Россия распростертая в лирике Ф.И. Тютчева

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Россия распростертая в лирике Ф.И. Тютчева

Замесин Г.Д. 1
1ФГКОУ "Оренбургское президентское кадетское училище"
Хасенова Е.В. 1
1ФГКОУ "Оренбургское президентское кадетское училище"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

«Над Россией распростертой…»

Ф.И. Тютчев 1867 г.

Федор Иванович Тютчев является русским поэтом 19 века. «Гений слова и мысли», - называл его И.С. Аксаков, а сам А.С. Пушкин перед своей кончиной благословил.

Родился Ф. И. Тютчев в старинной дворянской семье, в селе Овстюг Брянского уезда Орловской губернии, 23 ноября 1803 года. Родоначальником Тютчев был «хитрый муж» Захарий Тютчев, прославившийся при князе Дмитрии Донском как бесстрашный московский «дипломат» XIV века. Захарий в переговорах с Мамаем смело отстаивал достоинства московского великого князя и свою Родину – будущее России. Он не побоялся признавать унизительную адскую грамоту и поступил как русский патриот. Молва сделала Захария национальным героем и героя народной сказки «Про Мамая безбожного». А потомком славного дворянского рода – служилых дворян – стал дипломат, поэт, философ, гражданин Федор Иванович Тютчев.

Юные годы Федора прошли в Москве. Даже стихотворчество рано проявилось в мальчике. Он увлекся русской поэзией под влиянием своего православного наставника С.Е. Райча «питомца русского Парнаса», стал духовно-поэтическим певцом России.

После окончания славянского отделения университета, Федор Иванович 22 года служил в Мюнхене при русской дипломатической миссии. За границей, как истинный патриот, он хоте обосновать по-своему политику Российской Империи в Европе, по-своему направить ее, - напрасный труд. Его мысли, действия, злые эпиграммы на неповоротливость правительства вызывали лишь недовольство власти. В результате не достиг больших чинов и в 1844 году Тютчев переселяется в Россию, в Петербург. Как это было и за границей, служебная деятельность занимала его, но, даже посещая светские салоны, дипломанта, мастера салонной беседы исподволь создавал общественное мнение в пользу России.

«Поэт в России – больше, чем поэт…», - эти слова А.Н. Некрасова можно отнести к Ф.И. Тютчеву.

Прожив много лет, фактически в духовном центре Европы, каким почитался Мюнхен, Тютчев вырабатывает свой взгляд судьбы Европы и России. Он никогда не терял духовной связи с России, так как был истинным русским человеком. Дух патриотизма ему передавался от его предка – «хитрого мужа» Захария Тютчева. Вдали от родины поэт обогащается мировым историческим опытом. У него вырабатывается своя точка зрения, с которой он судит русские дела и обратно – сквозь призму русских проблем - оценивает ход семейной истории. Но всю свою жизнь он горячо любил Россию, был предан родине и душой, и телом, переживал и радовался за ее судьбу. «Он просиял и погас» ранним утром 15июля 1873 года на даче в Царском селе, сообщает нам И.С.Аксаков.

Свои мысли и идеи он выражал политическим языком. Будучи человеком, разностороннее развитым, он под влиянием вдохновения слагает стихи на события, волнующие его и Россию. «Россия виделась Тютчеву не в подробностях, не в частности, а в своем целом объеме, в своем общем значении… («Аксаков» И.С. Аксаков)

«Поэзия Тютчева – это поэзия мысли» (А.В. Чичерин). Поэтому смысловые линии, обрисовывающий образ «России распростертой» многозначный. «Поэзия смыслов», свойственна Тютчеву, придает слову «распростертая» многоплановое значение.

Цель: исследовать с точки зрения семантики слово-образ «распростертая» при описании России в поэтической лирике Ф.И. Тютчева

Задачи: изучить подобранную литературу по исследуемой теме;

прояснить значение переносно-образного слова «распростертая» при описании образа России в лирике Ф.И. Тютчева.

