Письмо прадедушке

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Письмо прадедушке

Назарова А.В. 1
1МБОУ "Средняя общеобразовательная школа №1" г.о.Протвино Московской области
Таранушенко Н.А. 1
1МБОУ "Средняя общеобразовательная школа №1" г.о.Протвино, Московской области
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Здравствуй, дорогой прадедушка Паша!

Пишет тебе твоя правнучка Александра. А ведь ты про меня и не знаешь…. Я же родилась через 35 лет после твоей смерти.

Пишу тебе накануне великого праздника. 9 Мая для меня - это праздник жизни! Это великий и светлый праздник! Этот день одновременно и грустный, и радостный для всех нас. Радостный, потому что уже 75 лет над нашей головой мирное небо, а грустный потому, что великой ценой досталась эта Победа.

Все в нашей семье помнят тебя, прадедушка, знают, что ты тоже внес неоценимый вклад в то, чтобы эта Победа была нашей, гордятся, что они потомки Мельникова Павла Алексеевича.

Не видела я тебя, мало знаю о тебе, а жаль. Хотелось бы с тобой поговорить, рассказать тебе, как мы живем, но нет у меня такой возможности, ведь ты умер в далеком 1972 году. Вот и решила я тебе написать письмо…

Ах, как хотелось бы, чтобы ты дожил до моего рождения. Хотелось, чтобы ты рассказал, как сражался, как воевал, не боясь умереть ради мира на земле.

Я часто расспрашиваю о тебе дедушку Юру, но он тоже уже старенький, стал многое забывать. От него я узнала, что воевал ты в сухопутных войсках сержантом. Значит, на тебе была ответственность за жизнь других людей. Твои рассказы о войне были скупые, но очень яркие. Окопы, которые приходилось копать в полный рост, если хочешь остаться в живых при артобстреле. Холод, пробирающий до костей, когда ты в этом окопчике пытаешься скоротать ночь в своей отсыревшей шинели. Постоянное напряжение, поскольку через сто метров от тебя – окопы врага и в любой момент, если зазеваешься, можешь стать пленным (этого ты, я знаю, боялся больше всего). Но особенно запомнился рассказ о том, какой радостью была редкая возможность попариться в баньке, как ликовало измученное военными тяготами тело, как на глазах молодели лица бойцов, начинали сыпаться шутки-прибаутки, а после баньки и сплясать-спеть под гармонь доводилось. А еще дедушка помнит твой рассказ о том, как тебя, раненого, вытаскивала с поля боя санинструктор, совсем юная девушка, хрупкая, маленькая, но отважно делавшая свое милосердное дело под пулями врага. Тебя она тогда спасла, а когда ты вернулся из госпиталя, узнал, что погибла она. Всю жизнь ты про нее помнил и был ей благодарен.

Деда, горжусь я тобой очень.…Слышишь? Очень горжусь… Ты был ранен и контужен, но ничто не смогло сломить тебя и твоих товарищей, ведь каждый из вас понимал, что за его спиной - земля родная, дети, жены, матери. И ты говорил, что отступать было горько и стыдно, хотя отступали с боями, щедро поливая кровью родные поля. Но лица старух, стоявших у околицы деревни и молча глядевших на уходящих бойцов, снились тебе по ночам: столько в них было немого отчаяния. И сны эти перестали тебя мучать лишь тогда, когда вы пошли в наступление, село за селом освобождая… Да, дорогой ценой достались тебе ордена и медали: для тебя они, наверное, были выплавлены из горя, крови, боли, отчаяния, мужества. Потрясающий сплав!

Бабушка говорила, что хорошим ты был человеком. Любил ты свою работу, золотые руки были у тебя.. Все умел, за всё брался, не было для тебя невыполнимого дела, все было по силам. О тебе вся округа знала, величала печником от Бога. А знаешь, деда, в поселке Дыбки до сих пор стоит та печь, которую ты клал очень давно. В том доме, где ты жил, живет дедушкин друг, и мы там бываем. Ты не представляешь, как приятно пройтись по дому, в котором когда-то давно жил твой родной прадедушка. Половицы поскрипывают, словно на что-то жалуются, а может, что-то вспоминают? Может, кажется им: это ты по-хозяйски бродишь по дому, что-то обдумываешь, мастеришь… Да мало ли что могут вспомнить старые половицы… А когда я прикладываю руки к боку натопленной печки и закрываю глаза, мне кажется: я чувствую твое тепло…

Вот, дедуля, рассказываю, рассказываю я тебе, только жаль, что ты ничего не ответишь…

Хранит семья и память о дне твоего ухода. Был конь у тебя по кличке Серко, служивший тебе верой и правдой, любил ты его. Поехал ты сено косить, а смерть тебя и подкараулила одного в поле за любимой твоей работой. Упал ты. А конь твой не бросил тебя, стоял и ждал, когда же ты встанешь, может, ты просто устал и уснул. Да, уснул, но только навсегда…

Знай, дедуля, мы тебя не забыли и не забудем. Мы приедем к тебе на кладбище, привезем тебе полевых цветов, которые ты так любил, и тихонечко с тобой о чем-нибудь пошепчемся…

Ну вот, дедушка, и поговорили мы с тобой таким образом. Легче мне стало даже от такой беседы, когда ты молчал… Может быть, это кто-то посчитает странным, но мне казалось, когда я писала тебе это письмо, что ты сидел рядом со мной и тихонечко подсказывал нужные слова. И даже иной раз возникало ощущение, что кто-то легонечко касается ладонью моих волос. И слезы не раз наворачивались на глаза, слезы от ощущения твоей близости, чувства родства с человеком, которого никогда не видел, но помнишь и любишь…

Спасибо тебе за все!

Твоя правнучка Александра.

Просмотров работы: 25