Антиутопия как актуальный литературный жанр

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Антиутопия как актуальный литературный жанр

Щур Г.А. 1
1МБОУ СОШ №135 имени академика Б.В. Литвинова
Агафонова Н.В. 1
1МБОУ СОШ №135 имени академика Б.В.Литвинова
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

«Ценность жизни интеллигентного человека в его собственных глазах связана с его чувством самости, индивидуальности личности, осознания того, что он самостоятельно формирует собственные приоритеты, мнения, таланты, интересы и чувства по отношению к другим (насколько позволяют обстоятельства). Но если какая-то иная сущность (например, церковь или государство) диктует ему его верования и взгляды для того, чтобы сделать общество унифицированным и проще им управлять – тогда он становится роботом, а жизнь его лишается смысла и цели. Это и есть антиутопия, даже если человека хорошо кормят, ему удобно и тепло1,» – так отвечает на вопрос, что такое антиутопия, сын английского писателя и учредитель российской литературной премии «Малый Букер» Фрэнсис Грин. Подобный взгляд на популярный литературный жанр не может не привлечь внимание думающего читателя. Поэтому возникла идея более подробно изучить антиутопию и разобраться, почему интерес к ней не ослабевает в течение всей истории развития литературы ХХ и вот уже ХХI веков.

Цель: Исследование антиутопии как актуального литературного жанра.

Задачи:

Изучить историю и классификацию литературных антиутопий.

Найти экспертов и получить их мнение о предмете исследования через интервью.

Провести анализ романа Дж.Оруэлла «1984» с точки зрения его влияния на развитие жанра.

Доказать актуальность жанра для современного мира.

Гипотеза: Романы-антиутопии затрагивают темы, которые выходят далеко за рамки литературы, поэтому жанр настолько разнообразен и актуален для изучения.

Актуальность: В антиутопиях поднимаются важные для современности социально-политические вопросы, что и делает изучение данных романов актуальным.

Теоретическая значимость и научная новизна: Жанр антиутопии популярен и поэтому достаточно изучен, но его интерпретация меняется со временем из-за исторических процессов, поэтому в любой момент времени такие научные работы востребованы и важны. Новизна проекта в том, что в качестве метода исследования для анализа были выбраны не только широко доступные критические статьи, но и автором работы взяты прямые интервью с ведущими экспертами в данной области из Великобритании.

Краткий обзор использованной литературы: При подготовке к проекту были изучены аналитические статьи из различных источников: энциклопедий, сборников статей и электронных ресурсов. Для подготовки материала о романе Дж. Оруэлла «1984» были использованы текст произведения, а также соответствующая часть первой биографии писателя на русском языке, автор Мария Карп.

1. Антиутопия как противопоставление утопии

Из самого названия понятно, что антиутопия противопоставляет себя другому жанру – утопии. Значит, сначала надо разобраться с ней. Слово «утопия» происходит от греческих «нет» и «место». Или по другой версии, от «благо» и «место». Если соединить эти понятия, то получим «благодатная страна, которой нет» [5, c. 710]. Т.е. утопии описывают некое идеальное место с совершенным общественным строем. Хотя впервые это понятие ввёл Томас Мор в XVIв., произведения с признаками жанра появлялись ещё в античности (например, «Государство» Платона IVв. до н.э.). Наблюдая мир, авторы видели его недостатки и мечтали, что в будущем всё станет иначе. Вплоть до конца XIXв. в литературе было популярно сочинять идеальные миры, где каждый житель занимал своё определённое место, и люди были довольны тем, как всё устроено. Это было вызвано тем, что люди видели недостатки мира и мечтали о справедливости и рае на земле.

Но если смотреть современным взглядом, то начинаешь понимать, что модели общества, описанные у Т.Мора или Т.Кампанеллы («Город солнца», 1623г.) не просто не идеальные, а по-настоящему страшные. Весь образ жизни жёстко регламентирован, начиная от распорядка дня до духовных ценностей каждого человека. Людям предписано, где работать, что носить, какие петь песни и как относиться друг к другу. Непослушание наказывается – но добровольно, и все счастливы по этому поводу (почему же тогда кто-то нарушает?). Создаётся впечатление, что знаменитые утопии Нового времени вовсе не утопии, а заготовки к тому, что позже стало называться антиутопиями. Единственное, что их отличает, это наличие или отсутствие героев сопротивления [4].

Критика таких трактатов появилась одновременно с ними, так что элементы антиутопии можно найти даже в литературе Древней Греции, а то и раньше2. Некоторые понимали, что построить идеал на земле невозможно, а те общественные модели, что описывались утопистами, таили в себе опасность тирании. Однако это были лишь комментарии или сатира (например, «Путешествия Гулливера» Дж.Свифта), а самостоятельный жанр сформировался лишь в XХв. после того, как последствия неудавшихся настоящих утопий (Большой террор в Советском Союзе, фашизм в Германии) стали известны всему миру и затронули даже людей, далёких от литературы.

Попытки «загнать человечество железной рукой к счастью» привели к краху иллюзий и пониманию опасности, заложенной в идее всеобщего блага. И показать это взялись великие писатели ХХв. Как и утописты, они рассматривали те же явления мира, но уже глазами непосредственных участников событий.

Таким образом, можно выделить сходства и различия между утопией и антиутопией, представленные в Таблице 1:

 

Утопия

Антиутопия

Сходства

возникли из-за понимания несовершенства мира

рассматривали социально-политические вопросы (человек и общество, личность и государство, свобода и насилие и т.п.)

Различия

описывали мир таким, каким он должен быть

описывали мир таким, каким он стал в действительности

оптимистичное настроение

пессимистичное настроение

мир описывается со стороны

мир описывается изнутри, глазами героя, который на себе ощущает воздействие такого порядка

общественное устройство статично

общественное устройство развивается (ухудшается) [2]

Таблица 1. Сходства и различия между утопией и антиутопией

2. Основные признаки антиутопии

Конечно, литература относится не к точным наукам, а к искусству, поэтому сложно говорить о строгом наборе признаков, обязательных для жанра. Но всё-таки существуют общие черты, благодаря которым можно отнести произведение именно к антиутопии. Так, в наиболее ярких образцах жанра можно найти следующие признаки:

изображение какой-либо общественной структуры или политического устройства

мрачная атмосфера

роль личности сводится к минимуму

ограничение прав и свобод человека

особая роль науки

наличие внешнего или внутреннего врага

главный герой противопоставлен обществу или правительству [4].

