Композиция художественного и риторического произведения

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Композиция художественного и риторического произведения

Яковлева П.О. 1
1МОУ "СОШ № 63" г. Магнитогорска
Черепанова Т.Г. 1
1МОУ "СОШ № 63" г. Магнитогорска
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Понятие композиции восходит к латинскому слову, которое означает: «составление, сочинения, связывание». Композиция- это построение произведения, обусловленное его содержанием, характером и назначением.

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что изучение композиции риторического произведения является перспективным направлением в современной риторике, так как композиция - одно из средств воздействия, делающих высказывание членораздельным выражением мысли и произведением слова, так как в композиции риторического жанра наибольшим образом проявляется его специфика, игнорирование которой превращает речевую деятельность оратора в своеобразную «антидеятельность».

Если изучение композиции художественного текста в какой-то мере нашло свое отражение в научной литературе, то композиция риторического текста является недостаточно изученной. Тем более не изучалась композиция художественного и риторического текста в сопоставлении.

Цель работы - наметить пути сопоставительного анализа композиции художественного и риторического текста.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1. Дать понятие композиции риторического и художественного произведения.

2. Рассмотреть составляющие композиции риторического и художественного текста.

3. Сделать лингвистический анализ художественного текста (рассказ «Лёгкое дыхание») и риторический анализ текста (Нобелевская речь И.А. Бунина).

4. Сопоставить анализ художественного и риторического текста.

Объект исследования: композиция художественного и риторического текста.

Предмет исследования: рассказ «Лёгкое дыхание» и Нобелевская речь И.А. Бунина.

Методы исследования: анализ научной литературы, лингвистический анализ художественного текста и риторический анализ Нобелевской речи И.А. Бунина.

Гипотеза исследования:  основана на предположении о том, что композиция художественного произведения будет отличаться от композиции риторического текста.

Практическая значимость исследования: подготовленный материал может быть применен на уроках литературы в школе.

Глава 1. Композиция риторического произведения

1.1. Понятие композиции риторического произведения

Оратор, разрабатывая структуру речи, необходимую для воздействия на конкретную аудиторию, выбирает оптимальный способ развёртывания и обоснования тезиса, наиболее правильный порядок следования содержательных компонентов (и порядок мыслей в них), то есть из содержательного материала, в беспорядке лежащего «на складе» создает единственно возможное содержание.

Риторическую деятельность по созданию воздействующей целесообразной речи современные исследователи (Н. А. Безменова, С. И. Гиндин, А. А. Волков, С. Ф. Иванова, А. К. Михальская, И. А. Стернин и другие) соотносят с античным риторическим каноном - своеобразной схемой, указывающей последовательность действий в работе над речевым произведением.

Расположение (диспозиция) согласно риторическому канону - это второй этап работ над речью, который следует за этапом изобретения и во многом влияет на содержание речи.

Содержание речи приобретает вид целостного завершенного высказывания лишь тогда, когда содержательный материал выстраивается в определенной, единственно правильной для воздействия на аудиторию последовательности.

О тех проблемах, которые возникают на этом этапе у оратора, хорошо сказал Квинтилиан: «Надо обдумать, нужно вступление или нет, следует ли излагать обстоятельство дела в непрерывной связи или отрывками; начать ли с начала, или с середины, как Гомер, или с конца; не лучше ли совсем обойтись без пересказа фактов…» Эти вопросы встают перед каждым оратором при подготовке к речи. Но мы должны помнить, что главная задача риторического расположения - «пояснить общие принципы построения риторического произведения, в частности, закономерности формирования из содержательного материала композиционных единиц и распределения их в речи». [4 , с. 5]

Создание композиции связано с формированием из содержательного материала содержательно-структурных компонентов (композиционных единиц) и заполнением ими – вступления, основной части и заключения. Композицию следует отличать от плана, так как план - «это внутренняя структура речи, отражающая логику изображения автором содержания. В композиции же выражается образ речи в определенной аудитории: содержание (идеи и подтверждающий их материал) выстраивается в необходимой для воздействия на нее последовательности. Идея речи может быть разработана один раз, речь может произноситься неоднократно. Сначала на этапе изобретения создается план, потом на его основе на этапе расположения рождается композиция. Поэтому речи, созданные на основе одного и того же плана, могут быть различными по композиции в зависимости от ситуации и аудитории». [4 , с. 6]

Кохтев Н.Н. даёт следующее определение композиции: « Композиция речи – это закономерное, мотивированное содержанием и замыслом расположения всех частей выступления и целесообразное их соотношение, организация материала, расположении его в определенной системе…» [9 , с. 102]

Одна из закономерностей восприятия речи состоит в том, что «наш разум ухватывает эту целостность определенными порциями, шагами и лишь потом соединяет всё в единое целое». [6 , с. 145] Из этого следует, что речь должна делиться на части. Но, с другой стороны, будет ли обладать воздействующей силой именно целое. Целостность речи, обеспечивающая воздействие, складывается из целостности содержательной и структурной.

