Трансформация темы детства в литературе XIX - XXI в.в.

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Трансформация темы детства в литературе XIX - XXI в.в.

Антонович В.А. 1
1МБОУ ОЛГ
Хоруженко В.А. 1
1МБОУ ОЛГ
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

...Вы дитя, а дети так жестоки:

С бедной куклы рвут, шутя, парик,

Вечно лгут и дразнят каждый миг,

В детях рай, но в детях все пороки, —

Потому надменны эти строки...

Марина Цветаева

Введение

Актуальность выбранной темы обусловлена возрастающим интересом к теме детства в литературе, в других областях искусства, а также и в науке, например в педагогике и психологии.

Цель исследовательской работы: проследить трансформацию темы детства в русской литературе на протяжении XIX-XXI вв.

В связи с поставленной целью сформулированы следующие задачи:

1. проанализировать, как меняется образ ребёнка в русской классической литературе от «Детства» Л.Н. Толстого до рассказов А.П. Чехова;

2. проследить эволюцию образа ребёнка в русской художественной литературе на протяжении XX-XXI вв.;

3. соотнести образ ребёнка в представлении русских классиков и писателей XX-XXI вв.

Объектом исследования является образ ребёнка в ряде произведений русской литературы XIX-XXI вв. Предметом исследования стали тексты художественных произведений о детях XIX-XXI вв., а также используемые авторами средства художественной выразительности для создания детских образов и особености авторской позиции при изображении детей.

К теме детства в русской литературе неоднократно обращались исследователи как в России, так и за рубежом. Ряд учёных, например А.П.Власкин1, А.А. Казаков2, Б. Чжан3 (Китай), Р. Омацу4 (Япония) изучали образы детей в творчестве Ф.М. Достоевского и осмысливали тему детских страданий, поднятую великим русским писателем. Известный русский критик Ю.И. Айхендвальд5 посвятил отдельную работу детским образам в творчестве А.П. Чехова. Развитию темы детства в литературе XIX в. посвящена монография современного белорусского литературоведа А.В. Бабука «Художественная антропология детства в литературе XIX в.». Некоторые современные учёные, например Н.А. Дворяшина, специализируются на теме детства в литературе Серебряного века6. Особую роль играют междисциплинарные исследования, в которых поднимаются остросоциальные вопросы, связанные с «детской темой» (проблемы сиротства, попрошайничества и т.д.), на примере художественных произведений7. В литературоведении образ ребенка представляется большей частью как ангелоподобное, практически безгрешное создание, а детская пора – как «потерянный рай». Такой позиции придерживается, к примеру, Н.А. Дворяшина, отмечая в своих работах «красоту и очарование» детства: «Ребёнок, дети, кому сам Спаситель отвел место ''избранных'', поставив их рядом с собой, к кому с особым почтением относились святые отцы Церкви, издавна обрели в отечественной культуре своих защитников и певцов…»8. Исследователь приводит в пример характеристику детских образов в русской литературе и осмысливает своеобразие раскрытия темы детства: «Возраст детства – «златой», «прелестный» (А.С. Пушкин), дни детства – «лазурные» (П.Ф. Якубович); дети – «плод восторгов» (А.С. Пушкин), «милые ранние звездочки» (А.А. Блок)9. А.В. Бабук ведёт тему идеализации детства начиная с английских романтиков (начало XIX в.) и считает, что русские писатели восприняли образ «безгрешного» ребёнка и темы «золотого» детства из английского романтизма. По мнению автора, с детством связаны мотивы гармонии, счастья и беззаботности. Для подтверждения своей мысли он приводит строки из стихотворения У. Блейка «Из колыбельной песни», где представлен образ безмятежного детства, описанного как «звонкий ключ», «тихий, тонкий лунный луч», «счастливый сон», «улыбок лёгкий рой» и т.д. «Через эти строки нам удаётся прочувствовать беззаботность и гармонию детства»10, – утверждает исследователь. Мы, однако, считаем, что тема детства на протяжении XIX-XXI вв. значительно трансформируется, и к середине XX в. такой взгляд на ребенка уже утрачивает свою актуальность. На наш взгляд, литературоведческих работ, посвященных исследуемой теме в её развитии, ещё недостаточно. Мы рассматриваем гипотезу о том, что тема детства на протяжении двух веков претерпевает значительные изменения: образ ребёнка-ангела, превалирующий в литературе начала – середины XIX в., постепенно теряет свою актуальность, и для произведений XX в. уже характерны образы «злых» детей, а детская пора уже не является «потерянным раем».