3. Классификация произведений в жанре антиутопии

Существует несколько способов классификации произведений в жанре антиутопии:

 

Классификации антиутопий

 

по типу технологий

по типу

критикуемой идеи

по стилю повествования

3.1 Виды антиутопий по типу используемой технологии [6]:

В данном способе классификации антиутопий за основу берётся та технология, которая окажется гибельной для человечества.

 

Антиутопия

 

постнеклассическая (биотехнологии)

классическая

(механика)

 

неклассическая (кибернетика)

Классические антиутопии связаны с распространением машин в производстве. В результате изобретения конвейера человек стал выполнять лишь функцию обслуживающего его механизма. Личные качества, чувства, отношения с другими не играют никакой роли, ведь человек стал лишь придатком машины. (Пример: «О дивный новый мир», Олдос Хаксли, 1932г.)

Неклассические антиутопии появляются с середины ХХв. в связи с развитием технологии и введением автоматов на производстве. Вместо человека конвейер теперь обслуживают роботы, которые выполняют большое количество функций и в быту. Ведущей наукой становится кибернетика, развивается искусственный интеллект. Роботы перестают подчиняться человеку, что приводит к восстанию машин. (Пример: «Терминатор: да придёт спаситель», Алан Дин Фостер, 1984г.)

Постнеклассические антиутопии связаны с развитием биотехнологий. Всеобщая компьютеризация приводит к появлению устройств, которые способны саморазвиваться. Искусственный интеллект направлен теперь на изменение биологических свойств человека (андроиды, мутанты и т.п.). Человек стремится достичь бессмертия, но этим он нарушает своё природное устройство. Значит, можно говорить о гибели человека как вида в антиутопиях этого типа. (Пример: «Элементарные частицы», Мишель Уэльбек, 1998 г.)

3.2 Виды антиутопий по типу критикуемой в них социальной модели:

Поскольку антиутопия появилась как жанр, раскрывающий недостатки утопических моделей общества, то в зависимости от этих моделей можно выделить и разные виды антиутопий [3]. Как правило, автор критикует какую-то определённую идею.

Критика идеи всеобщего равенства. Пример: «Скотный двор» Джорджа Оруэлла, в котором в результате революции животные сбросили хозяина фермы и занялись самоуправлением, провозгласив всех зверей равными. Однако автор показывает, что абсолютное равенство невозможно и обязательно появятся те, начнёт угнетать других, а изначальные благородные принципы нового мироустройства будут перевёрнуты до неузнаваемости.

Критика идеи утопии первобытно-общинного строя. Пример: «Повелитель мух» Уильяма Голдинга. Автор показывает, что когда-то модная идея возвращения к жизни в природе без технологий и пороков цивилизации, не так хороша, как кажется. С неизбежностью наступает момент, когда в человеке пробуждаются дикие животные инстинкты, которые приводят к трагическим последствиям. То есть завоевания цивилизации не обязательно плохи, и не зря человек оставил жизнь дикаря и построил современный мир – только надо уметь правильно пользоваться всеми достижениями.

Критика идеи опасности свободного распространения знания. Пример: «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. Автор вдохновился событиями сожжения книг в нацисткой Германии, когда был введён запрет на любую литературу, не соответствующую государственной идеологии. Брэдбери показывает, к чему приводит введение цензуры, необразованность общества, как им можно манипулировать и чем это грозит.

3.3 Виды антиутопий по стилю повествования:

Часто антиутопии написаны не в чистом виде, а в качестве стилистического разнообразия других литературных жанров. В связи с этим можно выделить следующие примеры подвидов антиутопий [4]:

социально-фантастическая («Мы» Евгений Замятин)

историко-фантастическая («Трудно быть богом» Бр. Стругацкие)

научно-фантастическая («Машина останавливается» Эдвард Фостер)

роман-предупреждение («Планета обезьян» Пьер Буль)

Такая классификация не может быть строгой, т.к. одно произведение может сочетать в себе черты других видов. Ближе всего антиутопия находится к жанру научной фантастики: события часто развиваются в далёком будущем, когда технологии заняли значительную часть человеческой жизни. Разница только в том, используют ли они человека или человек их (и с какой целью).

4. Главная антиутопия ХХ века – роман «1984»

Однако к какому бы виду ни относился роман-антиутопия, ценность его не зависит от типологии. Главное, что привлекает читателя – это предостережение, картина будущего, которое ожидает нас, если мы будем следовать идеям утопистов. Антиутопия позволяет выразить мысли о важных социально-политических проблемах, которые волнуют человечество. Не зря самыми популярными книгами в этом жанре стали те, которые были написаны после важных исторических трагедий, особенно Второй мировой войны. Мир увидел, как две страны, Германия и Советский Союз, заявили о строительстве идеальных государств – и какими средствами это осуществлялось. Всё это происходило в реальном мире, и не надо было обращаться к литературе, чтобы убедиться в невозможности унифицировать людей.

Хотя роман Е. Замятина «Мы» был издан в Англии ещё в 1924г., он не получил широкой популярности, т.к. показался читателям слишком абстрактным, оторванным от реальности (например, использование чисел вместо имён) [8, с. 499 – 500]. Но когда в 1949г. издали «1984» Дж. Оруэлла (а на него сильно повлияли идеи Замятина), это оказалось самым подходящим временем для спроса на антиутопию. Гитлер был побеждён, и всё последующее десятилетие Европа жила под угрозой советского вторжения3. Оруэлл, который на собственном опыте испытал, чем может быть опасен тоталитаризм,4 считал делом своей жизни предостеречь людей от соблазна пойти за теми, кто обещал очередной рай на земле.

