Идейно-художественное своеобразие пьес И. С. Тургенева: «Нахлебник» и «Месяц в деревне»

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Идейно-художественное своеобразие пьес И. С. Тургенева: «Нахлебник» и «Месяц в деревне»

Трегубенкова А.Д. 1
1Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение-гимназия №16 г.Орла
Савостикова А.Б. 1
1МБОУ гимназия №16 г.Орла
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Драматургия составляет относительно незначительную часть художественного наследия И. С. Тургенева. Тем не менее, его пьесы представляет собою знаковое явление, как в историческом, так и в эстети­ческом плане. Пьесы Тургенева появились в течение одного десятилетия и отличались разнообразием тем и мотивов. В жанровом плане они были близки философской драме байронического типа, водевилю, комедии-проверб в духе А. Мюссе, мещанской трагедии О. Бальзака (по Л.П.Гроссману). Такое жанровое многообразие было естественно, так как Тургенев, борясь за реа­листическую реформу русского театра, должен был экспериментировать, искать новые сценические формы, кото­рые отвечали бы его идейным замыслам и общим эстетическим установкам.

Драматургия Тургенева воспринималась как продолжение гоголевских традиций, поскольку писателя отличало пристальное внимание к быту, воссоздание типа «униженного человека», отсутствие традиционного действия. При очевидном освоение Тургеневым опыта предшественников он во многом обогатил современную драматургию и стал одним из первых авторов, работающих в рамках «нового театра». Новаторство драматургии Тургенева заключается и в пристальном внимании автора к психологическим переживаниям героев. Своеобразие художественной системы автора сказывается во взаимодействии социальных и вечных конфликтов, в диалектическом единстве двух пафосов – сатиры и лирики.

Основные драматические произведения И. С. Тургенев пишет в 1842 – 1852 г.г. (первая пьеса – 1843). Предмет нашего анализа - две пьесы «Нахлебник» и «Месяц в деревне», которые принесли известность Тургеневу как драматургу, и в которых наиболее ярко проявилось его новаторство.

Цель и задачи нашего исследования:

уяснить особенности сюжета и композиции пьес «Нахлебник» и «Месяц в деревне»;

выявить особенности моделирования пространства в каждой пьесе;

на базе хронотопа выделить основные пространственные образы, имеющие важное структурно-смыслое значение;

дать пространственную характеристику персонажам тургеневских пьес;

вычленить сюжетообразующие мотивы в них.

Основная часть

Наша работа строится на следующих терминологических понятиях: хронотоп, актант, образ, мотив. Согласно М.М. Бахтину, хронотоп – это формально-со­дер­жа­те­ль­ная категория, которая означает «существенную взаи­мосвязь вре­мен­ных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе», он определяет «образ человека в литературе», име­ет «существенное жанровое значение», обладает определённой структурой (на его основе вычленяются сюжетообразующие мотивы), позволяет выстроить определённую типологию прост­ран­ственно-временных характеристик, выделить «локальности» (устойчивые образы, основанные на пересечении временных и пространственных «рядов»). Актант – микрочасть опространствленной структуры пьесы. Образ – обобщенное художественное отражение действительности, облаченное в форму конкретного индивидуального явления. Мотив – проходящее через художественное произведение, творчество художника или через целое направление компоненты формы, элементы сюжета, или темы, настроения.

Свои драматические произведения Тургенев пишет в 1843 – 1852 г.г., основные из них создаёт с 1848 по 1853 год, среди которых такие шедевры, как «Нахлебник», «Завтрак у предводителя», «Месяц в деревне», «Провинциалка», «Вечер в Соренте».