Глава I Тема детства и образы детей в русской литературе XIX в.

Образ ребёнка традиционно соотносится в мировой культуре и литературе с чистотой и невинностью. «Устами младенца глаголет истина», – гласит русская народная пословица. Многие писатели представляют детство прекрасной и беззаботной порой, куда очень хотелось бы вернуться. Характерным примером изображения детства как «золотой поры» можно считать повесть Л.Н. Толстого «Детство». По мнению писателя, детство – самый светлый, счастливый и радостный период в жизни человека. Главный герой, Николенька Иртеньев, окружён заботой, любовью и вниманием близких: мамы, отца, няни, гувернёра. Мальчик не испытывает ни в чём нужды, его все любят и заботятся о нём. В произведении мы наблюдаем процесс становления личности Николеньки: видим, как он растёт, любит и ненавидит, совершает ошибки и получает первые уроки жизни. Вместе с мальчиком меняется и его жизнь, ему приходится переехать в Москву с братом и отцом, оставив маменьку в деревне. Живя в городе, мальчик пишет свои первые стихи на бабушкины именины, знакомится с новыми людьми, заводит друзей и влюбляется. Автор показывает и первое переживание горя – смерть матери. В этом произведении детство представлено безмятежной и счастливой порой, которая, однако, быстро заканчивается. По мере взросления человек утрачивает беззаботность и некое «райское» ощущение гармонии. Детство, по Толстому, это личный «потерянный рай» каждого человека.

Несколько иной взгляд на детство мы видим в «Записках охотника» И.С. Тургенева – писателя, впервые обратившего пристальное внимание на жизнь крестьян. Однако даже при изображении крестьянских детей писатель не акцентирует внимание на их тяжёлом труде, а несколько идеализирует их образы, показывая близость крестьянских детей к природе, что опять же отсылает к теме райского блаженства, как, например, в рассказе из цикла «Записки охотника» «Бежин луг». Здесь дети, хоть они и работают в своём столь юном возрасте наравне со взрослыми, всё равно остаются детьми. Они верят в леших, русалок, домовых, рассказывают страшные истории про них. Автор любуется образами крестьянских детей, восхищается их смелостью и отвагой. Так, ярким примером проявления храбрости является момент, когда Павлуша не побоялся волков и, чтобы защитить своих друзей, а также лошадей и собак, готов был сразиться с хищниками. Хоть волков в итоге не оказалась, он проявил огромную смелость и мужество, и сказал, что сражаться и защищаться от волков и прочих диких зверей для него не впервой. Но писатель также и сочувствует бедным детям, которым приходится работать сутками на сложной и непосильной для них работе. У них нет даже отдельной пары обуви – такая ситуация для крестьянского быта являлась вполне типичной, когда на семью были одни сапоги. Если же крестьянский мальчик имел свои, собственные, сапоги, то он считался очень богатым. Так, автор обращает внимание на Федины сапоги, которые были именно «его, не отцовские»11. И все же авторское внимание гораздо менее сосредоточено на бедности детей, чем на их внутреннем мире. Тургенев всячески подчеркивает, что, несмотря на все сложности их жизни, дети всё равно не унывают, шутят, смеются и веселятся, так же, как и их богатые сверстники. Но не всегда детство является сказочной порой человеческой жизни. Этот миф начинают развенчивать писатели уже с середины XIX в.

