Мелодия в словах

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Мелодия в словах

Назарикова А.А. 1
1МАОУ СОШ №12 им. В.П.Чкалова
Крючкова Н.П. 1
1МАОУ СОШ №12 им. В.П.Чкалова
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Поговорим о словах, о тех, которые мы произносим каждый день. Ведь в них есть чувства, мысли, есть музыка, в них есть мы.

Слова обозначаются буквами на письме, имеют ударение и звучание голоса, могут быть предложениями и частями предложения. Слова различаются по употреблению, происхождению, имеют лексическое и грамматическое значение. Но в повседневной жизни слова воспринимаются на более глубоком уровне: мы признаемся в любви, поддерживаем в трудные минуты, бросаем рассерженные фразы, чувствуем и делимся своими эмоциями с собеседником. Это должно наталкивать на мысль о бережном отношении к тому, что мы говорим.

В древнерусской литературе существовал отдельный жанр, слово, отличавшийся своим красноречием. Например, «Слово о полку Игореве», «Слово о погибели русской земли». Кроме того, особое распространение получили былины – сказания о подвигах великих русских богатырей. Былина представляет собой эпическую песню, состоящую из запева, зачина и концовки. Первая часть обычно не была связана с сюжетом, а создавалась для привлечения внимания, вторая – содержала основное событие, в последней части говорилось о пире в честь победы над врагом.

Стоит отметить, что у былин не было одного автора, сказания создавались русским народом и передавались из уст в уста. Рассказчик не заучивал текст, а складывал основные сюжетные линии, украшая их, но не искажая факты.

В первой части былины об «Илье Муромце и Соловье Разбойнике» мы видим характерные повторы, которые усиливают песенную интонацию:

У того ли города Чернигова

Нагнано-то силушки черным-черно,

Ай черным-черно, как черна ворона.

Большинство количество одинаковых звуков создаёт особое впечатление: исполнитель подчёркивает численный перевес врага. Кроме того, словосочетание «ай черным-черна» имеет сходное строение с конструкцией «ай-люли», характерной как для колыбельных, так и бытовых и лирических народных песен. Тоже наслаждение звуков мы видим в зачине:

А то свищет Соловей да по-соловьему,

Он кричит, злодей-разбойник, по-звериному.

Словно слышим свист Соловья Разбойника, видим, как клонятся к земле деревья и трава. Словом, былины отличались особым напевным звучанием, вбирали в себя звуки окружающей действительности, то есть, содержали природную музыку.

Народные песни всегда сопровождали быт человека, отражали его мировоззрение. Были связаны с особыми событиями в жизни семьи: свадьба, похороны, рождения детей. Песни служили утешением и радостью, трогали душу сильнее, чем подробные рассказы о событиях, могли быть лирическими, шуточными или серьёзными, весёлыми или грустными.

Прекрасным образцом народной поэзии являются колыбельные песни. В них, как и былинах, встречаются многочисленные повторы звуков и слов:

«Бай, бай, бай, моё дитятко,

Уж я дитятко люблю, да нову зыбочку куплю,

Уж я рабенка спотешу – нову зыбочку повешу,

Нову зыбочку повешу – дитя спать повалю.»

Мать общается с ребёнком при помощи слов – образов и мелодии. Их последовательность и чередование похожи на видения, возникающие во сне. Мотив песни прост, он соответствует ритму качающейся колыбели. Чем-то напоминает биение сердца, стремящееся успокоить ребёнка.

Интересны и жатвенные песни, которые пели по дороге на Ниву во время сборки урожая. С их помощью люди благодарили землю за плодородие.

«А и густо-густо на берёзе листъев!

Ой ли, ой люли, на березе листъев.

Гуще нету того во ржи, пашеницы,

Ой ли, ой люли, во ржи, пашеницы.»

Ритмический рисунок строится при помощи повторов слов из предыдущей строки в сочетании с напевом «ой ли, ой люли». Как мы видим, песня, а с ней и музыкальность слова была неотъемлемой частью быта простого человека.

Многие стихи великих поэтов стали романсами: «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» Александра Сергеевича Пушкина, «Мне нравится, что вы больны не мной…» Марины Ивановны Цветаевой, «Отговорила роща золотая» Сергея Александровича Есенина. Стихотворение «Я вас любил: любовь ещё, быть может…» пережило четыре музыкальных адаптаций: Ф. М. Толстого, А. А. Алябьего, А. С. Даргомыжского, Б. С. Шереметьего.

Стихотворение можно разделить на две смысловые части. В первой содержится грустное повествование об угасающей любви. Поэт повторяет: «Я вас любил». Его любовь и нежна, и страстна одновременно: «То робостью, то ревностью томим;/ Я вас любил так искренно, так нежно». В то же время мы слышим мужскую гордость: «Но пусть она вас больше не тревожит;/ Я не хочу печалить вас ничем».

Вторая часть представляет собой пожелания. Высказанное чувство приносит облегчение, страсти угасают, и поэт смиряется с происходящим: «Как дай вам бог любимой быть другим».

Мы видим, что ритмический рисунок похож на волну, которая достигает своего пика в середине стихотворения и затихает в самом конце. Вот она, музыкальность…

Тесную связь музыки и поэзии можно проследить на примере фортепьянного цикла П. И. Чайковского «Времена года». Это своеобразный музыкальный дневник композитора, запечатлевший дорогие его сердцу эпизоды жизни, встречи и картины природы. Двенадцати пьесам соответствует такое же число зарисовок из русской жизни. При издании они получили эпиграфы из стихов русских поэтов.

Пьеса «У камелька» отличается мечтательным настроением. Первый раздел похож на интонации человеческого голоса. Напоминает коротенькие и задумчивые фразы, произносимые медленно, словно осмысляя прошлое. Средняя часть более оживлённая, не теряющая короткого мотива с переливами, напоминающими звучание арфы. Третий раздел содержит мотивы первых двух частей. В нём музыка как бы истаивает, и картинка исчезает…

Этой пьесе очень точно подходит отрывок из стихотворения А. С. Пушкина «Мечтатель», выбранного издателем журнала «Нувеллист» М. И. Бернардом:

«И мирной неги уголок

Ночь сумраком одела.

В камине гаснет огонёк,

И свечка нагорела».

Задумчивое настроение, краткость фразы – всё это также характеризует поэтический текст, как и музыку. Вот так слово становится музыкой…

Интересно, что пьеса, посвящённая марту, была названа автором «Песня жаворонка» и получила эпиграф из стихотворения А. Н. Майкова:

«Поле зыблется цветами,

В небе льются света волны.

Вешних жаворонков пенья

Голубые бездны волн».

Март – первый месяц весны, время прилёта жаворонков. Нежно и звонко разливаются их песни над полями. Мы слышим это пение и в музыке. Но инструмент не просто подражает пению птицы. Щебетание и трели – только её часть, только напоминание о звонком пении. Сама же песня, светлая и мелодичная, ощущается в музыке особой холодноватой звонкостью.

В данном случае музыка, не имея слов, обращается в песню, что характерно для всего цикла композитора. А поэтические эпиграфы становятся продолжением музыка. Поэзия – музыка, а музыка, мелодия – поэзия.

Русский язык хранит в себе мудрость многих поколений, богатство образов, своё неповторимое звучание и напевность. Всё это можно проследить на примере народных песен, произведений великих поэтов. И я верю, что каждый из нас может творить свою музыку, звучащую в сердце, бережно относясь к родному языку и культурному наследию. Пусть для каждого откроется музыкальность слова, слово покорит нас своей напевностью, пусть слово станет музыкой.

Просмотров работы: 13