Рассмотрим, из скольких частей должна состоять композиция и их расположение. В античной риторике выделялось 7-8 частей: обращение, называние темы, повествование, описание, доказательство, опровержение, воззвание, заключение. В русской классической риторике существовал иной подход к членению речи: «речь ораторская состоит из пяти частей, суть которых приступ и продолжение, разделение и изложение обстоятельств предмета, доводы и опровержения, часть патетическая и заключение». [5 , с. 86]

Традиционно под членением речи на смысловые фрагменты мы понимаем трехчастную структуру, которая состоит из вступления, основной части и заключения. Действительно, это очень удобное деление, поскольку оно отражает глобальную задачу речи: сначала ориентировать аудиторию в замысле речи, в основной части - изложить суть проблемы и, наконец, подвести итоги сказанного.

Таким образом, можно прийти к выводу, что композиция риторического текста - одно из средств воздействия, делающих высказывание членораздельным выражением мысли и произведением слова.

1.2. Микротема как основная единица композиции

Как уже было сказано, что под членением речи на смысловые фрагменты мы понимаем трёхчастную структуру, которая состоит из вступления, основной части и заключения. Вместе с тем нельзя не заметить, что такого деления явно мало. «Сказать, что речь делится на вступление, основную часть и заключение - это не сказать о ней ничего. Ясно, что по крайней мере основная часть может быть поделена на более дробные содержательные части - единицей композиции». [1 , с. 158] Тогда возникает вопрос: что стоит считать единицей построения композиции? Как писал Одинцов В.В., «можно считать смысловой, информационной единицей «микротему» - отдельный, относительно самостоятельный вопрос, непременно отражаемый в плане или в тезисе лекции». [15 , с. 138]

«Под микротемами (порциями, частями) основной части следует понимать законченные по смыслу и структурно фрагменты речи, включающие отдельные суждения, полученные в результате деления тезиса, и аргументы в их защиту». [1 , с. 159] Объем же микротем и количество аргументов в них не может строго регламентироваться. Важным будет добиться при формировании микротем их содержательной и структурной завершенности, чтобы они представляли собой как бы речь в речи.

Приступая к работе над композицией, мы имеем подробный план-конспект речи и массу аргументативного материала к нему, и наша задача состоит в том, чтобы выстроить все это наилучшим образом. Первая процедура работы над композицией состоит в том, чтобы из каждого пункта плана-конспекта создать микротему, построенную как рассуждение: суждение - аргументы - вывод. Этот вывод собственно и является тезисом речи. Каждая микротема укрепляется внутри жёсткими подчинительными связями, приобретает вид целостного блока, независимо от других блоков речи, и может свободно передвигаться по тексту: микротемы второго уровня перемещаются в случае надобности внутри микротемы первого уровня, а микротемы первого уровня - внутри речи. Таким образом, оратор стремится к тому, «чтобы все микротемы в тексте были независимы друг от друга, находились в сочинительной связи, располагались параллельно между собой, но стремились к одному центру - тезису речи». [1 , с. 162]

Независимость микротем является основой их способности к свободному перемещению в тексте в зависимости от конкретной ситуации общения, в которой может потребоваться изменить порядок следования микротем или вовсе отказаться от какой-нибудь. Как показывает ораторская практика, по принципу параллельного соподчинения микротем одного уровня построено большинство речей. Риторическое произведение является особой разновидностью рассуждения - риторическим рассуждениям. Специфика его композиции в том, "что тезис обосновывается аргументами, распределёнными по микротемам, связанным с тезисом подчиненными (причиненными) отношениями, а между собой сочинительными." [1 , с. 163]

Главная роль в обосновании тезиса принадлежит основной части, в которой располагаются сформированные из содержательного материала микротемы. Количество микротем зависит уже от оратора, особенностей конкретной аудитории и ситуации общения. Обычно аудитория удерживает в памяти 3-4 микротемы.