В конце XIX в. Ф.М. Достоевский в своем моножурнале «Дневник писателя» обращает огромное внимание на детские страдания и полностью разрушает миф о детстве как о прекрасной поре человека. Так, в произведениях «Мальчик с ручкой», «Мальчик у Христа на ёлке» и «Колония малолетних преступников» Достоевский изображает тяжёлое детство детей из неблагополучных семей, попрошаек и сирот и поднимает вопрос детской преступности и попрошайничества. Писатель сочувствует детям, которых взрослые вовлекают в преступления и заставляют попрошайничать, его беспокоит их дальнейшая судьба. Но Достоевский отличается от всех русских писателей тем, что его интересует не только земная, но и посмертная участь своих героев. Именно поэтому творческий метод писателя принято называть «реализмом в высшем смысле». Композиционное расположение частей в этом цикле играет важную роль: в центре находится рассказ «Мальчик у Христа на ёлке» – здесь Достоевский, на мой взгляд, показывает что Христос – центр нашего бытия, и Ему небезразлична судьба каждого человека и, в том числе, страдающего ребенка. Главный герой – шестилетний мальчик, совсем одинокий в этом мире. Когда умерла его мать, он выходит на улицу в поисках пропитания, ему грустно, холодно и страшно. Он видит, как вокруг все люди готовятся к Рождеству, везде играет музыка, дети веселятся. Он замерзает и стучится в дом к богатым людям, просит у них хотя бы пирожка, но они либо закрывают перед ним дверь, либо дают монетку, которая от страха выпадает у него из рук, а он не может её даже поднять, так как его пальцы окоченели. Никто не обращает внимания на бедного и маленького мальчика, все люди слишком спешат по своим делам. Совсем замёрзнув, он ложится в подворотне на дрова и засыпает. Просыпается же он «у Христа на ёлке» – там много маленьких ребят, которые отмечают Рождество. Здесь он видит и свою маму: «Мама! Мама! Ах, как хорошо тут, мама! – кричит ей мальчик и опять целуется с детьми: <…> Кто вы, мальчики? Кто вы, девочки? – спрашивает он, смеясь и любя их. – Это Христова ёлка, – отвечают они ему. У Христа всегда в этот день ёлка для маленьких деточек, у которых нет своей ёлки»12. Но теперь они счастливы и веселятся от души, а рядом стоят их плачущие матери, дети к ним подлетают, обнимают, упрашивают не плакать. Матери же очень сожалеют, что не смогли дать детям заботу и любовь, более того, некоторые из них даже сами оказались причиной их гибели, но Достоевский показывает, что дети всё равно любят своих родителей, какими бы те ни были. Третья часть этого цикла – «Колония малолетних преступников». Она больше похожа на репортаж или заметку в газете об этой колонии, чем на художественное произведение. Достоевский, посещая колонию и общаясь с ее директором, наблюдает за жизнью детей-преступников. Особого внимания заслуживает образ директора. Он, как никто, любит свою работу, вкладывает душу в воспитание детей, жалеет их и пытается сделать их жизнь максимально комфортной. Сам директор известен в литературных кругах; его статьи, как пишет Достоевский, появляются иногда в «Вестнике Европы». Этот человек мог посвятить свою жизнь науке, литературе, поэзии и искусству, но предпочёл социальную работу и стал помогать детям. Директор понимает, что если он не возьмётся за эту работу, то никто не возьмётся – кроме него некому. Образом директора Ф.М. Достоевский показывает, что не только Богу небезразличны судьбы этих несчастных детей. Есть на свете добрые люди, готовые прийти на помощь всем нуждающимся в ней в трудную минуту.

