Оборона Краснодара

VIII Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Оборона Краснодара

Воробьев И.В. 1
1МБОУ СОШ №1 им. И.Ф. Вараввы
Штомпель Г.Г. 1
1МБОУ СОШ №1 им. И.Ф. Вараввы
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

Оборона Краснодара 7—14 августа 1942 года — оборонительные бои 56-й армии в районе Краснодара в ходе Армавиро-Майкопской оборонительной операции Северо-Кавказского фронта в период Битвы за Кавказ. Оборона Краснодара состояла из двух этапов: первый, включающий непосредственное удержание позиций на правом берегу реки Кубани, — оборона города Краснодара, станиц Елизаветинской и Пашковской (7 августа — 12 августа), и второй — бои на левом берегу реки Кубани (12 августа — 14 августа). Ожесточённые оборонительные бои 56-й армии на рубеже реки Кубани не позволили соединениям V армейского корпуса противника с ходу овладеть городом, переправами, плацдармами на левом берегу реки, а затем уничтожить основные силы Северо-Кавказского и Закавказского фронтов в предгорьях Кавказа.[5] Актуальность: В российской истории 1942-й считается годом тяжелейших испытаний на юге СССР в Великой Отечественной войне. А для нас, кубанцев, это еще и год тяжелейших боев и немецкой оккупации на территории края, но благодаря героизму жителей Кубани, в частности г. Краснодара и советским солдатам удалось сдержать фашистов под Краснодаром.  Цель: рассмотреть подвиг советских солдат при обороне г. Краснодара. Предмет исследования – подвиг советских солдат при обороне г. Краснодара. Основные задачи исследования: Собрать документальный материал и воспоминания очевидцев о подвиге советских солдат при обороне г. Краснодара. Методология исследования: Опирался в своей работе на личностно-ориентированный научный подход; Использовал гуманистические принципы. Методы исследования: Эмпирические: наблюдение, изучение продуктов деятельности и документацию; Метод качественного (конкретных фактов) анализа. Этапы исследования: 1.Изучение теоретического материала. 2. Работа с живыми носителями информации. 3.Обобщающий, связанный с оформлением самой работы. В своей работе я использовал документы архивов, материалы станичного музея, монографическую, художественную, энциклопедическую литературу.

Предыстория.

Ростовская оборонительная операция была проиграна. В течение двух дней части и соединения без приказа оставили город. Провал этого сражения вызвал растерянность, а на некоторых участках деморализацию войск. Это обстоятельство побудило ГКО принять самые жёсткие меры в отношении паникёров, дезертиров и лиц, самовольно, без приказа, оставляющих обороняемый рубеж. В целях исправления положения на фронте И. В. Сталин лично диктует положения знаменитого приказа № 227, известного как приказ «Ни шагу назад». В ночь на 24 июля последние взводы 30-й стрелковой дивизии и остатки Ростовского полка народного ополчения покинули Ростов. Учитывая значительное превосходство противника, советские части быстро отступали на юг. Фронт был расчленён. Ситуация на фронте для многих жителей края и даже руководителей была непонятной. Стремительное отступление советских войск они характеризовали как полный развал фронта. В этих условиях Ставка Верховного Главного командования соглашается с решением об отводе главных сил и сосредоточении их в предгорьях Кавказа. Для задержания врага и обеспечения возможности планомерного отвода войск командование фронтом принимает решение о контрударах: силами 56-й армии под Батайском и 17-м кавалерийским корпусом в районе Кущёвской, Шкуринской, Канеловской. Если 56-я армия имела опыт оборонительных и наступательных боёв под Ростовом-на-Дону, то для сорокотысячного 17-го добровольческого казачьего кавалерийского корпуса это было первое боевое крещение. Однако их попытки задержать врага потерпели неудачу. 15, 116, 12 и 13 кавалерийские дивизии за период с 31 июля по 3 августа понесли значительные потери от артиллерии, танков и плотного миномётного и пулемётного огня противника.