Если говорить о содержательной последовательности микротем, то следует отметить, что Стернин И.А. выделяет восходящую и нисходящую аргументацию. Главное различие восходящей и нисходящей аргументации состоит в том, что при восходящей аргументации сила воздействия к концу речи возрастает, а при нисходящей - убывает. Гимпельсон Е.Г. считает: «наилучшим признается так называемый возрастающей порядок, или восходящая аргументация, которая помогает оратору постепенно наращивать впечатление концу речи и подводить слушателя к желательному для него выводу. Сила аргументов и, следовательно, порядок микротем также зависит от самих слушателей». [4 , с. 9-10] Пороховщиков П. С. вообще считал, что любая речь должна строиться исключительно по восходящей. Но однако в общественной жизни встречаются ситуации, в которых необходимо обратиться к нисходящей аргументации и добиться снижения эмоционального накала и силы впечатления успокоить аудиторию, свести на нет разбушевавшиеся страсти.

Не только расположение, но и выбор микротем зависит от аудитории. Микротема, которая содержит суждение, обращенное к разуму в единстве с рациональными аргументами, будет обладать наибольшим убеждающим эффектом и, следовательно, располагаться в конце цепочки аргументов, если речь обращена к высокообразованным людям, к представителям профессий, связанных с точными науками, вообще к тем людям, которые предпочитают логические рассуждения эмоциональному воздействию. Если оратор разговаривает с молодёжью, с малообразованными слушателями, с представителями творческих профессий, вообще с теми людьми, которые предпочитают эмоциональную речь языку фактов, - то будет правильнее, если последней в аргументации он расположит микротему, содержащую эмоциональное суждение и эмоциональные аргументы.

Итак, микротема- это законченный по смыслу и структурно фрагмент речи, включающий отдельные суждения, полученные в результате деления тезиса, и аргументы в их защиту. Расположение и выбор микротем зависят от аудитории.

1.3. Вступление и заключение как функциональные единицы композиции

Вступление, основная часть и заключение являются единицами композиции риторического произведения более высокого уровня и называются функционально-структурными частями. У каждой из них свои функции в раскрытии главные мысли (тезиса).

Вступление - это первая часть композиции речи, которая представляет собой несколько вводных замечаний, и от которой зависит успех выступления. Нужно ли в речи вступление, зависит от ситуации и аудитории, Например, без вступления можно обойтись в речи - консультации. Обычно же вступление необходимо. Во вступлении оратор должен:

1. показать себя человеком, которому можно доверять, заинтересованным в деле, убеждённым и т.д.

2. настроиться сам и настроить аудиторию на общение:

а) вызвать интерес и благожелательное внимание,

б) установить контакт,

3. подготовить аудиторию к восприятию речи:

а) пояснить намерения,

б) сформировать задачу,

в) перечислить основные вопросы, которые будут обсуждаться.

Специфика риторического вступления заключается в том, что оно призвано в реальной ситуации общения с конкретными людьми установить с ними добрые отношения для дальнейшего разговора и сообщить основное его направление.

Еще с классических времен в риторике выделяют два типа начала: естественное и искусственное. Естественное начало сразу же, без предварительной подготовки вводит слушателя в суть дела. Искусственное начало - начало с предосторожностью. Это вступление, на первый взгляд, не связанное по смыслу с основной частью, но внутренняя, часто метафорическая связь обязательно присутствует.

В композиции речи заключение имеет особое значение, так как последние слова в отличии от начальных, а вместе с ними и главной идеи, запоминаются слушателями надолго. Специфика заключения риторического произведения проявляется в следующем: «речь обычно не обрывается на полуслове, развитие темы получает логическое завершение; в заключении не начинается разработка новой мысли; речь «закругляется»,то есть возвращается мыслью к началу, чтобы напоминать слушателям, о чем хотели говорить, о чем говорили и к каким выводам пришли, так как ораторская речь воспринимается на слух и слушатели не могут «заглянуть» в начало, где им объясняли значение предстоящего обсуждения; основные мысли в заключении усиливаются. » [4 , с. 12]

Специфической чертой риторических текстов является их предназначенность для устного восприятия и для слушателей важно обозначить переход от одной части композиции к другой и разделить «зримо» для облегчения восприятия и понимания. Оратор не должен забывать, что на данном этапе несёт на себе ответственность за слушателей. Более того, он должен как бы построить мост между основной частью и заключением, не только оставляя слушателей один на один с содержанием речи, но, напротив, помогая им «выйти»из речевой ситуации в нужном оратору направлении.