4.1 Роль антиутопии для Англии и России

Дж. Оруэлл не изобрёл жанр, но стал, самым ярким его представителем, написав наиболее значимый роман-антиутопию ХХ века. Почему? Согласно мнению крупнейшего эксперта по творчеству писателя, автора его первой биографии на русском языке, журналиста и переводчика М. Карп: «Другие антиутопии выражают представление их авторов о том, что вообще может случиться с человечеством. У Оруэлла совершенно ясно, что человечество дойдет до ужаса, описанного в его романе, если тоталитарные тенденции, УЖЕ существующие в Советском Союзе, будут доведены "до своего логического завершения".»5 То есть в 1949г. появилась такая антиутопия, которая ставила характерные для жанра вопросы, но звучавшие современными для читателя, вытекавшими из политической обстановки именно того времени. Преимуществом романа было то, с каким мастерством писатель сумел соединить политику6 и искусство. Он творчески переработал собственный опыт, что позволило ему с точностью описать психологию человека, живущего в тоталитарном государстве. Именно благодаря этой точности роман до сих пор так популярен в России, стране, которую Оруэлл взял за пример современной ему утопической модели, критикуемой в романе.

Так какова же роль антиутопии для литературы в Англии и России? По мнению Ф. Грина, нет ничего удивительного в том, что сам термин «антиутопия» впервые появился именно в английском языке. Именно эта нация является ведущей на Земле защитницей индивидуализма и права на собственное мнение (что в первую очередь и пытается уничтожить тоталитарный режим), а лондонский угол в Гайд Парке, где каждый человек может вести проповеди на любую тему, известен по всему миру7. Россия же является одной из стран, где была осуществлена попытка построить утопическое общество. Поэтому для русских читателей обсуждаемый жанр имеет особое значение. Специалист по русской литературе М.Дьюхерст8 говорит о том, что «писать утопии и антиутопии всегда было более важным для русских писателей, чем для английских. Я бы сказал, что последние, за некоторым исключением, никогда не думали над тем, что создать рай на земле вообще возможно. Некоторые, и даже многие, наверное, русские люди, включая писателей, думали, что коммунизм в смысле утопии был действительно возможен.»9Профессор замечает, что разница в отношении к жанру заложена в самом языке: «Одним из больших различий между Великобританией и Россией является британская традиция уважать право на частную жизнь, в то время как русские широко воспринимаются как люди с более развитым коллективным духом («на миру и смерть красна» и т.п.). Не забывайте, что местоимение «я» переводится на английский язык с прописной буквы «I», в отличие от строчной в русском.»10

Оруэлл понимал, что в Великобритании люди несколько столетий жили без внутренних конфликтов, без преследования нетрадиционных взглядов – поэтому англичане с трудом представляли, как чувствует себя человек в тоталитарном государстве. Популярность же Советского Союза после победы во Второй мировой войне значительно выросла, и писатель ощущал угрозу возникновения диктатуры у себя на родине [8, с. 520]. В романе «1984» автор берёт за образец общественно-политический строй в СССР 1940-х годов и доводит его до абсурда, показывая английскому читателю, в чём таится опасность. «Оруэлл хотел показать, что от тоталитарного режима никто не застрахован. И в Англии такое может случиться -- он на самом деле, конечно, надеялся, что английские демократические традиции не дадут такому свершиться, но всё-таки считал нужным предупредить,» – говорит М. Карп.11

4.2 Особая роль романа «1984»

Однако критика утопической социальной модели – это не единственная цель Оруэлла. В «1984» он идёт дальше. Автор описывает не только опасности тоталитарной власти, но природу власти вообще. Об угрозах неконтролируемого технического прогресса или подавлении личности государством говорили и другие антиутописты (Замятин, Хаксли), но именно Оруэлл впервые поставил вопрос об опасности «власти как самоценности» [7, с. 314]. Один из главных героев, член Внутренней Партии О'Брайен говорит: «Власть – цель, а не средство. <...> Цель насилия – насилие. Цель пытки – пытка. Так вот, цель власти – власть.» [9, с. 193]. Т.е. остальные признаки антиутопии, которые есть в романе: подавление свободы личности, ложь государственной пропаганды, строгость наказаний, уничтожение чувств – служат инструментом для удержания абсолютной власти. Читателю кажется, что нет никакой надежды. Но Оруэлла нельзя назвать пессимистом. Писатель даёт понять, что выбор всегда зависит от человека [8, с. 530 – 531]. Он пишет, что тоталитарному государству удаётся уничтожить чувства и тайные мысли людей (человеческий дух главного героя Уинстона Смита в конце сломлен). Но в приложении к роману («Принципы новояза») Оруэлл приводит отрывок из «Декларации независимости» Томаса Джефферсона [9, с. 228]. Так писатель напоминает читателям, что его история – выдумка, а в современном мире действуют другие принципы, и важно придерживаться их, а не двигаться в сторону строительства утопий. В этом и состоит важная роль антутопий – не только предупреждать, но давать надежду, подсказывать, какие есть выходы из ситуации.

Говоря о приложении «Принципы новояза», стоит сказать об отношении Оруэлла к языку. Он считал, что «пользуясь штампами, человек не задумывается о том, что говорит» [8, с. 476]. Т.е. манипулировать сознанием людей можно через сам язык. В психологии учение о нейро-линвистическом программировании (НЛП) возникло лишь в 1960-е годы, т. е. Оруэлл предвосхитил научные идеи (как фантасты предсказывали изобретения ХХI века). Ещё одна важная заслуга «1984» в том, что он написан очень доходчиво. «Самое главное влияние Оруэлла, я думаю, это влияние его стиля -- очень простого, но очень четкого, ясного, острого,» – замечает М.Карп.12 Оруэлл старался писать максимально понятно, чтобы эту прозу было легко переводить на другие языки – так его идеи достигли бы большего количества людей. Сейчас роман «1984» можно прочитать на более, чем 65 языках мира [10].