Стремительное продвижение частей 49-го немецкого корпуса побудило советское командование отвести 17-й кк в район Майкопа, чтобы замедлить продвижение фашистов. 30-я Иркутской стрелковой дивизии примет на себя всю тяжесть немецкого удара в районе г Краснодара. В соответствии с немецким планом 8 августа противник намеревался авангардами 73-й и 9-й пехотных дивизий ударом в стык 30-й и 339-й дивизий с северо-запада прорвать оборону Краснодарского обвода, с запада овладеть городом, захватить Яблоновскую переправу Краснодара (два моста) и переправу в ст. Елизаветинская. Другими же группами, включающими в себя 125-ю и 198-ю дивизии ударом с северо-востока охватить 56-ю армию с другой стороны, захватить Пашковскую переправу, а далее, с ходу выйти в предгорья Кавказа, закрыв тем самым пути отступления советских армий. Командование фронтом заранее предвидело подобный сценарий развития ситуации. Основные силы фронта заблаговременно были выведены на левый берег Кубани. В своем приказе Командующего фронтом № 042 от 2 августа 1942 года заранее указал районы дислокации частей и соединений по обороне Краснодара. В третьем пункте этого приказа указывалось «…56-й армии в составе: 339, 349 и 30 стрелковой дивизии, 76-й морской стрелковой бригаде, Урюпинскому военному училищу, 151-му Укрепрайону, арткурсам младших лейтенантов, 75-му зенитно-артиллерийскому полку, 1195-му смешанному артиллерийскому полку резерва Главного командования, 526-му гаубично-артиллерийскому полку боевых машин — оборонять левый берег реки Кубань на фронте Темижбекская, Кропоткин, Усть-Лабинская, Васюринская, Краснодарский обвод, прочно укрепить район переправ через реку Кубань…» 30-я стрелковая дивизия, являясь арьергардом 56-й армии смогла оторваться от противника лишь 6 августа. К утру следующего дня она сменила, временно занимавшие её оборонительный район фронтовые курсы младших офицеров, и приступила к пополнению личным составом, оружием и боепри­пасами. Однако подготовительные мероприятия, в полной мере осуществить не удалось. Уже в 17:00 7 августа ей пришлось вступить в бой с разведкой противника и уничтожить её две танкетки и два мотоцикла. В этот же день бюро крайкома ВКП(б) принято очередное решение «О мерах по укреплению обороны города Краснодара»,а осознавая опасность складывающейся ситуации, командующий армией генерал-майор Рыжов А. И.издаёт приказ № 0296 от 7 августа 1942. «Об организации обороны города Краснодара». В котором требует: «…К утру 8 августа 1942 привести в готовность непосредственную оборону г. Краснодара». Начальником обороны города он назначает начальника гарнизона г. Краснодара полковника Викторова, а его заместителем — начальника фронтовых курсов младших лейтенантов подполковника Глушкова". Приказ предписывал город разбить на районы-секторы, во главе каждого района-сектора назначались коменданты и комиссары из числа командиров и политработников подразделений курсов. Рубеж обороны по Краснодарскому обводу в инженерном отношении оказался совершенно не подготовленным. Кроме того, в связи с плохой работой тыла, у личного состава отсутствовал шанцевый инструмент, что не позволяло бойцам самим подготовить к бою свои позиции. После окончания войны Б. В. Баданин, начальник штаба инженерных войск Северо-Кавказского фронта, в книге «На боевых рубежах Кавказа», писал: «Никакой пользы не принесли и те оборонительные рубежи и заграждения, которые строились без учета реальной обстановки и возможностей войск. Немало было противотанковых рвов и других земляных заграждений, заблаговременно отрытых на Кубани по рубежам рек и на городских оборонительных обводах, которые легко были преодолены противником и никак не оправдали огромных затрат труда на их устройство». [2] Справа от северной окраины города заняла оборону 339-я стрелковая дивизия. 6 августа в состав армии прибыл 101 отдельный гвардейский миномётный дивизион, который сосредоточился на южной окраине п. Калинино. На северной окраине Краснодара был создан противотанковый резерв 593 отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона в количестве 2-х 76-мм орудий и 20 противотанковых ружей. 7 августа прибывшая из состава 18 армии 216 стрелковая дивизия в состав 56 армии сосредоточилась в районе Энем, Кошехабль на левом берегу Кубани. Дальнейшую динамику событий боев на Краснодарском обводе следует проследить по оперативным сводкам армии и соединений. Утром 7 августа 30-я стрелковая дивизия завершила смену Фронтовых курсов младших лейтенантов заняла рубеж, исключая отметку «43» — Новотитаровская. Не успев как следует закрепиться, пополниться личным составом, оружием и боеприпасами, она вступила в первые бои. В донесении по состоянию на 20:00 того же дня отмечалось: «…30-я стрелковая дивизия к 17:00 своим боевым охранением вела бой с разведчастями противника в районе отметки „32“. Уничтожено две танкетки и два мотоцикла противника. По сведениям разведки 30-й стрелковой дивизии в 15:00 замечен противник, который мелкими группами вышел на рубеж 4 км восточнее ст. Динской, замечены так же две машины с пехотой в 3,5 км от ст. Динская, а юго-западнее Красносельской — 8 мотоциклов, три танка и до 2-х взводов пехоты, а в 2 км севернее ст. Новотитаровская — 8 мотоциклов и 3 бронемашины». Появление разведки противника показало, что враг совсем близко. Времени для организации непосредственной обороны города не осталось. Решения Крайкома партии о сооружении инженерных сооружений в городе так и остались на бумаге. Утром 8 августа Фронтовые курсы младших лейтенантов (без 1-го батальона) поступили в распоряжение начальника гарнизона, с задачей сразу же начали изучать город, намечать сектора обстрела, возможные варианты развития боевых действий и оборудовать огневые позиции.[1]