Клюев В.Е. предлагает три типа целесообразного, или релевантного финала. В соответствии с ним заключение могло строиться как: суммирующее, типологизирующее и апеллирующее. Суммирующее заключение определяется как подведение итогов и формулирование выводов. Оратору следовало вернуться к важнейшим пунктам основной части и построить заключение как напоминание о них. Типологизирующее заключение – это заключение, ставящее сообщение в перспективу или вводящее фон для лучшего его понимания. При данном типе заключения оратор/говорящий может делать прогнозы на будущее. Апеллирующее заключение представляет собой способ эмоционально покинуть речевую ситуацию. Если мы под апелляцией понимаем - обращение (с лат), то заключение этого типа предполагает прямое воззвание к чувствам слушателей. Преимущество его в том, что оно, как никакое другое, сохраняет дистанцию между говорящим и слушающим. [10 , с. 140-146]

Особенностью ораторской речи является наличие в тексте средств управления вниманием. Обусловлено это объективным состоянием физиологической усталости, которую испытывает аудитория через 15-20 минут слушания.

Средства управления вниманием можно разделить на следующие группы:

содержательные – иллюстрации, образы, цитаты, дополнительная информация,

языковые –средства, обращенные к рациональной сфере (термины, научная лексика) и к эмоциональной (экспрессивная и оценочная лексика, тропы, фигуры),

структурно-риторические вопросы, обращения к аудитории, инверсия структурных частей, чередование элементов рацио и эмоцио, повторения…,

наглядные (элементы содержания и структуры) - таблицы, диаграммы, схемы, кино и видеофильмы.

Выбор средств управления вниманием зависит от аудитории, ситуации, жанра речи. В задачи расположения входит размещение всех средств управления вниманием в композиции речи на каждом композиционном «стыке», то есть при каждом переходе от части к части, от микротемы к микротеме, от одной мысли к другой, от одного аргумента в её пользу к другому.

Из этого следует, что создание вступления и заключения - проблема сугубо композиционная, так как разрабатывать их можно только после того, как структурирована основная часть и определён порядок следования микротем. В композиции риторического произведения отражается образ речи в определенной аудитории: содержание выстраивается в необходимой для нее последовательности.

Вступление и заключение же имеют собственные функции и задачи в общей структуре речи.

Глава 2. Композиция художественного произведения.

2.1. Понятие композиции художественного произведения

Композиция - одна из немногих категорий литературоведения, при толковании которой исследователи проявляют почти полное единодушие. Основу практически всех определений составляет формула: «композиция – это построение (организация, структура) литературного произведения». [19 , с. 88] Но стоит только коснуться проблемы композиционных элементов, как становится ясно, что солидарность, проявляемая литературоведами по вопросу о сущности композиции, - лишь видимость. Так одни исследователи в качестве элементов композиции рассматривают образы персонажей [7 , с. 10], другие считают таковыми события в их взаимодействии с характерами [16, с. 137], третьи - компоненты внешней организации произведения (книги, части, главы). [11 , с. 39] Существует и точка зрения, согласно которой композиция охватывает все разнообразие структурных элементов идейно-эстетического целого. [18 , с. 162] Так, если за элемент композиции принимается образ-характер, то композиционный анализ требует разобраться в том, для чего образы соединены теми или иными видами композиционных связей. Если же композиционными элементами признается событие, то изучить композицию- значит раскрыть характер построения экспозиции, завязки, развития действия, кульминации и развязки произведения. В случае отождествления элементов композиции с компонентами внешней организации текста (архитектоникой) в задачи ее анализа входит изучение их последовательности и соотношения.