Объект: лирические произведения Ф.И. Тютчева о России

Предмет: поэтический образ России свозь шестигранную призму многозначности слова «распростертая». Грани:

- «распростертая» в географическом положении, на земле;

- «распростертая», то есть униженная, лежащая под аракчеевским гнетом;

- «распростертая», во времени, в истории;

- «распростертая», в своем союзном могуществе;

- «распростертая», в вечности;

- «распростертая», иносказательных в образах-символах;

Актуальность. Тема Родины, затронутая в моей работе, актуальна именно сейчас, в «сей мир в его минуты роковые», когда страна учится по новым законам, перестраивается на совершенно иной лад:

О, родина моя! Ужели никогда…

Ты не пойдешь путем разумного труда…

Ф.И. Тютчев относился к поэтам, которых никогда не жаловали и не жалуют все «другие» «иных времен татары и монголы…» - все, кому не по нутру русский дух в России. Поэтов, которые действительно видят «новое небо, новую землю», почему-то встречают в штыки.

Достоевский видел в нем «первого поэта-философа, которому равного не было, кроме А.С. Пушкина». А Л.Н Толстой писал: «Его все, вся интеллигенция наша забыла или старается забыть: он видите, устарел… слишком серьезен… И все у него строго: и содержание, и форма, - а потом добавил: - БЕЗ ТЮТЧЕВА НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ»

Тютчев умел выразить сущность вещей и явлений, которая обычно ускользает от массового разумения. «Его многие слова многозначительны и загадочны, ЕГО ПОЭЗИЯ ПРОНИКАЕТ В ДУШУ», - говорил русский философ и поэт Вячеслав Иванов.

Я верю, что несмотря на время стихи Ф.И. Тютчева по-прежнему будут разжигать пламя в сердцах и душах людей и вдохновлять их на благородные поступки.

Новизна: творчество Федора Ивановича Тютчева изучено недостаточно и только начинает открывается многогранный мир его поэзии перед читателями. Исследуемая нами тема рассматривалась лишь однажды – авторами В.А. Твардовской и Вейдли. Хотя все творческое наследие Ф.И. Тютчева и вмещается в одну книгу, но по качеству сравнимо со стихами А.С. Пушкина.

Методы исследования: теоретический анализ литературы; изучение художественных текстов, анализ продуктов деятельности.

Практическая значимость: «Нравственный пример для нравственного примера – вот практическое применение его авторской позиции, его деловой, творческой и семейной жизни. Практическое применение данной работы способствует изучению стихотворений Ф.И. Тютчева. Оно необходимо на фоне падения сегодняшней нравственности. В художественных строках Тютчева звучит вера в Русь Воскрешающую, любовь к России, пророческое указание пути, по которому наша родина достигнет испослнения своего предназначения:

Ты – лучших будущих времен глагол…

«Россия – душа планеты», значит, нам надо возрождаться душой и укрепляться духом.

Образ - слов «Россия распростёртая» в поэтической лирике Ф.И. Тютчева.

«Россия распростёртая» в смысле раскинувшаяся на земле.

Так как цель нашей работы состоит в исследование многозначности этого слова, то мы использовали следующие переносно-образные лексические значения от причастия «распростёртая».

Рассматриваемое нами пространственное положение образа России, есть в прямом смысле слова «распростертая» по горизонтали, то есть раскинувшаяся, расположенная на поверхности земли. Прямое значение слова «распростертая» раскрывает в самом тексте стихотворения «Русская география» (1848 год).

Географический простор будущего «царства русского» Тютчев простирает:

«От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,

От Волги до Евфрата, от Ганга до Дуная…»

Впечатление былинного архаизма приобретается стилистической функцией – параллелизмом .

«Шестую часть земного круга» пока занимает «николаевская» Россия, современная Тютчеву:

«Но где предел ему? И где его столицы-

На север, на восток, на юг, на закат?»

Художественный приём – парцелляции используется для впечатления величия, необъятности распростертых простор России.

