Жители Ростовской области - участники обороны Брестской крепости

IX Международный конкурс научно-исследовательских и творческих работ учащихся
Старт в науке

Жители Ростовской области - участники обороны Брестской крепости

Куштель А.С. 1
1МБОУ СОШ№43 г. Шахты Ростовской области
Куштель Г.А. 1
1МБОУ СОШ№43 г. Шахты Ростовской области
Автор работы награжден дипломом победителя III степени
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

В год 75-летия Великой Победы мы продолжаем открывать новые странички истории Великой Отечественной войны. Значительную роль в этом, помимо уже традиционных данных государственных архивов, музейных фондов, многие из которых постепенно рассекречиваются, становятся доступными, играют новые источники – материалы личных фондов и частных коллекций документов военного времени.

Цель данной работы – на различных примерах показать участие жителей Ростовской области в обороне западных рубежей СССР, г. Бреста и Брестской крепости.

Задачами исследования являются:

введение новых документов, информации архива мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» о земляках – защитниках Брестской крепости;

проследить судьбу семьи ростовчан, попавших в тяжелые условия немецкой оккупации;

обобщение и систематизация документов, подготовка материалов, которые могут быть использованы для дальнейшей работы над темой;

освоение методики работы с архивными документами.

Актуальность данной темы определяется не только ее патриотическим содержанием. Сегодня она важна, потому что является иллюстрацией исторической связи братских народов – белорусского и русского, показывает победу простых человеческих отношений перед лицом тяжелых испытаний.

В качестве основных источников для исследования использованы данные из музейного фонда музея обороны Брестской крепости, предоставленные специально для этого исследования заведующей научно-экспозиционным отделом Е.В. Митюковой. Это данные картотеки личного состава гарнизона Брестской крепости по состоянию на июнь 1941 г., воспоминания участников обороны и членов их семей. Также в работе использованы работы русских и белорусских историков. Наиболее полно информация представлена в двух сборниках архивных материалов: «Брест и крепость. Трагический июнь» Р. Алиева и И. Рыжова, а также в последнем издании «Брест. Лето 1941. Документы, материалы и фотографии», подготовленном немецким исследователем Кристианом Ганзером. Оба сборника опубликованы в 2000-х годах и являются ценными с точки зрения представленных материалов – в них также используются источники частных коллекций. В качестве одного из объектов исследования вводится новый источник – домовая книга г. Бреста 1941-1944 гг.

В качестве апробации материала данная работа была представлена в виде доклада на региональной научно-практической конференции для школьников и студентов «Великая Отечественная война в мемориальном пространстве Донского края» в ЮФУ в феврале текущего года, а также частично опубликована в журнале «Союзное государство» (выпуск №4, апрель 2020 г.).

При написании работы использовались принципы историзма и системности. Они позволили в полной мере раскрыть тему исследования в соответствии с поставленными целями и задачами работы.

Также в работе использованы и общенаучные методы:

-хронологическое изучение, обобщение, классификация и анализ архивных документов;

- частично-поисковый метод работы с опубликованными источниками и архивными документами.

Отправной точкой для исследования стала домовая книга из Бреста времен оккупации города фашистами. Эта книга принадлежала семье Савчуков, начата она в 1941 году. Савчуки проживали в доме №18 на улице 9 февраля – именно в этот день в 1919 году в Брест пошли польские солдаты, изгнав советскую власть. В графе «откуда прибыл» у одной из жительниц дома стояла запись «Ростов. обл.». Возникает вопрос - как молодая ростовчанка оказалась за две тысячи километров на западной границе страны накануне войны?

В ходе исследования было установлено, что она была не единственной ниточкой, связавшей Брест с Донским краем. В фондах музея обороны крепости есть данные о 30 участниках обороны - как уроженцев Ростовской области, так и призванных различными военкоматами региона. На мемориальных плитах увековечены имена трех наших земляков. Это Николай Дидечкин, Павел Бессметный и Церен Пасугинов. Николай Дидечкин - житель села Удельно Литвиновского района. Он был призван вместе с братом Гавриилом, на глазах которого и погиб в первый день войны 22 июня1.

Павел Бессмертный до войны работал на обувной фабрике в Ростове-на-Дону, переехав туда из хутора Веселая Победа Азовского района. Первоначально сержант полковой школы 125 стрелкового полка Павел Бессмертный числился в списках погибших, однако несколько лет назад сотрудникам музея удалось узнать, что он попал в плен в первый день войны, а в сентябре отправлен в лагерь для военнопленных в Германию. Что было с ним дальше – неизвестно2.

