Дневники, в которых нет места для лжи (дневниковые записи детей в период Великой Отечественной войны)

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Дневники, в которых нет места для лжи (дневниковые записи детей в период Великой Отечественной войны)

Зозульчак П.О. 1
1Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение средняя общеобразовательная школа № 65 г. Сочи имени Героя Советского Союза Турчинского Адама Петровича.
Цыцилина М.И. 1
1Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение средняя общеобразовательная школа № 65 г. Сочи имени Героя Советского Союза Турчинского Адама Петровича.
Автор работы награжден дипломом победителя I степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Дневник-это ежедневные записи, как правило, датированные, содержащие в себе мысли личного характера. Современные дети ведут дневник с описанием того, что происходит вокруг и внутри себя, делятся впечатлениями о прочитанной книге или просмотренном фильме. Личные дневниковые записи всегда были востребованной формой подачи исторического материала. Но есть и такие дневники, которые очень больно и страшно читать. Группой таких дневников оказалась книга - «Детская книга войны -Дневники 1941-1945 гг.». В этом сборнике собраны и опубликованы записи 35 детей в годы Великой Отечественной Войны.

Т ема моей работы: Дневники, в которых нет места для лжи. Говоря об актуальности моего исследования, следует отметить, что Указом президента Российской Федерации №327 от 8 июля 2019 года 2020 объявлен годом Памяти и славы «В целях сохранения исторической памяти и в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» [1], так же стоит отметить , что 15 января 2020 года Владимир Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию:
«Мы обязаны защитить правду о Победе, иначе что скажем нашим детям, если ложь, как зараза, будет расползаться по всему миру? Наглому вранью, попыткам переиначить историю мы должны противопоставить факты. В России будет создан крупнейший и самый полный комплекс архивных документов, кино- и фотоматериалов по Второй мировой войне, доступных и для наших граждан, и для всего мира. Такая работа – наш долг как страны-победительницы и ответственность перед будущими поколениями. » [1]. Почти в каждой семье есть свой герой, участник тех страшных событий, и наша задача сохранить и передать, истории прошлого для будущих поколений. Основной целью моей работы является: изучение и анализ известных и поиск неизданных детских дневников военного времени, в пробуждении интереса у молодого поколения к событиям войны. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: изучить основные определения понятия дневник, проанализировать мотивы ведения дневников подростками, выявить различия и сходства в дневниковых записях детей военного времени, найти новые неизданные дневники 1941-1945года, укрепить понимание важности дневниковых записей военных лет для воспитания в сверстниках чувств патриотизма, гражданственности, уважение к историческому прошлому России , веры в ее идеалы, сделать выводы по данной теме исследования.

Глава 1. Основные понятия определения дневника и мотивы его ведения подростками.

О сновные понятия определения дневника.

Все люди по-разному воспринимают слово «дневник» и вкладывают в него разный смысл. Школьнику это напомнит документ регистрации оценок с замечанием учителя и плохой оценкой, который не стоит показывать родителям или с пятеркой, которой стоит похвастаться. Путешественнику, который вел дневник, вспомнятся страны, события и удивительные места, где он побывал. Юная девушка вспомнит блокнот, который таится в дальнем ящике стола подальше от посторонних глаз.

Давайте обратимся к науке и выясним, как трактуется дневник. С.И. Ожегов характеризует дневник, как «Записи о каждодневных делах, текущих событиях, ведущиеся изо дня в день» [2].

В толковом словаре Д.Н. Ушакова понятие дневник - это «Записки личного характера, ведущиеся изо дня в день. Ежедневные записи научных наблюдений, производимых во время экспедиций и исследований. Название разного рода периодических изданий. Дневник общества врачей. Дневник писателя. Книга, в которую записываются служебные операции, производимые в течение дня; журнал. Ученическая тетрадь для записи задаваемых уроков и для отметок об успехах.»[3].