Ход боевых действий. Провал немецкого плана «Anlauf» («Разбег»)

Немецкий план предусматривал стремительными ударами четырёх пехотных дивизий пятого армейского корпуса при поддержке танков 13-й танковой армии вермахта прорвать оборону «Краснодарского обвода». При этом 9-я и 73-я пехотные дивизии должны были 9 августа захватить целыми и невредимыми мосты Краснодара и паромную переправу в станице Елизаветинская. (см. приложение II рис.2) Для этого они должны были использовать разведывательно-диверсионный батальон «Бранденбург-800» переодетый в красноармейскую форму, а 125-я и 198-я пехотные дивизии должны были осуществить охват 56-й армии с северо-востока и востока и захватить Пашковскую переправу. Кроме того, 4-й румынский кавалерийский корпус, состоящий из трёх дивизий должен был прикрыть соединения 17-й армии с запада, со стороны Славянской ударить во фланг отступающим советским частям. Предвидя подобный разворот событий, советское командование приняло решение прикрыть западное направление естественными препятствиями. О проведении этой операции докладывал начальник Ивановского РО УНКВД в управление: «7 августа дано распоряжение… о полном спуске воды из главного магистрального сооружения рисовой системы от реки Кубань на рисовые поля и др. места для затопления дорог Краснодар — Славянская, что и было сделано. Вода затопила часть рисовых полей и дорог». Мост, который играет большую роль в части переправы противником своих сил по главной профилированной дороге от Краснодара до Славянской, сапёрами не был взорван и не был подготовлен для сжигания. Пришлось заставить проезжавшего около моста тракториста «Кубрисстроя», ехавшего на тракторе с двумя цистернами горючего, остановиться на мосту «ОП», выпустить из цистерны на мост керосин и зажечь его. Мост совершенно сгорел вместе с трактором и двумя цистернами горючего". Далее начальник районного отделения доложил, что по его указанию проведено открытие всех шлюзов главных узлов оросительного канала на территории Ивановского и Марьянского районов, в результате чего затоплены дороги. Взорвано два канала, вода из которых также затопила дороги. Таким образом, румынские части не смогли ударить с запада. Путь им преградили масштабные затопления дорог. В этих условиях только успех противника на краснодарском направлении мог спасти престиж немецкой армии в тщательно разработанном ими плане по уничтожению главных сил Красной Армии в предгорьях Кавказа. Уже утром в 9:00 8 августа группа мотоциклистов ворвалась в пос. Сосновский, а в 12:15 они попытались прорвать нашу оборону на стыке 30 и 339 стрелковых дивизий. Прорвавшийся в глубину обороны Краснодарского обвода противник угрожал окружением и уничтожением основных сил 30-й стрелковой дивизии. Автомобиль с офицерами одного из немецких штабов в сопровождении машины с пехотой и 6 танков въехал на позиции первого батальона 256 стрелкового полка в районе колхоза им. К. Маркса. В результате короткого боестолкновения противник был уничтожен. В 20:00 колонна противника в количестве 50 автомашин с пехотой прорвала оборону из направления Миловидов. В это же время группа танков в количестве до 20 единиц при поддержке пехоты выдвинулась в направление колхоза им. Карла Маркса. В 22:50 12 танков при поддержке 7 автомашин с пехотой заняли поселок Прикубанский, а 23:00 группа пехоты при поддержке 3-х танков, прорвав оборону 349-й дивизии ворвалась в ст. Елизаветинскую. Основные силы 339-й дивизии к этому времени были уже отведены на левый берег Кубани. Основная нагрузка легла на 1135 стрелковый полк. Стойкость бойцов 1135 стрелкового полка не позволила с ходу овладеть станицей Елизаветинская. До 12 августа на её подступах продолжались ожесточённые сражения и противник вынужден был изменить направление главного удара на западную окраину Краснодара, которая, к тому времени оказалась не защищённой. Утром 9 августа нависла угроза захвата города противником. В два часа ночи покидая город первый секретарь Краснодарского крайкома партии П. И. Селезнев приказал старшему лейтенанту Бесчастнову А. Д. приступить к ликвидации промышленных и значимых гражданских объектов города Краснодара, в случае угрозы захвата их противником. Приказ требовал: «…железнодорожный мост взрывать после пропуска через него трёх бронепоездов стоящих на погрузке у железнодорожного вокзала, а затем нужно было уничтожить Краснодарскую нефтебазу». Однако, как показали дальнейшие события, действия немецких диверсантов сорвали этот план. Налет немецкой авиации уничтожил железнодорожный вокзал и находящиеся на нём составы с ранеными, боеприпасами, промышленным оборудованием, беженцами, в том числе и бронепоезда. Формально немецкие войска вошли в совершенно незащищённый город 9 