Наш земляк, калмык по национальности, Церен Пасугинов, уроженец станицы Иловайской, до войны работал учителем в Кутейниковской средней школе. Преподавал физику, математику и географию, любил спорт. Участник советско-финской войны, в крепости служил ефрейтором батареи противотанковых орудий 44 стрелкового полка. Принимал активное участие в обороне, погиб при артобстреле Северных ворот3.

В ходе исследования была продолжена работа с базой данных Министерства обороны, а также со списками личного состава, выложенными в открытом доступе. Так был обнаружен еще один участник обороны крепости – красноармеец Александр Яковлевич Кулешов. Он был взят в плен 25 июня, направлен в лагерь для военнопленных на территорию Польши. Погиб в плену в октябре 1944 года.4 На лагерной карточке есть отметки, что ближайший родственник – жена Антонина – жила в Ростове на улице Почтовой.5

Однако были и те, кто смог пережить страшные годы войны. И среди них самой удивительной была судьба мальчишек из Брестской крепости – воспитанников детского дома «Красный октябрь» г. Константиновска Ростовской области. Петя Котельников, Володя Казьмин, Степа Аксенов, Володя Измалов и Влас Донцов, участники детдомовского духового оркестра в 1939 году, были направлены на попечение красноармейцев 44 стрелкового полка сначала в г. Ружаны Брестской области, а затем в Брестскую крепость6. Володя Казьмин с первого дня войны сражался в Восточном форту под командованием майора Гаврилова. В конце июня 1941 года попал в плен, но сумел бежать. Скрывался по белорусским деревням, однако вскоре был направлен на работу в Германию. Лишь в июле 1945 года смог вернуться домой, окончить Новочеркасский политехнический институт7. Сейчас герой обороны Брестской крепости Владимир Пахомович Казьмин живет в городе Шахты вместе со своей дочерью. А собирательный образ воспитанников музыкального взвода нашел отражение в фильме Александра Котта «Брестская крепость».

Но вернемся к домовой книге. Этот документ представляет собой тетрадь в мягком переплете серого полукартона, формат А3, в ней 20 пронумерованных листов. На обложке надпись на польском «Домовая книга для прописки, г. Брест-над-Бугом». Первоначально немцы оставили польское название города, а затем вернулись к старому, еще времен царской России, названию Брест-Литовск. Текст в книге – инструкция и графы для заполнения – напечатаны на немецком, польском, русском языках. Первые пять записей о жильцах сделаны на польском языке 20 июля 1941 года, последняя – на русском в январе 1944 года.

Клавдия Гукова, 1920 года рождения, русская, православного вероисповедания, была записана как учительница. 1 ноября 1941 года у нее родилась дочь Людмила Григорьевна.

Чтобы установить статус Клавдии, которую через месяц после начала войны зарегистрировали в своем доме брестчане-белорусы Савчуки, необходимо описать обстановку на территории Белоруссии накануне войны.

17 сентября 1939 года западные районы республики (в том числе и г. Брест) были присоединены к СССР. Сразу начался так называемый процесс советизации западных областей. На территорию Брестской и Гродненской областей приезжали «восточники» - специалисты со всей страны. Среди них были инженеры, строители, врачи, работники народного образования.

Впрочем, в системе образования западных областей Белоруссии была своя специфика, которую отмечает российский исследователь Я.В. Карпенкина: в 1939 г. там было всего 7199 школ, из которых 6932 – польскоязычных, 3 русских, 263 еврейских, 1 немецкая.8 На 14 февраля 1940 года ситуация в корне изменилась: из 5041 школы 4048 - белорусских, 538 -польских, 197 обучали детей на идиш, 175- на русском, 113 – на литовском и украинском языках. Языковая ситуация в местных школах накануне войны была настолько сложной, что там не могли работать даже белорусскоязычные «восточники» из Восточной Белоруссии, не говоря уже об учителях из России.

Клавдия Гукова была учительницей, но она едва ли могла попасть в Брест из Ростова по комсомольской путевке. Для этого ей как минимум нужно было знать польский или идиш. Наиболее вероятным представляется, что она приехала в Западный военный округ с мужем-офицером.

