Анализ флористических образов в пейзажной лирике И. Ф. Анненского

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Анализ флористических образов в пейзажной лирике И. Ф. Анненского

Мерцалова Е.В. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение-гимназия №16 города Орла
Савостикова А.Б. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение-гимназия №16 города Орла
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В литературоведении последнего десятилетия наметилась тенденция изучения творчества поэтов и писателей, которые еще совсем недавно считались творцами второго и третьего ряда, не заслуживающими серьезного научного внимания. Постепенно изменилось не только отношение к мастерам художественного слова, не признанным в качестве классиков, но и литературным направлениям, литературным периодам в целом.

На современном этапе развития литературоведения возникла необходимость осмысления всей совокупности русской лирики конца ХIХ – начала ХХ века. Это и заставляет исследователей обращаться к творчеству поэтов, творивших в переходные литературные эпохи. Для русской литературы таким периодом стали 90-е годы ХIХ века, связанные с именами К. Случевского, С.Я.Надсона, В.Соловьева, Н.Минского, Д. Мережковского, К. Фофанова.

Среди перечисленных творцов особенное место занимает их современник—поэт, принесший в литературу новые темы, мотивы, образы, повлиявший на развитие всей русской поэзии рубежа веков—Иннокентий Федорович Анненский.

Удивительно высокая оценка творчества поэта делают изучение его поэтического наследия перспективным аспектом современной науки.

Все это обусловило основную цель исследовательской работы – выявление особенностей поэтической системы поэта через анализ флористических образов в его пейзажной лирики.

Рассмотрение пейзажной лирики И.Ф. Анненского как одной из форм выражения импрессионистических представлений составляет актуальность работы.

Особенности избранного метода исследования, материал и цель исследования определили основные задачи:

- изучение литературоведческих исследований по анализу творчества И.Ф. Анненского;

-анализ лирики И.Ф. Анненского;

-определение доминантных тем и образов;

-рассмотрение особенностей творческого метода поэта.

Предметом исследования является совокупность поэтических текстов И. Ф. Анненского, в которых доминантным образом стал образ цветка.

Основная часть

При жизни И.Ф. Анненского о нем писали мало—в основном как о переводчике Еврипида и «начинающем» поэте. Известность пришла к нему только в последний год его жизни, когда его почти случайно «открыли» молодые поэты, объединившиеся вокруг подготовляемого к изданию журнала «Аполлон». Но по-настоящему об И.Ф. Анненском заговорили лишь после его смерти. Заговорили сразу многие: близко знавшие его люди, почитатели его таланта, молодежь, видевшая в нем своего «метра».

Для русской поэзии конца ХIХ века пейзажная лирика была одной из традиционных тем, к которой обращались и Ф.И. Тютчев, и А.А. Фет, и А. Майкой. Интерес к пейзажной лирике объясняется тем, что помимо яркой и образной картины поэт мог включить в текст стихотворения размышления философского характера, «природа для поэзии – это как бы ее второе «я», зеркало, в котором яснее узнается собственный облик» .

Важное значение для лирической системы И.Анненского имеют описания конкретных объектов окружающего мира. Как поэт-импрессионист, он уделяет немалое внимание флористике. «Образ цветов, неразрывно связанный с образом природы, является одним из наиболее частотных в лирике И.Ф. Анненского»,—отмечает Д.В. Соколова. Обращаясь к тем или иным цветам, автор наделяет их образы символическим значением. По данным исследований Д.В. Соколовой цветы – это один из ведущих образов И.Ф. Анненского. Исследовательница перечисляет названия цветов, нарисованных в лирике поэта: розы, лилии, маки, фиалки, хризантемы, азалия, гиацинт, астры, тюльпаны, георгины, ирис, орхидея, мальва, резеда, левкой, одуванчики, ландыши, центифолии. Кроме того, в статье просчитано точное количество стихов, в которых встречаются флористические образы. «Стихотворений, в заглавиях которых фигурирует название цветка, у Анненского – 10, из них 4 содержат слово «лилии», 2 – «сирень», остальные – «одуванчики», «маки», «хризантемы», «резеда» .