августа. Обороняющая город 30-я дивизия оказалась отрезанной от города. Краснодар защищали лишь подразделения истребительного батальона, два батальона фронтовых курсов младших лейтенантов, да отдельные подразделения обеспечения дивизии. (см. приложение II рис.1) Прорванная противником оборона города угрожала захватом стратегических мостов через Кубань в районе пос. Яблоновского. Деревянный, наплавной мост, заблаговременно был подготовлен к поджогу, поэтому во втором часу дня 9 августа сапёры подожгли его. Краснодарскому истребительному батальону пришлось отступать на левый берег Кубани уже по горящему мосту. После поджога наплавного моста немецкие танки с десантом направились к железнодорожному мосту и предприняли попытку переправиться по нему на левый берег. С левого берега по танкам и автоматчикам открыли огонь зенитчики 57-го озад ПВО, уничтожив в скоротечном бою три танка противника и до взвода автоматчиков. Через несколько минут пролёты железнодорожного моста были взорваны советскими сапёрами и Яблоновская переправа была уничтожена.[8] (см. приложение III рис.1-2) В своем фронтовом дневнике за 9 августа немецкий офицер Флориан Тольк оставил следующее воспоминание: «…война рушит нашу идиллию, поступает приказ готовиться к контратаке. Русские, при поддержке танков и кавалерии, пытаются вытеснить нас из города. Сложившаяся ситуация вышла из-под контроля. Уничтожение русскими мостов через Кубань лишало нас возможности дальнейшего продолжения наступления и предотвратило окончательный разгром русских армий перед предгорьями Кавказа…».[3] На стене хорошо сохранилась запись тех лет, оставленная пулемётчиком Трутневым Николаем Мироновичем, жителем станицы Костомаровской с расчерченными секторами предполагаемого ведения огня. Иподьякон Василий, дежуривший в это время в соборе, рассказывал «Когда наш истребительный батальон отступал по улице Красной, немецкие мотоциклисты ринулись им наперерез. Тогда, с колокольни по врагу открыл огонь наш пулемётчик. Заняв круговую оборону курсанты Фронтовых курсов младших лейтенантов не подпускали противника к храму. Немцы растерялись и стали прятаться за строениями. Краснодарский истребительный батальон оторвался от противника и благополучно проскочил угрожаемый участок (угол ул. Мира и Красной). В течение нескольких часов шел бой, пока одному из немецких снайперов не удалось смертельно ранить пулемётчика». (см. приложение VI рис.2) На надписи, сделанной бойцом на стене остались следы крови героя. До последнего времени было мало что известно о героизме воинов 395-й стрелковой дивизии (подполковник Рахимов) 12-й армии, которой командовал генерал-майор А. А. Гречко. Бойцы упорно трудились над сооружением опорных пунктов, однако до конца работы не были закончены. «… В 15:00 на стыке 349-й стрелковой дивизии и 723-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии 12 армии противник силами до 1000 солдат, при поддержке 3-х танков предпринял наступление в направлении северо-восточной окраины станицы Васюринская. В трёх километрах от станицы завязалось жаркое сражение». 198-я пехотная немецкая дивизия была вынуждена бросить на хорошо подготовленную оборону полка крупные силы пехоты, при поддержке танков и тяжёлой артиллерии. Бой длился до позднего вечера. Это, во многом, и определило срыв одновременного удара противника по городу Краснодару. Подтверждением этому сражению, служат не только донесения командира дивизии, но и немецкие источники. «Архив-500», хранящийся в Центральном архиве министерства обороны, — боевой журнал 198 егерской дивизии, сообщает: «….При отходе русские взорвали почти все мосты за собой, готовясь принять бой, но не отходить. Однако быстро к месту переправ выдвинулись военные инженеры, чтобы помочь задержанным соединениям быстро осуществить переправу. Существенное выдвижение вперед наших войск вследствие этого невозможно». На западном участке обороны города боевые действия немецких войск развивались более успешно. Задача юго-западной «клешни» состоящей из ударных групп 9-й и 73-й пехотных дивизий состояла в том, чтобы захватив переправы в ст. Елизаветинской и Краснодаре отрезать части 56-й армии от основных сил фронта и уничтожить на подступах к городу. Однако советское командование разгадало замыслы противника. После того, как противник 8 августа прорвал Краснодарский обвод на стыке 339-й и 30-й дивизий, в целях исправления угрожающего положения, полковник Аршинцев принял решение выдвинуть на этот участок свой резерв: 3 танка, кавалерийский эскадрон, мотоциклетную роту, заградотряд и 2 броневика разведроты. Одновременно 71-й стрелковый полк, усиленный миномётным дивизионом и противотанковой ротой был переброшен на левый фланг дивизии для ликвидации опасности в районе совхоза Калининский. Дивизии Б. Н. Аршинцева, отражая яростные атаки противника. Положение частей было крайне тяжёлым. В связи с тем, что дивизия, в условиях дня должна была отражать неоднократные атаки противника, рассчитывающего окружить и уничтожить её, командующим армией было принято решение на отход к северной окраине города.