Образ боярыни Морозовой в истории и живописи

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Образ боярыни Морозовой в истории и живописи

Олешкевич В.М. 1
1МОУ "СОШ №42"
Кривошеев Н.С. 1
1МОУ "СОШ №42"
Автор работы награжден дипломом победителя II степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

 

Образ боярыни Морозовой является одной из широко известных русских личностей, оставивших след в истории своего государства. Эта женщина стала воплощением бесстрашия и упрямства, это настоящий борец за свои принципы и идеалы. Отношение к боярыне Морозовой неоднозначное, для кого-то она обычный фанатик готовый пойти на смерть, лишь бы не отказываться от собственных убеждений, у других она вызывает уважение своей стойкостью и верностью принятой вере. Как бы там ни было, но это - легендарная личность, а благодаря картине Сурикова помнить об истории Морозовой будет еще не одно поколение.

Актуальность данной исследовательской работы основывается на том, что проблема значимости личности в истории всегда актуальна, но порой интерпретация уступает место историческим фактам. Немаловажным есть и тот факт, что эта женщина является одной из прославленных святых мучениц Русской старообрядческой церкви, которая только недавно получила относительную независимость и некоторые регалии.

Благодаря научным и историческим исследованиям, памятникам живописи и скульптуры, сегодня почти каждый человек наслышан о женщине,  оставившей свой след в летописи русской истории. Что было большой редкостью в допетровский период, когда женщины по "домостроевскому" обычаю сидели по теремам, чем напоминали более насельниц магометанских сералей, нежели жительниц европейских "вольных городов".

Объектом исследования является историческая личность - боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна и произведения живописи, в которых данный образ занимает центральное место.

Предмет исследования — образ боярыни Морозовой в живописи и истории.

Гипотеза данного исследования заключается в том, что на основании сравнения фактов биографии, а также художественных особенностей полотна В.И. Сурикова образ боярыни Морозовой можно считать мифологизированным.

Цель исследовательской работы - провести сравнительный анализ исторических суждений о боярыне Морозовой и художественных образов в произведениях русских живописцев.

В связи с поставленной целью сформулированы следующие задачи:

1. Рассмотреть историю Феодосии Прокопьевны Морозовой;

2. Рассмотреть образ боярыни Морозовой в живописи;

3. Провести анализ сравнения образов боярыни Морозовой в истории и живописи.

Методы исследования: анализ, синтез, сравнение, обобщение.

Теоретическая значимость исследовательской работы: материалы, полученные в результате данного исследования, могут быть задействованы в образовательных и культурных учреждениях в качестве исторической справки.

Практическая значимость исследовательской работы основывается в том, что оно может быть использовано школьниками для повышения образовательного уровня. Использованные в работе методы исследования позволяют овладеть навыками научного поиска. Данная работа имеет практическую значимость, потому что материалы исследования могут быть использованы для подготовки к уроку, для подготовки к экзаменам.

1. Биография боярыни Морозовой и её влияние на исторические события

Будущая боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна родилась 21 мая 1632 года в Москве, ее отцом был Соковкин Прокопий Федорович, служивший окольничим. Он состоял в родственных связях с первой супругой царя Алексея Михайловича. Девочка, родившаяся в семье Соковкина, вошла в круг придворных особ, которые сопровождали царицу повсюду. В возрасте семнадцати лет Феодосия Прокопьевна вышла замуж за Морозова Глеба Ивановича, который был представителем знатного рода и родственником Романовых — российских царей.

Боярыню Морозову окружало не просто богатство, но роскошь. Современники вспоминали, что она выезжала в карете позолоченной, которую везли 6—12 лучших лошадей, а позади бежали человек 300 слуг. В морозовском имении Зюзино был разбит огромный сад, где гуляли павлины. Учитывая все это — удачное замужество Морозовой, роскошную жизнь, личную дружбу с царской семьей, — можно понять протопопа Аввакума, который видел нечто абсолютно исключительное в том, что Феодосия Прокопьевна отреклась от «земной славы». Боярыня в действительности стала ярой противницей церковных реформ. В ней бушевал темперамент общественного деятеля, и она сполна смогла себя реализовать, защищая старую веру.