Также в конце XIX в. к теме детских страданий обращается А.П. Чехов. Его знаменитые рассказы «Ванька» и «Спать хочется» поднимают тему бесправия детей из бедных семей, вынужденных работать в подмастерьях или зарабатывать на жизнь каким-то иным трудом. Оба этих рассказа повествуют о тяжёлой доле таких детей. В рассказе «Ванька» маленький мальчик Ваня пишет письмо дедушке в деревню и просит забрать его от жестокого хозяина. Он описывает, как над ним издеваются и избивают его. В конце письма бедный мальчик вместо адреса пишет: «на деревню дедушке». Таким образом, у читателя создаётся ощущение безысходности: дальнейшая судьба этого мальчика печальна, ведь мы понимаем, что письмо до дедушки, к сожалению, не дойдёт. В рассказе «Спать хочется» главная героиня –тринадцатилетняя девочка Варя, которая весь день работает у своих хозяев и выполняет их поручения: то дров наколоть, то калоши начистить, то лестницу помыть. А ночью она качает ребёнка и не спит по несколько суток. И в одну ночь у неё начинаются галлюцинации, она уже начинает сходить с ума и решает задушить ребёнка, чтобы потом «спать, спать и спать». Несмотря на то что Варька совершила убийство, читатель симпатизирует ей, а не родителям, потерявшим ребёнка. Варька работает круглыми сутками без отдыха. Когда её просят почистить калоши хозяину, ей кажется, что калоша всё увеличивается и увеличивается, Варьке хочется засунуть голову в неё и хотя бы чуть-чуть подремать. Она уже роняет туда щёку, но тотчас встряхивает головой и старается сосредоточиться так, чтобы предметы на её глазах больше не увеличивались, но тут хозяин снова её зовёт выполнять какую-то работу. На следующую ночь Варька окончательно сходит с ума. Она начинает смеяться без причины, в голове одна за другой проносятся мысли о том, что ребёнок – враг, его надо убить, чтобы потом спать. Ей становится приятно от мысли, что она сейчас избавится от ребёнка – от этой помехи, сковывающей её по рукам и ногам. Задушив ребёнка, она, посмеиваясь, ложится на пол и через минуту уже спит, как мёртвая. А.П. Чехов оставляет открытым финал этого произведения, как бы предлагая читателю самостоятельно додумать концовку и поразмышлять над дальнейшей судьбой бедной девочки. В те времена детское бесправие было вполне обыденной вещью. Изобьют ли Варьку родители ребёнка до смерти или придумают ещё более зверское и жестокое наказание – нам остаётся только догадываться. Притом не самым плохим из возможных вариантов её судьбы была бы уголовная ответственность, если бы дело дошло до суда, а не хозяева устроили бы самосуд над ней. Уголовная ответственность в дореволюционной России была предусмотрена с 10 лет, и Варька могла оказаться в колонии или на поселении в Сибири. В любом случае ей там было бы лучше, чем в доме её хозяев: у неё была бы еда, отдельное спальное место и возможность спать. Интересно, что наряду с темой детского бесправия Чехов поднимает и тему несовершенства законодательства. Так, например, фабричное законодательство чеховского времени регулировало труд лиц, в том числе и детей, работающих на заводах и фабриках. Посягательства на жизнь и здоровье подмастерьев со стороны мастера наказывались согласно уголовному закону. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. содержались статьи об уголовной ответственности за злоупотребление мастером своей властью над учениками (ст. 1379-1384). Но Варька не работает на заводе, её нельзя назвать подмастерьем: она всего лишь нянька и прислуга, которой, скорее всего, вообще не платили за её работу. Так что данные нормы на неё не распространяются, и она абсолютно беззащитна перед произволом хозяев.

Таким образом, на протяжении XIX в. представление об образе ребёнка меняется. Если ранее тема детства в литературе была несколько идеализирована и приукрашена, то с конца XIX в. писатели начинают разрушать этот стереотип. В русской классике XIX в. прослеживается мысль о том, что любой ребёнок нуждается в любви и внимании, что гениально показывает Ф.М. Достоевский, и печально, если эту любовь ребёнок получит лишь на небесах.

Глава II Развитие темы детства в русской литературе XX-XXI вв.

В первые годы советской власти представление о ребёнке и о человеке вообще сильно меняется. Основной темой становится тема воспитания в духе марксистско-ленинской идеологии, согласно которой каждого человека можно и нужно перевоспитывать. После революции и гражданской войны в стране появилось много беспризорников, которые вели антисоциальный образ жизни. Однако считалось, что из любого бандита, воришки или хулигана можно сделать честного, культурного и образованного строителя коммунизма, если воспитывать его в духе марксизма-ленинизма. В это время возникает ещё один миф о том, что коллектив – это сила, и он всегда прав. Характерным тому примером является повесть Г.Г. Белых и Л. Пантелеева (псевдоним А.И. Еремеева) «Республика ШКИД», действие которой происходит в учебном заведении под названием ШКИД (так сократили воспитанники название своей школы – Школы социально-трудового воспитания имени Достоевского), возникшей в 1920 г. в Петрограде.Воспитанниками были беспризорники, попадавшие в школу из тюрем или распределительных пунктов. Все ребята, которые находились там, прожили тогда ещё короткую, но богатую событиями, притом подчас трагическими, жизнь. И вот в ШКИДе этим маленьким хулиганам предоставили шанс стать полноправными и законопослушными членами общества. Это было трудно, но цель была достигнута. Впоследствии каждый из них стал честным комсомольцем и просто хорошим человеком. Эта книга как сказка или мечта для людей того времени: в ней дается надежда на то, что новое правительство всё исправит и поднимет страну на новый уровень, неспроста у всех беспризорников судьбы сложились счастливо, все получили профессии и стали уважаемыми людьми. Но, к сожалению, не всегда всё так хорошо заканчивается: ведь если человек не захочет меняться, ему уже ничто не поможет. Поэтому читатель не вполне верит в оптимистический финал произведения.

