Поэтические "ключи тайн"

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Поэтические "ключи тайн"

Янышева А.И. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя школа №42""
Захарова Е.Г. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя школа № 42""
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

ВВЕДЕНИЕ

 

Цель исследовательской работы - определить, как связано творчество Ф.И.Тютчева с творчеством поэтов-символистов. Объектом исследования явились стихотворения Ф.И.Тютчева, В.Я. Брюсова, Д.С.Мережковского, З.И.Гиппиус, К.Бальмонта, В. Соловьева. Предмет исследования – выявление сходных признаков (предпосылок) в поэтике и эстетике Ф.И.Тютчева и поэтов-символистов, позволяющих считать Тютчева родоначальником символистского направления в русской литературе. В ходе исследования решались следующие задачи: 1) изучив особенности символизма как литературного направления, выявить характерные черты в творчестве поэтов-символистов; 2) изучив творчество Ф.И.Тютчева, выявить особенности его творческой манеры; 3) сопоставив особенности эстетики и поэтики творчества Тютчева и поэтов-символистов, выявить сходство.

Тщательное изучение литературы по заявленной теме позволяет утверждать, что движение поэзии к модернизму шло неуклонно, в нашей литературе он явился явлением не случайным - предвестником был Ф.И.Тютчев, в поэзии которого, по наблюдению В.Я. Брюсова,«были зёрна, проросшие в творчестве символистов» в конце XIX века.Вячеслав Иванов говорит о Тютчеве как о «первом символисте». Данное утверждение созвучно выдвинутой гипотезе, однако нуждается в обосновании.

В настоящей работе будет представлен опыт сопоставительного анализа особенностей поэтики и эстетики Ф.И.Тютчева и поэтов символистского направления в русской литературе.

Целесообразным представляется в Теоретической части работы «Символизм как литературное направление» кратко изложить специфические особенности символизма как одного из модернистических направлений в литературе, а в Практической части «Предпосылки символизма в творчестве Ф.И.Тютчева» отразить результат исследовательской работы - посредством сравнительного анализа отдельных стихотворений Тютчева и поэтов-символистов выявить общие черты (предпосылки), позволяющие говорить о Тютчеве как родоначальнике поэзии символизма.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

2.1. СИМВОЛИЗМ КАК ЛИТЕРАТУРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Появление символизма в русской литературе на рубеже XIX - XX веков уже было предопределено литературными предшественниками. Необходимо помнить о зыбкости и подвижности границ в мире творчества. Литературный процесс скачкообразен, но не произволен. Нас будет интересовать модернистический контекст истории русской литературы, точнее её символистское проявление.

Рубеж XIX- XX веков в России — это время перемен, разочарований и мрачных предзнаменований. Миросозерцание человека характеризуется ощущением исчерпанности и чувством приближающегося возмездия. Кризисность – ключевое слово эпохи. Все это не могло не коснуться и русской поэзии. Декадентские (упаднические) настроения сменила эпоха модернизма (фр. modern – новый, современный), цель которого освоить новое в культуре и искусстве и вывести общество в гармоничное положение. Наступившая в начале XX века в искусстве эпоха русского Ренессанса (в поэзии «серебряный век») вызвала необыкновенный культурный и интеллектуальный подъем. Движение символистов возникло, как и другие модернистские течения, как протест против оскудения русской поэзии, как стремление сказать в ней свежее слово.

1900 год можно считать рубежом, когда символизм утвердил в поэзии свое особенное лицо: у него уже был свой поэтический строй, свои эстетика и поэтика. Идеологом символистом был признан Д.Мережковский, а учителем В. Брюсов. «…Никаких преград! Мы свободны и одиноки …», - так пишет о символизме в программном манифесте «О причинах упадка и о новых течениях в современной русской литературы» (1892) Д.С. Мережковский. Его сборник стихотворений “Символы”, а также книги С.Минского “При свете совести” и А. Волынского “Русские критики”, три сборника стихотворений “Русские символисты» (1894-1895) - становятся эстетическими маяками символистского движения.

Символизм пытался создать новую философию культуры, выработать новое универсальное мировоззрение. Что лежало в основе их эстетики и поэтики? Огромное влияние на русских символистов оказал философ и поэт Владимир Соловьев. В его учении было заложено идущее от древнегреческого Платона представление о существовании двух миров – здешнего, земного, и потустороннего, высшего, совершенного, вечного. Земная действительность – только отблеск, искаженное подобие верховного, запредельного мира, а человек – “связующее звено между божественным и природным миром”. Символисты отрицают реальность и ищут другие миры: они уходят в запредельный мир, мир сверхреальности. В мире реальном – предметы и вещи, а в мире сверхреальном – идеи. Сущность реального мира находится в не этого мира, то есть в некой сверхреальности, а реальные предметы – это бледное отражение идеи, это их тень. Их интересует лишь неведомое, таинственное. Эта идея о двусферности мира – “двоемирие” – была глубоко усвоена символистами.