Я считаю, что жанр дневника является одним из наиболее оригинальных и интересных с точки зрения формы повествования и языка. Ведь именно личный дневник является для его автора таким молчаливым собеседником, которому можно рассказать все самое сокровенное, то, что можно доверить лишь бумаге.

1 .2 Мотивы ведения дневника подростками.

Каждый человек нуждается в собственном пространствe, а подростки особенно. Для некоторых детей период взросления оказывается трудным и как раз ежедневные записи в личные блокнотики помогают его преодолеть. Записи могут содержать различную информацию, как и мотивы, которые ее навеяли.

Основными мотивами могут являться период самопознания и самосовершенствования, выражение негативных эмоций, переживание волнительных событий, непонимание со стороны окружающих, одиночество, самоанализ своих мыслей и чувств.

При ведении записей авторам нет необходимости быть корректным, вежливым, скрывать истинные эмоции или о чем-то умалчивать. Именно личные записи представляют ценность, подкупая своей честностью, откровенностью и искренностью.

2.Дневниковые записи детей военного времени.

2.1. Дневники детей военного времени.

Личные записи обычных людей времен Великой Отечественной Войны являются очень ценной информацией о событиях прошлого. Если архивные дневники и письма выдающихся деятелей, писателей, учёных и даже простых солдат широко известны, то внимание к дневникам детей и подростков — явление последнего времени. Главную позицию среди детских дневников по праву принадлежит дневниковому наследию военных лет. Важнейшим опубликованным в 2015 году источником, раскрывающим детское восприятие событий военных лет, является «Детская книга войны -Дневники 1941-1945 гг.» Журналисты «АиФ» искали дневники в архивах, музеях, просили откликнуться выживших авторов через газету и собрали по всей стране 35 рукописей — от всем известных до публикуемых впервые. В книге - 481 страница, горьких и пронзительных, отчаянных и радостных местами рассказов. Эта книга была выпущена маленьким тиражом - всего десять тысяч экземпляров, она была переведена и отправлена в штаб-квартиры ООН, ЮНИСЕФ и ЮНЕСКО, Центр Симона Визенталя, библиотеку Конгресса США, Бундестаг, другие международные организации, а остальные были направлены в главные региональные библиотеки и в крупнейшие детские библиотеки страны.

Я очень хотел прочитать эту книгу - «Детская книга войны -Дневники 1941-1945 гг.», но раньше не получалось, а сейчас ее очень трудно достать, в свободной продаже ее нет (цена на аукционах доходит до десяти тысяч рублей), а в Краснодарском крае находится всего несколько экземпляров. И мне ничего не оставалось, как распечатать ее.

В этой книге 5 глав, самая большая принадлежит маленьким жителям блокадного Ленинграда, так же есть дневники детей из гетто и концлагерей, детей, угнанных в Германию, детей тыла и детей оккупации, 5 глав боли, страха и отчаяния.

И если часть имен из этих дневников мне была знакома с детства, как, например, Юры Рябинкина или Тани Савичевой, то большую часть имeн я увидел впервые...и это не удивляет: действительно, некоторые архивные записи были расшифрованы, согласованы с родственниками, если такие были, и, согласно соблюдению всех авторских прав, были представлены впервые.

2.2 Различия сходства и мотивы военных дневников.

В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что дневники разные по форме и объему, по стилю ведения записей и по мотиву(Приложение 1). Если рассматривать записи с точки зрения объема, то стоит отметить что, есть самый большой дневник-дневник Галины Зимницкой, который содержит 215 записей в период с 1941 года по 1944 год, а есть самый короткий- 9 записей 11-летней Тани Савичевой, которые уместились на одной страничке книги. В них не было ни страха, ни жалоб, ни отчаяния, лишь лаконичная и скупая констатация жутких фактов:

«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.00 утра 1941 года».
«Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.».
«Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.».
«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи. 1942 год».
«Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».
«Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра. 1942 г.».
«Савичевы умерли».

«Умерли все».