Дом богатой и влиятельной боярыни превратился в штаб противников нововведений, критиков внесения исправлений в церковные книги, сюда приезжал, подолгу жил, получая приют и защиту, вождь раскольников — протопоп Аввакум. Целыми днями Морозова принимала странников, юродивых, священников, изгнанных из монастырей, создавая своеобразную оппозиционную партию царскому двору. Сама боярыня и ее родная сестра княгиня Евдокия Урусова были слепо преданы Аввакуму и во всем слушали пламенного проповедника.

Уличал протопоп боярыню и в скупости по отношению к их общему делу, но, скорей всего, это была не просто скупость, а рачительность хозяйки. Морозова беззаветно любила своего единственного сына Ивана и хотела передать ему все морозовские богатства в целости и сохранности. Письма боярыни опальному протопопу, помимо рассуждений о вере, наполнены чисто женскими жалобами на своих людей, рассуждениями о подходящей невесте для сына. Словом, Феодосия Прокопьевна, обладая завидной силой характера, имела вполне человеческие слабости, что, конечно, делает ее подвижничество еще более значительным.

Боярыня, будучи близкой подругой супруги государя, имела сильное на нее влияние. Мария Ильинична, конечно, не противилась мужниным реформам церкви, но душой все же сочувствовала обрядам своих родителей и прислушивалась к нашептываниям Феодосии Прокопьевны. Алексею Михайловичу навряд ли это нравилось, но царь, любивший жену, не допускал выпадов против боярыни, хотя последняя становилась все более нетерпимой по отношению к нововведениям и открыто поддерживала царских врагов.

Являясь благочестивой христианкой, она часто развала милостыню нуждающимся. Но она, несмотря на шаткое положение церкви старого обряда, осталась верна своим убеждениям. Хоть боярыня Морозова и не перешла в церковь с новыми реформами, ей часто видели на подобных богослужениях. Это вызывало недовольство в кругу старообрядцев. Она тесно общалась с протопопом Аввакумом, который являлся апологетом старой веры. Не воспринимая реформ Никона, они нашли общий язык и всегда поддерживали связь.

Патриарх Никон, вступивший на свой пост в 1612 году, еще задолго до своего патриаршества сблизился с Алексеем Михайловичем с задумкой ввести изменения в Русской церкви. Сейчас этот период называется в истории Расколом православной церкви, который очень повлиял на ход событий. Выноска из сайта старообрядцев: «Патриарх Никон решил изменить древнее церковное предание и начал вводить в русскую Церковь новые обряды, богослужебные тексты и другие новшества без одобрения собора. Он вступил на московский патриарший престол в 1652 году. Еще до возведения в патриархи он сблизился с царем Алексеем Михайловичем. Вместе они и задумали переделать русскую Церковь на новый лад: ввести в ней такие чины, обряды, книги, чтобы она во всем походила на современную им греческую церковь, которая давно уже перестала быть вполне благочестивой».

Несмотря на то, что реформы Никона канонически были правильными с точки зрения Церкви, он слишком жестоко подошел к вопросу об истреблении старообрядчества и его приверженцев. Эти изменения вызвали отторжение в народных массах, которые свято чтили и хранили древние традиции и обряды предков. Жестоким гонениям и казням подвергались русские люди, совесть которых не могла согласиться с церковными нововведениями. Опасаясь утратить чистоту веры, одни пред­почитали умереть, но не предать отеческое благочестие, другие покидали родные места.

Алексей Михайлович был наслышан об убеждениях своей родственницы, и такое поведение верховной боярыни ему очень не нравилось. Боярыня всяко избегала различных светских и церковных событий, мероприятий. Даже на свадьбе Алексея Михайловича не была, сославшись на болезнь. Царь долго пытался вразумить женщину, устрашая и задобряя её. Подсылал к ней родственников, чтобы они убедили в правильности нововведений. Но это было ни к чему. Она осталась верна взглядам и стояла на своем.

