«Беловолосый консул», или Путешествие длиною в жизнь» ( Деятельность российского дипломата белорусского происхождения Иосифа Гошкевича)

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

«Беловолосый консул», или Путешествие длиною в жизнь» ( Деятельность российского дипломата белорусского происхождения Иосифа Гошкевича)

Гук О.Б. 1Ермакова В.А. 1
1ГУО "Средняя школа №97 г. Минска" (Беларусь)
Богданович Н.А. 1Данилевич Т.С. 1
1Государственное учреждение образования "Средняя школа № 97 г. Минска"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Профессия дипломата является одной из древнейших. Не смотря на то, что дипломатия в качестве относительно самостоятельного направления государственной деятельности напрямую связана с рождением национальных государств и развитием общения между ними, надобность в людях, выполнявших специальные поручения по налаживанию отношений, решению вопросов войны и мира, соблюдению ритуала при приёме заморских гостей и т. п., существовала с незапамятных времен. Эта профессия всегда была уникальной и престижной, многих привлекала своими широкими возможностями, загадочностью и высоким статусом.

Определяя черты и особенности, которыми должен обладать человек данной профессии, французский дипломат XVIII века Кальер писал: «Эти качества суть: внимательный и приятный ум, не позволяющий себе отвлекаться удовольствиями и фривольными забавами; здравый смысл, отчётливо воспринимающий вещи такими, как они есть, идущий к цели самыми короткими и естественными путями, не вдаваясь в тонкости и ненужные ухищрения, которые обычно отталкивают тех, с кем ведешь переговоры; проницательность, позволяющая угадывать, что происходит в сердцах людей; ум, скорый на выдумки, способный сгладить встречающиеся затруднения и примирить интересы, составляющие предмет переговоров; присутствие духа, необходимое, чтобы ответить, кстати, на непредвиденные вопросы и осторожными репликами избежать рискованного шага; ровный характер, спокойная и терпеливая натура, всегдашняя готовность выслушать внимательно того, с кем имеешь дело; всегда открытый подход к человеку, мягкость, учтивость, приятность общения, непринуждённая и располагающая манера, которая очень помогает снискать расположение тех, с кем имеешь дело, тогда как холодный и важный вид, грубая и мрачная манера обычно отталкивают и внушают отвращение. Особенно необходимо, чтобы дипломат достаточно хорошо владел собой и умел противостоять неудержимой потребности заговорить раньше, чем он основательно продумал то, что собирается сказать; чтобы он не торопился ответить тотчас же, не подумав, на сделанные ему предложения…» (6, с.104).

Обладал такими качествами характера и один из выдающихся дипломатов России XIX века, уроженец Беларуси, Иосиф Гошкевич.
Цель исследовательской работы: изучение многосторонней деятельности российского дипломата белорусского происхождения Иосифа Гошкевича.

Для реализации цели были поставлены следующие задачи:

Определить основные направления деятельности И.Гошкевича.

Выявить, в чём проявились новые подходы в его работе.

Показать важное значение деятельности И.Гошкевича на должности посла в Японии.

Глава 1. Биография

Есть жизни - как приключенческие книги. Что ни глава - то невероятные повороты в сюжете, неожиданные действующие лица, авантюрные приключения.

Иосифу Антоновичу Гошкевичу судьба подарила именно такую жизнь. А еще он был наделён множеством талантов, которые использовал на благо людей.

Родился Иосиф (Осип) Гошкевич (Приложение 1) 16 марта 1814 года в семье небогатого священника Михайловской церкви села Стреличева Речицкого уезда Антония Ивановича Гошкевича и Гликерии Яковлевны Гошкевич. С детства Осип был молчаливым ребенком, любил уединение, мало показывался на людях и много времени проводил среди голубей на сельской колокольне. Первоначальное образование он получил в приходской школе, тогда располагавшейся в Слуцке, где учителем был его отец.

До 12 лет Осип рос в деревне, а потом отец, вслед за старшим братом Иваном, определил его в Минскую духовную семинарию. В семинарии Осип, помимо духовных книг, увлёкся чтением светской литературы. Он с жадностью и без всякой системы читал всё, что попадалось ему под руку. В его комнате на подоконнике можно было встретить лежащие стопкой сочинения Державина, «Бедную Лизу» Карамзина, «Вертоград» Симеона Полоцкого и «Кавказского пленника» Пушкина. Отцу сначала это увлечение сына не нравилось, но со временем он примирился.