Творчество в понимании символистов подсознательно – интуитивное созерцание тайных смыслов, доступное лишь художнику – творцу. По словам Вяч. Иванова, поэзия есть «тайнопись неизреченного». От художника требуется тончайшее владение искусством намека: ценность стихотворной речи — в «недосказанности», «утаенности смысла». Искусство – шлюз между реальностью и сверхреальностью, открывая его (т.е. устанавливая тайный смысл), художник – творец, по словам В.Я.Брюсова, «приоткрывает дверь в вечность». Познание мира для символистов в процессе творчества, в тайнописи неизреченного: «...все видимое нами – только отблеск, только тени от незримого очами» (В.Соловьев).

Утвердилось представление о поэте как о теурге, маге, “тайновидце и тайнотворце жизни”, которому дана способность приобщения к запредельному, сила прозреть его и выразить в своем искусстве. Символисты стремятся противопоставить разум и интуицию. «...Искусство есть постижение мира иными, не рассудочными путями»,– утверждает в статье « Ключи тайн» В.Брюсов и называет произведения символистов “мистическими ключами тайн”, которые помогают человеку выйти к свободе. Главным средством передать созерцаемые тайные смыслы призван был символ.Символ (от гр. symbolоn – знак, опознавательная примета) стал средством такого прозрения, приобщения. Символы, по Вячеславу Иванову,– это «знамения иной действительности». Символ, по его мнению В.Брюсова, должен был “выразить то, что нельзя просто «изречь». В поэзии символистов укоренялся элитарный, по выражению Иннокентия Аннинского, «беглый язык намеков, недосказов». Появились целые гнезда слов-символов, слов - сигналов (“небо”, “звезды” и др.), которым придавался мистический смысл. Символы не говорят, но «подмигивают». Главная их задача - открывать тайну тем, кто способен ее понять». В трактате 1893 года «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы «Д.С. Мережковский утверждал: « В поэзии то, что не сказано и мерцает сквозь красоту символа, действует сильнее на сердце, чем то, что выражено словами». Им было выделено « три главных элемента нового искусства: мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности». «Лелеять слово, оживлять слова забытые, создавать новые для новых понятий, заботиться о гармоничном сочетании слов,– писал Брюсов в статье «Русские символисты»,– было одной из главнейших задач школы».

ПРЕДПОСЫЛКИ СИМВОЛИЗМА В ТВОРЧЕСТВЕ Ф.И.ТЮТЧЕВА

Символисты чутко уловили и выразили тревожное, трагическое мироощущение рубежа веков, так Д. Мережковский в 1902 году писал: « Ниц распростёртые, унылые, Безнадёжные, бескрылые, В покаянии слезах – Мы лежим, во прахе прах»; но уже почти за век до этого похожую картину мира как катастрофу увидел Ф.И.Тютчев: « Когда пробьёт последний час природы, Состав частей разрушится земных: Всё зримое опять покроют воды, И божий лик изобразится в них». Ощущение грядущей беды, гибели вселенной, распадение времени и пространства, разлад человека с миром, ощущение, что «человек, как сиротабездомный,Стоит теперь, и немощен и гол, Лицом к лицу пред пропастию тёмной … » у Тютчева есть аналогия символистской проповеди абсурдности человеческого существования. Например, у Мережковского: « Сладок мне венец забвенья тёмный, Посреди ликующих глупцов Я иду отверженный,бездомный И бедней последних бедняков». Для символистов, подкрепленных идеями Вл. Соловьева в духе мистических идей Платона о двусферности мира, важно вырваться из-под власти вещественного и временного бытия к вечному и прекрасному. Что же мы находим у Тютчева: « И как земля, в виду небес, мертва !», « Туманная и тихая лазурь Над грустно-сиротеющей землею… » , « И жизнь твоя пройдёт незримо На незамеченной земле …». « Земля » - это отвратительная толпа, это одиночество, томление; « небо »- это несбыточная мечта о гармонии.

Сходство в восприятии мира Ф.И.Тютчевым и символистами подтверждается рядом одинаковых словесных образов, из которых слагаются а) картина реального мира у Тютчева : « мир бестелесный », « земли печален вид », « чуждая земля », « бездушные картины » т.п. и у Брюсова : « этот прах : степи, и скалы , и воды», « что-то позорное в мощи природы », «мир бледных желаний и прозы » и б) картина мира соответственно : « солнце истины в нетленных небесах », « лучший мир », « торжественный покой », « вечен мир мечты », « томленье волшебной отрады », « полное счастье », «тайные мечты », « чистая лазурь », « торжествующие созвучия » и т.п. ( См. Приложение I).