Географический простор будущего «царство русского» Тютчев простирает даже за ее пределы, определяя её столицы:

«Москва, и град Петров, и Константинополь град-

Вот царства русского заветные столицы…»

Существительными предел и столицы употребляются в прямом значении при описании будущей необъятности России.

И слово Царь-освободитель

За русский выступит предел…»

Значение «распростёртости» предполагается беспредельность, а переносной глагол выступить – расширение сфер влияния. Высокоэпическая поступь стиля убеждается в грандиозности просторов России.

Тютчев в своём стихотворении использует прямое (первичное) значение страдательного причастия «распростёртая».

Описание «родного ландшафта» выходит за рамки моей работы.

Россия «стародавняя» в историческом смысле «распростёртая» во времени.

Образ «России распростёртая» в патриотической лирике Тютчева во временном историческом пространстве начинается с воспоминаний «стародавности … славян», «Олегова щита…», «над русской Вильной стародавней…» в той стороне берёт начало Киевская Русь.

Там, где на высоте обрыва

Воздушно-светозарный храм

Уходит ввысь – очам на диво,

Как бы парящий к небесам;

Где Первозванного Андрея

Ещё поднесь сияет крест

На небе киевском белея…

Когда «славянское самосознанье при неотступном воспоминанье о длинной цепи злых обид…». Архаическое наречие поднес в смысле и сейчас, по сегодняшний день связывает нас исторически с прародительными племенами.

Над русской Вильной стародавной

Родные теплятся кресты

И звоном меди православной

Все огласились высоты.

Корни старой православной Руси уходят во времена Белой Руси, стародавней Вильны, где «минули веки искушенья…,

Преданье ожило святое

Первоначальных лучших дней

И только поздней былое

Здесь в царство отошло теней.

Начало образования Руси поэт распростирает вглубь веков, поэтически доказывая «святым преданьем», не умирающим в память русского народа и на «оживающей земле».

Образ «стародавней «Руси не отжившей, но живой-глагольными олицетворениями - «теплятся, огласились, ожило, тревожить, бродить».

Время николаевской России уместно процитировать как «время розни и невзгод», но поэт-дипломат его не торопит революционно, а ждёт его упразднения по Завету.

Когда же упразднить время

Твоей и розни и невзгод,

И грянет клич к объединенью,

И рухнет то, что делит нас?...

Мы ждём и верим провиденью-

Ему известны день и час…

Возрождение России во временном понятии сравнивается с зарождающимся днём в стихотворение «Молчит сомнительно Восток…». Автор прослеживает мгновения перехода от мглы к первым солнечным лучам. Текст звучит торжественно, но в основе стихотворения лежит подтекст непременного торжества, поднимающейся России:

Ещё минута,и во всей

Неизмеримости эфирной

Раздастся благовест всемирный

Победных солнечных лучей.

Временные понятия день, час, минута, время, неизмеримость и глагол ждём, применены в образовании живого, изменяющегося, со времени лица России и показывается исторически подвижные.

Образная временная линия «распростёртая» выводит тютчевскую мысль до «будущих времён», когда:

И слово Царь-освободитель

За русский выступит предел…

Существительное «предел» в смысле границы «Славянщины», наполненное «верой провиденью», «верой в правду Бога», по мнению поэта-провидца, будет безгранично по времени:

Вот царство Русское…

И не прейдет вовек,

Как то провидел Дух

И Даниил предрек…

В этом наиболее русофильском стихотворении «Славянам» возрождена эстетика средневекового исторического символизма. Видение в эпизодах Ветхого Завета и указание на Завет грядущий.

Россия «распростёртая» в смысле униженная,оскорбленная.

Над Россией распростёртой

Встал внезапною грозой

Петр, по прозвищу Четвертый,

Аракчеев же-второй.