Согласно Кожинову В.В. в качестве композиционных элементов, наряду с компонентами внешней структуры, целесообразно рассматривать «формы литературного изображения – повествование, описание, диалог, монолог и тому подобное» [8 , с. 443], а также их разнообразные комбинации. Рассматривая иерархию композиционных элементов, Кожинов В.В. писал: «Простейшие единицы композиции соединяются в более сложные и крупные компоненты – такие, как портрет, пейзаж, разговор и т.п. Ещё более крупным компонентом произведения являются отдельная сцена (не только в драме, но и в эпосе). Наконец, сцены объединяются в самые крупные единицы - композиции глава, части, тома, явление, акты произведения». [8 , с. 434]

Второй принципиальный вопрос касается простейших элементов композиции. Кожинов В.В. называет в качестве таковых сами формы литературного изображения, то есть всё тоже повествование, описание, характеристику, диалог и монолог. Простейшие компонент композиции - минимальная часть текста, в пределах которой возникает элемент образного отражения действительности. «В качестве такой композиционной единицы могут выступать художественная подробность и деталь, реплика действующего лица, а в поэтических произведениях даже стих». [19 , с. 91]

Представляемые компонентами композиционные элементы образного отражения действительности соотносятся между собой с помощью различных композиционных приемов, в том числе посредством контраста (антитезы), предварения, параллелизма, градации и монтажа. При этом элементы образного мира сопрягаются на основе либо «скачка» в художественном времени или в пространстве (монтаж), либо противоположности (контраст), либо сходства (градация, предварение, параллелизм). При общности основы последние три приёма различаются способом реализации и назначением. «Суть предварения заключается в прогнозировании определенных эпизодов и их исхода через упреждающее изображение других созвучных с ним событий и ситуаций. В функции предварения часто используются видения и сны персонажей. Предварять ту или иную ситуацию, тот или иной эпизод могут и различного рода описания, настраивающие читателя на определённое восприятие последующих сцен». [19 , с. 92] Параллелизм как композиционный прием состоит в сопряжении и, как правило, в одновременном развертывании близких в эмоционально-смысловом отношении образов. Чаще всего параллель проводится между изображением события или душевного состояния персонажа, с одной стороны, и пейзажем - с другой. Композиционная градация слагается из нескольких сходных описаний или эпизодов. Таким способом акцентируется внимание на том сущностном, что их объединяет, и одновременно происходит усиление эмоционального напряжения.

Состав композиционных элементов, их оригинальная комбинация в конкретном литературном произведении никогда не бывают произвольными. Построение художественного текста в частности предопределено заданными автором самому себе жанровыми характеристиками. Но главным фактором, обусловливающим особенности построения художественной реальности, является стремление писателя наиболее ёмко и точно выразить своё понимание определенной грани действительности и отношение к ней.

Суммируя сказанное, можно дать следующее определение: «композиция художественного произведения – это построение образного мира произведения; организация частей текста, представляющих фрагменты образного отражения действительности, авторские комментарии и отступления, состав, взаиморасположение и взаимные связи которых обусловлены идейным замыслом писателя и жанрово-родовыми особенностями произведения». [19 , с. 92]

Само определение композиции художественного произведения подсказывает, что важнейшими задачами композиционного анализа является: во-первых, выявление особенностей построения образного мира, во-вторых, раскрытие идейной направленности произведения. Для их решения в самом общем виде необходимо поуровневое рассмотрение состава композиционных элементов и прояснение их взаимосвязей. При этом следует принимать во внимание родовую принадлежность произведения, так как состав композиционных элементов в эпических, лирических и драматических произведениях может быть различен, и, что не менее важно, специфичными в них оказываются даже однотипные элементы композиции. 

2.2. Композиция эпического произведения

Целью работы обусловлен выбор именно эпического произведения, потому что не этично было бы сравнивать поэтический текст и прозу. Задачи эпического изображения, как известно, в наибольшей степени отвечает повествование. Эпические произведения отличаются разнообразием используемых в них композиционных элементов.

Композиционные блоки в художественном произведении выделяются очень четко. Наличие заголовков, графические способы членения текста по композиционному принципу (использования отбивок, пробелов, отточий в конце или перед началом нового фрагмента, нумерация главок) способствуют этому. «Заглавие художественного текста -- это проспективная единица, которая содержит в себе информацию, определяющую всё построение произведения. Заголовок художественного текста содержит или поддерживает ключевые единицы текста и больше, чем какой-либо другой фрагмент текста, носит текстовый характер». [13 , с. 154]

Богат и сценические уровень построения эпического произведения. Кроме разговора и раздумья, применение которых наиболее свойственно драматическим произведением, в эпосе широко используются и все виды описательных сцен. Они обычно являются вспомогательными, либо создают фон для разворачивающихся событий, либо предваряют последние. Главной же исконно являлась сцена, в которой идет повествование о событии.