В конце XX в. почти одновременно появляются два произведения «Чучело» В. Железникова и «Экспонат №» Б. Васильева, разрушающие уже окончательно все стереотипы о «золотом детстве» и «детях-ангелах». Главная героиня повести «Чучело», Лена Бессольцева, приходит в новую в школу и сталкивается с большим количеством проблем: предательство, давление, издёвки и насмешки одноклассников. Она одна идёт против всех, совсем маленькая и беззащитная в таком большом, чужом и злом для неё мире. В. Железников в этой повести разрушает целый ряд стереотипов, сформировавшихся в советское время. Один из них – это утвердившееся в советской действительности мнение о том, что коллектив всегда прав. Эту мысль мы можем проследить даже в известном стихотворении В. Маяковского, которое в советское время все учили в школе: «Единица – вздор, единица – ноль, один – даже если очень важный – не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный». Так и в произведении «Чучело» с мнением «единицы» никто не считается и не принимает всерьёз. Если человек начинает высказывать своё мнение, он сразу падает в глазах окружающих и становится объектом для насмешек. Хорошей иллюстрацией этой проблемы является история дедушки Лены – Николая Николаевича. Все свои деньги он тратит на картины, а сам ходит в заплатанной одежде, за что и получает от односельчан прозвище заплаточник. Но Николай Николаевич выше этого. Для него важнее духовные и моральные ценности, нежели материальные. Этим автор показывает, что надо иметь свою точку зрения вне зависимости от других и не бояться её отстаивать. Второй стереотип, разрушенный в этом произведении, – это распространённая в обществе и утвердившаяся в культуре, идущая, как мы помним, еще от английских романтиков и русских писателей XIX в. мысль о том, что дети всегда хорошие. Большинству людей дети действительно кажутся добрыми, невинными и непорочными, но Владимир Железников доказывает обратное. В этой повести мы видим, что дети способны на травлю, оскорбления и предательство. Особого внимания заслуживает эпизод на фабрике у костра. В тот момент все дети надели маски диких зверей, которые остались у них после работы, окружили плотным кольцом и начали пугать Лену. Она действительно очень сильно испугалась, ей стало казаться, что ребята вокруг вовсе не дети, а дикие звери. Возможно, так автор хотел показать настоящую сущность героев повести. Этот эпизод предвещает дальнейшее развитие событий: издевательство над Леной, насмешки над ней, погоня по городу, стычки и драки ребят у парикмахерской и в сарае. Следует отметить, что детские образы в повести сложные и неоднозначные. Все они обладают индивидуальными характерами, у многих детей трудная судьба. Особенно хочется отметить образ предателя Димы, который вначале показался Лене идеальным героем, взрослым, добрым, честным и справедливым, именно поэтому она оправдывает все его поступки и пытается доказать самой себе и окружающим, что Дима во всём прав и даже предательство с его стороны можно оправдать. На самом же деле Дима не имеет своей точки зрения и полностью зависим от мнения коллектива, он готов переступить через моральные ценности, предать друга, только бы не упасть в глазах общества, так как это для него важнее дружбы. В этой повести автор поднимает проблему доброты и человечности. Он призывает нас быть добрее, уважительнее, доброжелательнее, отзывчивее, терпеливее и искреннее.