Поэзия Ф.И. Тютчева наполняется мистическим содержанием ( одним из главных, по мнению Мережковского, элементов символизма ) : «И не дано ничтожной пыли Дышать божественным огнём … И жизни божеско- всемирной Хотя на миг причастен будь !» - символистским мировосприятием реальности как «бледного отражения идей». Например, у Соловьева: «В сне земном мы тени, тени …Жизнь – игра теней, Ряд далёких отражений Вечно светлых дней»; «Милый друг, иль ты не видишь, Что всё видимое нами – Только отблеск, только тени От незримого очами?». Как созвучны тютчевское «Душа моя, Элизиум теней, Теней безмолвных, светлых и прекрасных …» и « Надпись на книге » З.Гиппиус: « Мне мило отвлеченное: Им жизнь я создаю … Я всё уединенное, неявное люблю». Тютчев страстно с « беспредельным хочет слиться !..», тяготение к Хаосу как исконному началу всякого бытия, где можно познать сущность, истину. Проявление хаоса – в природе. Он выходит за рамки романтического пантеизма, восприятие приобретает новый подтекст: он осознает бытие реальное как « бледное отражение идей » мира сверхреальности- мир реальный и мир мечты противопоставлены, они не пересекаются: « О вещая душа моя, О сердце, полное тревоги, О, как ты бьёшься на пороге Как бы двойного бытия». Стихии природы описываются Тютчевым как самостоятельные силы мирозданья, где действуют сверхличные закономерности: « светлость» осенних вечеров и «певучесть » морских волн, « огневая лазурь » неба и «вещая дремота» леса. Предметы потеряли свою отчетливость, оделись общим покровом теней. Неявные намеки и мутные оттенки заставляют созерцать и открывают сущность предметов, помогают познать истину бытия: «Всё тихоструйно , тиховейно , Как ветерком занесено, Дымно- легко, мглисто-лилейно Вдруг что-то порхнуло в окно». Так описывает Тютчев первый трепет утреннего света - каждое слово - волшебный намёк. Символизм также стал « поэзией оттенков», противостоящей прежней « поэзии красок». Переступить порог «второго бытия », «слиться с беспредельным», приблизиться к сущности бытия возможно, если представить поэта как мага, «тайновидца и тайнотворца » жизни. Прозреть можно только на миг, важно острое личное переживание, основанное на интуиции. Читаем у Тютчева: «Мотылька полёт незримый Слышен в воздухе ночном …Час тоски невыразимой!.. Всё во мне, и я во всем». Момент прозрения, растворения личности до небытия и в XX веке, например, у В.Соловьева : « Все слилось как бы во сне…». Поэта привлекает не предмет изображения, а « многоцветье впечатлений» (определение В.Соловьева), вызванных в сознании реальностью. Воображение должно воссоздать намеченную мысль автора. Аналогичное понимание сущности поэзии находим у Мережковского: «В поэзии то , что не сказано и мерцает …действует сильнее на сердце, чем то , что выражено словами ».

Тютчев находит подходящие формы для уяснения этого состояния: можно лишь намекнуть, бегло наметить, недосказать. Сливая внешнее и внутреннее, Тютчев может говорить о « румяном, громком восклицанье » утреннего луча, о том, как « душой весны природа ожила» и т.п . Этим объясняется использование многочисленных эпитетов , благодаря которым образы приобретают невесомость , растворяются , утрачивая вещественность : день – « хрустальный », тьма - « гремящая», сон- «волшебно-немой», час- «мертвый»; ряд олицетворений: деревья у него «поют », воздух « растворён любовью », луна « очаровывает мглу» ; странные наречия: край неба « дымно гаснет », всё «тиховейно-тихоструйно …дымно-легко …мглисто-туманно» и т.д..

Не есть ли в этих « смелых» для XIX века тропах начало стремлений символистов оправданно обновить поэтический язык! Ещё сложнее передать ощущение от испытанного « смертной мыслью». «Мысль изречённая есть ложь»,- утверждает Ф.И.Тютчев; ему вторит З.Гиппиус, которая признается: «… для речей единственных Не знаю здешних слов…».

Утверждается субъективная воля поэта – творца, возвышающего его над толпой как пророка – создателя собственного мира: «Молчи, скрывайся и таи И чувства и мечты свои ... Лишь жить в себе самом умей- Есть целый мир в душе твоей …» у Ф.Тютчева; «Я - бог таинственного мира, Весь мир в одних моих мечтах …» у Ф.Сологуба; «Я ненавижу человечество .... Моё единое отечество- Моя пустынная душа » у К.Бальмонта; «В своей тюрьме – в себе самом - Ты бедный человек, В любви, и в дружбе, и во всём Один, один навек!..» у З.Гиппиус.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленный выше сопоставительный анализ особенностей поэтики Ф.И.Тютчева и представителей символизма указывает на явную близость основных мотивов их творчества. Как видим, произошел поэтический диалог веков (поэзии Тютчева и представителей «новой поэзии» (выражение В.Брюсова)- символизма. Почву для этого подготовил Ф.И. Тютчев, оставив нам « книжку в триста небольших стихотворений», но «эта книжка …Томов премногих тяжелей» (А.Фет).