«Осталась одна Таня». [4.с 21]

Второе что привлекло мое внимание - это то, что большинство записей, с которых начинается дневник, датируется 22 июня 1941 года или в числах близких к этой дате, которая разделила их жизни на до и после.

Дальнейшее исследование показало, что стиль записей и тематика во многом отличается и зависит от личностных характеристик авторов дневников, от возраста детей и от места нахождения (блокадный Ленинград, концлагерь, фронт, оккупация, тыл).

Тыловые дневники в большинствe затрагивают материальные моменты, такие как нехватка еды, отсутствие одежды, и описание тяжелых будней за линией огня: «Разве я думал 3-4 года назад, что буду есть в день 500 г. хлеба. Делаю так: возьму грамм 300 хлеба, мякиш в шарики с солью и в так называемый «суп» - воду и капусту, а корки с «чаем» - кипятком.

Это не жизнь.»[4, с.436].,«Глянул под ноги, увидел свои заплатанные брюки (тоже «повседневные»), зло плюнул» [4, с.441], «И что всего вероятнее, нуждишка нас нынче опять прижмет, т. к. дров ни полена, сена мало» [4, с.440], «У меня нет пальто или шубы, нет пимов (ни у кого из нашей семьи их нет), хожу в сапогах, обморозил палец.» [4, с.440]

В записях фронтовых дневников

чаще всего описываются жестокие бои и ужасающие факты издевательства над советскими гражданами: «Ужасная бомбежка, бомбы падали и впереди, и сбоку, и сзади, наш маленький пароходик качало так, что каждую секунду мы могли перевернуться» [4, с.357], ежедневные исполнения фронтовых обязательств, переезды, описание чужой местности.

В дневниках детей из блокадного Ленинграда встречается очень много описаний страшных смертей: «Много умирает. Здесь, в доме уже померло несколько человек, а покойницкие все забиты умершими от истощения и они долго лежали в комнатах. На кладбище навалены горы трупов и гробов не хватает.»[4, с.172].

Из дневников, написанных в гeтто, мы узнаем о том страхе и насилии, которое испытывали жертвы нацистских преследований: «Тревожные дни. Опять оханье, плач. Опять разделяют семьи, отделяют мужчин от женщин. Прямо страшно, что здесь творится. Мы живем недалеко от кутузки, откуда раздаются ду­шераздирающие крики младенцев.»[4, с.254], а также о молодых людях, пытавшихся сопротивляться обстоятельствам: «Необыкновенный день! Руль моей жизни, крепившийся вправо, теперь совершенно выровнялся. Впереди толь­ко прямая дорога. Смело смотрю направо и налево. Нет никаких пере­крестков, мой путь ведет прямо и прямо, вперед, все вперед. Дороги назад, нет. Первая ступень, самая тяжелая ступень, преодолена. Сейчас я буду подниматься все выше и выше, ступень за ступенью па высоту моего народа, па пик победы. Клятва произнесена. Устами вещало само сердце. В комнате царила торжественная тишина. Сейчас я уже истин­ная дочь моего народа. Буду бороться до последней капли крови ради спасения моих братьев. Хватит мучений!» [4, с.264].

Еще меня поразила одна исключительная деталь, что большинство детей в страшных условиях продолжали учиться, читать художественную литературу и развиваться, возможно, это им и помогало в таких нечеловеческих условиях: «Прочитал рассказы Л. Толстого «Поликушка» - чудо! О, книги! Что бы я делал без вас в эти тяжелые дни? Безо всякой задней мысли скажу, что книги поддерживают меня, и крепко поддерживают. Откуда бы я брал бодрость и жизнерадостность.» [4, с.437], «Прочел «Анну Каренину». Достал туши маленько и пишу. Надо будет последний раз. Оставить на чертежи.» [4, с.436], «Написали контрольную по алгебре. Мне «отлично». [4, с.432]. «Прочитал «Труженики моря». Мировая. Виктора Гюго. «Восемь рассказов» Матильды Юфит, тоже хорошая. Сейчас читаю Эмиля Золя «Чрево Парижа» [4, с.431]

О чем могли писать дети того времени, которые стали свидетелями страшных событий?

