Гидрографический флот Главсевморпути в годы Великой Отечественной войны

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Гидрографический флот Главсевморпути в годы Великой Отечественной войны

Сидор Р.И. 1
1МБОУ г. Мурманска «Гимназия № 9»
Ермолина Е.В. 1
1МБОУ г. Мурманска «Гимназия № 9»
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение.

История боевых действий в Арктике изучена достаточно хорошо. Мы знаем о действиях Северного флота, о подвигах героев-североморцев, о Полярных конвоях. Но возможны ли были успешные действия Северного флота, Беломорской военной флотилии и проводка Полярных конвоев без четкой и слаженной работы гидрографической службы? На наш взгляд - нет, невозможны. Гидрографическая служба и, в частности, гидрографический флот сыграли важную роль в обеспечении морских операций в Арктике.

При написании работы мы изучали различные источники. Это, прежде всего, монография В.В.Щедролосева «Три сестры Беломорской флотилии». Некоторую информацию о гидрографическом флоте можно найти в воспоминаниях И.Д.Папанина «Лед и пламя». Сведения о действиях советских гидрографических судов содержаться в монографии Д.Ирвинга «Конвой «PQ-17».

II группа источников, которыми мы пользовались, – это мемуары и воспоминания моряков-гидрографов: В.В.Дремлюга и Е.Е.Яковлева, работавших на гидрографическом судне «Мурманец», а также статьи В.В. Щедролосева и Ю.П. Копытова, опубликованных в сборнике «Война в Арктике (1939-1945 г.г)» под редакцией М.Н. Супруна.

III группа источников – интервью с ветеранами и их письма, в частности П.И.Артамонова, служившего на гидрографическом судне «Нерпа», и Д.Робинсона, участвовавшего в конвое «PQ-17». Они содержат бесценные свидетельства военных лет. Конечно, не следует преувеличивать значение писем как исторического источника. Время стирает из памяти даты и детали. Восприятие одних и тех же событий у разных людей различно. Но даже самые полные документальные записи о действиях боевых соединений или отдельных кораблей не могут зафиксировать все детали боя, взаимоотношения между союзниками, которые описывают в своих воспоминаниях бывшие моряки. Только письма, как ни какой другой источник, способны передать скрытые за строкой официального документа детали, ощущения, дух времени.

Мы считаем нашу работу актуальной, потому что действия гидрографического флота в годы войны широкой известности не получили. Необходимо восстановить справедливость и осветить подвиг моряков-гидрографов, которые в тяжелых условиях военного времени не только проводили исследования, но и участвовали в боевых операциях. Это особенно важно сейчас, когда все меньше остается ветеранов-участников тех далеких событий. Они уходят, но память об их тяжелой флотской службе, о подвигах, об испытаниях, выпавших на их долю, должна быть сохранена для будущих поколений.

Таким образом, цель нашего исследования - изучить малоизвестную страницу боевых действий в Арктике в годы Великой Отечественной войны, используя в качестве источника воспоминания и письма ветеранов.

Задачи нашего исследования:

-доказать важную роль гидрографического флота в обеспечении морских операций в Арктике,

- изучить и проанализировать воспоминания ветеранов;

– определить, какую информацию, важную для исторической науки, можно узнать из этих писем и воспоминаний;

-осветить подвиг моряков-гидрографов, увековечить память о них.

Объект нашего исследования – военные действия в Арктике в 1941-1945 гг., а субъект – участие гидрографического флота в обеспечении этих морских операциях.

Наша гипотеза заключается в следующем: действия кораблей Северного флота и Беломорской военной флотилии, а так же проводка внешних и внутренних конвоев были бы невозможны, если бы Главсевморпуть не обладал хорошо организованной гидрографической службой и, прежде всего, гидрографическим флотом.

Методы исследования включают в себя чтение и анализ литературы по истории Беломорской военной флотилии и Главсевморпути, журнальных и газетных публикаций, интервьюирование ветеранов, изучение и анализ их писем и воспоминаний. Специально-исторический метод – историко-описательный.

Глава I.Гидрографическое обеспечение морских операций в Арктике, 1941-1945 гг.

Немаловажную роль в обеспечении навигации в Арктике в годы Великой Отечественной войны сыграл Гидрографический флот Главсевморпути, суда которого участвовали в работе специальной службы Ледового патруля. В тяжелых условиях военного времени они также продолжали гидрографические исследования для создания новых навигационных пособий и выполнения лоцмейстерских работ на трассе Севморпути.