При обращении к эпическим произведениям небольшого и среднего объема основное внимание целесообразно уделять сценическому уровню композиции. При этом на первый план должно выйти не только и не столько разграничение сцен, сколько осмысление их взаиморасположения и характера связи друг с другом. Важным моментом композиционного анализа самих цен является исследование их структуры, в процессе которого составляющие сцену микроэлементов и художественных деталей, которые являются ключевыми в этой или иной сцене или проходят через все произведение. [19 , с. 111]

Выделение в рассматриваемом контексте разноуровневых композиционных элементов и осмысления их взаимосвязей, позволяющих не только выявлять особенности построения произведения, но и проникнуть в идейный замысел писателя, составляют суть подготовительного этапа композиционного анализа.

Глава 3. И.А. Бунин - писатель и оратор

3.1. Анализ композиции рассказа «Легкое дыхание»

Проследив за событиями в рассказе, мы получим композицию, где хронологическая последовательность событий совершенно нарушена. События в рассказе описываются автором не последовательно, как это имело бы место в житейском случае, а развертываются скачками. Рассказ "прыгает" то назад, то вперед, соединяя и сопоставляя самые отдаленные точки повествования, переходя часто от одной точки к другой, совершенно неожиданно.

Бунин начинает рассказ с описания могилы Оли Мещерской, затем переходит к её раннему детству, потом вдруг говорит её последний зиме, вслед за этим сообщает нам во время разговора с начальницей о её падении, которое случилось прошлым летом, вслед за этим мы узнаём о её убийстве, почти в самом конце рассказа мы узнаём об одном незначительном, казалось бы, эпизоде её гимназической жизни, относящемся к далекому прошлому.

А теперь нужно выяснить, для чего автор оформил этот материал именно так, с какой целью он начинает с конца и в конце говорит как будто о начале, ради чего переставлены у него все эти события.

«Рассказ недаром называется «Лёгкое дыхание», и не надо долго приглядываться к нему особенно внимательно для того, чтобы открыть, что в результате чтения у нас создаётся впечатление, которое никак нельзя охарактеризовать иначе, как сказать, что оно является полной противоположностью тому впечатлению, которое дают события, взятые сами по себе. Автор достигает как раз противоположного эффекта, и истинную тему его рассказа, конечно, составляет лёгкое дыхание, а не история путаной жизни провинциальной гимназистки. Это рассказ не об Оле Мещерской, а о лёгком дыхании; его основная черта - это то чувство освобождения, легкости, отрешенности и совершенной прозрачности жизни, которое никак нельзя вывести из самих событий, лежащих в его основе. » [3 , с. 446-447]

События соединены и сцеплены так, что они утрачивают свою житейскую тягость и непрозрачную муть; « они мелодически сцеплены друг с другом, и в своих нарастаниях, разрешениях и переходах они как бы развязывают стягивающее их нити; они высвобождаются из тех обычных связей, в которых они даны нам в жизни и во впечатлении о жизни; они отрешаются от действительности, они соединяются одно с другим, как слова соединяются в стихе.» [3, с. 447]

Можно догадаться, что автор для того и чертил в своём рассказе сложную кривую, чтобы уничтожить его житейскую муть, чтобы превратить её в прозрачность, чтобы отрешить её от действительности.

И так, шаг за шагом , переходя от одного эпизода к другому, от одной фразы к другой, мы видим, что они подобраны и сцеплены таким образом, что всё заключенное в них напряжение, всё тяжелое и мутное чувство разрешено, высвобождено. Таким образом, следя за структурой формы, можно сказать, что все искусные прыжки рассказа имеют в конечном счёте одну цель - «погасить, уничтожить то непосредственное впечатление, которое исходит на нас от этих событий, и превратить, претворить его в какое-то другое, совершенно обратное и противоположное первому.» [3 , с. 449]

Остановимся на названии: название даётся рассказу, конечно, не зря, она несет в себе раскрытие самой важной темы, оно намечает ту доминанту, которая определяет собой всё построение рассказа. Доминантой рассказа и является, конечно, «лёгкое дыхание». Оно является, однако, к самому концу рассказа в виде воспоминания классной дамы о прошлом, о подслушанном ею когда-то разговоре Оли Мещерской с её подругой.