В этой книге они вeли записи: кто-то из тыла или из Германии, будучи угнанными туда в качестве рабочей силы, кто-то из оккупированного немцами Крыма, из блокадного Ленинграда, дети, чьё детство оборвалось в один миг. Очень разные дети-кому-то хотелось совершить подвиг на благо Родины, а кому-то — просто досыта поесть хлеба, кто-то живет среди немцев, а кто-то — работает в тылу и помогает взрослым как может, но все имеют сходства : разочарование в немецкой культуре, ненависть к врагу, тяжёлые переживания из-за потери родных людей и друзей, душевное состояния разных авторов этих дневников – вера в победу Красной Армии. В них описаны события, происходящие в военной Москве, в Каунасском гeтто, в блокадном Ленинграде, в осаждённом Сталинграде, в оккупированных Симферополе и Ялте, в западно-украинском городке Кременец, в концлагерях под Ригой и в Германии, в тылу на маленькой железнодорожной станции в Сибири и во Владивостокском пароходстве, где мальчишки заменяли своих ушедших на фронт отцов и братьев. Всем авторов днeвников было от 7 до 16 лет.

Начиная по-взрослому осознавать всё, что было пережито, дети боялись забыть все ужасы того времени, происходящие у них на глазах: «Ну и времена настали, не повторятся больше такие. Надо всё записывать, не то ещё, пожалуй, вспомнишь когда-нибудь — не поверишь». [4, с.347]

Сказать, что книгу было тяжело читать это ничего не сказать. После прочтения этой книги меняются взгляды на жизнь, на ценности, на все, что происходит вокруг.

Эти дневники - не художественная литература: в них нет политики, военной тактики, амбиций, героических сражений, просто жизнь и война глазами детей.

В своих дневниках дети описывают все, что их волновало и радовало, первая любовь, голод, книги, смерти. Это очень страшно! Большинство из выживших, скрывали их до своей смерти, даже их дети не знали о существовании дневников и о том, что пережили их родные.

У них очень разная жизнь, разные взгляды на происходящее вокруг... но есть и общее - это дети войны. Дети, не по своей воле оказавшиеся в безжалостное время Великой Отечественной, дети, которым пришлось быстро распрощаться с детскими иллюзиями и - не жить порой, а - выживать. Война - страшное и тяжелейшее испытание для всего народа, но самыми беззащитными и ранимыми оказались они - авторы военных дневников. Дети, чье детство ушло безвозвратно, оставив на хрупких плечах боль, страдания, потерю родных, голод, холод и отчаяния. Но они смогли подарить миру дневники, в которых нет ни капли лжи.

Я считаю, что эта книга на века, на много поколений! Спасибо за это огромное издателям и всем людям, принимавшим участие, такие издания надо передавать из рук в руки, от поколения к поколению, и такая книга должна быть в каждой школе.

3. Неизданные дневники.

Дальнейшее исследование проводилось с помощью поиска и сбора архивных неизданных дневников, не вошедших в книгу «Детская книга войны -Дневники 1941-1945 гг.»

В итоге была найдена и изучена информация Центра изучения эго-документов “Прожито” АНООВО “Европейский университет в Санкт-Петербурге”. Этот центр работает с письменными источниками, текстами, свидетельствующими о прошлом от первого лица, некоммерческий проект, развивающийся силами волонтеров. Основной задачей центра является разработка архивных коллекций документов, собирания и публикации документов из семейных собраний, построенной на наиболее распространенных и востребованных форматах и регламентах обработки данных. Сайт представляет собой электронную библиотеку датированных личных записей, которая позволяет пользователям работать не только с конкретными дневниками, но и со всей совокупностью текстов эпохи: получать выборки по датам, полу, возрасту, месту ведения дневника и прочее. На основании изученных мной архивов была найдена запись о девочке, которая вела дневник в военные годы.