Небольшие мотопарусные суда совершали плавание в районах основных массивов полярных льдов. Они изучали их положение, структуру и перемещение. Одновременно эти суда несколько раз в сутки вели наблюдение за погодой в районе плавания. Все эти данные передавались в штабы Северного флота и морских операций Главсевморпути. Эту информацию использовали для обеспечения боевых действий военно-морского флота, а также для выбора пути судов, следующих по трассе Северного пути. Гидрографические суда шли без конвоя, им приходилось хранить полное радиомолчание, находясь под постоянной угрозой нападения со стороны немецких подлодок и самолетов.

В навигацию 1941 г. гидрографическое судно «Академик Шокальский» обследовало с мая по октябрь льды в юго–западной части Баренцева моря, на подходе к Новоземельским проливам, а также в Карском море. 4 октября 1941 г. возвращавшийся от Земли Франца – Иосифа «Академик Шокальский» был обнаружен немецкой подводной лодкой у мыса Желания. Направленный на помощь вооруженный ледорез «Литке» отогнал ее.

14 июня 1942 г. командующий Беломорской военной флотилией подписал приказ «О формировании Северного отряда кораблей ВМФ». В его состав вошли ледорез «Литке», ледокольный пароход «Дежнев», тральщик «Т-903», гидрографические суда «Полярник», «Норд», «Нерпа», «Папанин» и «Мурманец», переданные из Главсевморпути.

В соответствии с указанием Главного морского штаба ВМФ от 26 июня 1942 г. три мотобота – «Полярник», «Норд» и «Нерпа» - должны были выполнять задачи противолодочной обороны. А «Папанин» и «Мурманец», одновременно с выполнением своих работ по планам Гидрографического отдела Главсевморпути, должны были вести наблюдение за морем и воздухом и доносить командиру Северного отряда БВФ обо всем замеченном в своем районе. [ см.Приложение II ]

Летом 1942 г. гидрографическое судно «Мурманец» изучало положение льдов у западных берегов Новой Земли и в Карском море. Но уже в начале рейса экипажу вместо гидрографических и метеорологических исследований пришлось заняться спасением моряков с кораблей конвоя «РQ-17». После прекращения поиска людей с затонувших судов «Мурманец» продолжил работу по плану. Но вскоре произошла встреча с немецкой подводной лодкой, которая вошла в бухту Малые Кармакулы, артиллерийским огнем уничтожила самолет ледовой разведки и подожгла полярную станцию, По приказу капитана «Мурманца» П. И. Котцова был открыт огонь по немецким артиллеристам, находившимся на палубе. Немцы спешно задраили люки, и подводная лодка погрузилась под воду. Это был, вероятно, единственный случай за время войны, когда парусно-моторный бот, не приспособленный к боевым действиям, заставил отступить вражескую подлодку.

Согласно распоряжению из Штаба морских операций, «Мурманец» с 22 июля по 23 августа 1942 г. патрулировал в районе мыса Желания, где обеспечивал гидрометеорологической информацией боевые корабли и транспортные суда. Так описывает этот период плавания старший радист «Мурманца» А. А. Огнев: «По сути дела судно представляло собой морской пост наблюдения на этом важном отрезке трассы Севморпути. Мы даже иногда шутили, что являемся своего рода «приманкой» для противника, с которым неоднократно приходилось встречаться. Однако эти встречи не заканчивались для «Мурманца» трагически…крошечный «гидрограф» не раз избегал контактов с немецкими подлодками, отчасти благодаря маскировке но, главное, вследствие превосходного знания района плавания и опыта нашего капитана П. И. Котцова»[4, c. 25-26].

В начале октября «Мурманец» обследовал район, где погиб ледокольный пароход «Сибиряков». В ноябре судно доставило водолазов к подорвавшемуся на мине пароходу «Щорс» для изучения повреждений.

В 1942 г. еще одно гидрографическое судно, «Папанин», проводило исследования в Карском море. Однако, и этому судну пришлось прервать работу, так как было получено распоряжение штаба морских операций о поисках экипажа ледокольного парохода «Сибиряков», потопленного немецким рейдером, и пропавшего самолета ледовой разведки. К сожалению, поиски, продолжавшиеся 10 дней, ни к чему не привели.

Еще одно гидрографическое судно «Шторм» с первых дней войны выполняло работы в Карском море. 20 октября 1942 г. «Шторм» подошел к входу пролив Маточкин Шар, чтобы выяснить причину прекращения радиосвязи с артиллерийской батареей и гидрометеостанцией на мысе Столбовом. В это время судно подверглось торпедной атаке со стороны немецкой подводной лодки. К счастью, торпеды прошли мимо и взорвались у берега. На судне от взрыва было незначительно повреждено судовое оборудование. В начале 1944 г. «Шторм» был передан Новоземельской военно-морской базе.