На наш взгляд, статистика, приведенная в статье Д.В. Соколовой, не отражает реального состояния поэзии И.Ф. Анненского. Исследовательница явно не учла цикл «Лилии», включающий три стихотворения, два из которых «Аромат лилеи мне тяжел…» и «Снова лилии». Неточны данные по стихотворения с названием «Сирень», в перечислении флористических образов не учтено стихотворение о туберозах. Два стихотворения о маках в «Трилистнике соблазна».

Но самое главное, исследовательницей не рассматривается содержание стихотворений, включающих флористические образы. Вся статья сведена к констатации отдельных фактов. А, на наш взгляд, анализ флористических образов выявляет особенности мировосприятия поэта, раскрывает его представления об окружающем мире и объясняет его эстетическую программу.

Наибольшее внимание Анненский уделяет лилиям. Об этом говорит и то, что им посвящено большее количество произведений. Есть также целый цикл, который называется «Лилии». Он включает в себя три произведения. Для Иннокентия Анненского лилия является чем-то большим, чем цветком. Он восхищается ее красотой. Не случайно, создавая образ лилии, поэт использует такие эпитеты, как «нежные», «небывалые».

Например, в первом стихотворении из данного цикла «Второй мучительный сонет» И.Ф. Анненский подчеркивает женское начало этого цветка: Не мастер Тира иль Багдата,//Лишь девы нежные персты//Сумели вырезать когда-то //Лилеи нежные листы…

Лилия для поэта женственна, а потому таинственна, загадочна и прекрасна. В образе лилии Анненский соединяет несоединимые понятия: «обетованье и утрату неразделенной красоты». Поэт наделяет лилию человеческими свойствами: она живет, способна чувствовать («Живут любовью без забвенья…»). Этот цветок у Анненского, не смотря на свою красоту, живет в постоянном одиночестве и разлуке. А потому и сам становится символом одиночества. И. Анненский не столько дает внешнее описание лилии, сколько передает ее восприятие, ощущения ее аромата. Следует отметить здесь тот факт, что восприятие это неоднозначно. Передавая аромат цветка, поэт использует контрастные по оценочному значению слова: запах лилии — это и «ладан», «напиток благовонный» и «отрава», «яд». Причем, эти противоположные по сути понятия часто одновременно используются автором в одном произведении и порой становятся почти синонимичными.

Во втором стихотворении цикла «Лилии», которое называется «Зимние лилии» цветок представлен в образе чаши, «живого кубка». Здесь лилия становится источником творчества в целом и поэтического вдохновения: И из кубка их живого//В поэтической оправе//Рад я сладостной отраве//Напряженья мозгового…

Благоухание лилий создает вокруг особый мир. Этот мир сродни миру мечты. Не случайно в произведениях появляется розовый цвет: «розовый сумрак», «златисто-розовые угли». Но он не есть мечта. Аромат лилий поднимает поэта над действительностью, ломает все сложившиеся представления и стереотипы, позволяет пребывать в ирреальности, тем самым питая поэтическое вдохновения, открывая новые горизонты творчества: В белой чаше тают звенья//Из цепей воспоминанья,//И от яду на мгновенье//Знанье кажется незнаньем.

Именно в такие мгновения яд аромата лилий становится «сладостной отравой». Нужно отметить, что лилия у И. Анненского является не только символом одиночества, но и бесконечности. На это указывает присутствие в цветовой палитре стихотворений, вошедших в цикл, серебряного цвета. Но серебристые не только лилии, но и окружающее их пространство воспринимается лирическим героем И.Ф. Анненского в серебряном цвете.

Таким образом, антитетичными являются образы тубероз, лилий и гиацинтов. Но нужно заметить, что и лилии, и гиацинты являются родственными цветами. Они относятся к семейству лилейных и схожи по внешнему виду. Следовательно, можно предположить, что для лирического героя Анненского они тождественны. На это указывает и тот факт, что поэт, говоря о гиацинтах, использует эпитет «небывалые», который является принадлежностью образа лилий. Данное стихотворение еще более подтверждает предположение о том, что Иннокентий Анненский выделяет лилии в ряду других цветов.