Читая заключительные катастрофические слова автора: «Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре…»[2, с. 43], мы видим, что эти слова как бы замыкают круг, сводя конец к началу.  Автор как бы говорит заключительными словами, резюмируя весь рассказ, что все то, что произошло, все то, что составляло жизнь: любовь, убийство, смерть Оли Мещерской, - все это в сущности есть только одно событие,- это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре.

В словах Оли: «Легкое дыхание! А ведь оно у меня есть,- ты послушай, как я вздыхаю,- ведь, правда, есть?» [2, с. 43], мы как будто слышим вздох, и в этом комически звучащем и в смешном стиле написанном рассказе мы вдруг обнаруживаем совершенно другой ее смысл, читая заключительные катастрофические слова. Это неожиданное смешное признание о легком дыхании и сводит воедино оба плана рассказа.

И вместо мучительного напряжения мы испытываем почти болезненную легкость. «Мы приходим как будто к тому, что в художественном произведении всегда заложено некоторое противоречие, некоторое внутреннее несоответствие между материалом и формой, что автор подбирает как бы нарочно трудный, сопротивляющийся материал, такой, который оказывает сопротивление своими свойствами всем стараниям автора сказать то, что он сказать хочет. И то формальное, которое автор придает этому материалу, направлено не на то, чтобы вскрыть свойства, заложенные в самом материале, раскрыть жизнь русской гимназистки до конца во всей ее типичности и глубине, проанализировать и проглядеть события в их настоящей сущности, а как раз в обратную сторону: к тому, чтобы преодолеть эти свойства, к тому, чтобы заставить ужасное говорить на языке «Легкого дыхания», и к тому, чтобы житейскую муть заставить звенеть и звенеть, как холодный весенний ветер.» [3 , с. 455]

3.2. Анализ композиции нобелевской речи.

Кандидатура Бунина дважды была выдвинута на Нобелевскую премию. Впервые его кандидатуру выставила Р. Роллан в 1922-м году, однако Нобелевскую премию в 1923-м году получил ирландский поэт В.Б. Йэтс.

В 1926-м году снова шли переговоры о выдвижении Бунина на Нобелевскую премию. С 1930 г. русские писатели-эмигранты возобновили свои хлопоты о выдвижении Бунина на премию. Нобелевская премия была присуждена Бунина в 1933-м году. В официальном решение о присуждении Бунину премии говорится: «Решением Шведской академии от 9 ноября 1933г. Нобелевская премия по литературе за этот год присуждена Ивану Бунину за строгий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе типичный русский характер." [14 , с. 52]

Кохтев считал, что Нобелевская речь И.А. Бунина может служить примером свободной композиции. Но говорить о свободной композиции, -значит говорить о том, что текст лишен структурной организации. Любой же текст имеет определённую организацию. Нобелевская речь также является текстом, в котором можно проследить композиционные моменты. Речь Бунина - похвальные слова, которые в соответствии с рекомендациями классических риторик начинались с происхождения восхваляемого. Композиция в этих речах более свободна, конечно, это во многом определяется ситуацией и адресатом. Композиция риторического текста зависит от цели автора. Нобелевская речь - это речь не убеждение, поэтому отсутствие тезиса и доказательств вполне понятно.

Вступление - та часть, которая нужна в первую очередь для аудитории. Она выполняет следующие функции: установление контакта, эмоциональная и логическая подготовка аудитории, заинтересовать публику, формулировка задачи.

В этом выступлении выступление заключается только в этикетной формуле обращения. Объясняется это тем, что аудитория знает, с какой целью и по какому поводу они собрались. Объясняется это и тем, что речь довольно коротка.

В основной части мы можем увидеть 3 темы: радости, изгнания и свободы.

Первый блок содержит в себе чувство поэта: «Я навсегда сохраню неизгладимое воспоминания …».

Оратор использует сравнение, в котором чувство радости сравнивается с печалью. Используя превосходную степень, Бунин показывает, что Нобелевская премия- «Есть высшее увенчание писательского труда».

Подтезисом этого блока можно считать выражение чувств радости, который подтверждается эмоциональными аргументами.

Риторический вопрос, который идет далее, является переходным к теме изгнания. Здесь Бунин акцентирует внимание, что он первый изгнанник, которому присудили эту премию: «Ибо кто же я? Изгнанник…». И здесь Бунин использует эмоциональные аргументы, тем самым показывает, насколько это важно для него.