Замечателен тот факт, что священник Антоний Гошкевич был дружен с известным ученым, протоиереем Иоанном Григоровичем. Отец Иоанн, бывая в доме Гошкевичей, часто беседовал с юным Осипом, наставлял его, давал читать отрывки из своих сочинений. По свидетельству самого Иосифа, именно он пробудил в нем желание к духовной деятельности.

После окончания семинарии Иосиф Гошкевич в 1835 г. поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. И здесь у молодого богослова среди прочих достоинств обнаруживается способность к языкам. В общей сложности он владел тринадцатью наречиями.В одном из документов о его образовании, в частности, отмечено, что «в присутствии всех чиновников академии и знатнейших особ знания Гошкевича греческого языка были оценены как очень хорошие; немецкого, английского и французского языков – очень хорошие; сочинения на русском и латинском языках как очень хорошие, еврейского языка – с выдающимися успехами» (7).

Иосиф проявил себя как активный помощник протоиерея Г.П. Павского по литографированному изданию первого перевода ветхозаветных книг с древнееврейского языка на литературный русский. О петербургской академической инициативе богословов становится известно в Святейшем Синоде. Затею признали “преступным мероприятием”. О случившемся докладывают самому императору. В академии идут обыски, после которых изымаются экземпляры переведенных книг.

Но под суд Иосиф Гошкевич, к счастью, не попал: непосредственным переводом занимался другой человек из окружения Павловского.
В 1839 г. Иосиф Гошкевич закончил духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение «Историческое обозрение Таинства покаяния». По окончании академии он поступил в Российскую духовную миссию, отправлявшуюся в Китай, и в декабре того же года покинул Россию.

Глава 2. Первое приключение: миссия - Пекин

По решению Святейшего Синода от 29 августа 1839 года Иосиф был зачислен в Российскую духовную миссию в Китае, входил в состав 12-й миссии в Пекине. Десять лет (1839-1848) прослужил Гошкевич в Пекине.

Иосиф Антонович сразу же включился в исследовательскую работу. Он изучает природу Китая, Филиппин, Кореи. Становится первым человеком из России - обладателем уникальной коллекции флоры и фауны Индокитая, Японии. Американские зоологи оценили ее в огромную сумму. Но, к полному их удивлению, Гошкевич отказывается от предложенных денег и бесплатно передает собрание Российскому зоологическому музею.

Поразительно, но белорусского богослова на Востоке интересовала даже сельскохозяйственная тематика. “Мне хочется, чтобы плодородные растения прижились и на моей родине”, - так он объясняет появление своих исследований “Императорское душистое просо юй-дао-ми”, “Об разведении шаньян” (1).

Находясь в Китае, Иосиф Антонович изучал китайский язык, историю страны, литературу, искусство, философию, памятники архитектуры. Помимо своих основных дел, он занимался астрономическими и метеорологическими наблюдениями, отчёты о которых пересылал в Главную физическую обсерваторию, находившуюся в Пулково под Петербургом, собрал большую коллекцию насекомых. Одарённый лингвистическими способностями, он изучил в Пекине несколько восточных языков—китайский, маньчжурский, корейский, монгольский.

После возвращения в 1850 г. в Петербург Иосиф Антонович опубликовал в «Трудах членов Российской духовной миссии в Пекине» статьи о шелководстве, приготовлении туши, белил, румян, о китайских счётах. Как редкого по тем временам знатока восточных языков, его пригласили на службу в Министерство иностранных дел, чиновником особых поручений в Азиатский департамент и через два года отправляют  переводчиком и советником в экспедицию к берегам Японии на фрегат «Паллада» (Приложение 2).

Глава 3. Приключение второе: Япония

В Центре поддержки общественности японского города Хакодате 27 сентября 2014 года открылась выставка об уроженце Беларуси Иосифе Гошкевиче - первом консуле Российской империи в Японии.