В тот период она тайно приняла монашеский постриг с именем Феодора, о чем знал далеко не каждый. Тем она доказала своим людям, что верна старой вере.

Жена царя долго сдерживала его гнев. Высокое положение и статус в обществе не позволял просто так наказать боярыню Морозову. Вечером 16 ноября 1671 года к Морозовой пришел архимандрит Иоаким с думным дьяком Илларионом. В доме была и сестра боярыни княгиня Урусова. Чтобы показать свое неуважительное отношение к гостям, Феодосия и Евдокия легли в постель и лежа отвечали на вопросы пришедших. После допроса женщин заковали в кандалы, оставив под домашним арестом. Через два дня Морозову перевезли сначала в Чудов, а потом в Псково-Печерский монастырь. Такое непочтительное отношение к священнослужителям и сыграло значительную роль в том, чтобы заключить боярыню и её родственницу в темницу.

Ночью 14 ноября 1671 г. Морозову в цепях препроводили в Чудов монастырь, где ее стали уговаривать причаститься по новому обряду, но старица Феодора отвечала твердо: «Не причащуся!» После пыток они вдвоем с сестрой были отправлены подальше от Москвы в Печерский монастырь. Там содержание узниц было относительно сносным. По крайней мере боярыня могла поддерживать общение со своими друзьями. Ее могли навещать слуги, приносить еду и одежду.

Обдумав обстоятельства казни ненавистной боярыни, Алексей Михайлович решил, что не следует предавать узниц сожжению на костре, потому как «на миру и смерть красна», а велел заморить староверок голодом, бросив их в холодную яму Боровского монастыря. Все имущество боярыни Морозовой конфисковали, братьев ее поначалу сослали, а потом тоже казнили.

Драматизм последних дней Морозовой не поддается описанию. Бедные женщины, доведенные голодом до отчаяния, просили у тюремщиков хотя бы кусочек хлеба, но получали отказ. Первой 11 сентября умерла княгиня Урусова, за ней 1 ноября скончалась от истощения Феодосия Прокопьевна. Перед смертью она нашла в себе силы попросить тюремщика вымыть в реке ее рубаху, чтобы по русскому обычаю умереть в чистой сорочке. Дольше всех, еще целый месяц, мучилась Мария Данилова.

2. Образ боярыни Морозовой в произведениях художников

Жизнеописание боярыни Морозовой волновало многих писателей, художников и композиторов. Но больше всего её жизнь и подвиг отобразился в живописи выдающихся российских и зарубежных художников.

Боярыня Морозова и ее история заинтересовала Сурикова Василия Ивановича (приложение 2). Это произошло по той причине, что он сам произошел из Сибири, а ведь этот край славился огромным количеством старообрядцев. Сибиряки положительно относились к старой вере, потому в этом регионе широкое распространение получили рукописные «жития», принадлежавшие старообрядческим мученикам, пострадавшим от рук представителей новой веры. По некоторым данным, с «Повестью о боярыне Морозовой» Сурикова познакомила его крестная мать. По всей видимости, художник был впечатлен силой воли боярыни, поэтому решил воскресить память о ней, изобразив на огромном холсте эпизод, где Морозову везут в темницу[1].

История написания Суриковым этой картины сама по себе очень уникальна. Все полотно проникнуто острым диалогизмом – между боярыней, закованной в кандалы, и каждым из изображенных на полотне как бы разворачивается скрытный диалог. Но при этом внешне Морозова не связана ни с одним из присутствующих; ее взгляд устремлен поверх их голов, поверх иконы Богородицы; куда-то вверх – будто она ведет диалог не с реальными людьми, окружающими ее, а с самим Богом.

Рука боярыни вскинута вверх в призывном жесте. Смысл жеста раскрывается в двуперстии – одном из формальных «пунктов» расхождений церковных реформ, постановившей осенять себя траехперстным знаменем.