В навигацию 1943 г. гидрографическое судно «Мурманец» обследовало ледопроходимость Новоземельских проливов, а также кромку льдов в Карском море. Уже в первые дни плавания в районе острова Колгуев были обнаружены плавающие мины, о которых было доложено командованию. Вскоре было получено распоряжение И. Д. Папанина о несении патрульной службы в проливе Вилькицкого, где ожидалось появление немецких подводных лодок и кораблей. Во время несения службы «Мурманец» подвергся обстрелу немецкого самолета – разведчика. Капитан П. И. Котцов резко развернул судно, укрыв его под высоким берегом. Экипаж открыл огонь из пулеметов, и самолет не рискнул повторить атаку. Корабль получил незначительные повреждения.

В эту же навигацию трагически сложилась судьба гидрографического судна «Академик Шокальский». Судно вышло из порта Диксон в конце июля и направилось к восточному берегу островов Новая Земля. В районе мыса Спорый Наволок немецкая подводная лодка потопила судно. Когда подлодка ушла, оставшиеся в живых моряки вытащили на льдину полузатопленную шлюпку, откачали воду и, кое-как отремонтировав ее, спустили на воду. Несколько часов они шли на веслах к берегу Новой Земли. Выбравшись на берег, усталые и голодные люди прошли 100 км за 5 суток и добрались до полярной станции Бухта Благополучия. В пути погибли три человека. Остальных моряков подобрало гидрографическое судно «Полярник». Всего из команды «Академика Шокальского» погибло 11 человек.

В августе 1944 г. гидрографическое судно «Норд» занималось лоцмейстерскими работами по обеспечению маяков в Карском море. У острова Белуха судно было обнаружено немецкой подводной лодкой. На требование сдаться капитан судна В. В. Павлов объявил боевую тревогу и приказал открыть огонь. Немецкая подлодка почти вплотную в надводном положении приблизилась к «Норду» и открыла шквальный огонь. Через несколько минут судно загорелось и начало тонуть. Восемнадцать членов экипажа – от капитана до пятнадцатилетнего матроса – сделали все, что могли, до последней минуты сражались с врагом и мужественно приняли смерть.

Навигация 1945 г. в западном секторе Арктики проходила уже мирных условиях. Благодаря самоотверженной работе моряков гидрографического флота в годы войны было обеспечены плавание боевых и транспортных кораблей по трассе Северного морского пути и успешные действия полярной авиации. Информация, полученная гидрографическими судами, использовалась при планировании боевых операций Северного флота и при проводке Полярных конвоев.

Глава II. Гидрографические суда и Полярные конвои

Гидрографические суда не только собирали информацию, необходимую для проводки Полярных конвоев, но и оказывали помощь при проведении спасательных операций. В навигацию 1942 г. гидрографические суда «Мурманец» и «Нерпа» участвовали в спасении моряков с кораблей конвоя «РQ-17».

«Мурманец» вышел из Архангельска в арктический рейс 2 апреля 1942 г. Это было небольшое судно водоизмещением 200 тонн, с дубовой ледовой обшивкой. Ему предстояло выполнить комплекс работ, связанных с обеспечением боевых и транспортных операций информацией о ледовых условиях в Баренцевом и Карском морях. Экипаж судна состоял из 27 человек. На судне было установлено 2 крупнокалиберных пулемета, а экипаж был вооружен карабинами.

Перед выходом в море капитан П. И. Котцов был ознакомлен с оперативной обстановкой в районе плавания. Спустя нескольких суток «Мурманец» встретил грузно сидящий в воде танкер «Донбасс». С него сообщили, что танкер шел в составе конвоя «РQ-17», который подвергся нападению немецких подводных лодок и торпедоносцев.

После этой встречи «Мурманец» продолжил следовать в заданный район, и 13 июля вблизи Гусиной Земли (южный остров архипелага Новая Земля) вахтенные заметили на берегу группу людей, которые жгли костры и махали флагом. Кто находился на берегу, было неизвестно. Советские моряки были настороже, направив оба корабельных пулемета в сторону обнаруженной группы. Через мегафон запросили по-русски: «Кто находится на берегу?» Ответа не последовало. Повторили вопрос на английском языке. Тогда с берега ответили, что здесь находятся 12 человек из экипажа американского транспорта «Олопана», потопленного немецкой подлодкой в 15 милях от этого места. С «Мурманца» спустили шлюпку, которая перевезла американцев на борт судна. Гидрограф-навигатор «Мурманца» Валентин Валентинович Дремлюг вспоминает: « Больше всех из первых тринадцати спасенных нами обморожены были негры. Поэтому мы их первыми повели есть в кают – кампанию. Они едят, мы пригласили офицеров с «Олопаны». Те как увидели: «С неграми за один стол не сядем!» Вот так…»[10] Спасенных с «Олопаны» «Мурманец» доставил на полярную станцию в губе Белушья. Здесь были обнаружены еще несколько американцев, но уже с другого транспорта. П. И. Котцов сообщил об этом в штаб Северного флота и руководству Главсевморпути. В ответ было получено распоряжение от заместителя начальника Главсевморпути полковника Ильи Мазурука заниматься операциями по спасению экипажей судов из союзного каравана в районе Малых Кармакул.[Приложение I ]