Дневник Анны Кашириной (Приложение 2) 15-летней девочки, был найден в 1942 году по дороге к Кировскому заводу на развалинах. В дневнике содержится 9 записей за период с января по февраль 1942года. Место событий – блокадный Ленинград.

Сколько горя выпало на долю этого ребенка, я узнал, прочитав дневник.

В своем дневнике она описывает ужасы голодной жизни «Говорят, что скоро должны прибавить хлеба, но никто не верит. Мы — голодны и никогда не думаем быть сытыми, поэтому нам не верится, что на Ленинград обращены все взоры, что его жителей хотят спасти, что в город доставляют много продуктов. Нет, мы никогда не будем сыты, нам этого голода не пережить»; «Наш город ежедневно подвергался бомбежке и обстрелу из орудий. Ночью бомбили, а днем обстреливали. Все ждали 7го ноября, думая, что прибавят хлеба, но ничего этого не случилось, а с 10го ноября норму на хлеб ещё сбавили» [5]. На пожелтевших страницах тетради можно подробно рассмотреть, как менялись нормы выдачи хлеба в осажденном Ленинграде «Хлеба стали давать меньше: рабочим 600 г, а служащим, иждивенцам и детям по 300 г. хлеба стало хватать только на пропитание. Эта норма была примерно с неделю, а быть может и меньше. Ее ещё сбавили. Стали давать рабочим 400 г, а остальным по 200 г. с 10го ноября норму на хлеб ещё сбавили. Стали давать рабочим 300 г, а остальным по 150 г [5].Далее были найдены сведения о том что родители - Каширина А.В и Каширин В.В погибли в феврале 1942 года.

Этой девочке, так же как и oстальным, пришлось увидеть суровое лицo войны, заглянуть в ее холодные безжалостные глаза и испытать все тяготы военного времени. Это 9 записей, в которых нет места романтики: грязь, слезы, смерть, голод и холод.

Я считаю что, ее дневник заслуживает такого же внимания и уважения, как и рукописи остальных детей!

Вывод

Я считаю, что Великая Отечественная война – стала одним из самых страшных и коварных испытаний для детей. Суровость и кровопролитие тех времен оставили неизгладимый след в умах мальчиков и девочек и имели серьезные последствия для жизни нескольких поколений…В нашем современном обществе мало таких отважных людей, как дети, которые воевали. Наше поколение очень избаловано. И хочется сказать Большое спасибо тем юным героям и героиням, которые защищали Родину наравне со взрослыми. Их надо помнить, их нельзя забывать. Весь ужас, который был описан в дневниках, был реален. Для нашего поколения Великая Отечественная Война – это история из далекого прошлого. Но эта история будоражит все внутри и заставляет задуматься о происходящем в современном мире.

Изучив дневники известные и неизданные, могу отметить, что дети переносят войну иначе, чем взрослые. И записывают эту войну и всё, что с нею связано, все её ужасы и потрясения они по-другому: их отличает предельная честность, искренность и откровенность высказывания. Наверное, потому, что дети наивны и честны, в первую очередь перед самими собой. Изучив факты жизни, я убедился, что большинство детей работали на заводах, фабриках, воевали в партизанских отрядах, участвовали в боевых действиях, работали на колхозных полях и в госпиталях. В те суровые годы жизни дети не оставались в стороне, а принимали активное участие в достижении победы.

В результате анализа мотивов ведения дневников хочу отметить, что у авторов очень разная жизнь, разные взгляды на происходящее вокруг, разный возраст, разные города, но есть и общее - это боль и страдания, которые они пережили. В своих дневниках дети описывают все, что их волновало и радовало, первая любовь, голод, книги, смерти родных и близких.

Сейчас мы порой легкомысленно относимся к жизни, не думаем о завтрашнем дне. Но если мы хоть на минуту представим себе войну, то наше отношение к современной жизни изменится, и мы начнём больше ценить мир, возможность жить беззаботно среди любящих нас людей.