Япония многие века жила в условиях жесточайшей самоизоляции - любой иностранный корабль, причаливший к берегу, немедленно уничтожался вместе с командой. Общение с иностранцем каралось смертью. Открыть дверь России в Японию было поручено экспедиции вице-адмирала Е.В. Путятина (Приложение 3), к которому Гошкевич был прикомандирован драгоманом, т.е. переводчиком и советником. После сложнейших переговоров, в которых Гошкевич сыграл не последнюю скрипку, “железный” адмирал писал о нем: “Не могу нахвалиться его способностями, многосторонней образованностью и строгой точностью исполнения всех поручаемых ему дел” (8).

Главной целью экспедиции в Японию было заключение договоров о дружбе и торговле, а также решение вопроса границ России и Японии. В те времена Япония была трудным собеседником в дипломатических вопросах. Её правители ограждали государство от внешних контактов, боясь колонизации. Хотя мыслящие японцы понимали, что сохранить свою независимость они смогут лишь в том случае, если овладеют достижениями Запада. В августе 1852 г. корабли экспедиции бросили якорь на рейде Нагасаки. Три долгих года шли переговоры. И, наконец, 25 января 1855г. был подписан первый русско-японский договор.

Это было начало официальных межгосударственных отношений.  
В 1855 году Япония открыла свои порты для русских. И первым официальным представителем России в Японии, первым консулом становится Иосиф Антонович Гошкевич, наш земляк, получивший в Стране восходящего солнца свое новое имя - “беловолосый консул”.

Плавание на “Палладе” и “Диане” было полно самых невероятных приключений, острых переживаний, трагедий. Экспедиция прошла через штормы, грозящее серьезными поломками, столкновение судна со спящим китом, а на подходе к Японии попала в цунами такой невероятной силы, что, описывая позже пережитый ужас от разбушевавшейся стихии, Иосиф Антонович сравнивает морскую бурю с кошмаром Помпеи. Второе судно экспедиции - бриг “Диана” - не выдержало “сражения” и затонуло, правда, большую часть команды удалось спасти. Обратный путь для Гошкевича тоже не прошел без происшествий. За время ведения переговоров Иосиф Антонович знакомится со священником Татибана Каосаей из города Хэда и с его помощью совершенствуется в японском языке. А так как в Японии продолжал действовать закон, карающий за общение с иностранцами, к тому же монах, наслушавшись рассказов Гошкевича о России, захотел увидеть мир, он решает бежать из страны вместе с русскими моряками. Отважного Каосаю прячут в бочке, грузят на борт немецкого брига “Грета”, зафрахтованного русскими для возвращения на родину. Возле Сахалина “Грета” встречает английское судно, которое захватывает в плен русских. (Великобритания вела тогда Крымскую войну с Россией.) Гошкевича и Каосаю интернируют в Гонконг, а затем в Портсмут. 9 месяцев продолжался плен. Но Гошкевич и здесь не теряет времени - усилиями русского и японца рождается 450-страничный труд, первый в истории японско-русский словарь. Во время пребывания в Петербурге Гошкевич предпринял издание японско-русского словаря, содержавшего 10 тысяч лексических единиц. Он был напечатан в 1857 г. под названием «Японско-русский словарь, составленный И.А. Гошкевичем при пособии японца Тацибана-но Коосай» (Приложение 4). Словарь удостоился Демидовской премии от Императорской академии наук с вручением золотой медали. Для середины ХIХ века словарь был подлинным достижением; он способствовал изучению японского языка не только в России, но и в странах Европы.

Миновав сибирскую тайгу, проделав затем часть морского пути на клиппере “Джигит”, первая русская миссия во главе с Гошкевичем прибыла в порт Хакодате на острове Хоккайдо. Русских уважали за бескорыстие, за стремление понять местные обычаи и культуру. Город Хакодатэ, насчитывавший в ту пору всего 6 тысяч человек населения, заметно оживился под влиянием благотворных контактов. От той поры остались и сохраняются памятники архитектуры: белокаменная церковь Христа Спасителя (Приложение 5) и двухэтажное здание консульства (Приложение 6). В те годы русские открыли в Хакодате школу и больницу, издали первую русскую азбуку для детей (Приложение 7), обучали японцев морскому делу и медицине, и неудивительно, что самым распространенным из иностранных языков на Хоккайдо тогда стал русский язык. Гошкевич подарил японцам маячный фонарь и барометр, обучил портного Кидзу Кокити фотографии и передал ему свой костюм, чтобы тот научился шить европейскую одежду. Консул увлекался «светописью», бывшей тогда еще в диковинку, и охотно показывал желающим свой фотоаппарат. Портной вскоре открыл в Хакодате фотоателье и мастерскую по пошиву европейского платья. «…Мы устраиваем модель ветряной мельницы,—сообщал в Россию Гошкевич,—до сих пор еще не известной в Японии» (9). Позже он напишет о японцах: «Японский народ, недавно почти насильно втолкнутый в семью цивилизованного европейского мира, давно имел право на это место по внутреннему родству; не потому ли и проявляет он ту удивляющую всех энергию, то стремление к цивилизации» (10).