В Бресте к июню 1941 года было сосредоточено более 25 тысяч бойцов и офицеров в гарнизоне крепости, в Северном и Южном военных городках.9 В связи с экстренным развертыванием советских воинских частей вдоль западной границы многие офицерские семьи собственным жильем не были обеспечены, проживали в городе на съемных квартирах или в казармах. Вероятно, семья Гуковых квартировала у Савчуков еще до войны.

После 22 июня значительная часть советских войск в Бресте погибла, попала в плен или была заперта в крепости. 13 тысяч смогли отойти в район г. Жабинка, на 10 километров восточнее Бреста, на место экстренного сбора, но тоже были окружены. Григория Гукова нет в списках защитников крепости. 10 Возможно, он погиб, попал в плен, или отступил с частями на восток. Его жена осталась в Бресте.

25 июня немецкая полевая комендатура издала приказ о создании в Бресте городского магистрата. По его приказу 8 июля владельцы квартир и наниматели обязаны были в срочном порядке зарегистрироваться в магистрате. 19 июля объявлением №6 городского магистрата организована перепись населения Бреста. А ведь Савчуки и Клавдия Гукова зарегистрированы в домовой книге 20 июля.

15 августа 1941 года отдел социальной опеки городского магистрата указывал, что талоны на питание выделены: «политическим заключенным, погорельцам, выселенным лицам, а также советкам (так в тексте) с детьми, не имеющим ни мужей, ни домашнего очага».11

Немецкое командование не обращало внимания на постановления магистрата. Оккупанты продолжали заготовки хлеба и фуража для армии, проводили периодически реквизиции продовольствия. С начала 1942 года в Бресте активизировалось антифашистское подполье. «Восточников» в связи с этим начали выселять из квартир, сгонять в бараки. С августа 1942 года большая часть жен советских офицеров были перемещены в особые лагеря или расстреляны.12

5 декабря 1941 года Клавдия Гукова и ее трехмесячная дочь были выписаны из дома Савчуков. К сожалению, не удалось обнаружить их дальнейших следов. Возможно, они, как и многие семьи советских командиров, погибли в фашистских лагерях. Совсем по-иному дело обстоит с ростовчанами – защитниками Брестской крепости. Информация есть в архивах, разрозненных публикациях.

Хочется отметить, что до сих пор тему участия ростовчан в героической обороне крепости не затрагивали. Это тем более обидно, что подобные исследования проведены в Чечне и Ингушетии, в Калмыкии. В 2016 году вышла книга Лайлы Ахметовой «1941. Брестская крепость. Казахстан». Возможно, эта работа станет первым шагом к увековечиванию памяти всех наших земляков – героев обороны Брестской крепости.

Список литературы и источников

Брест. Лето 1941. Документы, материалы, фотографии. Минск, 2016 г

Алиев, И. Рыжов «Брест и крепость. Трагический июнь», М., 2011

Сарычев В.. В поисках утерянного времени. Брест. Оккупация., Брест, 2011 г.

Героическая оборона. Сборник воспоминаний об обороне Брестской крепости в июне-июле 1941., Мн., 1963

Журнал Российская история, 2017 г., №5

Персональная карточка военнопленного/ЦАМО, ф.58, оп. 977520, д.2620, л.177

Письмо Е. Митюковой, исх. 0705\113 от 30.01.2020 г.

Письмо Е. Митюковой, исх 07-05/130 от 31.01.2020 г.

https://краеведдона.рф/detdom/krasnyy-oktyabr

1 Письмо Е. Митюковой, исх. 0705\113 от 30.01.2020 г.

2 Там же

3 Письмо Е. Митюковой исх. исх. 0705\113 от 30.01.2020 г.

4 Персональная карточка военнопленного/ЦАМО, ф.58, оп. 977520, д.2620, л.177

5 Там же, л. 178

6 Константиновский детский дом «Красный Октябрь»URL: https://краеведдона.рф/detdom/krasnyy-oktyabr

7 В. Казьмин. Глазами очевидца// в сб. Героическая оборона. Мн., 1963, ст. 15

8 Советизация евреев: из истории советской образовательной политики в Западной Белоруссии 1939-1941 гг. – Российская история, 2017 г., №5, с.154-166

9 Р. Алиев, И. Рыжов «Брест и крепость. Трагический июнь», М., 2011 с.15

10 Письмо Е. Митюковой, исх 07-05/130 от 31.01.2020 г.

11 Брест. Лето 1941. Документы, материалы, фотографии. Минск, 2016 г.,

12 В. Сарычев. В поисках утерянного времени. Брест. Оккупация., Брест, 2011 г., стр. 42

Просмотров работы: 38