Как бы «распростёртая» под гнётом Аракчеева. Оно также выступает в значении поруганная, измученной аракчеевскими реформами, внешними и внутренними врагами, «над которой грозой стоит»:

Всё пуще враг, всё пуще горе,

Всё неминуемей беда…

Рассмотрим образ «России распростёртой» в объёмном количественном измерении «образом русского народа», которого имел в виду поэт стихотворении «Современное», так как страдательное причастие «распростёртая» несёт также смысл «комплекса человека»:

Только там, где тени бродят,

Там, в ночи, из свежих ран

Кровью медленно исходят

Миллионы христиан…

Поэт-гражданин остро осознавал несоответствие между его представлением о монархии и её конкретным воплощением в русском самодержавном строе. Саркастическое обозначение существующего строя в России «самовластье» характеризует аракчеевский режим царствования Александра 1:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа-

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

В стихотворении «Эти бедные селенья» метафорические прилагательные «бедные, скудная, рабском» и причастие «удрученный» в собственном значении обозначают свойственные человеку состояния. Они употребляются для описания образа «посрамлённой» Руси, подобной «рабскому виду Царя небесного» перед Голгофой:

Удрученный ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Царь Небесный

Исходил, благословляя.

Хотя у Тютчева Россия распростёртая под «Аракчеевым, Петром четвёртым», но насильственное ниспровержение самодержавного строя было неприемлемо для России. К осужденной элите русской интеллигенции-«декабристов» ни у поэта, ни у народа нет слов сочувствую.

Народ, чуждаясь вероломства,

Поносит ваши имена –

И ваша память от потомства,

Как труп в земле, схоронена.

Поэт рисует ещё образ державной сплоченной России 1825 года, где «народ, чуждаясь вероломства и Закон, в неподкупном беспристрастье» един в осуждении «развратившихся Самовластием». Самодержавие пока способно себя защитить и покарать декабристов, ибо на его стороне «Закон».

Дипломатическая «школа», которую прошёл Тютчев за границей, способствовала развитию у него монархических воззрений. Россию он видит конституционной монархией, но далек от апологии торжествующего самодержавия. Его стихотворение «14-ое декабря 1825», написанное за границей, по получению известия о приговоре декабристов, дает политическую оценку самодержавию - «Самовластью»:

Вас развратило Самовластье,

И меч его, вас поразил…

«Распростертая» Россия до союзной великой державы.

Охватывают целую историческую эпоху развития «Славянщины» призывные строки в стихотворении «Славянам»:

Опально-мировое племя,

Когда же будешь ты народ?

«Распростёртость России» в пророческой лирике Тютчев поэтизирует до «будущих времён», когда «грянет клич к объединенью», когда будет «русский дух Союзной силой призван, смело» и «Знамя русское взойдет»:

Славян родные поколенья

Под знамя русское собрать

И весть на подвиг просвещенья

Единомышленных, как рать.

«О соединении всех славянских племён в одно целое, в одно государство» мечтали славянофилы для «целости и покоя» нашей страны. «Пусть» и ратный образ России», у Тютчева оправдывается «небесным оправданьем», «подвигом просвещенья» и «высшим сознаньем» её исторической миссии:

Велико, знать, о Руси, твое значенье!

Мужайся, стой, крепись, и одолей!

Россия, как мы видим, отводит роль державы, так же как и в стихотворении 1829 года «Олегом щит», в котором (как и Пушкин в одноимённом стихотворении) припомнил летописное сказание о щите, прибитом киевским князем Олегом на городских воротах осаждённого им Царьграда. Этот легендарный щит и стал в представлении поэта символом той конечной, провиденциальной цели, к которой стремиться русский народ во главе славянских племен.

а) историческая миссия России – пророчество о «распростертости» России в смысле ее воздвижения.

Тема пророчества о судьбе России у Тютчева раскрыта не в результате раздумий, но откровений свыше:

Я не своё тебе открою,

Но бред пророческих духов…

В «Спиритическом предсказании» он предрекает распростёртость будущих границ:

Дни настают борьбы и торжества,

Достигнет Русь завещанных границ,

И будет старая Москва

Новейшею из трёх её столиц.

Но кто или что должно разбудить русский народ?