Спасательные работы осложнялись тем, что приходилось подбирать людей не только со спасательных шлюпок и плотов, но и прямо из воды. К приходу «Мурманца» многие моряки уже погибли от холода или были сильно обморожены. Море было покрыто обломками судов, шлюпок и плотов, его поверхность во многих местах покрывали пятна горящей нефти. В. В. Дремлюг вспоминает: «До сих пор перед глазами картина: входим в район, где, по донесениям, потоплены транспорты, горит нефть, вытекающая из потопленных судов, плавают сотни мешков с мукой…И среди всего этого – люди в спасательных нагрудниках. Поднимали – мертвый – за борт: некуда было положить – живые на палубе вповалку, шагу не ступить»[10]. Их размещали повсюду: в каютах и матросском кубриках, в кают – кампании и столовой команды, в штурманской и даже в радиорубке. На камбузе в огромных суповых котлах едва успевали готовить чай и кофе. Врача на борту «Мурманца» не было, поэтому первую медицинскую помощь оказывали сами моряки.

С 13 по 17 июля «Мурманцу» удалось поднять на борт 147 человек. Кроме экипажа «Олопаны» были спасены моряки с транспортов «Алькова Рейнджер», «Вашингтон», «Хатлбьюри» и «Паулус Поттер». Поступил приказ передавать спасенных на британский транспорт «Эмпайер Тайд», укрывшегося в одной из бухт. Джордж Робинсон, служивший на «Эмпайер Тайд» вспоминает: «В бухте стояло на якоре каботажное судно. На берегу были маленькие деревянные постройки. Оказалось, что это метеостанция. Дальше на холме находилась маленькая радиостанция, работающая на коротких волнах. Мы смогли связаться с советскими властями. 11 июля прилетела «Каталина», и пилот передал инструкции нашему капитану – оставаться в бухте. Каботажное судно было отправлено на поиски других спасшихся... Затем каботажное судно доставил 107 спасённых с 4 кораблей. У него на буксире было 6 спасательных шлюпок. В одной из них были запасы консервов, мешки с бобами и мукой, что было хорошеё добавкой к нашему рациону из морских птиц и яиц»[11].

Капитан Харви смог избежать гибели «Эмпайер Тайда» и дать приют морякам с других погибших судов. А капитан американского транспорта «Уинстон Салем» сознательно посадил транспорт на береговую отмель в районе губы Литке на Новой Земле. Первым вблизи от американского корабля вновь оказался «Мурманец». Он произвел тщательный промер глубин в районе посадки на мель и завел два якоря с кормы, чтобы исключить гибель судна на случай шторма. С приходом советских тральщиков «Уинстон Салем» был снят с мели и все-таки доставил в Архангельск так нужные фронту танки и боеприпасы.

Участник эскортирования 20 союзных конвоев В. В. Щедролесов так оценил роль «Мурманца»: «Поистине неутомимым тружеником был мотобот «Мурманец». Беспрерывно обследовал он побережье, собирал на берегу и плавсредств обессиленных людей, доставляли их в Маточкин Шар и губу Белушья.».[7, с.122]

Интересно мнение о действиях гидрографического судна «Мурманец» британского историка Д. Ирвинга: «Дым от костра привлек внимание небольшого русского каботажного судна, которое отвезло семь серьезно больных моряков с «Олопаны» в госпиталь в Белушьей губе. Продолжая свой путь вдоль берега, оно подобрало еще сорок одного моряка с «Алкова Рейнджера» и «Олопаны» и доставило их на борт «Эмпайер Тайда»… 15 июля русское каботажное судно взяло на борт из экипажей «Вашингтона» (43 человека) и «Паулуса Поттера» (28 человек) и, вместе с 15 моряками с «Хатлбьюри» и 2 моряками с «Олопаны», доставили на борт переполненного «Эмпайер Тайда»… Помимо спасшихся, русский каботажник доставил также небольшой запас продовольствия, снятого с «Уинстона Салема», сидящего на мели дальше к югу. С большой предусмотрительностью русское судно доставило на буксире 6 спасательных шлюпок для использования в случае атаки британского транспорта на его пути в Архангельск»[1, с.115].