Анализ пьесы «Нахлебник» показал, что сюжет произведения прост, но обладает внутренним скрытом драматизмом. Сюжетообразующими мотивами в комедии являются мотивы родовой вины, места, игры. Главный герой комедии Кузовкин наделён амплуа «нахлебник», но у Тургенева герой выходит за его рамки, поскольку драматурга мало интересует мелодраматический эффект. В центре внимания автора – глубина психологических процессов, происходящих в душе человека, пытающегося избавиться от своей социальной «малости». В пьесе представлена одна усадьба, точнее дом как некое конкретное самодостаточное место. В целом этот образ является микромоделью российского общества. Через дом реализуется модель общественных отношений современной писателю действите­ль­ности. Характеры действующих лиц раскрываются посредством пространственных характеристик, через метафорические образы (дом, угол, сад, место). Традиционно угол – это знак безысходности, сосредоточие обрывающихся линий. Существует фразеологическая единица – «загнать в угол», т.е. угол – это то, из чего нет выхода. Угол – своеобразный вакуум, где человек лишен всего: надежды, веры, спасения (Рогалевич Н.Н. Словарь символов и знаков, Минск, 2004. С.120) Герой пьесы, которому принадлежит лишь «часть» пространства («угол»), осознается как жертва подчиненного существования, носитель ограниченной психологии. «Угол» становится в пьесе символом части захолустного, мелкопоместного быта, где все подчинено определенным правилам и устоям, где человек, социально незащищенный, утрачивает свои не только социальные, но и человеческие права. Примечательно, что сам Кузовкин воспринимает своё жизненное пространство не только как «угол», но и как «место»:

Кузовкин. Я свое место знаю.

Знаково, что Елецкий после заявления Кузовкина об отцовстве обеспокоен поиском нового «места» для него (Елецкий. С тем, однако, чтобы вы избрали место жительства подальше отсюда). Кстати, в своё время Корин, сжалившись над двадцатилетним бедным дворянином, позволил жить ему в своём доме: «живи, дескать, у меня в доме, пока-де место тебе сыщу». Место – это самая мелкая пространственная точка. Человек, «привязанный к ней», не обладает целостным восприятием мира, его главной отличительной чертой становится «местечковость». Кузовкин, например, не пытается что-то изменить в своей жизни, он «не сходит с места». Бездействен­ность героя имеет свой глубокий смысл. Ни натура, ни характер Кузовкина не обладают поступательной силой по отношению к давящей социальной действительности, герой способен только обороняться в жизни и то не всегда. Жизненное пространство героя осмыслено в пьесе метафорически, как «место», причём этим «местом» является «угол». Следует отметить, что пьеса Тургенева – это не «маленькая драма» о «маленьком человеке». Писатель по-новому осмысливает положе­ние «маленького человека», с гуманистической точки зрения под­ходит к раскрытию его образа. Психологический портрет "мале­нького человека" строится в пьесе с учётом социального положе­ния героя, но не ограничива­ет­ся показом губительной силы су­ще­ствующих в обществе социа­ль­ных противоречий. Драматург ак­центирует внимание и на других центробежных силах нравственно-психологического характера, разделяющих людей. Автор не смо­­трит на героя с унижающей жа­лостью, пьеса его полна любви и сострадания к человеку. Тур­­генев утверждает права каждой «не­­значительной» личности. Ку­зовкин предстаёт не просто «уни­­женным» и «оскорбленным» су­ществом, испившим «по капле и до капли весь горький и ядовитый напиток подчинительного су­ще­­ствования», но и человеком, осо­знающим трагизм своей никчем­ности.

Интерес к лич­но­сти просто­го человека, к социально-типичным коллизиям его жи­зни, вы­яв­ле­­ние трагизма и комизма обыденных ситуа­ций, внима­ние к самосо­знанию такого героя было положено в основу многих комедий Тургенева. Это привело к развитию монологического строя пьес, когда герой от своего лица, соответственно своим поня­тиям и представлениям рассказы­вает о своих горестях и радостях. Повествова­ние от первого лица привнесло в драматургию такую значимую черту, как сочетания иронии и лиризма.