Ужасный сон отяготел над нами,

Ужасный, безобразный сон…

б) Образ русской звезды.

Поэт-пророк видит образ «русской звезды», к которой призывает-«проснись-теперь иль никогда…». Она должна взойти и разбудить «Россию распростёртую» в смысловом понятии спящую «толпой непробужденного народа»:

Ты долго ль будешь за туманом

Скрываться, русская звезда

Индивидуально-авторский неологизм «Русская звезда» должен являться как бы курсором для России пробуждающейся:

Свети в наш сумрак роковой,

Дух целомудренно-свободный…

Понятие «дух…Русской звезды» не совсем символично, оно подразумевает одного из «верноподданных России, чистого гения», подобного Н.М. Карамзину, способного стремиться «неудержимо к цели, не сгибая выи» для торжества России:

Он чует над своей главою

Звезду в незримой высоте

И неуклонно за звездою

Спешит к таинственной мете! «Таинственно мета» имеет смысл определенной цели - духовное единение всех славян.

Предвидение восхождения «Русской звезды», что как «маяк засветил впотьмах» для всех народов:

О, какими вдруг лучами

Озарились все края!

Обличилась перед нами

Вся Славянская земля!

Под звездным светом просвещения России должна подняться из образно-«распростёртой» и встать с колен в образе союзного великодержавного «живого оплата, твердыни Славянской семьи». Монархические устое в России должны быть незыблемы, и только «силой сладкогласья» допускается призыв:

Воспрянь не Польша, не Россия-

Воспрянь, Славянская семья!

Метафорический глагол воспрянь,… обращен к «распростертой России», «где насилье и обман-наследие славян,… где вражды безумной семя».

«Славянское самосознанье» поднимется с колен и «грянет клич к объединенью, и рухнет то, что делит нас…». Тогда братски-союзная Россия восстанет в ведущей роли «упругой стены…гранитной скалы» Она «твердыней смотрит боевой», а значит:

Наяву увидят внуки

То, что снилось отцам.

В этом стихотворении «11-е мая 1869» поэт восклицает:

Заветом будь оно и нам…

Поставим наш союз на высоту такую,

Чтоб всем он виден был - всем братским племенам.

Метафорические глаголы стоя, поставим, не утаится, виден в значение «подняться над горизонтам» рисуют образ будущей восставшей державы, которая «стоит она, как и стояла».

Такой же политический характер носит его стихотворный отклик на подавление польского восстания 1831 года - «Как дочь родную на закланье…». В нём признается неприглядная роль России - «грозы спасительной примера» с «венцом бесславья» в «заклании дочери» - Польши, то есть уничтожении восставших братских народов для того, чтобы «Державы целость соблюсти».

В этих словах уже усматривается намёк на славянофильско-великодержавные идеи о возможном Всеславянском союзе « и нашей общей свободе». В представлении «роковой уда», нанесённый «горестной Варшаве», обусловлен истерической задачей, предопределённой русскому народу:

Так мы над горестной Варшавой

Удар свершили роковой,

Да купим сей ценой кровавой

России целость и покой!

Вот идеалистический путь преобразования для образа политически несовершенной пока ещё «распростёртой» родины предлагает «певец и муз питомец». Не свержение монархии, а её упрочнение и преобразование в России образно выражают Тютчев в своих стихах:

О, родина моя! Ужели никогда…

Ты не пойдешь путём разумного труда?

Глаголы пойдёшь, идет метафорически обозначают движении «распростёртой» России «к единению», укреплению, расширению её пределов. Сбросив «плен духовный» идет братская Россия дружественные путем, чтобы не «срамить, увы, и честь отцов, и правду Божью!»:

На ваши, братья, празднества,

Навстречу вашим ликованьям,

Навстречу вам идёт Москва

С благоговейным упованьем.

Тютчев верит в победоносный образ России, символизирующийся «Олеговым щитом над воротами Стамбула.

Свою задачу в политических стихах поэт разрешает в дипломатической манере:

Поднимает престиж царской России, оправдывая нелецеприятные события русской политической жизни, применяя ум и знания секретаря русской миссии.