5. Актуальность жанра антиутопии для современного мира

Роман «1984» появился 71 год назад, однако его актуальность не исчезла. В первую очередь, это связано с тем, что вопросы, которые ставит перед читателем автор, касаются не только исторических событий, что послужили поводом для написания книги. Оруэлл рассматривает понятия власти, революции и средств достижения общественного идеала. Эти вопросы всегда будут актуальны для человечества. Кроме того, с течением времени технический прогресс набирает обороты, и многие предсказания фантастов-антиутопистов сбываются в наши дни [1]. Многие эксперты считают, что в современном мире человек менее свободен и зависит от большего количества факторов, чем это было в годы создания главных романов-антиутопий ХХв. Мы стоим на пороге возникновения настоящего мира антиутопии не потому, что так решили правительства, а потому что добровольно стали рабами машин, и существует опасность, что власти будут использовать это для манипулирования обществом. Т.е. угроза исходит не из стремления построить утопию и желания «Счастья для всех, даром! И чтобы никто не ушёл обиженным!» – как писали бр. Стругацкие в «Пикнике на обочине». «Более актуальным можно назвать появление антиутопического общества, и не столько преднамеренно, как в результате научно-технического прогресса и заметного желания некоторых/всех политических авторитетов КОНТРОЛИРОВАТЬ поведение путём сбора информации на каждого человека и попытками снизить преступность, например, устанавливая огромное количество камер внутреннего наблюдения на наших улицах,» – предупреждает М.Дьюхерст.13 С ним согласен и Ф.Грин, который обращает внимание на важное явление современности, социальные сети, которые можно рассматривать как новый инструмент для управления сознанием людей.14Но есть и ещё одно важное и опасное последствие технического прогресса: уничтожение природы. Именно это британские эксперты называют самым вероятным фактором, приближающим мир к превращению в настоящую антиутопию: «Да, мир определённо может превратиться в «ад на земле», антиутопию, и не только в результате политических или военных решений. Мы все знаем о глобальном потеплении, перенаселении, загрязнении природы и т.п. В зависимости от того, что мы понимаем под утопией и невозможностью, антиутопия является гораздо более вероятной, чем всемирное процветание в качестве будущего для наших потомков в недалёком времени. Нас предупреждали, и Оруэлл – это один из величайших писателей, которые дали нам серьёзное и такое нужное предостережение.»15

В начале 2020г. мир охватила пандемия коронавируса. В попытках уберечься человечество добровольно пошло на беспрецедентные самоограничения. Многие вспомнили предсказания антиутопистов, увидев в таких действиях опасность наступления «дивного нового мира».16

Из всего этого можно сделать вывод, что антиутопия как жанр является крайне актуальной, и наша задача прислушиваться к предупреждениям писателей. Обладая знанием и воображением, они способны предсказывать будущее и сообщать нам об опасностях, заложенных в современном мире. Мы, читатели, можем изменить эти мрачные перспективы, если не будем бояться честно отвечать на вопросы, которые ставит перед нами литературная антиутопия.

Заключение

В ходе исследования были рассмотрены важные вопросы о литературной антиутопии. Проведена работа по выявлению разных типов классификации внутри жанра, приведены примеры разных произведений. Рассмотрены и переработаны несколько критических статей из разных ресурсов, включая электронные. Было получено экспертное мнение от ведущих специалистов в области, в т.ч. зарубежных. В проекте приведён анализ одной из главных антиутопий ХХв., романа Дж. Оруэлла «1984». Сделанные выводы говорят о том, что данный литературный жанр весьма актуален, а его изучение перспективно для дальнейших исследований.

Исследование имеет практическую ценность. Материалы работы можно использовать на уроках литературы и для дальнейшего изучения темы. Вопросы, которые поднимает жанр антиутопии, интересны не только для литературоведения. Рассматривать их можно и на уроках истории и обществознания, что расширяет практическую направленность проекта. В процессе подготовки я узнал множество новых для меня названий романов-антиутопий. Я планирую их прочитать и расширить собственные представления о теме исследования. Кроме того, поскольку двое из привлечённых экспертов являются британскими подданными, интервью с ними были взяты на английском языке. Для использования этого материала потребовалось перевести его на русский, что имело образовательную ценность даже за рамками предмета исследования. Таким образом, цель проекта достигнута, задачи выполнены.

Список источников и использованной литературы

Айзек Азимов предсказал будущее. [Электронный ресурс] / Read Rate: сервис для тех, кто читает. – Режим доступа: https://readrate.com/rus/news/ayzek-azimov-predskazal-budushchee (30.01.2020)

Антиутопия. [Электронный ресурс] / Википедия: свободная энциклопедия. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Антиутопия (31.01.2020)

Антиутопия. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://posmotre.li/Антиутопия (01.02.2020)

Антиутопия [Электронный ресурс] / StudFiles: Файловый архив студентов; Белорусский гос. ун-т. – Режим доступа: https://studfiles.net/preview/5622888/ (01.02.2020)

Э.А. Араб-Оглы. Утопия. [Текст] / Философский энциклопедический словарь; под ред. Л.Ф. Ильичёва и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1983. – 840 с. С. 710 – 711.

Денисов С.Ф. Художественные антиутопии: типология и философско-антропологические смыслы. [Текст] / С.Ф. Денисов. Л.В. Денисова // Вестн. Чел. гос. Ун-та. – 2017. – №7 (403). – Философские науки. Вып. 45. – С. 19 – 26.; То же [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lib.csu.ru/vch/403/vcsu17_07.pdf (31.01.2020)

Недошивин В. Свиньи и... звёзды. Проза отчаяния и надежды Дж. Оруэлла. [Текст] / Оруэлл Дж. // Эссе. Статьи. Рецензии ; пер. с англ. – Пермь: КАПИК, 1992. – 320 с. С. 297 – 315.

Карп М. П. Джордж Оруэлл: Биография. [Текст] / М.П. Карп. – СПб: Вита Нова, 2017. – 608 с.

Оруэлл Дж. 1984. [Текст] / Дж. Оруэлл // 1984. Скотный двор ; пер. с англ. – Пермь: КАПИК, 1992. – 304 с.

1984. [Электронный ресурс ] / Википедия: свободная энциклопедия. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/1984 (25.02.2020)

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Интервью с Марией Карп

От:

Masha Karp

Кому:

Nikolai и Tatiana Shchur

Дата:

26 янв. 2019 г., 04:38

Тема:

Re: Вопросы от Гани.

Дорогой Ганя!

Отвечаю на твои вопросы (иногда объединяя их в группы):

Чем Вам интересен роман "1984"? Что отличает его от других антиутопий? Есть ли в "1984" черты других лит. жанров?