Гипотеза, выдвинутая в начале данного исследования, получает свое подтверждение: Ф.И.Тютчев - родоначальник, предвозвестник символизма-«поэзии намеков» (выражение В.Я.Брюсова) , его заветы в конце XIX века восприняли истинные последователи, которые попытались приблизиться к совершенству им созданных образцов. В его творчестве были найдены «ключи тайн, растворяющих человечеству двери в Вечность» (В.Я.Брюсов).

Таким образом, тематическая новизна, новизна образной речи, творческие приёмы делают Ф.И.Тютчева одним из величайших мастеров, «учителем поэзии для поэтов», по выражению А. Горнфельда.

В поэзии Ф.И. Тютчева «русский стих достиг той утонченности, той эфирной высоты, которая до него не была известна». (А. Фет ). У него ещё не пройден всецело…: тот круговорот, который от явления ведет к идее, а от идеи- обратно к понятному и просветвлённому явлению… И поэтому Тютчев для немногих». (Ю. Айхенвальд). Для немногих и «зарождающаяся поэзия» - символизм.

СПИСОК ИСОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Айхенвальд Ю. Силуэты русских писателей/ Предисловие В. Крейда.-М.: Республика, 1994.

Аксаков И.С. Федор Иванович Тютчев: Биографический очерк. М.,1996.

Баевский В.С. История русской поэзии: 1730-1880 гг. Компендиум.- Смоленск: Русич, 1994.

Брюсов В. Собрание сочинений. В 7-ми томах. Т.YI. Статьи и заметки о русских поэтах от Тютчева до наших дней. Ф.И.Тютчев. Смысл его творчества. М.,1975.

Горнфельд А. Г. На пороге двойного бытия. Тютчев. Сб. статей /Под ред. А.Л. Волынского. СПб.: Парфенон,1922.

Личность и судьба Ф. Тютчева. Авт.-сост. А. Петров. М.: Изд-во « Культура», 1992.

Мережковский Д. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы. Из кн.: Лев Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М., 1995.

Серебряный век русской поэзии/ Сост., вст. ст, примеч. Н.В. Банникова.-М.: Просвещение, 1993.

Серебряный век. Поэзия - М.:АСТ, Олимп, 1996.

Тютчев Ф.И. «О вещая душа моя!»: Стих-я. Переводы. Размышления о поэте.- М.: Школа-Пресс, 1995.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Картина реального мира

Картина реального мира

у Ф.И. Тютчева

у В.Я. Брюсова

у К.Бальмонта

у З.Гиппиус

у Д.Мережковского

«мир бестелесный», «земли печален вид», «сей мир, туманною и тесной волнений и сует обвитый пеленой», «чуждая земля», «бездушные картины», «тучи жизни громовые», «наш дольний мир, лишенный сна», «земля обгорелая», «оцепенье ледяное», «прах земной ».

«этот прах : степи, и скалы, и воды», «что-то позорное в мощи природы », «мир бледных желаний и прозы» , «бледно –неверное море», «житейский шум трескучий », «отклик искажённый », «змеиное кольцо», «таинственный сон» .

«незнакомы со сном, но всегда в полусне», « я победил холодное забвенье, создав мечту свою», «неведомо высшее счастье», «томительно стиснули стены тюрьмы…железное давит кольцо», «стынущие сны», «каменное дно».

«я вижу только небо», «небо чудо обещает», «небеса унылы», «страшное, грубое, грязное…мы знаем, все будет иначе», «не знаю здешних слов», «слепые давят небеса».

«тоскуем о не созданных мирах…неведомое чуем», «все кончается смертью, все кончается сном», «бесконечно одиноки», «мир создать понежней», «людям чужд», «голубое небо» , « в небе, зеленом, как лед» , «тенью тени мы живем» .

картина мира мечты

«солнце истины в нетленных небесах»,

«лучший мир », «чертог волшебных добрых фей »,

«торжественный покой », «лазурь небес», «сей дивный мир».

«вечен мир мечты » , «томленье волшебной отрады », «полное счастье», «свободный восторг бесстрастья », «тайные мечты », «чистая лазурь », «торжествующие

созвучия».

«мир иной», «я мчусь в мечтах», «аромат солнца», «долина сна», «свободно-воздушна эта ширь вышины», «улыбки и цветы».

«апельсиновые цветы», «необычайные сны», «праздным желаньем пределов томимся».

«божественная радость», «счастье, нега».

4

Просмотров работы: 24