Министр иностранных дел России А.Горчаков, оценивая работу консула писал следующее: “Хакодате единственный порт, в котором не совершилось ни одного из тех ужасных злодеяний, которыми ознаменовалась жизнь в европейских факториях других городов. В Хакодате европейцы могли безопасно осуществлять далекие поездки за город, тогда как во всех других портах они практически не выходят из дому без японского конвоя” (1).

И все почему? Гошкевич вел мудрую политику. Он никогда не позволял вмешиваться во внутренние дела страны, хотя его постоянно то американцы, то французы, то голландцы пытались втянуть в противостояние. А вот избежать военного конфликта, назревавшего на острове Цусима, помогла Россия. И главную роль в этом сыграл “беловолосый консул”, обладавший огромным тактом, знавший тонкости политики и национальной психологии.

Глава 4. Приключение последнее: родная земля

Последние дни восьмилетнего пребывания в Японии были для Гошкевича очень тяжелыми. И не только потому, что мучила тоска по родине. В японской земле он оставил своего верного друга - супругу Екатерину Семеновну.Пришла беда, говорят, - открывай ворота: в пожаре исчезает консульский дом, а вместе с ним и богатейшая библиотека дипломата-ученого. Библиотека И.А. Гошкевича хранится в Институте востоковедения РАН (Петербургский филиал). Она была куплена у И.И. Гошкевича, сына консула, в 1910 у. В ней насчитывается 1346 японских ксилографов и старопечатных книг, 47 листов географических карт. Собранные письменные памятники свидетельствуют о разносторонних интересах ученого-дипломата, они касаются вопросов географии, этнографии, истории, языка; причем не только японцев, но и народов таких сопредельных стран, как Китай, Корея. Материалы, которые И.А. Гошкевич привез в Петербург, явились первым крупным собранием японской литературы, поступившей в Азиатский музей (предшественник Института востоковедения). Поступила она еще до того, как в Академии наук началось регулярное изучение японской культуры.

Вернулся Иосиф Гошкевич в Санкт-Петербург в мае 1856, где получил медаль темной бронзы на Андреевской ленте «В память войны 1853-1856 годов», а 16 октября 1857 был награжден орденом св. Анны 2-й степени с короною и одновременно 500 руб. серебром. Дипломат был удостоен награды «Знак отличия беспорочной службы за XV лет».

По указу министра иностранных дел России А.Горчакова “беловолосого консула” назначают на высокую дипломатическую должность - драгоманом V класса при Азиатском департаменте МИДа. Его главенство среди коллег было признано не только официально. Еще два года он служит, а потом все-таки покидает работу. Иосиф Антонович, объездив полмира и изучив досконально Азию, буквально рвется на родину - покупает дом в местечке Мали (в нынешнем Островецком районе), перебирается в Богом забытое селение и продолжает заниматься своей любимой восточной филологией. Здесь в тиши завершает работу над трудом “Про корни японского языка”, - книгу, которую и сегодня востоковеды считают настольной (Приложение 8). Правда, увидеть свой труд в типографском исполнении Гошкевич не успел. Книга вышла в свет уже после его смерти. Умер первый российский консул 5 октября 1875 и был похоронен на приходском кладбище в Островце.

Заключение

Жизнь и труды Гошкевича, изученные уже в новом тысячелетии, доказали огромное значение сделанного одним человеком для сближения стран и народов. Потомки не забывают своего знаменитого земляка. На могиле первого русского консула в Японии установлен красивый памятник. В Островце каждые два года проходят научные чтения, на которые приезжают гости из Японии (Приложение 9). В Минске в 1968 г. вышел роман В.Гузанова «Одиссей с Белой Руси» о жизни И. Гошкевича. Его именем названа улица в Минске.