Еще одно произведение, посвященное лилиям, «Аромат лилеи мне тяжел» входит в цикл «Трилистник одиночества». Оно представляет собой поток мыслей, который граничит с бредом. На это указывает прерывистые предложения, большое количество многоточий.

Ощущения лирического героя несколько меняются. Бывший ранее «напиток благовонный» становится невыносимым: «в нем таится тленье». Альтернативой ему становятся «синие смолы». Одним из значений синего цвета у Анненского является олицетворение плена, тюрьмы. Вероятно, образ «синих смол» символизирует нечто приземленное, не несущее в себе возможности творить. Но перестать творить не возможно для лирического героя. Поэтому он вновь выбирает ирреальный мир миражей, который дарит аромат лилий: Оттолкнув соблазны красоты,//Я влюблюсь в ее миражи в дыме…//И огней нетленные цветы//Я один увижу голубыми…

Интересно использование Анненским относительно лилии эпитета «голубой». Традиционно образ голубого цветка символизирует высшее проявление поэтического творчества. Таким образом, для Анненского лилия становится не просто источником поэтического вдохновения, но и олицетворением высокой поэзии.

Следующий цветок, которому Иннокентий Анненский уделяет внимание, мак. Произведения, посвященные ему «Маки» и «Маки в полдень», входят в цикл «Трилистник соблазна». Название цикла прямо указывает на символику этого цветка. Красные маки олицетворяют соблазн, страсть как стихийные проявления любви. Это жадные, даже в какой-то степени низменные чувства. Например, в стихотворении «Маки» для создания образа маков поэт использует такие яркие сравнения, как «жадное бессилье», «губы, полные соблазна и отрав». Здесь маки находятся в гармонии с окружающим миром. Они вносят еще большее оживление в цветущую природу.

Но страсть стихийна, и потому кратковременна. Она вспыхивает внезапно и также быстро угасает. Создавая образ «сохлых» маков, Анненский использует сравнение, которое вносит некоторую негативную окраску: «маки сохлые, как головы старух». И здесь гармония с окружающим миром несколько нарушается: //Веселый день горит… Но сад и пуст и глух.//Давно покончил он с соблазнами и пиром, —//И маки сохлые, как головы старух,//Осенены сияющим потиром .

Произведение «Маки в полдень» является вариантом предыдущего стихотворения. Здесь представлена несколько иная картина. Образ маков становится противоречивым. В первой строфе маки, кроме стихийности, наделяются тонкостью, нежностью, даже некоторая незащищенностью.

Но гармония с природой нарушается. Во второй строфе появляется образ крови, который и нарушает баланс: Все, что нежит — даль и близь,//Оскорбив пятном кровавым,//Жадно маки разрослись//По сомлевшим тучным травам .

Поэт наделяет маки глубокими психологическими переживаниями. Цветы лишены легкости цветения. Вся их недолговечная жизнь омрачена «сном осенним», то есть постоянным осознанием и ожиданием смерти. И это становится искуплением греховной жизни. В четвертой строфе поэт обращается к религиозным мотивам: возникает образ сада, как храма. Причем, таковым он становится лишь тогда, когда «пуст и глух». Осеннее умирание приносит с собой очищение. И образ «сохлых» маков как конечной точки их жизни, получает право на продолжение. «Головы старух» несут в себе дар: возможность возродится вновь: Сном о том, что пуст и глух//Будет сад, а в нем, как в храме,//Тяжки головы старух…//Осененные Дарами.

Следующий образ — хризантема. Ему посвящено одно стихотворение. Но в творчестве Иннокентия Анненского в целом хризантемы нередко встречаются. В произведении «Хризантема», которое входит в цикл «Август» образ хризантемы олицетворяет печаль. На это указывает тот факт, что описан цветок в траурном венке похоронной процессии. Подчеркивается это и цветовым эпитетом: «бледно- желтым цветом». Желтый цвет у Анненского символизирует болезненное состояние, умирание. Поэт наделяет хризантему человеческими качествами: цветок способен на тонкие психологические переживания. Образ хризантемы соотносится с образом женщины: И казалось мне, что нежной //Хризантема головой//Припадает безнадежно//К яркой крышке гробовой…