В «Месяце в деревне» Тургенев также стремится познать дух эпохи, её глу­­бину и драматизм. Но эта пьеса – о любви, в центре неё – деревенская природа как животворящая сила. Через актант дома Тургенев показывает жизнь современного ему дворянства как несвободную, «скованную» условностями, этикетными нормами, вековыми традициями. Через различные пространственные актанты (сад, луг, дом) раскрывается характер героев тургеневских пьес. С уверенностью можно утверждать, что пространственно-вре­мен­ные отношения в пьесах строятся в двух направлениях: горизонта­льном и вертикальном. Горизон­тальная ось связана с осознани­ем тургеневских героями своего прошлого, настоящего и буду­ще­го, и важ­нейшим оказывается топос дома как «своего прост­ран­­ства», которое органично входит во внутренний мир героев. Вер­­тикальную ось составляет противостояние низменного и высо­ко­го, душевных порывов и низменных интересов. Эта ось воплоще­на Тургеневым как во внешнем плане (через создание героев-ан­типодов: Кузовкин – Елецкий; Ракитин – Беляев), так и во внутреннем – метания в душе героинь пьес (Ольга, Наталья Петровна). Пространственно-временные плоскости располагаются в пье­сах таким образом, что по­зволяют увидеть пять типологических групп. В первую входят те герои, которые хотят обрести свой дом, а через него и цель в жизни. Это прежде всего Беляев, который в финале пьесы «Месяц в деревне» покидает дом Ислаевых, чтобы найти свое «пристанище». Ко второй группе следует отнести тех персонажей, для которых дом – это сфера житейских радостей, житейских благ, представление о покое, любви, счастье, семейных и дружеских связях, о душевном и материальном благополучии (Ольга Елецкая). К третьей группе можно отнести ге­роев, которые через катаклизм, потрясение осознают ценность дома, но, как правило, прозрение наступает в тот момент, когда персонажи или сами разрушают гармонию привычного существования, или это существование в силу определенных причин перестает быть гармоничным, или оно просто невозможно (Наталья Петровна, Ракитин, Верочка, Кузовкин). Четвертые – имеют свой дом, внешне довольны своим положением, но живут с «сердечным холо­дом» в груди, дом для них – строительная конструкция, лишенная тепла и уюта (Елецкий). В пятую группу входят те персонажи, которые не ощущают зависимости от пространства, они не требуют ничего от жизни, довольствуясь предложенным (Ислаев, Шпигельский, Лизавета Богдановна). Оче­видно, что топос дома в пьесах осмысляется диалектически, становится очень ёмким по­нятием, вмещающим различные и даже противоположные смыслы.

Интерес для исследования представляет и моделирование И. С. Тургеневым в пьесе взаимоотношений между мужчиной и женщиной:

- любовный треугольник. Их в произведении три: Ислаев – Наталья Петровн – Ракитин; Наталья Петровна – Беляев – Верочка; Ракитин – Наталья Петровна – Беляев. Принципиально важно, что в центре каждого любовного треугольника стоит Наталья Петровна, так как именно на нее падает психологическая нагрузка, именно ее душа подвергается испытанию любовью. Вообще, «Месяц в деревне» - пьеса о любви. Ислаев любит жену, ею пленен друг дома Ракитин. Сама Наталья Петровна страстно влюблена в Беляева, на которого с тайной надеждой и робкой влюбленностью смотрит Верочка. Беляев не безразличен дворовой девушки Кате, который делает предложение слуга Матвей. Верочка нравится немолодому помещику Большинцову. Даже немец-гувернер Шааф симпатизирует Кате. Делает предложение компаньонке Лизавете Богдановне доктор Шпигельский. Из 13 действующих лиц комедии вне лихорадки любви и брачных надежд оказываются только лишь Ислаева старшая и сын хозяев, Коля.

- «психологические дуэты»: Ислаев – Наталья Петровна, Ракитин – Беляев, Ислаев – Ракитин, Наталья Петровна – Ракитин, Наталья Петровна – Верочка, Беляев – Наталья Петровна. Знаково, что эти дуэты названы в научно-критической литературе «психологическими» (Г. П. Бердников, В. В. Основин), так как между членами каждого из них происходят своеобразные психологические поединки. Так, Наталья Петровна противостоит по своим душевным качествам своему мужу. Она жаждет искренних чувств, стремится к внутренней свободе, он же довольствуется внешними приличиями, недаром его не шокирует известие о любовном чувстве своей жены. Ислаев сразу же находит выход из сложившейся ситуации, руководствуясь классической народной формулой – «с глаз долой – из сердца вон».

Поединок Ракитина и Беляева - прообраз столкновений Базарова и Кирсанова. Ракитин осознает опасность нового типа людей – демократов-разночинцев, понимает неотвратимость смены культурной генерации.

Альянс Натальи Петровны и Ракитина похож на поединок мнимый, игру в поддавки. Не случайно героиня осознает, что они похожи на мышь и кошку, « и мышь своим положением довольна». До появления Беляева в имении Ислаевых этот союз был стабилен, положение, которое занимал каждый из участников, устраивало обоих. Появление студента разрушило эту пару, а с ней и размеренное течение жизни господского дома.

Противостояние Натальи Петровны и Верочки наиболее трагично. В ходе данного поединка проигравшими оказываются обе стороны. Верочка, подобно вещи, продана Большинцову, а Ислаева не смогла сохранить себя в страсти.