Мне роман "1984 " интересен тем, что это роман-предупреждение -- предупреждение британским социалистам, до чего можно дойти, если восторгаться тем, что происходит в Советском Союзе. Другие антиутопии выражают представление их авторов о том, что вообще может случиться с человечеством.У Оруэлла совершенно ясно, что человечество дойдет до ужаса, описанного в его романе, если тоталитарные тенденции, УЖЕ существующие в Советском Союзе, будут доведены "до своего логического завершения" (так говорил сам Оруэлл). Например: телескринов в СССР, конечно, не было, но если все друг за другом следили и доносили куда надо, то это равносильно телескрину. Или, что любовь к Большому брату должна быть сильней любви мужчины к женщине или женщины к мужчине, сильней любви детей к родителям или родителям к детям -- ну так это советская пропаганда так и говорила: Родина, Партия -- важнее, чем какие-то там ваши личные чувства. Поэтому те, кто что-то знал про Советский Союз -- например, русский критик Глеб Струве -- с самого начала считали, что Оруэлл написал не утопию (антиутопию, дистопию, и т п), а сатиру.

-- Каково было влияние Оруэлла на развитие литературы ХХ в.?

Самое главное влияние Оруэлла, я думаю, это влияние его стиля -- очень простого, но очень четкого, ясного, острого. Он очень страстно относился к тому что писал -- а писал он не только романы, но и публицистику -- и для него четкость мысли в сочетании с яркостью слога была основой литературы.

-- Отличалось ли отношение общества к роману сразу после публикации и сейчас? Если да, то чем?

Отношение к роману было очень разным и тогда, и сейчас. Кто-то понимал, что речь идет о Советском Союзе, кто-то не понимал -- говорили, например, что это о западных странах. А это именно о том, что западные страны ни в коем случае не должны следовать примеру СССР. После краха Советского Союза многим на западе стало казаться, что книжка эта устарела -- стало казаться, что она уж слишком в лоб выражает замысел автора, что она недостаточно художественная. Конечно, те, кто жил в Советском Союзе, наоборот, были потрясены тем, насколько она художественная -- как тонко там переданы мысли и чувства людей, живущих при тоталитарном режиме. А когда некоторые западные журналисты перечитали этот роман после 2013-14, они поразились сходством там описанного с сегодняшним поведением России. Так что отношение все время меняется.

-- Почему Оруэлл ввёл термин "ангсоц", а не, например, "руссоц", хотя в
Англии никогда не было тоталитарного режима?

Оруэлл хотел показать, что от тоталитарного режима никто не застрахован. И в Англии такое может случиться -- он на самом деле, конечно, надеялся, что английские демократические традиции не дадут такому свершиться, но все-таки считал нужным предупредить. И вот мы совсем недавно видели, как пропагандист президента Трампа, Шон Спайсер уверял американских журналистов, что на инаугурации Трампа было больше людей, чем у Обамы, и когда его уличили во лжи, советница президента Келлиэнн Конуэй сказала, что это не ложь, а "альтернативные факты" -- тут, конечно, все вспомнили Оруэлла https://tjournal.ru/flood/40215-prodazhi-1984-oruella-vyrosli-posle-upominaniya-alternativnyh-faktov-sovetnikom-trampa

Это не значит, конечно, что в Америке уже тоталитарный режим, но тенденция -- есть. И очень хорошо, что Оруэлл предупредил о такой опасности. То есть, человечество хоть что-то уже поняло и обмануть его теперь сложней.

-- Почему Вы изучаете именно Дж. Оруэлла, а не, к примеру, других
антиутопистов?

Потому что меня интересует отношение Оруэлла к СССР и России, а не жанр антиутопии сам по себе.

Надеюсь, что в общем я на твои вопросы ответила.

Всего наилучшего,

Маша

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Интервью с Фрэнсисом Грином

От:

Francis Greene

Кому:

Nikolai и Tatiana Shchur

Дата:

28 янв. 2019 г., 02:48

Тема:

Re: Dystopia interview from Ganya

Dear Gania,

I have just looked in my very big dictionary and found that I am right in one thing: the notion of "dystopia" is a rather new one. The word did not exist in 1972, and I think it was very possibly invented as a description of Orwell's book, although "1984" stemmed from the first great dystopian novel which was "Brave New World" published by Aldous Huxley seventeen years earlier. " Brave New World" imagined a single world order run with supreme efficiency in which the very human beings were produced industrially, designed to fit the work they were to do.

I remember also a story (the author was E.M. Forster) called "The Machine Stops". The city has evolved (with advanced mechanisation and computerisation) into a vast underground machine which provides each citizen in his or her individual pod with everything required for a comfortable life: air; warmth; choices of food; entertainment; travel by superfast tubes networking the planet to every other machine city. There is no labour required, the machine provides all needs. The day comes when one citizen notices that the air in her pod smells strange. Something she had asked the machine to provide her with never arrived. She asks the automatic information system for the reason and is told that "We regret that the repair machinery is itself in need of repair". Before long total breakdown looms and the inhabitants of "the machine" - who had long ago become totally dependent on it - are doomed.

So what is the meaning, the value of this word "Dystopia"? It seems to me that it is no surprise that it is an invention of the English nation, a nation, famously, of eccentrics, of oddballs and (which is the inevitable consequence) of the world's leading defenders of individualism and of the freedom to express heterodox opinions in speech and in writing. "Hyde Park Corner" is a place in London of which the name is familiar all round the globe.

The value in his own eyes of an intelligent person's life is linked to his feelings of self-ness, of his individuality as a person, of being aware that he has himself molded his priorities, his opinions, his talents, his interests and his feelings for other people (as far as circumstances allowed). If it is some other entity (for example the Church or the State) which dictates his beliefs and outlook in order to make society uniform and the governing of it easier - then he becomes a robot, his life is deprived of meaning and purpose. This is dystopia, even if he is well-fed, comfortable and warm.

The Marxist-Leninist state never got there, but its rulers wanted to create such a dystopia. Perhaps (let's hope so!) dystopias are bound to collapse.

Perhaps the very idea of dystopia in the sense I have sketched - that is, of a forced human uniformity, would have been unimaginable a century ago. Totalitarian despotisms did not have the means to create it (but now with "social media" they have a powerful new tool). In 1984 Orwell demonstrated that such human uniformity abolishes love, friendship and responsibility. Language no longer has real meaning and consequently there can be no reasoning, no deductive thought. The Ministry of Truth shows us where we are going if we subscribe to the doctrines and theories on which totalitarian societies are founded. And here we bump up against a difficult dilemma. We must be free to listen to all views. We must allow the expression of all convictions. We must be tolerant of anything and everybody, but does that mean we tolerateintolerance and give it room in our society?

