна седлают седлом,

И сверкает оно серебром,

И нагрудник из серебра,

И нахвостник из серебра…

На таком бы коне сидеть,

На таком бы коне скакать!

В эпосе «Гэсэр» лошади подкованы серебряными подковами. Герой «подъезжает к своему дворцу, к широкому серебряному крыльцу. У золотой коновязи с восьмидесятью восемью драгоценными вкраплениями останавливает коня, привязывает, добычу с коня на землю сбрасывает». «Алма–Мэргэн хатан из дому вышла, от крепкой серебряной коновязи огненно-рыжего коня отвязала, села на коня и направилась на северо-восток».

Бурятская пословица гласит: «Без собаки пастух глухой, без коновязи юрта степняка пуста». И не просто коновязью называли, а «Алтан сэргэ», что означает «Золотой столб».

С большой любовью отличался культ домашних животных, среди которых особым почтением пользовался конь. И в бурятских сказках конь всегда выручает героя, подает ему советы, исполняет его желания, спасает, преодолевает огромные расстояния.

Буряты всегда осознавали неразрывную связь коня с человеком, и особенно с хозяином, батором. Они говорили: «Конь – друг мужчины. Чем иметь плохого товарища, лучше ездить на добром коне». Конь в эпосе тюрко-монгольских народов – покровитель и руководитель хозяина. Не случайно в эпосе «Гэсэр» перед тем, как отправиться на землю, Бухэ-Бэликтэ просит у отца коня.

Отдадите ли мне,

Под седлом и в броне,

Вы Бэльгэна гнедого,

Скакуна удалого,

Мощь, опору свою?

Немало добрых дел совершит на земле Гэсэр и всегда рядом с ним будет его верный друг. Конь практически не отделялся от всадника героя эпоса. В Гэсэриаде говорится, что «если хозяин убит, то убить и коня обычай велит». Конь богатыря не попадает в руки врагов и возвращается к герою эпоса, если он «оживает», или идет к его сыну, чтобы отомстить врагу-дьяволу.

В сказании о единоборстве бесстрашного Хан-Халюга и его соперника Адай Мэргэна. «Заступался за меня лишь мой конь Хан Шими!»- воскликает один из богатырей. Другой вторит ему: «И за меня никто не заступился, кроме Ак-Сарыг – коня…»

Связь Батора с его конем повторяется в потомстве того и другого, что обусловлено одновременностью их браков. Предназначенный Батору конь - нередко его ровесник, родившийся с ним в один день. В эпосе есть упоминание о молочном братстве Батора и его коня. Клички коней иногда становились именами богатырей, как имя одного из сказочных героев бурятского эпоса Хулдай-Мэргэн (от латинского «Хула» - Саврасый).

В героическом эпосе «Аламжи Мэргэн» среди помощников героя особое место занимает его конь. Богатырский конь в обычное время пасется с маралами на Алтае и Хухэе и в нужную минуту оказывается всегда рядом с богатырем. Этот конь не только быстроходен, вынослив, но еще наделен человеческим умом и человеческим языком.

Образ крылатых коней (далитай морин) особенно часто встречается в сказках. В них рассказывается о том, как конь преодолевает большие расстояния, исполняет сокровенные желания человека, защищает и спасает его.

Кочевник никогда не забывал о коне - верном друге своем, спутнике кочевой жизни. он слагал вдохновенные оды, прославляющие быстроного аргамака - скакуна:

Аргамак-хулэг драгоценный,

Славен будь всегда во вселенной,

Да гордятся хулэгом степей

Наши дети и внуки детей!

Сказки изобилуют эпитетами: быстрый, ходкий, отменный, сильный, отличный, упитанный. Не обойден вниманием и шаг коня: хатар (рысь), жороо (иноходь), оодор (галоп), дугшалга (мелкая иноходь).

Даже в старинных благоположеланиях (Урдунай уреэл) часто ставят коня с человеком на одну ступень:

Имей коня такого, чтоб в скачках был быстрейшим,

Имей такого сына, чтоб стал в борьбе сильнейшим!

Держи коня такого, чтоб гнаться за волками,

Расти такого сына, чтоб рассекал он камень!

2.2 Изображение коня в литературных произведениях.

Редко кто из писателей не использовал образ коня. Хоца Намсараев одну из ранних поэм «Дуудэй Баатар» посвящает четвереногому другу человека. Герой поэмы воскицает: «Лучших коней четвероногих братьями своими считаю …» Одного скакуна съели волки. Дуудэй Баатар мстит зверю, уничтожает волков! Писатель всегда опирался на родной фольклор, а в фольклоре конь — один из действующих персонажей. Всё это тесно связано с древнейшим культом бурятского коня.

Цокто Номтоев создает стихотворения «Конь»: «Пышехвостный карий конь, в землю бьешь копытом... Вычещу твои бока, расчешу умело гриву...». В поэме «Самолет» по Бавасан Абидуева образ коня: «Самолет, как конь крылатый, пыль заметая, вдруг рвану...». Данхи Хилтухин вспоминал войну в стихотворении «Молодой табунщик»: «Не один его рысак был не раз в огне атак.. Наего лихих конях обязумевших фашистов разбивали наши в прах...». Чудные стихи «О счастливом жеребенке» создал Чимит Цыдендамбаев: Ой, жеребенок какой счастливый! Это обращение — восторг поэта повторяется 7 раз. Словно родился будущий Баатар: «Люди любуются, не наглядятся: экое чудо у нас родилось!». Ж.Жимбиев в своем «Хулэг» воспел коня:

«Хулэг трудом увековечил.

Зайди в любой бурятский дом,

Добром теплом известны.

О нем, о друге под седлом

Народ слагает песни...»

Есть у Гунга Чимитова басня «Скакун», у Галины Раднаевой «Белый конь», «Жеребенок».