В процессе написания работы я понял, что на счет войны не должно быть разных мнений, оно должно быть одно и пускай на него не сможет повлиять ни время, ни политические предпочтения, ни приоритеты господства стран, ни амбиции лидеров, и чтобы никто не смел забыть, даже если нас со временем и меняющимися взглядами постараются убедить, что этого не было! Нам нужно задуматься о тех войнах, которые мы видим сейчас. Задуматься о том, что мы не должны допустить еще одной войны! Я хочу, чтобы каждый помнил, какой ценой досталась эта не легкая Победа и тот мир над головой, который сейчас у нас есть!

Я убеждён, что любые конфликты следует решать мирным путём, не принося в жертву войне человеческие, а тем более детские судьбы.

И когда у меня спросят, сколько длилась Великая Отечественная Война, я отвечу –1 005 285 ни в чем не повинных детских душ!

Список литературы:

1.http://kremlin.ru/acts/news/60954

2.https://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/49230

3.https://slovar.cc/rus/ushakov/394770.html

4.Детская книга войны: дневники 1941-1945.М.:АИФ,Доброе сердце.2015

5. КаширинаА.В. Дневник [Электронный ресурс] // Электронный корпус "Прожито". Режим доступа: http://prozhito.org/person/1825, свободный

Приложение 1

Таб.1Различия, сходства и мотивы военных дневников.

Группы дневниковых

записей

Различия

Сходства

Мотивы

Блокадные дневники

-встречается очень много описаний болезней и страшных голодных смертей близких,

-описание карточной системы питания,

-описание непосильного детского труда.

-начало ведения записей 22 июня,

-тяга к прочтению литературы и учебе,

-голод,

-смерть близких ,

-описание непосильного каждодневного труда,

-предельная честность искренность и откровенность высказываний.

-страх,

-способ самопознания,

-одиночество,

-потрясение,

-желание понять происходящее,

-отчаяние,

-эмоциональная разрядка,

-отсутствие друзей-ровесников,

-излияние личных чувств.

Тыловые дневники

-описание материальных трудностей(нехватка денег, отсутствие отопления, продуктов,

-описание патриотического настроения детей,

Фронтовые дневники

-чаще всего описываются жестокие бои и ужасающие факты издевательства над советскими гражданами, ежедневные исполнения фронтовых обязательств, переезды, описание чужой местности.

Дневники из концлагерей и оккупации.

-описание страшных насилий, безжалостных экспериментов…..

Приложение 2

Дневник Кашириной Анны Васильевны(отрывок).

В текстах сохранены - стиль, орфография и пунктуация авторов. КаширинаА.В. Дневник [Электронный ресурс] // Электронный корпус "Прожито". Режим доступа: http://prozhito.org/person/1825, свободный.

22 мая 1926 - февраль 1942
Рукопись была найдена в 1942 году Петром Петровичем Рыжаго (1902 г.р.), в развалинах дома по дороге от Столярного переулка, дом 10 на Кировский завод.

Предисловие.