Ещё один рассказ, разрушающий стереотип о ребёнке-ангеле, – это рассказ Б. Васильева «Экспонат №», действие которого происходит накануне сорокалетия Великой Победы. Главная героиня, Анна Федотовна, потеряла сына во время Великой Отечественной войны. В преддверии праздника к ней приходят трое пионеров с почином «Нет неизвестных героев» и с требованием отдать им письма её сына Игоря и его друга для школьного музея. Для пожилой и одинокой матери эти письма очень много значат, с момента гибели её сына она перечитывает их каждый день, а потеряв зрение, просит соседей читать ей. Она давно выучила наизусть эти письма, но, читая или слушая их, она как будто слышит голос своего сына. Поэтому она, разумеется, отказывает ребятам, но предлагает им взять копии. Получив отказ, самая старшая девочка с помощью шантажа и угроз заставляет мальчика украсть письма из шкатулки у этой пожилой, потерявшей зрение бабушки. Очень интересно и психологически необычно показан образ старшей девочки. Хоть она и пионерка-активистка и, видимо, на хорошем счету в школе, но по сути она – потенциальная преступница. Она вынуждает своего товарища совершить преступление – хищение – ради похвалы и победы в соревнованиях, в которых требовалось собрать как можно больше артефактов, связанных с войной. Таким образом, мы видим, что у ребёнка уже искажена система ценностей. Для девочки важнее быть первой, нежели честной. Особым цинизмом отличается ответ другой девочки, Кати, на предложение бабушки забрать письма после её смерти. Девочка отвечает бабушке, что та может не успеть умереть к 9 Мая, а им ну очень сильно нужны эти письма. Из уст довольно взрослой девочки эта фраза звучит особенно странно, ведь в её возрасте уже нужно знать, что смерть не является объектом для шуток. Автор сам высказывает в тексте своё отношение к изображённым героям: «Удивительно, каким официально-нечеловеческим может быть голос десятилетней девочки»13. В погоне за первенством можно забыть о моральных ценностях и общечеловеческих представлениях о добре и зле. И эта проблема может коснуться даже детей, берущих пример с окружающих их взрослых.

Таким образом, нельзя согласиться с мнением Н.А. Дворяшиной, на примере художественных произведений XIX – начала XX в. утверждающей, что детство – это все еще золотая пора. Единственный писатель, по мнению Дворяшиной, говоривший о «порочности» детей, – это Марина Цветаева: «Восприятие поэтом детей отличалось верой в их безграничные возможности, в дар творческого отношения к миру, <…> но в то же время и представлением о сложности детской психики, в которой виделись неоправданная жестокость, агрессия и упрямство: <…> ''В детях рай, но в детях все пороки''»14. Но и она, по наблюдению Дворяшиной, в основном описывает детство как рай и источник вдохновения. Однако прочитав и рассмотрев ряд значимых произведений русской литературы XIX-XX вв., мы можем убедиться, что это далеко не так. Ведь основываясь на вышеперечисленных произведениях, мы видим, что дети – это не ангелы и детство – это далеко не всегда рай.

К теме детства писатели обращаются до сих пор. Так, наиболее яркой и резонансной современной книгой, отображающей мир ребёнка, является повесть П. Санаева «Похороните меня за плинтусом». На первый взгляд, кажется, что это очень забавное и смешное произведение. Но на самом деле в нем поставлены глубокие и философские вопросы. В книге представлен современный вариант загубленного детства в обычной и вполне благополучной семье. В отличие от произведений Достоевского и Чехова, здесь никто не заставляет ребёнка страдать. Все мучения Саши Савельева происходят лишь от большой любви бабушки к нему. Она безумно любит своего внука и заботится о нём даже чересчур много. В девятилетнем возрасте он почти не имеет свободы. Пока его друзья и ровесники гуляют и бегают во дворе, играют и веселятся, он ходит с бабушкой по больницам и всё время лечится от всевозможных болезней, многие из которых просто выдуманы его бабушкой. Саша посещает вовсе не нужных врачей, вроде гомеопатов. Так, посещение врача-гомеопата изображено в книге очень комично. С одной стороны, бабушка не верит ему и за глаза называет жуликом, но, с другой стороны, надеется на «чудо» и, руководствуясь своим желанием «вылечить» Сашу и помочь ему, готова поверить во что угодно, лишь бы это помогло её любимому внуку от вымышленных ею же заболеваний. Из-за настоящих и мнимых болезней Саша часто пропускает школу и почти не имеет друзей, фактически учится на домашнем обучении. Бабушка любит своего внука, но тем не менее она с ним очень строга и требовательна к нему. Она не даёт ему видеться с его матерью, так как считает её безответственной и легкомысленной особой, но Саша очень любит свою маму и скучает по ней, ведь с четырёх лет он почти с ней не видится. Из-за всевозможных запретов и границ, установленных бабушкой, Саша не может гулять, где и с кем хочет, кататься на аттракционах, есть мороженое и другие сладости. Так, купив однажды сладкую вату, которую бабушка запрещала Саше есть, он получает от этого истинное удовольствие, ощущая себя взрослым и самостоятельным, и это для него целое приключение. Принципиально иной образ бабушки мы видим в недавно вышедшей книге М. Авериной «Контур человека: мир под столом». Это сборник рассказов, в которых от лица ребёнка повествуется о детстве девочки Маши, живущей со своей бабушкой, и истории её жизни. Детство Маши пришлось на эпоху 90-х годов XX в., когда «рухнула» целая советская эпоха, и люди не знали, что их ждёт дальше. Здесь бабушка тоже любит свою внучку и заботится о ней, как и в книге «Похороните меня за плинтусом», но мы уже видим совершенно другой образ – сильной и интеллигентной женщины, хотя и очень растерянной перед возникшими трудностями эпохи. Особенно запоминается читателю тот эпизод, когда у Маши появилась собака, найденная на улице. Маша долго упрашивает бабушку взять пса домой, но та непреклонна. На следующее утро пёс оказывается перед их дверью аж на девятом этаже, и бабушка обещает внучке, что будет кормить его и ухаживать за ним, однако жить с ними пес все же не будет. Маша сильно переживает за своего пёсика, и в итоге ей удается убедить бабушку оставить его дома. В этом рассказе мы опять видим, какими добрыми могут быть дети. Машенька переживает из-за того, что собачка останется одна на улице, а также волнуется за мальчика, который никому не нужен, за дедушку, которому нечего есть, за «тётеньку», которой не дают купить масло во время дефицита продуктов. Все эти истории собраны в книге М. Авериной и показывают мир глазами ребёнка, который искренне хочет всем помочь и расстраивается, если не получается. Здесь ребенок является неким «лучом света в темном царстве», и непонятно, кто кого спасает в эту тяжелую эпоху: бабушка – Машу или Маша – бабушку.