Вместе с тем, в последней строфе бледно-желтый цвет хризантемы меняется на золотой, который у Иннокентия Анненского является символом красоты. Таким образом, хризантема для поэта становится олицетворением прекрасного. А в произведении «Мелодия для арфы» образ хризантемы становится символом «тоскующей любви». Цветок одновременно и разделяет с лирическим героем это чувство, и становится немым напоминаем о нем. Поэт возвышает в образе хризантемы любовное чувство. Это подчеркивается цветовым эпитетом «белая». В творчестве Анненского белый цвет символизирует возвышенность, недоступность и чистоту: Мечту моей тоскующей любви//Твои глаза с моими делят немо…//О белая, о нежная, живи!//Тебя сорвать мне страшно, хризантема.

В стихотворении «Струя резеды в темном вагоне» из цикла «Добродетель» появляется образ «голубых хризантем». То есть хризантема становится еще и олицетворением поэтического творчества. Вероятно, это не случайно, потому что символика хризантемы предполагает сильные душевные переживания, а поэзия есть не что иное, как выражение ярких чувств и эмоций. Образ хризантемы в стихотворении показан в соотношении с образом резеды. В целом эти образы антагоничны. Аромат резеды несет у Анненского теплоту, успокоение. Образ резеды относится к стихии дремоты, сна, мечты. В то время как хризантема порождает бред: Так беззвучна, черна и тепла//Резедой напоенная мгла…//В голубых фонарях,// Меж листов на ветвях,//Без числа//Восковые сиянья плывут,// И в саду,// Как в бреду,// Хризантемы цветут…

Но несмотря на антагонистическую природу этих двух образов, хризантема и резеда принадлежат к одному ирреальному миру. Помимо таких крупных образов в произведениях Иннокентия Анненского возникают еще такие редкие образы как: сирень, которая символизирует грезы; беззащитные перед действительностью одуванчики и розовые тюльпаны, олицетворяющие любовную истому. Образы цветов И.Ф. Анненский использует для того, чтобы показать красоту окружающего мира, сделать более яркими поэтические тексты. Кроме того, образы цветов помогают более глубоко проникнуть во внутренний мир, понять чувства, переживания, восприятие лирическим героем окружающей действительности.

Заключение

Таким образом, по своим основным параметрам лирику И.Ф. Анненского, на наш взгляд, можно отнести к импрессионистическому направлению мировой литературы.

И.Ф. Анненский использовал такие черты, свойственные творчеству импрессионистов, как выдвижение на первый план какого-либо одного (ведущего) образа. В живописи К.Моне таким образом был Руанский собор, в лирике К. Бальмонта – солнце, в стихах И.Ф. Анненского – цветы.

Для поэтической манеры И.Ф. Анненского характерно активное использование цветописи, что также сближает его творчество с импрессионизмом.

Список литературы

Андреев Л.Г. Импрессионизм. – М., 1980.

Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М., 1975

Булычева Т. А. Эстетика И.Ф. Анненского и проблема синтеза искусств в современном литературоведении // Литературоведение на пороге XXI века. — М., 1998. С. 124-129.

Венгеров С.А. Поэзия восьмидесятых годов. Переоценка всех ценностей // Русская литература ХХ века. 1890 – 1910. Т.1. – М., 1914. С.41 – 57.

Гинзбург Л. Вещный мир // Гинзбург Л.Я. О лирике. — М., 1974. С. 292-330.

Корецкая И.В. Импрессионизм в поэзии и эстетике символизма // Литературно-эстетические концепции в России конца ХIХ – начала ХХ века. – М., 1975. С.186 – 212.

Лотман М.Ю. Метрический репертуар И.Анненского // Учен. записки ТГУ. Вып. 358. – Тарту, 1984. С. 122-147.

Тростников М. В. Сквозные мотивы лирики И.Анненского // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1991. Т. 50. № 4. С. 328-337.

Эпштейн М.Н. Природа, мир, тайны вселенной… Система пейзажных зарисовок в русской поэзии. – М., 1990.

Юниверг Л. И.Ф.Анненский глазами Э.Ф. Голлербаха // Литературное обозрение. 1996. № 4. С. 90-97.

Просмотров работы: 615