[6] После уничтожения Яблоновской переправы вся нагрузка легла на 30-ю стрелковую дивизию. Колонны беженцев и разрозненные подразделения отступающих войск ринулись к Пашковской переправе. Вильгельм Тике писал: «…Сражение за Краснодар началось утром (9 августа). Искусно действовавшие в садах и городских кварталах арьергарды 56-й армии боролись за выигрыш времени. Им необходимо было обеспечить отход колонн советских войск по мостам за Кубань. Крупные склады военного имущества, продовольствия и горючего были вывезены или подожжены». В ночь на 10 августа 1942 года противник накапливал силы для последующих ударов с целью окончательно овладеть Краснодаром и Пашковской. Сковав 35 стрелковый полк (третьим батальоном 308 гренадерского полка) на рубеже Пашковская, противник имел главную группировку на левом фланге дивизии. Именно оттуда он и повел наступление. Дивизия продолжала оказывать упорное сопротивление, отражая атаки врага и вынуждая противника бросать все новые и новые резервы на Краснодар с запада и северо-запада. Пашковская переправа осталась единственным местом связывающим обороняющихся с «большой землёй». [7] Все, что не успели вывести из окруженного города вывозилось и выносилось через этот понтонный мост. Приказ на оставление города не поступал, поэтому комдив Аршинцев решился на отчаянный шаг. Он не только, хоть и с боями, оставлял город, но и перешёл в наступление, пытаясь выбросить врага из Краснодара. Собрав силы 30-я стрелковая дивизия 10 августа перешла в решительное наступление. Это явилось сюрпризом для врага. В кровопролитных боях воины 256-го и 71-го стрелковых полков, вместе с курсантами курсов младших лейтенантов, дрались в уличных боях. Решительные действия бойцов и командиров 30-й Иркутской дивизии наглядно свидетельствовали о том, что план по захвату Краснодара не состоятелен. В то же время, у противника ещё оставалась смутная надежда на успех в районе Пашковской переправы. Сюда были стянуты ударные группы 125-й и 198-й немецких пехотных дивизий. Осознавая нависшую угрозу полковник Аршинцев принимает решение сократить участок обороны. В ночь на 11 августа подразделения дивизии частично оставляют город, прочно удерживая его юго-восточную часть (Дубинку, железнодорожный вокзал и далее вдоль железнодорожного полотна дороги на Тихорецкую. Бой распространился по всему Краснодару и станице Пашковской. Трудно было установить, где фронт противника, а где советский фронт, боевые порядки противоборствующих сторон перемешались. Нередко завязывались рукопашные схватки и штыковой бой. Лишь в 24:00 наступило затишье. Противник под покровом ночи подтягивал к Пашковской переправе свои резервы с севера и востока. В 4:00 11 августа 125-я и, подошедшая после боев под станицей Васюринская, 198-я пехотные дивизия, перешли в наступление на ст. Пашковскую. Дальнейшее удержание города стало не целесообразно. Поэтому командование приняло решение о планомерном отводе 256-го, 71-го стрелковых полков и фронтовых курсов младших офицеров за Кубань. Отвод этих подразделений должен был быть организованным, исключающим панику. Нельзя было допустить того, чтобы противник перебросил дополнительные силы к Пашковской переправе. Его нужно было сковать. Выполняя этот приказ бойцы дивизии в течение всего дня 11 августа с боями отходили в южном направлении. 11 августа окружив 35-й полк противник попытался прорваться к переправе. Все попытки противника добиться успеха решительно пресекались войсками 56-й армии, сосредоточенной на левом берегу Кубани. Части армии вели разведку перед передним краем обороны, производили инженерные работы по усилению оборонительного участка… Пашковская переправа взорвана в 9:30 11 августа. Артиллерией армии в течение дня на восточной окраине ст. Пашковской рассеяно скопление пехоты, уничтожено 25 автомашин и до 200 солдат и офицеров противника». (см. приложение I рис.1) Противнику не удалось окружить и уничтожить не только 56-ю армию, но и 30-ю стрелковую дивизию. Противнику не удалось захватить переправы через реку Кубань и осуществить свой стратегический план по уничтожению основных сил Северо-Кавказского фронта, отрезав его от предгорий Кавказа. Теперь дивизии отступали планомерно от рубежа к рубежу по приказу командования, изматывая врага. Через месяц боёв противник потерял инициативу и перешёл к стратегической обороне.[9] (см. приложение IV рис.3-4), (см. приложение V рис.2)