Поединок Натальи Петровны и Беляева представляет собой извечное диалектическое единство «естественного» и «социального». Беляев – дитя природы. Героиня – «душных комнат» барского дома. Их духовный союз невозможен, так как в их отношениях изначально заложено извечное противостояние естественного и социального, и если бы эти начала пришли к единению, это привело бы к вселенской гармонии, которая не достижима на Земле.

В финале драматург выводит на сцену три супружеские пары: Верочка и Большинцов, Шпигельский и Лизавета Богдановна, Катя и Матвей. Союз Верочки и Большинцова - проекция в социальную действительность: Верочка, согласившись выйти замуж за Большинцова, из свободного, «природного» человека превращается в светскую женщину, зависящую от условностей и законов общества.

Союз Шпигельского и Лизаветы Богдановны основан на практицизме и меркантильном расчете. Эта модель отношений как бы зеркальное отражение союза Веры и Большинцова, в ее основе торг, товарно-денежные отношения. Вера – «вещь», товар, а Большинцов - покупатель. Принципиальная же разница между этими союзами в том, что Шпигельский и Лизавета Богдановна добровольно вступают в него, руководствуясь народной формулой «стерпится – слюбится».

Союз Кати и Матвея также драматичен. Герои не вовлечены в социальные отношения, но они испытывают гнет условностей. Так, Кати нравится Беляев, но она даже не допускает мысли о союзе с ним, так как они находятся на разных ступенях социальной лестницы. Тургенев доводит до читателей мысль о том, что настоящее счастье не возможно.

Знаков тот факт, что Тургенев называет свою пьесу «Месяц в деревне», то есть драматург подчеркивает значимость пространства – деревня и времени – месяц. В пьесу деревня входит как ее существенная смысловая часть. В своей пьесе Тургенев как бы восстанавливает насильственно разорванные связи между человеком и природой. Жизнь природы продолжается в тургеневских героях – в одних (Катя, Матвей, Беляев) органично, в других - (Наталья Петровна, Верочка) драматично, в третьих - (Ракитин, Ислаев) опосредованно.

Заключение

Таким образом, исследование моделирования пространства в каждой пьесе, выделение на базе хронотопа основных пространственных образов позволяет нам придти к выводу, что Тургенев создал особую, оригинальную драматургическую систему, которая не вписывалась в рамки «бытового театра» А.И. Островского, смогла быть оценена лишь с открытием «нового театра» и предвосхитила «новый язык» драматургии А.П. Чехова.

Список литературы

Адамович О., Уварова Г. Тургенев-драматург // И. С. Тургенев: Сборник статей (К пятидесяти-летию со дня смерти). - Л., 1934. - С. 272-325.

8.Бердников Г. П. Тургенев - драматург. // Тургенев и театр. - М., 1953. С. 3-96.

Варнеке Б. Тургенев-драматург // Венок Тургеневу: Сборник статей. - Одесса, 1919. - С. 1-24. Венок Тургеневу: Сборник статей. - Одесса, 1919.

Вишневская И. Л. Театр Тургенева (Некоторые вопросы интерпретации классики на советской сцене). - М., 1989.

Гершензон М. Мечта и мысль И. С. Тургенева. - М., 1919.

Журавлева Л. С. Драматургия И. С. Тургенева: Автореф. дисс.... канд. филолог, наук. - Саратов, 1952.

Котляревский Н. А. Тургенев-драматург // Котляревский Н. А. Старинные портреты. -СПб., 1907.-С. 259-271.

Краткий словарь литературоведческих терминов. - М., 1955. Краткий словарь литературоведческих терминов. - М., 1985.

Курляндская Г. Б. И. С. Тургенев и русская литература. - М., 1980.

Лотман Л. М. Драматургия 30-40-х годов XIX века // История русской литературы. - Т. 7. -М.;Л., 1955.

Муратов А. Б. Драматургия И. С. Тургенева // И. С. Тургенев. Сцены и комедии. - Л.,1986.-С. 3-38.

Основин В. В. Русская драматургия второй половины XIX века. - М., 1980.

Пустовойт П. Г. Иван Сергеевич Тургенев. - М., 1957.

Скафтымов А. Нравственные искания русских писателей. - М., 1972.

Топоров В. Н. пространство и текст// Текст: семиотика и структура – М., 1983. – С.17

Просмотров работы: 27