Еще одно гидрографическое судно, «Нерпа» принимало участие в спасении моряков конвоя «РQ-17». П. И. Артамонов вспоминает: «В январе 1942 года я ходил на гидрографическом судне «Нерпа», которое входило в состав Новоземельского отряда Северного флота. Отряд выполнял задания командования по защите западного побережья Новой Земли от немецких подводных лодок. В 1942 году наше судно получило приказ перевезти с Новой земли английских моряков. Их корабль был торпедирован немецкой подводной лодкой. оставшиеся в живых смогли добраться на шлюпках до побережья Новой земли в районе становища Малые Кармакулы. Там их обнаружили и сообщили о них командованию. Английских моряков было человек 20, остальные погибли. Судно, на котором они служили, входило в состав сопровождения конвоя «РQ-17». Мы доставили англичан в Белужью губу, оттуда их переправили на Большую Землю»[9].

Итак, благодаря самоотверженным действиям экипажей гидрографических судов были спасены жизни сотен моряков с погибших судов, а важные стратегические грузы доставлены в советские порты.

Заключение

Изучая и анализируя различные источники, беседуя с ветеранами, читая их письма и воспоминания, мы пришли к следующим выводам:

- описание действий экипажей гидрографических судов в воспоминаниях ветеранов содержит факты, которые невозможно найти в официальных изданиях;

- экипажи гидрографических кораблей не только выполняли исследования, но и принимали участие в боевых действиях;

- гидрографический флот Главсевморпути играл важную роль в обеспечении навигации в Арктике в годы войны.

Мы считаем, что нам удалось исследовать малоизученную страницу истории Великой Отечественной войны, осветить подвиг моряков – гидрографов. Мы доказали важность действий гидрографического флота как в обеспечении морских операций, так и в спасении моряков союзных конвоев, и, таким образом, подтвердили нашу гипотезу.

И.Д.Папанин так охарактеризовал деятельность гидрографического флота Главсевморпути: «Я преклоняюсь перед беззаветным мужеством моряков и инженеров гидрографических судов во время войны. Может со стороны показаться – далеко они были от фронта. Совсем нет. На плохо вооруженных моторно-парусных шхунах изо дня в день несли они свою – тоже солдатскую – службу, и, не боясь врага, работали часто под обстрелами. Опасность голод и холод были их постоянными спутниками, так же как стойкость, находчивость и великое терпение.»[1, c.45]

Мы надеемся, что наше исследование поможет сохранить память о подвиге экипажей гидрографических судов.

Мы считаем, что наша работа может быть использована на уроках истории, краеведения, классных часах, посвященных Великой Отечественной Войне. Она может быть интересна для всех, кому небезразлична история нашего отечества, кому дорога память об участниках войны.

Литература

1). Ирвинг Д. «Конвой PQ – 17», «Эксмо», Москва, 2008г., 301с.

2). Дремлюг В.В. «Сквозь льды и огонь», «Географ», Санкт-Петербург, 2007 г., 60 с.

3). Дремлюг В.В. «Военные годы в Арктике», «Географ», Санкт-Петербург, 2010 г., 57 с.

4). Папанин И.Д. «Лед и пламень», « Политиздат», Москва, 1978 г.,173с.

5). Щедролосев В.В. «Три сестры Беломорской флотилии», «Леко», Санкт- Петербург, 2006 г., 126 с.

6). Копытов Ю.П. «Неизвестная страница истории войны в Арктике: новые материалы о гибели гидрографического судна «Норд». Cборник «Война в Арктике.(1939-1945гг.) под ред. М.Н. Супруна, Архангельск, 2001г. 366с.

7). Щедролосев В.В. «Морская войне в Арктике 1941-1945г.г.». Cборник «Война в Арктике.(1939-1945гг.) под ред. М.Н. Супруна, Архангельск, 2001г. 366с.

8) . Артамонов П.И., письмо от 18 января 2010г.

9). Артамонов П.И., письмо от 30 января 2010г.

10). Дремлюг В.В., интервью от 10 сентября 2010г.

11). Джордж Робинсон, письмо от 17 февраля 2010г.

12). Джордж Робинсон, письмо от 27 июня 2010г.

13). Яковлев Е.Е., интервью от 16 сентября 2010г.

Приложение I

Карта района действия гидрографического судна «Мурманец» в навигацию 1942 г.

Приложение II

Карта района действий гидрографических судов в годы войны

Просмотров работы: 130