Подвиги во имя жизни.


Лозунгом немцев в те дни было " вперед к переправам и мостам " захватить мосты целыми и не поврежденными, иногда им это удавалось как под Белореченской, где отряд спецполка " Бранденбург 800 " захватил мост через реку неповрежденным. У железнодорожного моста не реке Кубань занял позицию орудийный расчет 57 от зенитного-арт дивизиона с зенитным орудием. Командовал орудийным расчетом старший сержант Решетников Григорий, участвовал в боевых действиях с первых дней войны, не раз попадал в окружение. Задачей расчета была борьба с самолетами противника, прикрытию железнодорожного моста от атак с воздуха. Для усиления обороны на железнодорожных путях маневрировал 16-й отдельный легкий бронепоезд, имеющий на своем вооружении так же зенитные орудия. Выяснить какое орудие было у старшего сержанта Решетникова установить не удалось. Вероятно это либо 57 мм зенитное орудие или 85 мм зенитная пушка, но явно не автоматическая 37 мм пушка. 9 августа в Краснодаре шли отдельные бои , к мосту все еще выходили отдельные части, когда к реке Кубань проскочив через весь город вышли танки немцев с сидящими на них автоматчиками, танки устремились к мосту. Ширина реки в этом месте не более 200 метров, расчет зенитного орудия открывает огонь по танкам прямой наводкой, с танков спрыгивают немецкие автоматчики, два танка немцев загорелось, третий танк был подбит. От разорвавшегося рядом с орудием снаряда осколками ранит расчет, тяжело раненый красноармеец Сенин продолжает бой истекая кровью, тяжело раненый красноармеец Сохар продолжает заряжать орудие, раненый красноармеец Индейкин не донеся до орудия снаряд умирает так и не выпустив снаряд из рук. От очередного снаряда выпущенного из танка умирает старший сержант Решетников. Танки сожженные расчетом орудия Решетникова, загородили подъезд к мосту и не дали остальным танкам немцев прорваться по мосту на противоположный берег. Подошедший 16-й отдельный легкий бронепоезд расстреливает мост из своих орудий. Погибших зенитчиков вывезли от взорванного моста и захоронили в братской могиле, в километре восточней аула Шенджи.[5] О боях в районе Краснодара рассказывает помощник машиниста бронепоезда «Свердловский железнодорожник» (см. приложение V рис.1) С. Рылов: « Однажды из штаба дивизии поступил приказ: рассеять скопление вражеских войск на противоположном берегу Кубани. Офицер разведки отправился на дрезине к реке. Вскоре он доложил, что немцы наводят через Кубань понтонный мост. Бронепоезд «Свердловский железнодорожник» подошел к реке. Переправа была готова, и по мосту с осторожностью двигались танки с десантом. Бронепоезд рывком выдвинулся из-за укрытия. По бронеплощадкам прозвучала команда: «Первой площадке уничтожить головной танк! Остальным бить по переправе!» От первых выстрелов мост в нескольких местах разрушился. Пять танков, бывших на нем, опрокинулись в воду и затонули. Передний танк, взбиравшийся на берег, тоже был подбит. Внезапный налет на переправу длился четыре минуты. Бронепоезд отошел от переправы и, выбрав удобную позицию, остановился. Командир связался с полковым наблюдательным пунктом и запросил новые координаты. Снаряд за снарядом выпускал бронепоезд. От беспрерывной стрельбы дрожали бронеплощадки. Свободные расчеты пулеметчиков помогали артиллеристам. Очевидцы с наблюдательного пункта рассказывали впоследствии, какое страшное зрелище представлял собой противоположный берег. Там рвались и горели бензовозы, машины с боеприпасами. Солдаты в панике, спасаясь от осколков, лезли в воду...»