Помнят имя первого консула и в Японии. В его честь назван залив в Японском море, а в городе Хокадатэ около православного храма Христа Спасителя установлен бюст-памятник первому российскому консулу, уроженцу Беларуси Иосифу Гошкевичу. Именем Гошкевича названы неизвестные ранее виды насекомых (в том числе два вида бабочек), скорее всего, собранные его супругой в Китае, Пекине (бражник Гашкевича) и Японии (Neope goschkevitschii), а также залив в Северной Корее (в корейской традиции - залив Чосанман).

Но, пожалуй, лучше о роли Гошкевича и не скажешь, чем сделал это один из первых японцев, приехавший в Россию по его приглашению: “Где недостает простых сил, там прибегают к искусству, когда не могут осуществить чего-то в ближайшее время, то не упускают это из вида в будущей дали - вот в чем заключается превосходство Запада, вот что должны усвоить мы, иностранцы. Россия - соседнее и дружественное нам государство, можно ли не чувствовать ее влияние? Но Япония, хотя с сотворения мира и прошла более десяти тысяч лет, в первый раз посылает сюда своих учеников. При таких милостях что может сделать один человек с нашим телом, легким, как лист, - остается только во стыде о своей неспособности выразить это на бумаге” (1). А вот Иосифу Гошкевичу удалось личными усилиями проложить дорогу, соединяющую народы.

Литература

«Советская Белоруссия», № 14 (21680), Пятница 24 января 2003 года. 
(Адрес статьи в интернете: http://www.sb.by/article.php?articleID=24902)

Гончаров И. А. Фрегат "Паллада". Очерки путешествия в двух томах. - Л. 1986.

Грицкевич В. П. Беловолосый консул. - Неман. 1973, №1. 

Иванова Г. Д. Русские в Японии Х1Х - начала ХХ в. - М. 1993

Кузнецов А.П. Япония: далекая и близкая. Библиотека и коллекция карт И.А. Гошкевича // Библиотечное дело. 2005. № 4(28). С. 39 — 41.

Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике М., 1947, с. ЮЗ

http://www.istpravda.ru/research/449/

http://www.blagobor.by/article/person/goshkevich

http://рустрана.рф/article.php?nid=345906

http://scheglov.by/гошкевич-иосиф-осип-антонович.php

Приложение 1.

Иосиф Антонович Гошкевич

Приложение 2.

Первый корабль у берегов Хакодатэ

Приложение 3.

Евфимий Васильевич Путянин

Приложение 4.

Русско-японский словарь И.А.Гошкевича

Приложение 5.

Первая воскресенская церковь, построенная в Хакодатэ

при И.А.Гошкевиче

Приложение 6.

Здание посольства в Хакодатэ, построенное И.А.Гошкевичем

Приложение 7.

Русская азбука для обучения детей в Хакодатэ

Приложение 8.

Список печатных трудов И. А. Гошкевича


1. Способ приготовления туши, белил и румян у китайцев. - Труды членов

Российской духовной миссии в Пекине. Т. 1. СПб., 1852. 
2. Китайские счеты и производство на них четырех арифметических

действий. - Труды членов Российской духовной миссии в Пекине. Т. 2. СПб., 1853. 
3. О разведении шань яо (картофель). - Труды членов Российской

духовной миссии в Пекине. Т. 3. СПб., 1857. 
4. Японско-русский словарь, составленный И. Гошкевичем при пособии

японца Тацибана-но Коосай. СПб., 1857. 
5. О шелководстве. - Труды членов Российской духовной миссии в

Пекине. Т. 3. СПб., 1857. 
6. Императорское или благовонное пшено (скороспелое). - Труды членов

Российской духовной миссии в Пекине. Т. 3. СПб., 1857. 
7. О корнях японского языка. Вильно, 1899. 
8. Хонкон. Из записок русского путешественника. - Труды членов

Российской духовной миссии в Пекине. Т. 3. СПб., 1857. 
9. Извлечение из письма русского консула в Японии от 1 февраля 1959 г. –

Северная пчела. 13.10.1859. 
10. Извлечение из письма русского консула в Японии. - Морской сборник.

1859, №10. 
11. Из письма русского консула в Японии. - Северная пчела. 1861,

58. 44 

Приложение 9.

Памятник И.А.Гошкевичу в Островце

25

Просмотров работы: 81