Также на картине изображен юродивый, который занимает особое место в сюжете картины. Смотря на сидящую санях Морозову, он поддерживает ее, показывая в след два перста, символ старой веры.

Она вызвала очень противоречивые отзывы и оценку искусствоведов и критиков во времена передвижной выставки. Громкие споры не умолкают до сих пор — кому – то близко творчество В. Сурикова, другие сходятся на мнении, что ему не удалось передать детали и нюансы картины.

Другие вообще сравнивали произведение художника с пестрым персидским ковром. Академисты рассматривали полотно почти под микроскопом, искали мелкие огрехи — положение рук и прочие недочеты. В результате, чего и стоило ожидать, критики должны были признать, что эта картина — шедевр русской живописной культуры. Ведь до Сурикова еще никто не смог так ярко изобразить людей допетровской эпохи в тончайших деталях. В центре полотна – бледная, измученная душевными муками, изголодавшая от долгого поста женщина, вокруг нее расположились неуклюжие, грубоватые люди в шубах, торлопах, телогреях. Толпа разделилась на две части, одна сочувствует боярыне, другая – насмехается над ее бедой. Сурикову удалось оживить своих персонажей. Зритель, стоящий возле полотна, чувствует себя в этой толпе и как бы переносится во времени на несколько столетий назад.

Суриков проявляет свое умение рифмовать события, показывать одно через другое. Интерес к разработке женского персонажа, заинтересованность проблематикой судьбы русской женщины возникли у Сурикова закономерно. На этом примере явно прослеживаются связи символической системы Сурикова с актуальными проблемами современности. Важной темой в русской общественной мысли шестидесятых-семидесятых годов был «женский вопрос». В основном этот вопрос разрабатывался в литературе и публицистике, но Суриков переложил его на живописный исторический материал. Уже в «Утре стрелецкой казни» и в «Меньшикове в Березове» Суриков создает великие женские образы, но в этих работах он воспроизводит классический сюжет женской жертвенности. В «Боярыне Морозовой» создается абсолютно новый тип женского персонажа – женщина-воин, женщина-борец.

Знаменитый русский художник Перов Василий Григорьевич, творчество которого по сей день считается знаковым и образцовым, также обращался к известному историческому сюжету о последних днях жизни боярыни Морозовой. Он изобразил на холсте процесс пыток, которым подвергалась боярыня во время допросов [приложение 3]. К сожалению, эта гравюра до сих пор остается малоизвестной, уступаю по популярности произведению В. Сурикова.

Здесь боярыня изображена как уставшая, измученная женщина, но которая готова до конца оставаться верной себе и своим принципам. Несмотря на адские муки, мы видим здесь молодую, но истощенную особу, которая стойко переносит мучения.

Опытный художник увидит здесь профессионализм и все тонкости выполненной работы. На картине мы видим не только саму Морозову, но и её мучителей — здесь и простой люд, и высокопоставленные сановники. Кто-то смотрит с ужасом, кто-то — с явным безразличием, третьи - с жалостью.

3. Анализ образа боярыни Морозовой в истории и живописи

Случается так, что знаменитые люди, попав на историческое полотно, теряют свои реальные черты и превращаются в мифологемы, в некие цельные образы, созданные фантазией художника и встающие перед глазами при каждом упоминании о них. 

Вопрос об исторической достоверности полотен Сурикова ставился неоднократно. Если попытаться проследить, насколько достоверно отразил художник историческое событие в целом: обстановку того времени, детали быта, костюмы и т.п., — то можно увидеть немало неточностей и ошибок. Однако при этом исторически выверенных деталей будет несравненно больше, поскольку Суриков любил и знал народный быт, сохранивший к его времени древнерусскую традицию почти без изменений. Но ведь историческое полотно живо не одними историческими деталями, а чем-то большим...