«Россия виделась Тютчеву не в подробностях и частностях, а в своём целом объёме, в своём общем значении…»- писал И.С. Аксаков, поэтому тема исторической миссии России как главы всеславянского братства должна быть рассмотрена в полном объёме на примере других стихотворений. Политическая лирика Тютчева раскрывает великодержавный образ России.

Святая Русь «распростертая» в вечности, Святая Русь.

Образ России восставшей, распростёртой не в земном измерении, но в вечности увидит даже Запад, потому, что этому.

Учило нынче нас евангельское слово

В своей священной простоте:

«Не утаится Град от зрения людского,

Стоя на горней высоте».

Сравнение будущей России с образом «Града…на горней высоте» Тютчев берёт из евангельской притчи о свече, которую не прячут под сосудом, но ставят высоко, чтобы всем было видно.

Тема православия и Святой Руси неразрывна у поэта. Он указывает прямо, что преобразование в Святую Русь возможно лишь с верой во Христа:

Что гложет ум и сердце ноет,-

Растленье душ и пустота

Кто их излечит, кто прикроет?...

Ты, риз чистая Христа…
Совершенство образа Святой Руси в вечности возможно только с Божьей помощью. Воздвижение «земной» Руси в «небесную» при помощи православия раскрывается в образе беспредельной «Святой Руси»:

День православного Востока,

Святись, святись великий день…

Разлей свой благовест широко

И всю Россию им одень!...

Но и Святой Руси пределом

Его призыва не стесняй…

Пускай он льётся через край…

Пусть слышен будет в мире целом…

Образ России восставшей, поэт-христиан расширяет её пределы глаголами не стесняй, общепоэтическими метафорами льётся через край, широко разлей как «нам завещанное море»:

Опять зовёт и к делу нудит

Родную Русь твоя волна…

В свои права вступает снова

Родная русская земля…

России уподобляется Святой Чаше, наполненной «кровью миллионов христиан»: Ведь это кровь из сердца твоего!...

Примите Чашу! Вам звездой

В ночь судеб она светила…

Применение существительных кровь и сердце животворит образ России и жаждет его причастия к вечности.

Чарующий образ Святой Руси передается совсем другими глаголами, чем образ земной России, распростёртой под тяжкими обстоятельствами. Олицетворяющие глаголы «воскресла, святись, разлей» образно распростирают её в небеса, в вечность непреходящую:

Чтобы в Христово воскресенье

Всецело жизнь воскресла а ней…

Размеры распростёртости России безграничны и неизмеримы:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать-

В Россию можно только верить.

Символические образы России.

Исследование последнего значения слова «распростёртая» я символически перенёс на образы-символы России в поэзии Тютчева.

Символически Россия в стихотворение Тютчева дополняет воображению картины её состояния в изыскано-романтически образа Утёса, Корабля, Степны.

Воли неистовых прибоем

Беспрерывно вал морской

С ревом, свистом, визгом, воем

Бьет в утес береговой,-

Но спокойно и надменный,

Дурью волн не обуян,

Неподвижный, неизменный,

Мирозданью современный!

Ты стоишь, наш великан!

Живопись образов создаёт впечатление живой, символически наполненной картины мира в «его минуты роковые», протекающего во времени процесса.

Одинаковое восприятие западноевропейской революционной действительности и одинаково иллюзорное представление о феодально-крепостнической России повлекло за собой общность образа, которым пользуется Жуковский и Тютчев: «ковчег спасания», «святой ковчег». Тютчев создал стихотворное произведение на тему Революции и России- «Море и утес», навеянное «Русским великаном» Жуковского. В образе бунтующих волн воплощен революционный Запад, а в образе незыблемого утеса – самодержавная Россия, но образы лишены обнаженной аллегоричности.

Поэт-гражданин жаждал отмену крепостного права отмену крепостного права, но не мог предположить, что пореформенная Россия будет похожа на:

Корабль в густом сыром тумане

Как бы затерянный стоит…

Недавней бурей в океане

Компас изломанный молчит.