[6] Приведу несколько строк из наградного листа на Бородина Анатолия , 9 августа 1942 года Краснодар : " товарищ Бородин взял у раненого курсанта автомат ппш и заметив стрельбу фашистского автоматчика с дерева, он дал несколько очередей, после чего автоматчик замолчал , выполняя свои обязанности связного с батальоном под сильным пулеметным огнем вовремя донес донесение в штаб, и в сквере по пути был ранен в руку, несмотря на это продолжал участвовать в боях". Парню на тот момент не исполнилось и 14 лет, прибился к части курсантов курсов младших лейтенантов закавказского фронта, был зачислен в ряды как воспитанник. В этот же день 9 августа Леша Воробьев 14 летний житель Краснодара присоединился к разведчикам курсов мл лейтенантов, заметив немцев которые были на углу в садике, около большого здания, разведчиков оставил на месте, сам взял три противотанковые гранаты, вскочил на крышу 2-х этажного здания, бросил все три гранаты в немцев, в результате взрыва 11 автоматчиков были уничтожены. Очевидцами были разведчики курсов Закавказского фронта. Толя Бородин и Леша Воробье будут представлены командованием роты к ордену Красной звезды. Анатолий Бородин будет награжден медалью "За боевые заслуги", орден ему вручат лишь в 1985 году. Алексей Воробьев будет награжден медалью "За боевые заслуги " в 1985 записи о награждении орденом нет, какова его судьба неизвестно. Бойцами и командирами курсов мл лейтенантов, были курсанты и преподаватели Орловского бронетанкового училища, сведенных в 4 батальона, но вступив в Краснодар из 4-х батальонов едва наберется один. Ротами сражавшимися в городе командовал старший лейтенант Халахур и старший лейтенант Борзиков. На одной из улиц города Краснодара двигался немецкий танк за ними двигались автоматчики, старшина Гудзенко посылает одного бойца на второй этаж одного здания сам забирается на крышу другого дома, оттуда он бросает противотанковую гранату, чем выводит из строя танк и 14 автоматчиков противник. Заняв оборону в одном из домов курсанты стойко обороняли дом, подъехавший танк открыл губительный огонь по дому, группа курсантов начала отступать, старшина Гудзенко остановил отступающих и организовал новую оборону. Курсант Новиков видя создавшееся положение дворами зашел во фланг немцам, самостоятельно атаковал уничтожил 2-х пулеметчиков и 10 солдат противника, сам погиб. С наступлением темноты курсанты небольшими группами пробираются к реке Кубань. Одну из таких групп возглавлял лейтенант Мастерко, в районе вокзала в тоннеле стоял немецкий танк, незаметно подобравшись красноармейцы перебили весь экипаж и подорвали танк. В боях за Краснодар курсантами было уничтожено 4 танка и до 200 солдат противника. Утром 11 августа группу автоматчиков повел в атаку старший лейтенант Сарочан, атаку поддерживает наш танк, механик водитель танка Гогидзе таранит своей машиной врага, старший сержант Барышников огнем из пулемета уничтожает до взвода пехоты, в период боя с правого фланга появляются два танка немцев, которые открывают огонь по танку Барышникова, механик дважды покидал машину и под огнем устранял поломки, только когда снаряд попал в мотор танка экипаж покинул горящую машину. Красноармеец Самарин двумя противотанковыми гранатами уничтожает танк немцев, второй подбивает сержант Москвинов, при смене позиций сержант получает ранения, но ему удается вынести ружье.[5] (см. приложение VI рис.1)