Критики, увидев эту картину, отнеслись к ней достаточно негативно, они осуждали Сурикова за недостоверность изображения. Боярыня Морозова не лежала в санях как здесь, она сидела. Цепями были скованы не руки Морозовой, она сама была прикована к этим цепям. Она действительно крестилась, крестилась двуперстно, и ее цепи очень громко звенели. Но это было не демонстрацией для народа, как происходит на картине Сурикова, она это делала, чтобы напомнить о себе царю Алексею Михайловичу, с которым у нее развивался конфликт.

Другой путь анализа исторической достоверности предложил историк A.M. Панченко. В своей статье, посвященной биографической книге «Повести о боярыне Морозовой», он утверждал, что картина Сурикова создана под непосредственным влиянием этого произведения. Дело в том, что в том же 1887 г., когда была выставлена картина Сурикова, впервые была опубликована документальная биография боярыни Морозовой, «новомученицы» за веру, написанная очевидцем вскоре после ее гибели. По Панченко, Суриков оказался под глубоким эмоциональным воздействием «Повести о боярыне Морозовой», раскрывавшей в живейших подробностях последние годы жизни Феодосьи Прокопьевны, начиная с ее знакомства с протопопом Аввакумом в 1664 г.: ее приверженность старообрядчеству, тайный постриг в монашество под именем Феодоры — и заканчивая арестом в 1671 г., заточением и смертью от голода в земляной тюрьме Боровска в ночь с 1 на 2 ноября 1675 г. Творческая натура художника зажглась от сильной, горящей огнем веры личности опальной боярыни, потрясшей своим терпением, стойкостью всю Россию.
Как показывает академик A.M. Панченко, сам сюжет картины Суриков мог найти в тексте «Повести…», описывающей, как при аресте боярыню заковали в цепи и провезли в санях мимо Чудова монастыря и царского дворца, на переходах которого мог находиться сам Алексей Михайлович, наказавший непокорную «раскольницу». Именно для царя, подозревая, что он видит ее, Феодосья Прокопьевна, обратив свой взор в сторону царских окон, подняла руку в старообрядческом двуперстном крестном знамении — «ясно изобразивши сложение перст, высоце вознося, крестом ся часто ограждаше...». Из «Повести…» же мог почерпнуть художник и сведения о цепях, наложенных на шею Морозовой: «возложили чепь на вью», «железы тяжкими обложена». В рассказе об аресте и провозе боярыни в Новодевичий монастырь говорилось также и о дровнях, которые, как известно, на картине «едут». Показанные на переднем плане калеки и нищие были, по свидетельству жизнеописания Морозовой, постоянными жителями в ее доме, как и беглые монахини-раскольницы, юродивые, странники. Единственную деталь страшной сцены опустил художник. Как заметил A.M. Панченко, «одну деталь он изменил: железное «огорлие», ошейник, надетый на боярыню, цепью прикреплялся к «стулу» — тяжелому обрубку дерева, которого нет на картине». Повесть же особо говорит о страдании боярыни не только от цепей, но и от «стула» — «неудобством стула томима...». Это неудобство, по-видимому, заключалось в том, что цепь была слишком коротка и заставляла Морозову сидеть в неудобном наклоненном положении над деревянным обрубком. A.M. Панченко считал, что «художник, видимо, здесь решил не отступать от обыкновений своего времени», так как «люди XIX в. знали кандалы иного устройства», поэтому он и не изобразил «стул» на дровнях.

 Конфликт власти и народа — вот внутренний стержень церковного раскола, глубоко прочувствованный и ярко отраженный Суриковым в знаменитой картине.
Чувство истории было присуще художнику, истоки этого он видел в своем детстве, проведенном в Сибири, давшей Сурикову и силу, и здоровье, и практический, трезвый взгляд на мир. Именно там он ощутил любовь к народу, к этой самой «толпе», которая живет в его полотнах и позволяет почувствовать дух народа, дух истории.
Картину «Боярыня Морозова» правомерно считают вершиной творчества художника. Однако в 1887 г. она была по-разному воспринята критикой и публикой. Кое-кто увидел в ней защиту старообрядчества, появились статьи в прессе, и художнику пришлось доказывать, что он не разделяет взглядов старообрядцев (точно так же после картины «Утро стрелецкой казни» Сурикову пришлось письменно подтверждать, что он не происходит из среды высланных в Сибирь стрельцов). Столь сильна была историческая правда картины, показывающей трагедию церковного раскола, который привел к гибели тысяч старообрядцев, замученных, казненных, добровольно сгоревших в массовых «гарях» — самосожжениях, охвативших всю страну.