Война началась 22/VI-41 года. Я узнала об этом у крестны. Никто не верил, что Германия —наш союзник и друг, совершила варварское нападение на нашу страну. Но к этому начали постепенно привыкать. С 18/VII-41 г. ввели карточную систему. Хлеба давали рабочим 800 грамм в день, а иждивенцам, служащим и детям по 400 грамм. Хлеб и у нас и у всех оставался и мы начали сушить сухари. Мы насушили два маленьких мешочка, включая в это число баранки и сухари, которые мы покупали в готовом виде. Другие продукты тоже были по карточкам, но их давали вдоволь. На пропитание продуктов вполне хватало. Но такое блаженство продолжалось недолго. Немцы наступали и все ближе подходили к Ленинграду. Примерно вначале августа началась эвакуация детей до 14ти-летнего возраста из Ленинграда. Мы записали Мишу, но отправить его мама не решилась, так как думали, что будет плохо. Но мы просчитались. Нормы на продукты сбавляли. Хлеба стали давать меньше: рабочим 600 г, а служащим, иждивенцам и детям по 300 г. хлеба стало хватать только на пропитание. Эта норма была примерно с неделю, а быть может и меньше. Ее ещё сбавили. Стали давать рабочим 400 г, а остальным по 200 г. мы стали уже хлеб не на тарелке ставить на стол, а делить всем поровну. Мама работала на Кировском заводе, а я с братом получала по 200 г, как иждивенцы. Папа — на казарменном положении, домой он приходил редко. Карточки на хлеб и на крупу он брал с собой. Мама все до последней капли делит с нами. Хлеба не хватает. В фуражных магазинах стали разбирать жмых или дуранду. Папа доставал несколько раз этой дуранды и привозил ее нам, а иногда Миша ездил за ней к нему в завод. Мы стали печь дурандовые лепешки, подбавляя в них муку и есть их с супом. Хорошо, что мы посадили картошку. Ей мы питались все лето, а выкупленные крупы (большей частью чечевицу, так как других круп почти не было) откладывали. Еще нам помогла капуста, которую мама натаскала с огородов. Мы насолили небольшую бочку белой капусты и побольше «серой» или иначе листья капусты, которые были уже под морозом. Так мы и жили. Уже второе блюдо было

Продолжение приложения 2

редко, так как картошки уже было мало и мы тушили и жарили серую капусту. Иногда мама приносила из завода чечевичную кашу. Но этого мало. Наш город ежедневно подвергался бомбежке и обстрелу из орудий. Ночью бомбили, а днем обстреливали. Все ждали 7го ноября, думая, что прибавят хлеба, но ничего этого не случилось, а с 10го ноября норму на хлеб ещё сбавили. Стали давать рабочим 300 г, а остальным по 150 г. нам на троих приходилось 450 г. в день и 600 г крупы на декаду. (Мама с 23 октября не работает, так как её уволили по сокращению штата). Хлеб был плохой, потому что его пекли не из одной муки, а подбавляли примеси, которые состояли из бумаги и ваты (о составе примесей говорили все в городе). Мы уже не жарили картошку, а только варили суп или щи, мы и сами не знаем как назвать. Клали и крупы, и капусты, и картошки, только бы было погуще. С 13 октября хлеба еще сбавили: рабочим до 250 грамм, а остальным по 125 грамм. На троих 375 грамм в сутки! Это что-то ужасное, но нам помогала капуста и лепешки. Теперь уже не говорили о вкусном питании, а все хотели побольше хлеба. Сухари у многих кончились, хотя было насушено много. Три раза в сутки уже никто не ел, а лишь два раза и те с горем пополам. И завтрак (в 11час), и ужин (в 6 час) состояли из одного блюда: жидкого супа. Люди начали пухнуть, проклинать свою судьбу. Все ждали одного конца, какой бы он ни был. Папа у нас давно ходил пухлый, но чем мы могли ему помочь? Ничем. Мы сами ходили голодные. Многие падали на дороге, идя на работу или с работы. Другие, садясь отдохнуть, больше уже не поднимались. Третьи, идя в уборную, в комнату не возвращались. Четвертые помирали от голода. Пятые кончали жизнь тем, что вешались, потому что у них вытащили карточки. Шестые… впрочем, достаточно. Люди падали, как мухи. Но вот стали итти слухи, что хлеба прибавят. Никто не верит. Можно было слышать такой разговор:

— Говорят, что хлеба прибавят.

— Кто тебе сказал, бабы? Как бы эти 125 грамм не отняли. (Все говорили 125 грамм, так как большинство было иждивенцев.)

Говорили, что прибавят с 10го декабря. Но ни 10го, ни 15го хлеба не прибавили. Стали говорить, что прибавят с 20го декабря. Но и 20ое число не дало ничего хорошего. Разговоры прекратились. Стали ждать нового года. Продуктов в магазинах не было. Очереди начинали с 3х часов ночи.

Окончание приложения 2

Просмотров работы: 299