I haven't answered some of your questions.  And perhaps I have written too much. Apologies, Francis.
> Dear Francis!

>I'm sorry I didn't write you for a long time. Let's talk about books again! Please answer my questions on dystopia for my project.

>-- Why do you enjoy reading G. Orwell?

>-- Have people changed their opinion about totalitarianism after "1984"?

>-- In" 1984, " The Big Brother used propaganda to change people's behavior. Do you think a writer can change government's behavior?

>-- If we compare 1949 and 2019, what year will be closer to Orwell's dystopia?

>-- What other dystopias can you recommend ?

>

>Thanks for the interview so much! I hope to hear from you soon.

>Ganya.

------------------------------------------

Дорогой Ганя!*

Я посмотрел у себя в большом словаре и обнаружил, что был прав по поводу одного: упоминание слова «дистопия» сравнительно новое. Слово не существовало в 1972г., и я думаю, что весьма возможно, что оно было изобретено для описания книги Оруэлла, хотя «1984» вырос из первого великого антиутопического романа «О дивный новый мир», опубликованного Олдосом Хаксли за 17 лет до того. В «Дивном новом мире» представляется единый мировой порядок, управляемый высшей властью, при котором каждый человек производится промышленным способом, сконструированный таким образом, чтобы выполнять предназначаемую ему работу.

Так каково же значение, ценность этого слова, «дистопия»? Мне кажется, что совсем не удивительно, что оно является изобретением английской нации, известной своими эксцентриками и чудаками, а также (что является неизбежным последствием) ведущими в мире защитниками индивидуализма и свободы выражать еретические (неортодоксальные) мнения в речи и письме. «Угол Гайд Парка» – это место в Лондоне, известное по всему миру.

Ценность жизни интеллигентного человека в его собственных глазах связаны с его чувством самости, индивидуальности личности, осознания того, что он самостоятельно формирует собственные приоритеты, мнения, таланты, интересы и чувства по отношению к другим (насколько позволяют обстоятельства). Но если какая-то иная сущность (например, Церковь или Государство) диктует ему его верования и взгляды для того, чтобы сделать общество унифицированным и проще им управлять – тогда он становится роботом, а жизнь его лишается смысла и цели. Это и есть антиутопия, даже если человека хорошо кормят, ему удобно и тепло.

Марксистско-ленинское государство так никогда и не добралось до этого уровня, но его правители хотели построить такую дистопию. Возможно (давай на это надеяться!), дистопии обречены на провал.

Возможно, сама идея дистопии в том смысле, который я набросал – насильственной унификации людей – нельзя было и представить ещё столетие назад. Тоталитарные деспотии не обладали средствами, чтобы их построить (но сейчас, со всеми соцсетями у них появился мощный инструмент). В «1984» Оруэлл продемонстрировал, что подобная человеческая унификация отвергает любовь, дружбу и ответственность. Язык более не имеет настоящего значения, и, следовательно, не может быть разумной аргументации, дедуктивного размышления. Министерство Правды показывает нам, куда мы движемся, если подпишемся под доктринами и теориями, на которых основываются тоталитарные общества. И здесь мы сталкиваемся с интересной дилеммой. Мы должны быть свободны выслушивать все взгляды. Мы должны позволять выражение всех убеждений. Мы должны быть толерантны ко всему и ко всем, но значит ли это, что мы должны быть терпимы к нетолерантности и давать ей место в нашем обществе?

От:

Francis Greene

Кому:

Sophia Shchur

Дата:

31марта 2020 г., 14:44

Тема:

Some random thoughts

<...>

The virus will in the end vanish, but its effects will be far more extensive than anything we can predict.  Now that all commerce has ceased from the lock-down, much of it never to resume, even in the short term there will be distress for many resulting from quite different problems  -  for the mother of a child with severe tooth ache, for the old man who has broken his only pair of spectacles.  In the longer term, bit by bit, machinery, transport, all the trappings of civilisation will begin to fail.  In the worst case hunger will bite and society will imitate the "raft of the Medusa". That is terrifying. I hope we would not survive to see anything of that sort. <...>

В конечном итоге, вирус уйдёт, но эффект от него будет гораздо сильнее, чем всё, что мы можем себе представить. Большая часть коммерческой деятельности, которая сейчас прекратилась из-за самоизоляции, больше никогда не восстановится. Но даже в ближайшем будущем у многих появятся трудности и по другим причинам: у матери, чей ребёнок страдает от зубной боли, у старика, который разбил единственные очки. В долгосрочной перспективе, кусочек за кусочком, будут разрушаться все завоевания цивилизации: транспорт, техника. При самом плохом исходе наступит ужасный голод, и общество станет напоминать «плот «Медузы». Это пугает. Я надеюсь, что нам не придётся дожить до подобного развития событий.*

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Интервью с Мартином Дьюхерстом

От:

Martin Dewhirst

Кому:

Nikolai и Tatiana Shchur

Дата:

29 янв. 2019 г., 02:12

Тема:

Re: A project on dystopia

Dear Gavrila,
1. The social and political background to British literature on antiutopias (and utopias) is quite different from the social and political background to Russian literature about utopias and antiutopias, so I would contrast, rather than compare, the situation in Russian and British literatures.

Peter Duncan's book on Russian Messianism suggests that some, perhaps many, Russians over the centuries have felt that Russia has a mission to save the whole world (Moscow as the Third Rome, and there will never be a Fourth, etc.) and create a sort of paradise on earth. British people were much more pragmatic and at most thought they were bringing rather more civilised values to other parts of the world. Thus, writing fiction about utopias and antiutopias has always been more important for Russian writers than for British writers. The latter, I would say, with few exceptions, never thought that creating Heaven on earth was or ever would be possible. Some, perhaps many, people, including writers, in Russia thought that communism, in the sense of utopia, really was possible, so there are far more Russian works showing Russia supposedly on the way to utopia-communism than there are British works supposedly showing Britain moving towards a perfect and classless society.

2. Is Science Fiction (SF) the same as scientific fantasy/nauchnaya fantastika?
The more I think about it now, the more inclined I am to think that they are more similar than different, but I remember reading somewhere long ago that the two terms are not synonymous. Perhaps an example of an early antiutopian work is the one about building the tower of Babel, an overly ambitious enterprise that came to grief. Maybe this suggests that a true(?) antiutopian story came earlier than any science fiction.