Не будучи историком, для которого исторический факт превыше всего, и будучи художником (по замечанию Сурикова, «суть-то исторической картины — угадывание»), великий мастер сумел передать дух эпохи столь верно и с такой силой, какой ни до него, ни после, по мнению многих специалистов, не достигала русская историческая живопись.

Заключение

Личность боярыни Морозовой довольно противоречивая, спорная и таинственная. До сих пор ведутся ожесточенные дебаты между староверами и верующими по обряду Патриарха Никона по поводу её святости или греховности. Вряд ли этот вопрос когда-либо будет решен.

Но все же стоит отметить, что как человека эта женщина сыграла огромную роль в истории нашей страны. Она оставила глубокий отпечаток в памяти наших предков, а её подвиг навсегда останется одним из самых значимых для старообрядческой Церкви. Боярыня Ф.П. Морозова тесно связала свою судьбу с ревнителями старой веры.

Что касается образа боярыни Морозовой в русской живописи, то и здесь она осталась запечатлена на картинах русских художников и стала одним из ярчайших шедевров русской живописи. Невероятная сила воли и духа изображена в произведениях выдающихся художников с особым трепетом к этой хрупкой женщине. В. Суриков изобразил боярыню, которую везут на розвальнях через толпу на розвальнях, скованную кандалами. Художник изобразил эмоции зрителей очень красочно и мощно.

Проблема значимости личности в истории всегда актуальна, но порой интерпретация уступает место историческим фактам. Как мы увидели, что в искусстве исторические факты могут интерпретироваться, обрастать мифами и легендами, а реальные исторические личности становятся их героями. Образ боярыни Морозовой созданный русскими художниками не стал исключением и получил свою интерпретацию в живописи, а значит наша гипотеза доказана.

Список используемой литературы

1. Бахаревский В. А. Боярыня Морозова [Текст] / В. А. Бахаревский. – М. : Астрель, 2013. - 53 с. – (Серия «Великая судьба России»). – ISBN  978-5-271-44623-8

2. Евстратова Е. Н. 100 шедевров живописи [Текст] / Е. Н. Евстратова. – М. : ОЛМА Медиа Групп, 2012. - 90 с.– ISBN  978-5-373-04555-1

3. Кожурин, К. Я. Боярыня Морозова [Текст] / К. Я. Кожурин. – М. : Красная армия, 2012. - 42 с. – (Серия «Жизнь замечательных людей»). – ISBN 978-5-235-03559-1

4. Савватеевич, Д. Д. Боярыня Морозова [Текст] / Д. Д. Савватеевич, Г. Т. Северцев-Полилов. – М. : Книговек, 2017. - 114 с. – (Серия «Избранницы судьбы»). – ISBN 978-5-4224-1224-2

5. Скилаки, Н. Боярыня Морозова [Текст] / Н.В. Белох, Н.Я. Петраков, В.П. Русаков // Deagostini. Сер. 50 художников. Шедевры русской живописи. – 2010. - № 8. – С. 14-19.

6. Интернет-источник: http://fb.ru/article/134732/boyaryinya-morozova---legendarnaya-lichnost-istoriya-jizni-boyaryini-morozovoy

7. Интернет-источник: http://nearyou.ru/100kartin/100karrt_67.html

Приложение

Приложение 1.

«Боярыня Морозова» (В.И. Суриков, 1887 г.)

Приложение 2.

«Автопортрет» (В.И. Суриков, 1879 г.)

Приложение 3.

Петров Василий Григорьевич

«Казнь боярыни Морозой»

Просмотров работы: 301