«Свобода мысли и совести для писателя – догмат, аксиома» - и этот подтезис оратор доказывает при помощи эмоциональных аргументов. Уделяет внимание тому, что здесь находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований; объединяет себя с аудиторией: «всех нас объединяющее: свобода мысли и совести…»

«И ещё несколько слов - для окончания этой небольшой речи»- так заканчивает свою речь Бунин. Здесь оратор использует градацию, чтобы показать важность и значение этой речи: «я ценю ваш королевский долг вашу страну, ваш народ, вашу литературу…».

Употребление суффиксов превосходной степени подчёркивает ещё раз свое сильное впечатление: «выразить свои почтительнейшие и сердечнейшие чувства».

Бунин - писатель в своем рассказе преследует целью – передать авторскую идею. Бунин - публицист в своей речи идет от аудитории, поскольку это важно для нее.

Если сравнивать композицию художественного и риторического текста, то можно сказать, что композиция художественного произведения- это композиция образа, а композиция риторического произведение- это композиция воздействия.

Заключение

Композиция риторического текста - одно из средств воздействия, делающих высказывание членораздельным выражением мысли и произведением слова. В композиции риторического произведения отражается образ речи в определённой аудитории: содержание (идеи и подтверждающий их материал) выстраивается в необходимой для воздействия на неё последовательности. Речь традиционно делится на три функционально-структурные части: вступление, основную часть и заключение, у каждой из которых свои функции и задачи.

Композиция художественного текста - это построение образного мира произведения; организация частей текста, представляющих фрагменты образного отражения действительности, авторские комментарии и отступления, состав, взаиморасположение и взаимные связи которых обусловлены идейным замыслом писателя и жанрово-родовыми особенностями произведения.

Проанализировав произведение и речь Бунина, мы пришли к выводу, что композиция риторического произведения - это композиция воздействия, а композиция художественного текста - это композиция образа.

Список использованной литературы.

Анисимова Т. В. Гимпельсон Е. Г. Современная деловая риторика/ Учебное пособие – М: Московский психилого - социальный институт; Издательство НПО «МОДЭК», 2002 г.

Бунин И. А. «Легкое дыхание»: рассказы, стихотворения/ состав. В. Гречнева; худ. Г. Фильчаков. – Л.: Детская литература, 1991 г.

Выготский Л. С. «Легкое дыхание» // Бунин И. А. Pro et contra. Антология. Личность и творчество И. Бунина в оценке русских и зарубежных мыслителей и исследователей. С-П, 2001 г.

Гимпельсон Е. Г. Системные характеристики композиции риторического произведения. А. К. Д. Волгоград, 1998 г.

Зеленецкий К. П. Частная риторика. Одесса. 1995 г.

Иванова С. Ф. Искусство диалога, или беседы о риторике - Пермь, 1992 г.

Калачева С. В. Методика анализа сюжета и композиции литературного произведения – М: МГХ, 1973 г.

Кожинов В. В. Сюжет. Фабула, композиция, теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Роды и жанры. М. 1964 г.

Кохтев Н. Н. Риторика: Учебное пособие для учащихся 8-11 кл. учебных заведений с углубленным изучением гуманитарных предметов, а также для лицеев и гимназий. – М: просвещение, 1994 г.

Клюев Е. В. Риторика /Инвенция. Диспозиция. Элокуция): Учебное пособие для видов. – М: «Изд-во ПРИОР», 1999 г.

Литературно- энциклопедический словарь- М, 1987 г.

Львов М. Р. Риторика. Культура речи: Учебное пособие для студентов гуманитарных факультетов видов – М: Изд. Центр «Академия»: 2003 г.

Матвеева Т. В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий. Синхронно- сопоставительный очерк/ Свердловск - Изд-во Уральского университета – 1990 г.

Мусский С. А. 100 великих нобелевских лауреатов – М: Веге, 2003- 480 с. («Сто великих»)

Одинцов В. В. Какой быть методике лекционной пропаганды? М: знание, 1984

Ревякин А. И. проблема изучения и преподавания литературы. М, 1972 г.

Словарь литературоведческих терминов, М. «Просвещение», 1974 г.

Тимофеев Л. И. Основы теории литературы – М, 1971 г.

Торшин А. А. Произведения художественной литературы: основные аспекты анализа: Учебное пособие- Магнитогорск: МаГУ, 2001 г.

 

18

Просмотров работы: 12