I think that SF is still popular in the U.K., though perhaps less so than it used to be. I'm assuming that antiutopian fiction formed and forms only a small part of SF. Fewer and fewer people here believe that Communism, in the sense of Utopia, will ever be possible, so the matter no longer appears to be relevant. Your question seems to me to relate to a proidennyi etap. More relevant may be the arrival of an antiutopian society not so much deliberately but as a result of scientific and technical advances and the perceived need by any/all political authorities to CONTROL behaviour by collecting information on everybody and trying to reduce crime by, e.g., installing huge numbers of CCTV cameras (CC=Closed-Circuit) on our streets. One big difference between the U.K. and Russia is the British tradition of cherishing PRIVACY (lichnoye prostranstvo is not quite the same thing), whereas Russians are quite widely regarded here as having a greater collective spirit (v miru i smert' krasna, etc.). Don't forget that я is translated into English with a capital I, not a lower-case i. Whereas we write 'you' when addressing one or more people, you write Вы when addressing one person, вы when addressing more than one person, but ты (not Ты) when addressing one close friend or relative.

3. When I was a boy I read a little Jules Verne but no H.G. Wells and no, say, Dumas, which my (Russian) wife finds very difficult to believe. I did read 'Treasure Island' and 'Robinson Crusoe', but my favourite books were about boys' schools (I think they were always boarding schools) and adventure stories set in Africa and South America. I also read a lot of the 'classical' British authors (by no means only Dickens) and French and German authors (for pleasure, and many in the original language). I think even then I wrongly regarded SF as 'not serious' or 'not relevant'. Perhaps this was because I was very bad at physics, maths, chemistry and biology at school. I can't really say how 'typical' I am for my generation in my reading (I was born in 1937, so my first memories are connected with the Second World War).

4. I think I first read '1984' (and 'Animal Farm') in about 1955, shortly before being called up for the two years of compulsory (with few exceptions) National (i.e., military) Service, during which I was trained to be an RAF military interpreter from and into Russian in case of a Soviet invasion of Western Europe (which for a long time was widely thought to be possible, and perhaps probable). I had already read several library books (in English) about the GULag, so I naturally took the risk of Soviet aggression quite seriously. But I started learning Russian on my 19th birthday, halfway between the 20th CPSU Congress (the 'Secret Speech' was shortly to be published in translation in the West) and the Soviet invasion of Hungary: hope followed by fear, which combination continued to affect me for the rest of my life (it still does). By that time I had read quite a lot of works of Russian literature in English translation (including Dostoevsky's 'Besy'). I can't remember when I first read Zamyatin's 'We' or even whether I read it in Russian or English, but I know I did read it in the light of '1984' and works about the GULag and the Russian Civil War. I have a distant memory of a book about the Civil War by Mel'gunova and torture inflicted with the use of rats. Of course, my case is anything but typical, but it's obvious to me that many writers, including Orwell, have had a tremendous influence on public opinion all over the world. Fiction is always directly and/or indirectly about facts and to some extent about the reader. How would we behave in the conditions brought to us by the fiction writer?

5. Yes, the world could definitely turn into a 'hell on earth', an antiutopia, and not only as the result of political or military decisions. We all know about global warming, overpopulation, pollution, etc. Depending on how we understand the meaning of 'utopia', an impossibility, an antiutopia is much more likely than worldwide prosperity to be the future of our descendents in the not very distant future. We have been warned, and Orwell is one of the greatest writers to have given us a serious, but much needed, warning. But don't be dismayed! It's not inevitable. It's my duty and your duty to do what we can to prevent this possible catastrophe!

Best wishes,
Martin Edgarovich
_________________

-- Как русист, можете ли Вы сравнить роль антиутопии для литературы русской и английской?*

Социальный и политический бэкграунд литературных антиутопий у Великобритании и России очень разные, поэтому я бы их не сравнивал, а противопоставлял.

В книге Питера Дункана по Русскому Миссионерству предполагается, что, возможно, многие русские люди в течение веков чувствовали, что у России есть миссия спасти весь мир (Москва третий Рим, и не будет четвёртого, и т.д.) и создать что-то типа рая на землею Британцы более практичны и, в основном, думали о том, как принести ценности цивилизации в мир. Так что писать утопии и антиутопии всегда было более важным для русских писателей, чем для английских. Я бы сказал, что последние, за некоторым исключением, никогда не думали над тем, что создать рай на земле вообще возможно. Некоторые, и даже многие, наверное, русские люди, включая писателей, думали, что коммунизм в смысле утопии был действительно возможен. Так что существует гораздо больше русских работ, в которых Россия показана по пути движения к коммунизму, чем существует английских книг про то, как Великобритания развивается в сторону бесклассового общества.

-- По Вашему мнению, что появилось раньше, антиутопия или научная фантастика. ведь эти жанры часто очень тесно перекликаются друг с другом?

Чем больше, чем я сейчас об этом думаю, тем больше я склоняюсь к мнению, что сходств здесь больше, чем различий. Но я помню, как читал когда-то давно, что два термина не являются синонимами. Возможно, примером раннего произведения антиутопии может быть строительство Вавилонской башни, чрезмерно амбициозного предприятия, которое привело к горю. Возможно, из этого можно вывести, что истинная антиутопия появилась раньше, чем научная фантастика.

-- Популярна ли антиутопия в Англии сейчас? Когда она была популярнее: в Вашем детстве или сейчас?

Я думаю, что научная фантастика до сих пор популярна в Великобритании, хотя возможно, что и не так, как раньше. Я полагаю, что литературная антиутопия является небольшой частью научной фантастики. Всё меньше и меньше людей здесь верят, что коммунизм, в смысле утопии, когда-либо станет возможным, так что вопрос более не кажется актуальным. Твой вопрос, как мне кажется, можно назвать пройденным этапом. Более актуальным можно назвать появление антиутопического общества, и не столько преднамеренно, как в результате научно-технического прогресса и заметного желания некоторых/всех политических авторитетов КОНТРОЛИРОВАТЬ поведение путём сбора информации на каждого человека и попытками снизить преступность, например, устанавливая огромное количество камер внутреннего наблюдения на наших улицах.