Заключение.

Немецкий план «Разбег» был сорван, благодаря чему 56-я армия не была разбита и заняла стратегически важные позиции на юге, что через год, в 1943-м, помогло освободить город. Оборона Краснодара в августе 1942 года не была провалом, а стала в достаточной мере успешной, позволила советским войскам организованно отступать, вымотав противника. И об этой роли города в истории Великой Отечественной войны необходимо знать всему нынешнему поколению на кубанской земле. Но об этих событиях мало кто знает среди молодежи. Вы можете спросить, что же меня заинтересовало в этом историческом событии? Мой прадедушка Савенко Павел Емельянович в 19 лет в составе Красной армии защищал г. Краснодар. За оборону Краснодара был удостоен орденом Отечественной войны II степени. [4] Его уже нет в живых и мои родные мало, что могут рассказать о его боевом прошлом и только скупые строки документов позволили узнать о его подвиге, а сколько еще безымянных героев еще есть в нашей стране, не счесть. О героическом прошлом местным жителям сегодня напоминает лишь скромный памятник, установленный на этом месте в 2003 году, и обрывающаяся снасть, каждый раз, когда пытаешься здесь порыбачить. (см. приложение I рис.2) Цель, поставленную перед собой выполнил. Собран документальный и теоретический материал. Проведен анализ полученных материалов и обобщены данные. Хочется отметить, что такую цель перед собой я ставил в первый раз. Итак, мне хочется отметить, что данная работа несёт в себе элементы научной новизны. Данную работу возможно использовать в практике образовательного учреждения (уроки кубановедения, классные часы) и иных учреждений (музеи, муниципальные органы власти, в СМИ), а так же для продолжения исследования.

Список использованной литературы:

Краснодар в годы Великой Отечественной войны: сборник статей и документов / Администрация МО г. Краснодара: сост. А.Г. Бурмагин, Ю.Г. Бузун.- Краснодар. 2008.

Баданин Б. В. На боевых рубежах Кавказа. Очерки по инженерному обеспечению битвы за Кавказ в Великой Отечественной войне. — М., 1962.

Вильгельм Тике. Марш на Кавказ. — М., 2005.

Семейный архив семьи Воробьевых. 

Оборона Краснодара ru.wikipedia.org

Оборона Краснодара. www.encyclopaedia-russia.ru

Пашковская переправа, которую защищали дети, стала одним из символов обороны Краснодараhttp://bloknot-krasnodar.ru

Оборона Краснодарских переправ. http://iskatelklada.tuapse.ru

Пашковская переправа: факты и домыслы http://www.ngkub.ru

Приложение

Приложение I

Рис.1 На фото немецкие солдаты в Краснодаре. 1942г.

Рис.2 Памятник защитникам Краснодара у Пашковской переправы
 

Приложение II

Рис.1 Имена около 250 ( 20 из 35сп , и более 200 из 71 сп ) человек 1924 года призывников края , погибших при обороне Пашковской переправы .

Рис.2"Август 1942, г. Краснодар". Предположительно, что это район Елизаветки.

Приложение III

Рис.1-2 Яблоновский мост, август 42-го года.

Приложение IV

Рис.1-2 Переправа в районе Дубинки.

Рис.3-4 Вид Пашковского моста с воздуха 29.04.1942г. и карта г. Краснодара .

Приложение V

Рис.1 Фото бронепоезда "Свердловский железнодорожник".

Рис.2 Карта оборонительных боев советских войск в районе Краснодара 7-17 августа 1942 г.

Приложение VI

Рис.1 Защитники Пашковской переправы. 2012 год

Рис.2 На колокольне Екатерининского собора г. Краснодара

Просмотров работы: 20