О самоотверженности тружеников Великой Отечественной войны, где главную роль сыграли женщины, подростки и дети, общими усилиями выковывали победу. Фронт далеко в повести Б.Ябжанова "Куда ускакал конь" - "за горами, за Байкалом, за тайгой... До него тысячи километров незнакомой мне земли" - печалится такой отдаленности юный Галдан из улуса Тагархай Тункинского аймака. Галдану главному герою рассказа на покосе достался самый характерный конь «Рыжий» с которым никто не мог совладать. После рабочего дня Галдан от злости ударил Рыжего со всей силы, как потом оказалось вывел из рабочего строя, что очень не вовремя в то тяжелое военное время, так как кони главные работники в тылу.

В другом рассказе бурятской литературы Александра Лыбденова одномесячный жеребенок спасает мальчишку Солбона лет двенадцати ехавшим за коровами вместо отца. Из-за тумана он заблудился, наткнулся на коровьи следы, и едет на кобыле все дальше и дальше от дома, что приводит его в таежный Хамар-Дабан за которым уже нет почти ничего. Вскоре он понял, что кобыла тоже мать, и она стремится к своему дитю и он, доверясь ей, вскоре услышал ржание маленького жеребенка и крики отца. Так маленький жеребенок спас маленькую человеческую жизнь.

В стихотворении Алексея Бадаева «Сурхарбан» есть строки:

Седой мудрец,

Морин-хур

Тебя прославит наконец. Вот эта песнь:

«Из самых резвых жеребцов

Ты, о Великий Конь,

Один, в конце концов.

И как поёт о людях в час их торжества,

Так о тебе струна поёт - она права!

Зубов твоих - всех сорока! - люблю оскал

Ты изо рта

Как будто пламя выпускал!

Как не воспеть

И четырех твоих подков:

Ты искры высек из земли

И был таков!

Великий Конь,

Ты ветер рвал, стеля свой путь.

И широка, как эта степь,

Вот эта грудь!

И ветер падал, бездыханный, за кусты

И замирал, когда летел к победе ты.

О, ты,

Каурый да с рыжинкой, неспроста

Так этот хвост пушист и грива так густа.

Видать,

Они служили крыльями тебе,

Несли к удаче на победной на тропе.

Заключение.

Копыта бьют легко и тяжело!

Где эти кони серые, гнедые,

Огнем и вихрем будто налитые,

Бурятские, стенные искони?

Их гривами, как тучами, объяты

Все небеса, хвосты их — водопады!

Где эти кони? Где теперь они?

С появлением автотранспорта утратилась былая роль лошади. Конечно, она не исчезнет с лица земли. Лошадь — красива, она радует сердце и глаз человека. Надолго сохранится конный спорт, ведь конь и всадник остаются образцами, исполненой красоты, стремительности, совершенной пластики гармонии, единении, силы, как это было многие тысячилетия назад.

Из проделанной работы пришли к мнению, что конь из помошника в быту и из средства производства стал «культом», «символом» для бурятского народа. И конь, став заслуженно символом для целого народа, отражается во всех видах искусства: литература, фольклор, поэзия, музыка «Морин хуур» (Конь-скрипка), национальные игры «Мори урилдаан» (Конные скачки), народные игры «Шагай наадан» (игра в лодыжки), в буддизме «Хии морин» (Конь-ветра) и т.д.

Итак, в работе мы постарались проследить, как изображается образ коня в бурятском фольклоре и литературе. В их содержаниях лежит особое видение мира, представляет национальный характер бурятского народа. На основе проделанного анализа можно сделать вывод о том, что у бурятского народа конь был самым любимым и почитаемым животным, что находит подтверждение и в сказках, и в былинах, и в эпосах бурят, и в современных литературных произведениях.

Художественный и фольклорный образы коня помогает нам увидеть общечеловеческие ценности. Актуализировать культурный смысл духовной жизни, внутреннего мира народа. Лошадь — живая история наших предков и нашего народа.

Список литературы:

1. Бабуева В. Д. Материальная и духовная культура бурят. – Улан – Удэ, 2004.

2. Батуева И. Б., Зориктуев Б. Р. Скотоводство и скотоводческие традиции у бурят. – Улан – Удэ, 1994.

3. Бурятский героический эпос Аламжи Мэргэн. - Новосибирск: Наука, 1991.

4. Бурятские народные сказки. – Улан – Удэ: Книжное издательство, 1972.

5. Былины. – М.: Детская литература.1979.

6. Вяткина К. В. Культ коня у монгольских народов. Сов. Этнография, 1968. №6.

7. Галданова.В.Б. Доламаистские верования бурят. – Новосибирск, 1989.

8. Герасимова К. М. Обряды защиты жизни. – Улан-Удэ: Книжное издательство. 1999.

9. Гэсэр: Бурятский героический эпос. – М.: Художественная литература,1972

10. Даль В. И. Словарь русского языка. – М.: 1991

11. Жалсараев Д. Благопожелания. – М.: 1984.

12. За горами, за лесами… - М.: 1989.

13. Историко – культурный Атлас Бурятии. – М.: Дизайн. Информация. Картография, 2001.

14. Ковалевская В. Б. Конь и всадник. – М.: 1977.

15. Магтаал, уреэл, соло. – Улан – Удэ,1995.

16. Табан хушуун мал.- Улан- Удэ: Бэлиг, 1999.

17. Хии морин – символ удачи. Буряад унэн, 26.02.1998.

18. Алексей Бадаев- «Бурятское седло»

19. Намжил Нимбуев-Стреножные молнии:стихи, проза

20. Александр Лыгденов «Жеребенок» 2005г

21. «Алтаргана» сборник бурятской народной поэзии

Просмотров работы: 1589