Заключение

Таким образом, мы видим, что уже с конца XIX в. русские писатели перестали изображать детство как «золотую пору» человека, и образ ребёнка приобретает самые разнообразные черты. Дети – это уже не безусловные ангелы, они могут быть и добрыми, и злыми, могут совершать безнравственные поступки и даже преступления. Образы злых и жестоких детей стали особенно актуальны для художественной литературы второй половины XX в. Однако в современной литературе писатели опять возвращаются к светлым детским образам, но они изображены значительно более реалистично, чем в литературе середины XIX в. Интересно отметить, что в прозе XXI в. часто изображается детство, проведенное с бабушкой. Возможно, это происходит потому, что бабушка – всегда носитель традиционных ценностей. На смене эпох, когда разрушилось целое государство, родители – еще молодые люди – сами пока не выработали жизненных принципов, поэтому и не могут взять на себя ответственность за воспитание ребенка, не знают, какие ценности ему прививать, а бабушка является «гарантом» стабильности и безопасности. Это интуитивно почувствовали современные писатели, и именно потому героиней книг о детях часто является именно бабушка. В ряде произведений XX-XXI вв. детей волнуют те же проблемы, что и взрослых, только они чувствуют их значительно острее. Мир детства, детские игры и заботы – это «отражение» «взрослой» жизни с ее грубой правдой и подчас несправедливостью. Таким образом, наша гипотеза подтвердилась, и тема нашего исследования имеет перспективы дальнейшего развития, поскольку «детская тема» в современной литературе особенно актуальна, и многие художественные тексты ещё «ждут» литературоведческого анализа.

Список литературы

1. Аверина М.А. Контур человека: мир под столом. М., Эксмо, 2019.

2. Айхенвальд Ю.И. Дети у Чехова // Силуэты русских писателей. М., Республика, 1994. С. 341-350.

3. Бабук А.В. Художественная антропология детства в литературе XIX в. Минск, БГУ, 2018.

4. Белых Г.Г., Пантелеев Л. Республика ШКИД. М., «ФТМ», 2013.

5. Бухина О., Лану А. Герои – сироты в детской литературе: отражение социального кризиса начала и конца советской эпохи // Детские чтения, 2015, № 1. С. 24-27.

6. Васильев Б.Л. Экспонат № // Электронный ресурс. URL: http://militera.lib.ru/prose/russian/vasilyev5/02.html Дата обращения: 23.03.2020.

7. Власкин А.П. На перекрёстке человеческой природы: мужское – женское – детское в художественном мире Достоевского // Достоевский и мировая культура, № 22. М., 2007. С. 204-219.