И цепи якорей порвались…

Течения ж всё несет, несет…

Образ «Корабля» «в гостом сыром тумане» - образ пореформенной неуправляемой России. Когда «и цепи якорей порвались…»( отмена крепостного права) и «теченье ж всё несет, несет..,» его. Такой «ужас дикий» среди здравомыслящих людей – «в экипаже», что поэт вопрошает: «Ужель, о Боже, погибать? ...» и молчит об их спасении: «Спаси их, Господи, спаси!»

И вот: свободная стихия,-

Сказал бы наш поэт родной,-

Шумишь ты, как во дни былые,

И катишь волны голубые,

И блещешь гордою красой !...

Так и было, когда воочию «Родная Русь» распростёрлась как «свободная стихия» от «Великого Севастополя до Петропавловского свода».

В стихотворении «Славянам» образ славянской земли символизирует «стену большую», что « как живой… оплот»:

Стоит она, как и стояла,

Твердыней смотрит боевой…

Ужасно та стена упруга,

Хоть и гранитная скала,-

Шестую часть земного круга

Она давно уж обошла…

«Твердыней», «упругой», «гранитная скала» - смысловые синонимы непобедимости будущей России.

Заключение

В данной работе проведено семантическое исследование лексического значения причастия «распростертая», примененного по отношению к образу России по стихотворениям Ф.И. Тютчева. Между индивидуально-авторским употреблением значения слова и нашими производными его трактовками существует связь. Они как бы нанизаны на общий смысловой «стержень» «распростертости» в объемно-образном измерении лирического описания России.

Также в работе доказана многозначность лексического значения слова «распростертая», что позволяет рассматривать тематически в разных плоскостях поэтический образ России. Ведь «Поэзия Ф.И. Тютчева – это поэзия мысли» - по утверждению А.В. Чичерина, позволила нам философски проанализировать неоднозначность в смысловом отношении, многоаспектность объемного представления, связанного со словом «распростертая».

На основании рассмотренной нами лирики Тютчева подтверждена основная, главная линия, определяющая неповторимость и индивидуальность сквозных смысловых лексических форм тютчевской лирики. Она подчиняется единому смысловому тону, в создании которого принимают участие семантически прямые и смещенные слова.

Поэт жив и в нынешнем дне, и в вечности, на земле и на небесах, в зримом и незримом, но всегда с верой в душе, в сердце и в помышлении. Он слишком много видел и понимал в этом мире, который страшится правды о себе. В тисках ограниченного человеческого языка, Тютчев умел выразить сущность, главное, то, что проникает сразу же и в душу и в сердце.

Под влиянием высоконравственной поэзии Ф.И. Тютчева я позволил себе высказаться:

Его стихи так благозвучны

И сердцу русскому милы.

Список использованной литературы

Аксаков И.С. Биография Федора Ивановича Тютчева. М., 1874г.

Тютчев Ф.И. Полное собрание стихотворений. М. 1987г.

Горелов А.А. Три судьбы. М. «Просвещение». 1998г.

Озеров Е.В. Поэзия Ф.И. Тютчева. Москва, 2003г.

Григорьева А.Д. Слово о поэзии Ф.И. Тютчева. М., 2005г.

Пигарев К. Н. Ф.И. Тютчев и его время. М., 1978г.

Чагин Г.В. Федор Иванович Тютчев. С.-Петербург, 2001г.

Аношкина В.Н. Ф.И. Тютчев. Проблемы творчества и эстетического наследия. М., 2006г.

ИсуповК.Г. Ф.И. Тютчев. Pro et contra. Антология. С. – Петербург, РГХИ, 2007г.

Львов Лоллий Памяти Тютчева. Русская мысль. №4, 56-64с.

Корочанцев В.С. Все пережить и все-таки жить… Газета «Православная Москва» №12 (390), июнь 2008г.

Просмотров работы: 814