Одним из больших различий между Великобританией и Россией является британская традиция уважать право на частную жизнь, в то время как русские широко воспринимаются здесь как люди с более развитым коллективным духом («на миру и смерть красна» и т.п.). Не забывай, что «я» переводится на английский язык с заглавной буквы «I», а не с маленькой. В то же время мы пишем «you» (вы), когда обращаемся к одному или более людям, а вы пишете «Вы», обращаясь к одному незнакомцу и «вы», обращаясь ко многим людям, но при этом «ты» (а не «Ты»), когда обращаетесь к близкому другу или родственнику.

Когда я я был мальчиком, я читал немного Жюля Верна, но не Герберта Уэллса и не, скажем, Дюма, во что моя русская жена Марина не может поверить. Я читал «Остров сокровищ» и «Робинзона Крузо», но моими любимыми книгами были произведения о закрытых школах для мальчиков и приключенческие истории об Африке и Южной Америке. Я также читал много классических английских авторов (и далеко не только Диккенса), а также французских и немецких (для удовольствия, и многих на языке оригинала). Я думаю, что даже тогда я неправильно относился к НФ как «несерьёзной» и «неактуальной». Возможно, так было из-за того, что я очень плохо успевал в школе по физике, математике, химии и биологии. Я не могу сказать, насколько я типичный представитель своего поколения читателей (я родился в 1937 году, так что мои первые воспоминания связаны со Второй мировой войной).

-- Мария Карп считает, что роман "1984" популярен из-за того, что это роман-предупреждение, а как считаете Вы?Может ли писатель повлиять на общественное мнение и политический строй? Каким образом?

Кажется, я впервые прочитал «1984» (и «Скотный двор») примерно в 1955 году, незадолго до призыва на обязательную (за некоторыми исключениями) военную службу в Королевскую ВВС, во время которой меня тренировали быть военным переводчиком с и на русский язык в случае Советского вторжения в Западную Европу (что в течение долгого времени и достаточно широко считалось возможным и даже вероятным).

К тому времени я уже прочитал несколько библиотечных книг о ГУЛАГе, так что, естественно, я весьма серьёзно относился к риску советской агрессии. Но я начал учить русский язык на свой 19-й день рождения, между ХХ съездом КПСС (вскоре на Западе был опубликован доклад Хрущёва) и вводом советских войск в Венгрию. Надежда, преследуемая страхом, – комбинация, которая продолжала влиять на меня всю мою жизнь (и до сих пор). К тому времени я уже прочитал достаточно много русской литературы в английских переводах (включая «Бесов» Достоевского). Я не помню, когда впервые прочитал «Мы» Замятина и даже читал ли я их по-русски или по-английски, но я знаю, что читал их в свете «1984» и книг о ГУЛАГе и русской Гражданской войне. У меня есть отдалённые воспоминания о книге С. Мельгунова о Гражданской войне и о том, как для пыток применяли крыс.

Конечно, мой пример совсем не типичен, но для меня очевидно, что многие писатели, в т.ч. Оруэлл, оказали огромное влияние на общественное мнение по всему миру. Художественная литература всегда напрямую и/или нет касается фактов и в какой-то степени она всегда о самом читателе. Как бы он повёл себя в тех условиях, что сочиняет автор?

-- Может ли мир сейчас превратиться в антиутопию? Что бы это для Вас значило?
Да, мир определённо может превратиться в «ад на земле», антиутопию, и не только в результате политических или военных решений. Мы все знаем о глобальном потеплении, перенаселении, загрязнении природы и т.п. В зависимости от того, что мы понимаем под утопией и невозможностью, антиутопия является гораздо более вероятной, чем всемирное процветание в качестве будущего для наших потомков в недалёком времени. Нас предупреждали, и Оруэлл – это один из величайших писателей, которые дали нам серьёзное и такое нужное предостережение. Но не унывай! Мой и твой долг делать всё, что мы можем, чтобы предотвратить эту возможную катастрофу!

1

Интервью Ф.Грина автору 28 января 2019 г. См. Приложение 2. C. 20, 21.

2Например, М.Дьюхерст считает, что библейский миф о Вавилонской башне можно рассматривать как первую антиутопию: люди мечтали построить идеальный мир, добравшись до бога, но в итоге всё разрушилось, языки перемешались, и начались войны. Т.е. рай на земле невозможен, а попытки его построить приводят к трагедии. [Интервью М. Дьюхерста автору 29 января 2019 г. См. Приложение 3. С. 23, 25.]

3Интервью М.Дьюхерста автору 29 января 2019 г. См. Приложение 3. С. 23, 26.

4Дж. Оруэлл добровольцем участвовал в гражданской войне в Испании и стал свидетелем массового террора, чудом избежав собственного ареста. Об этом см. его книгу «В честь Каталонии» (1938 г.).

5Интервью М. Карп автору 26 января 2019 г. См. Приложение 1. С. 18.

6До публикации романов «Скотный двор» и «1984» Дж. Оруэлл был известен как публицист, печатавший в английских газетах статьи на политические темы.

7Интервью Ф.Грина автору 28 января 2019 г. См. Приложение 2. С. 22, 23.

8 Мартин Дьюхерст (Martin Dewhirst) — почётный научный сотрудник факультета славянских языков университета Глазго, Великобритания. С 1995 г. по настоящее время работает в Русской службе ВВС комментатором российско-британских отношений. Переводчик с русского на английский и с английского на русский множества публикаций. Член Британской ассоциации славянских и восточно-европейских наук и Российско-британского общества.

9Интервью М.Дьюхерста автору 29 января 2019 г. См. Приложение 3. С. 23, 24.

10Там же. С. 23, 25.

11Интервью М. Карп автору 26 января 2019 г. См. Приложение 1. С. 19.

12Там же. С. 18.

13Интервью М.Дьюхерста автору 29 января 2019 г. См. Приложение 3. С. 23, 25.

14Интервью Ф.Грина автору 28 января 2019 г. См. Приложение 2. C. 20, 22.

15Интервью М.Дьюхерста автору 29 января 2019 г. См. Приложение 3. С.25, 26.

16Письмо Ф.Грина автору от 31 января 2020г. См. Приложение 2. С. 22

*

Перевод Г. Щура

*Перевод Г.Щура

*Перевод Г. Щура

Просмотров работы: 39