8. Дворяшина Н.А. Лики детства в русской литературе Серебряного века // Известия УрГУ, Гуманитарные науки. 2008, № 55, вып. 15. С. 137-143.

9. Дворяшина Н.А. «С детей начните!»: детство как главная национальная идея в русской литературе XX века // XVII Пасхальные чтения. М., МПГУ, 2019. С. 60-71.

10. Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1876 г. // Собрание сочинений в 30 т. Л., Наука, Т. 22, 1981.

11. Железников В. Чучело. М., Стрекоза, 2017.

12. Казаков А.А. Тема страдания невинных в романе «Братья Карамазовы» // Роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Современное состояние изучения. М., Наука, 2007. С. 180-186.

13. Омацу Р. Попытка характерологии героев в романе «Братья Карамазовы» в свете их отношения к детям // Роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Современное состояние изучения. М., Наука, 2007. С. 446-453.

14. Толстой Л.Н. Детство // Собрание сочинений в 8 т. Т. 1. М., Лексика, 1996.

15. Тургенев И.С. Записки охотника. М., Детская литература, 1978.

16. Санаев П.В. Похороните меня за плинтусом. М., АСТ, 2018.

17. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. Издано Н.С. Таганцевым. Изд. 7, пересмотренное и дополненное. СПб., 1892.

18. Чехов А.П. Ванька // Собрание сочинений в 12 т. Т. 4. М., Государственное издательство художественной литературы, 1961. С. 501- 505.

19. Чехов А.П. Спать хочется // Собрание сочинений в 12 т. Т. 6. М., Государственное издательство художественной литературы, 1962. С. 10-15.

20. Чжан Б. Образы детей в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» и их роль в создании картины мира с точки зрения «реализма в высшем смысле» // Достоевский и мировая культура, № 25. М., 2009. С. 227-245.

1 Власкин А.П. На перекрёстке человеческой природы: мужское – женское – детское в художественном мире Достоевского // Достоевский и мировая культура, № 22. М., 2007. С. 204-219.

2 Казаков А.А. Тема страдания невинных в романе «Братья Карамазовы» // Роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Современное состояние изучения. М., Наука, 2007. С. 180-186.

3 Чжан Б. Образы детей в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» и их роль в создании картины мира с точки зрения «реализма в высшем смысле» // Достоевский и мировая культура, № 25. М., 2009. С. 227-245.

4 Омацу Р. Попытка характерологии героев в романе «Братья Карамазовы» в свете их отношения к детям // Роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Современное состояние изучения. М., Наука, 2007. С. 446-453.

5 Айхенвальд Ю.И. Дети у Чехова // Силуэты русских писателей. М., Республика, 1994. С. 341-350.

6 См. напр.: Дворяшина Н.А. Лики детства в русской литературе Серебряного века // Известия УрГУ, Гуманитарные науки. 2008, № 55. С. 137-143; Дворяшина Н.А. «С детей начините!»: детство как главная национальная идея в русской литературе XX века // XVII Пасхальные чтения. М., МПГУ, 2019. С. 60-71.

7 См., напр.: Бухина О., Лану А. Герои – сироты в детской литературе: отражение социального кризиса начала и конца советской эпохи // Детские чтения, 2015, № 1. С. 24-27.

8 Дворяшина Н.А. «С детей начините!»: детство как главная национальная идея в русской литературе XX века // Материалы Международной научно-методической конференции «Гуманитарные науки и православная культура», XVII Пасхальные чтения. М., МПГУ, 2019. С. 60.

9 Там же. С. 61.

10 Бабук А.В. Художественная антропология детства в литературе XIX в. Минск, БГУ, 2018. С. 42-43.

11 Тургенев И.С. Бежин луг / Записки охотника. М., Издательство «Детская литература», 1978. С. 117.

12 Достоевский Ф.М. Мальчик у Христа на ёлке. Дневник писателя за 1876 г. / Собрание сочинений в 30 т. Л., Наука, Т. 22, 1981. С. 16.

13 Васильев Б.Л. Экспонат № // Электронный ресурс. URL: http://militera.lib.ru/prose/russian/vasilyev5/02.html Дата обращения: 23.03.2020.

14 Дворяшина Н.А. Указ. соч. С. 63.

Просмотров работы: 22